Название книги:

Синий краевед и сасанидское серебро

Автор:
Александр Тыкин
Синий краевед и сасанидское серебро

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

6. Тропой шамана

Ночью мне впервые за много лет приснился страшный сон… по-настоящему страшный. Я находился на болоте. Невозможно было определить ни время года, ни время суток – зябкий туман окутывал деревья, не пропуская свет. Местность вокруг была однообразно-унылая, из марева торчали высохшие низкорослые деревья, мокрые кусты и трухлявые пни. Трава на немногочисленных сухих кочках была бурая, похожая на прошлогоднюю. Куда мне нужно идти, я не представлял даже приблизительно. Так же, как и то, зачем я здесь нахожусь. Потом в голове что-то начало проясняться: «Клад… монеты… Михалыч… кукла». Внимательно оглядевшись, я увидел проход в кустах и уверенно двинулся туда.

Под ногами противно чавкало, но больше не было слышно никаких звуков, обычных для леса: ни пения птиц, ни шума ветра, ни скрипа старых деревьев. Прислушавшись, я услышал ритмичные удары, доносившиеся как раз в том направлении, куда я шёл. Больше всего это было похоже на удары барабана… или шаманского бубна. С каждым шагом мне становилось всё страшнее и страшнее, но ноги сами шли вперёд. Я откуда-то знал, что должен идти, что там меня ждёт что-то важное. Клад или… или смерть? Может быть. Но изменить я ничего не мог.

Среди деревьев забрезжил просвет. Похоже, впереди была та самая поляна, про которую говорил Михалыч. Усилился и звук бубна. Теперь он звучал с каким-то дребезжанием, как будто весь окружающий лес резонировал от звуков бубна. И человеческий голос я стал разбирать, противный такой старческий голос, хриплый, но всё ещё достаточно сильный. Он подпевал в такт ударам что-то вроде «мир-сус-ни-хум» несколько раз, потом вскрикивал «э-хэй!» и опять «мир-сус-ни-хум». От этого сочетания ритмичного стука и скрипучего голоса, произносящего непонятные мантры, у меня просто мороз по коже пробежал. Но я шагнул вперёд, на поляну.

В тумане я постепенно разглядел небольшой рубленый дом, размером чуть больше собачьей конуры, поднятый метра на полтора над землёй на толстый пень. Я вспомнил, что нечто подобное видел в музее Хохловка, такие амбары делали охотники для хранения припасов, чтобы дикие звери не забрались их поднимали над землёй. Натурально – избушка на курьих ножках. Рядом с амбаром стоял здоровенный, метра три в высоту, деревянный столб, одетый в островерхую шапку и обмотанный тканью. Вокруг столба ходил кругами плюгавенький мужичок в берестяной маске, меховой шапке, такой же, как на столбе, распахнутой волчьей шубе мехом наружу и с бубном в руках. Он-то и давал концерт на этой площадке.

Завидев меня, мужик прекратил самодеятельность, ткнул в меня грязным пальцем и быстро заговорил что-то на своём непонятном языке, время от времени то тыкая пальцем в меня, то жестом показывая на деревянного истукана, то протягивая ко мне раскрытую ладонь интернациональным жестом: «Дай!». Только вот непонятно, чего я должен был дать. Денег, что ли? Я развёл руками и печально покачал головой, мол, «моя твоя не понимай». Шаман, похоже, разозлился. Закричал что-то типа «Хуш! Интерно! Хуш!». Я опять – не понимай, а он злится ещё больше и снова – «интерно». Такая пантомима продолжалась, пока я, несмотря на жуткий страх, сковывавший всё тело, не разозлился тоже и не закричал на мужика: «Да пошёл ты в жопу, старый хрыч!». Мужик бросил бубен, упал на колени перед истуканом и что-то забормотал. Раздался протяжный то ли стон, то ли скрип, и бревно в шапке начало медленно поворачиваться. У меня выступил холодный пот, но от ужаса я не смог сдвинуться с места, со страхом ожидая, когда истукан повернётся и я увижу его лицо. Что со мной случится – окаменею, превращусь в пыль, умру от разрыва сердца, было неважно – я должен был увидеть его лицо, лицо древнего лесного бога, который возможно жил, когда по этой земле ещё гуляли мохнатые мамонты, а люди немногим отличались от обезьян. И наконец он повернулся… на месте лица сияло ослепительным светом серебряное сасанидское12 блюдо.

7. Многие знания – многие печали

Я проснулся от своего крика и первый раз пожалел, что бросил курить. Сигарета меня бы успокоила. На часах была половина четвёртого, но заснуть я уже явно бы не смог. Я включил ноутбук, придвинул к себе блокнот и записал странные слова, слышанные во сне: «мир-сус-ни-хум», «хуш», «интерно». Очень интересно, что они значат, если это не бред моего подсознания. И я знаю, кто мне может помочь.

Среди людей, зависающих на сайтах копателей в интернете, есть достаточное число так называемых «архивариусов», которые прежде, чем ехать на коп, изучают великое множество архивных документов, летописей, легенд, сказаний в надежде найти что-то такое, что поможет выйти на «богатое» место. Некоторые и на коп вообще не ездят, променяв поиски в поле поискам в архивах. С одним из таких исследователей, который всерьёз интересовался легендами, обычаями и историей вогулов (они же манси), я был знаком, правда, не лично а виртуально. Переписывались время от времени на форумах или в почте, он всегда охотно делился информацией. Сетевое имя, кстати, у него было «Шаман», потому что увлекался культурой шаманизма и всякими эзотерическими штучками. Даже в лесу как-то жил полгода, с его слов, полностью отказавшись от благ цивилизации. Ну, виртуальный мир штука такая, если тебе что-то говорят – твоё право, хочешь – верь, не хочешь – не верь. Но общаться с ним было интересно, даже если он где-то и привирал. И самое главное – в это время он обычно ещё не спал и был в сети.

Дождавшись, когда загрузится ноутбук, я зашёл на форум кладоискателей и сразу посмотрел вниз страницы, где были отмечены пользователе в онлайне. Шаман присутствовал. Я отправил ему личное сообщение.

Говнотыкин: Привет, можешь мне уделить время?

Шаман: Здаров. Чё хотел?

Говнотыкин: Есть несколько слов, вогульских, наверное. Можешь перевести?

Шаман: Ну я попробую. Хотя не очень в этом деле разбираюсь, да и словарей нет. Пиши.

Говнотыкин: мир-сус-ни-хум, хуш, интерно.

Шаман: Ну первое похоже на имя Мир-сусне-хума, это младший сын Нуми-Торума, их верховного бога…

Шаман: ..в смысле, Нуми-Торум – это папа, самый главный командир, а Мир-сусне-хум – сынок…

Шаман: .. он землю на небесном лосе объезжает…

Шаман:… хуш – что-то типа: дай, отдай…

Шаман: … а интерно… это вообще не вогульское, по-моему. Ты прочитал или услышал эти слова?

Говнотыкин: Услышал

Говнотыкин: во сне

Шаман: Ты с препаратами завязывай:))))) хорошо расслышал? Может, иттерно?

Говнотыкин: может

Шаман: а может… блин, может «иттерма»?

Говнотыкин: может и так

Шаман: Иттерма – это такая… кукла не кукла, фигурка антропоморфная…. Ну, на человека похожая…. Изображает умершего и является вместилищем его души. Одной из душ-птиц, «ис-хор», их всего было пять у мужиков и четыре у женщин. Потом та душа возрождалась в новорожденном каком-нибудь. Или становилась духом-покровителем.

Говнотыкин: а у неё вместо лица монету случайно не вставляли?

Шаман: да, а ты откуда знаешь?

Говнотыкин: у меня такая на столе лежит.

Шаман: МУЖИК, ТЫ ОХРЕНЕЛ! ЕЁ ЖЕ НЕЛЬЗЯ ДАЖЕ В РУКИ БРАТЬ!!!!! ТЕБЕ ЖИТЬ НАДОЕЛО? ЭТО ЖЕ ПРЯМАЯ ДОРОГА НА КЛАДБИЩЕ!!!!!!

Говнотыкин: да ладно, не верю я в эту хрень! Подробнее расскажи про иттермы, плз

Шаман: В общем, иттерма (это слово вроде как не склоняется) делают после смерти человека близкие ему люди, но не прямые родственники. Делали её из щепки, отколотой от «священной» (противоположной входу) стены дома. Вместо лица иногда, у особо важных покойничков, приклеивали монету. Покойник, которому изготовили иттерма с монетой, но потом её оторвали, превращался в злого духа – пауль-йорута. Ещё к фигурке прикладывали пучок волос покойного, части его одежды.

Говнотыкин: да, там и нитки есть, и шерстинки какие-то непонятные…. Волосы покойника… блин, гадость какая!

Шаман: в общем, хранили их 4 года женские и 5 лет мужские.

Говнотыкин: по количеству душ-птиц?

Шаман: Наверное. Но некоторые считают, что фактически 2 и 2,5 годам, т. к. счет был сакральный, год – за два. В течение этого срока душа должна была возродиться в новорожденном. Иногда, когда умер шаман или старейшина, душа вообще не возрождалась и становилась духом-покровителем домашнего очага или какого-то сакрального места в лесу, например.

Говнотыкин: а могла она охранять святилище?

Шаман: если сопоставить всё, что мне известно, с твоим сном, вполне может быть и такое. Но проблема в том, что душа в иттерма может превратиться в пауль-йорута и начать пакостить по многим причинам: например, кто-то потревожил жертвенное место, которое она охраняет. В общем, всё непросто. Ты попал в херовую историю, братишка!

Говнотыкин: давай придумаем, как эту фигню нейтрализовать. Заодно можно прогуляться до святилища, где её нашли. Не хочешь составить компанию?

Шаман: тут понимаешь, такое дело…. Короче, давай этот разговор до завтра отложим.

Говнотыкин: так, на всякий случай, если ты не в курсе, святилище – это хренова гора всяких-разных финиковских13 штучек. Жертвы монетками приносили, металлопластикой, стрелами, а про блюда и кувшины ты и сам знаешь. Можно будет до конца жизни не работать, если повезёт.

 

Шаман: я, вообще-то, к вам, «чёрным» не очень хорошо отношусь. Я, можно сказать, по-вашему «белый» археолог.

Говнотыкин:       ДА ЛАДНО!!!! А чего на нашем сайте сидишь?

Шаман: ну я уже ушёл из науки… по определённым причинам… но принципы остались. На памятниках копать не буду.

Говнотыкин: ну ты можешь преследовать сугубо научные цели – опишешь, изучишь, сфотографируешь)))))

Шаман: и смотреть, как вы могилы грабите? Нет, я так не могу.

Говнотыкин: подумай, всё же. Я номер телефона в личку скину, надумаешь поучаствовать – позвони. Ну и с информацией помоги, чего мне с иттермой делать, напугал ты меня.

Шаман: с этим помогу, не переживай. Ну, до связи.

Говнотыкин: пока.

8. «У Вас есть план?»

Шаман позвонил сам на следующий день – археологи бывшими не бывают, как и сотрудники. Сообщил, что «с гордостью примет участие». Именно так, дословно. Коротко объяснил свою роль в экспедиции: научное руководство, информационная поддержка, видео- и фотосъемка раскопа (который будет сделан по всем правилам археологической науки – это не обсуждается), классификация и систематизация находок, составление каталога. Копать сам он не будет категорически – ибо старый больной человек (опять-таки дословно). Потом делим находки по-честному. То есть, поровну на всех участников авантюры. Если что – он готов помочь с реализацией на чёрном рынке по выгодной цене. Я не был удивлён, из археологов часто уходят в подпольные торговцы антиквариатом. Но это уже не моё дело. Без Шамана мне было не обойтись, я это понимал.

Разумеется, нужно было встретиться лично. Шаман жил в Перми, как я и предполагал. Но для бешеной собаки полтораста вёрст – не крюк, и я на следующий день в 8 утра выехал в столицу края на верном Шевике, а в половине десятого уже сидел в уютной кофейне на Компросе. Кофе был отменный, но настроение у меня было, мягко говоря, не очень радостным. Страшный сон повторился. Шаман с бубном, деревянный истукан, болото… приглядевшись, я обнаружил все признаки святилища: деревянные истуканы (их было несколько, как оказалось), деревья, перевязанные цветными тряпочками, избушка на курьих ножках (амбар для хранения всяких шаманских приблуд). Шаман бил в бубен и орал что-то голосом, похожим на горловое пение…потом начал скакать, поворачиваясь вокруг своей оси, закричал «иттерма!!!!», указал на меня пальцем… и снова: ХУШ! И все деревянные истуканы хором начали бормотать: «Хуш… хуш… хуш…», постепенно приближаясь ко мне… хер знает, как, потому что они были вкопаны в землю. Короче, проснулся я снова в холодном поту и, по моему, что-то кричал.

Мой собеседник подошел незаметно. Протянул мне руку, представился «Шаман» и предложил выйти на улицу, там стояли столики летнего кафе под зонтами и ещё было не очень жарко. От кофе он отказался, заказал зелёный чай с травами.

Присели. Я наконец его разглядел: лет пятидесяти, невысокий, сухощавый. Черты лица неуловимо говорят о финно-угорских корнях, как минимум его дед (или бабка) были из хантов или манси. Уверенная манера поведения свидетельствовала, что этот человек везде будет себя чувствовать уместно: и в лесу, и в дорогом ресторане, и в драке с поножовщиной. Идеальный партнёр для лесных экспедиций, словом. Он тоже меня изучал, пользуясь затянувшейся паузой, но по его мимике нельзя было понять, удовлетворен он или нет.

– Александр, можно буду Сашей называть, – я кивнул, – тут такое дело: это опасно. Смертельно опасно. И я не шучу.

– Я уже понял.

– Опять сон?

– Опять.

– Он тебя не отпустит теперь, и чем скорее мы туда попадём и сделаем ритуал – тем лучше. Так что времени в обрез.

– Я готов, хоть завтра.

– Давай посмотрим карту.

Я достал генштабовку и спутниковые снимки, и начал излагать свой вариант.

– Предлагаю ехать на электричке до Антабаров, информатор мне описал дорогу именно оттуда. Шмурдяк за раз не перенести вдвоём, значит нужен ещё как минимум один компаньон. Он у меня есть.

Я имел в виду, конечно, Лешего. Хоть с ним и не согласовал свои планы.

– Не годится, – Шаман изучал карту.

– Почему?

– Засветимся.

– А мы типа за грибами, – неловко пошутил я.

– Ага, с чемоданами… дядя Фёдор, блин.

Поржали.

– А как тогда? – я был готов ко всему, лишь бы закончилась эта дурацкая история.

– Вот здесь брод через Вильву? На подготовленном внедорожнике проедем?

– Не вопрос! И я даже знаю, у кого такой есть, – явно Леший вписывался в затею.

– Тогда сколько возможно – на машине, дальше – пешком. Вот примерно так, – он черенком чайной ложки прочертил путь через болото к предполагаемому месту святилища.

– Тогда такой вариант: я захожу с электрички по карте, нахожу место, скидываю вам с Лешим координаты, встречаю вас у брода.

– Годится. Только я с тобой пойду, Саня. Ты даже не представляешь, что тебя там может ожидать.

– Духи лесные? Кикиморы? Леший у нас свой, так что не страшно, – я пытался перевести всё в шутку, хотя было страшновато.

– Сам увидишь. Я помогу, если что. Я же Шаман…

Расстались мы с ним уже скорее друзьями, чем партнёрами. Наметили примерную дату выезда (через три дня), список покупок для экспедиции Шаман пообещал сбросить к вечеру по электронке, особо предупредив, чтобы я не удивлялся и вопросов не задавал. К примеру, написано: «собачий корм, 5 кг.» – потрудись закупить именно 5 кг, и самого лучшего.

Шаман ушёл по своим шаманским делам, а я поехал обратно в Чусовой, по дороге набрав Лешего. Пришлось ему иносказательно предложить поучаствовать в авантюре, достаточно рискованной, чтобы попасть в эпопею про Индиану Джонса, но, в отличие от фильма, благоприятное завершение приключения я гарантировать не смогу. Надо было знать Лешего достаточно хорошо, чтобы заранее предвидеть его реакцию: он согласился, не задавая лишних вопросов. И его боевой УАЗ был на ходу, ещё проходимее и злее после очередного тюнинга.

12Древнеиранские монеты, украшения и утварь, созданные из серебра в период с 3 по 7 века нашей эры, принято называть «сасанидским серебром»
13Жаргонное название народов финно-угорской группы, к которым относятся и вогулы (манси)

Издательство:
Автор
Поделиться: