Название книги:

Позывной «Душман»

Автор:
Александр Леонидович Аввакумов
Позывной «Душман»

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

«Слава Богу, что она не уничтожила эти коробки», – подумал Павел.

Зафиксировав все это в протоколе обыска, он изъял эту коробку из общей массы других. Они вышли из сарая и остановились во дворе.

– Ребята! – обратился он к курсантам. – Вы свободны, можете возвращаться в отдел. Если вам не трудно захватите с собой эту коробку.

Студенты направились в отдел, а Павел повернулся к старушке.

– Баба Шура. Кто вчера вечером приезжал к твоей соседке? Ты же сама видела, что в ее квартире кто-то убрался?

– Не знаю сынок, как их зовут. Сначала приехал этот мордатый, ну тот, кто ставит здесь красивую машину черного цвета. Уже часа в два ночи он снова приехал и привез с собой двух женщин. Когда они уходили из дома, я посмотрела в окно. Они вышли из подъезда с большими полосатыми сумками, которые положили в машину этого мужика. Что было в сумках, я сынок не знаю.

– Понятно бабушка. А, эту машину, которая стояла под вашими окнами, тоже этот парень отгонял или другой.

– Он, сынок. Он сначала никак не мог завести ее, а потом он сходил куда-то и привел с собой еще несколько человек. Вот с их помощью ему и удалось завести эту машину.

– Спасибо, бабуля. Я тоже побегу к себе на работу. Вот возьмите, я записал здесь свой номер телефона. Если заметите в ее квартире посторонних, позвоните мне вот по этим телефонам.

Бабушка взяла из рук Лаврова листочек бумаги и сунула его в карман фартука. Павел развернулся и, махнув на прощание ей рукой, направился в отдел.

***

Павел позвонил в ИВС и попросил привести к нему Хакимову. Минуты через три в дверь его кабинета постучали.

– Входите, – крикнул оперативник и встал из-за стола.

В кабинет вошла Луиза в сопровождении конвоира. Отпустив милиционера, он предложил ей присесть на стул. Ночь, проведенная в камере, отрицательно сказалась на ее внешности. Глаза ее, опухшие от слез и от бессонной ночи, потеряли тот былой блеск, который ранее видел Лавров.

– Ну, что гражданка Хакимова? У вас было время на раздумье, что сейчас скажите мне? Может, вы снова страдаете амнезией и опять ничего не помните. Кстати, я с утра навестил вашу квартиру и вы знаете, что обнаружил в вашем сарае и квартире? – Павел сделал загадочное лицо и посмотрел на лицо Хакимовой. – Все правильно, я там обнаружил коробку из-под товара, на которой была сделана надпись владельца товара. Что вы, поэтому поводу можете сказать?

Лицо Хакимовой окаменело. Губы ее побелели, словно у покойника, а в глазах затаился ужас. Он сделал паузу и потянулся к графину с водой. Павел налил полстакана воды и молча, протянул его ей.

– У вас два выхода из этой ситуации, это рассказать мне всю правду или подсеть года на два, как минимум. Выбор за вами. Кстати, вы на каком месяце беременности?

Она удивленно посмотрела на него, словно на ненормального.

– Я не беременна. Вы с чего это взяли? – произнесла она. – Кто вам сказал об этом?

– Это хорошо, что вы не беременны. Это меняет многое в наших с вами отношениях. Ну, что вы решили? Вы будете говорить или снова вас оправить в камеру?

От слова камера, ее передернуло. Она испуганно посмотрела на него, словно перед ней сидел не человек, а исчадие ада.

– Луиза, предлагаю вам сделку. Ты, сейчас мне все расскажешь, но на документе не будешь ставить даты. Дату ты поставишь лишь тогда, когда я задержу другого человека, и он мне все расскажет. Это я вам предлагаю для того, чтобы ни у кого не было никаких претензий в ваш адрес. Этот вариант вас устраивает или нет? Если вы готовы дать показания, то я готов вас отпустить домой. Как вам этот вариант?

Она на минуту задумалась, а затем, махнув от отчаяния рукой, произнесла.

– Я готова вам рассказать все, что знаю об этом. Однако, у меня одно условие. Я хочу, чтобы этот разговор остался только между нами.

– Хорошо, я согласен на это условие, – произнес Лавров. – Говорите, я готов слушать вас.

Павел достал из стола лист чистой бумаги и приготовился писать.

– Этот товар, а если точнее, джинсы «Монтана» и куртки передал мне для реализации «Канадец». Вы, правы, это было в середине марта. В тот вечер он пригнал во двор УАЗ-буханку, которая была забита этим товаром. Откуда у него этот товар, я не знаю. Через день, он приехал ко мне на новой автомашине «Мерседес». Однажды, когда он был сильно выпившим, я поинтересовалась у него, откуда у него появилась эта машина. Он тогда рассказал мне, что забрал эту машину у одного барыги за долги. То ли в этот вечер у него было хорошее настроение, то ли по другой причине, но он мне рассказал, что этот товарищ отказался от их «крыше» и они его поставили на счетчик. Узнав от его друга, что тот уехал в Москву за товаром, они встретили его на дороге, когда он возвращался из Москвы. В ходе разговора, ребята «Канадца» забрали у него две машины – «Мерседес» и УАЗ с товаром. На нем числился еще, какой-то коттедж, который он отписал на «Жана». Кто-то из ребят рассказал «Жану» о товаре, который «Канадец» забрал помимо «Мерседеса». «Жан» тогда сильно наехал на него и потребовал у «Канадца», чтобы тот вернул ему УАЗ. В то вечер «Канадца» чуть не убили за это. «Жан», не любит, когда кто-то за его спиной распоряжается каким-то имуществом, которое якобы должно принадлежать ему. «Канадцу» удалось вывернуться из этой ситуации. Товар остался у ребят, а машину УАЗ они отогнали на базу «Жана». Сейчас машина стоит у «Жана» на базе.

– Это на улице Родина, которая? – переспросил ее Лавров специально, так как не знал, где находится эта база.

– С чего это вы взяли, что эта база на улице Родины? Нет, она находится не так далеко от Энергетического института. Там, на лугах.

– Понятно, – ответил ей Павел. – А я то, думал, что у него всего одна база. Луиза? А, кого ты знаешь из друзей «Канадца»? С кем он общается, кроме «Канадца»?

Она на секунду другую задумалась.

– С кем общается «Жан», я не знаю. Я его несколько раз видела с большими людьми нашего города. Вот о друзьях, «Канадца» могу рассказать. Самый близкий друг «Канадца», это Гришин Антон, по кличке «Гриня». Они с ним еще в школе вместе учились. С ними часто приезжал и Ермолин Олег, по кличке «Кактус». Остальных ребят я знаю только на лицо. У «Канадца» бригада в десять человек. В основном они занимаются вымогательствами и делают «крыши» бизнесменам. У «Жана» таких бригад, как бригада «Канадца», штук десять. Кто-то из них занимается банками, кто-то совершением квартирных краж. Как говорят у русских, каждой твари по паре.

Она подняла глаза на Павла. Он закончил писать и протянул ей ручку.

– Вот здесь распишись Луиза, – указал он ей пальцем. – Дату не ставь.

Немного подумав, он достал чистый лист бумаги и протянул его ей. Она удивленно посмотрела на него.

– Что вам еще нужно от меня? – спросила она удивленно у Павла. – Я же вам все рассказала?

– Напиши мне расписку, что ты решила добровольно помогать органам милиции в борьбе с преступностью.

– А, разве я отказываюсь это делать? – спросила она у него. – Я и так, вам помогаю?

– Луиза, будет лучше, если ты сама напишешь эту расписку. Сейчас я тебе продиктую стандартный текст.

Положив расписку Хакимовой в сейф, Лавров произнес:

– Теперь, ты свободна. Езжай домой. Я бы тебе посоветовал придержать этот товар. Причину, придумай сама.

Через минуту он подошел к окну и увидел удаляющуюся по улице фигуру Хакимовой Луизы.

***

Проводив Хакимову, Лавров направился к Харитонову.

– Ну, как «Душман»? Со щитом или на щите? – поинтересовался у него начальник отдела.

– Пока все нормально. Изъял у Хакимовой коробку с фамилией московского продавца. Вот почитайте, что она мне рассказала.

Харитонов взял в руки протокол допроса. Отложив его в сторону, он посмотрел на Лаврова.

– Что планируешь делать дальше? – поинтересовался он у него

– Думаю, завтра дернуть к себе «Кактуса». Поработаю с ним. Думаю, что «Канадца» дергать сейчас бесполезно, для разговора с ним у меня пока не хватает фактуры.

– Правильно мыслишь. Я согласен с твоими выводами. Начни с «Кактуса», поговори с ним, прощупай его.

– Спасибо за совет, тогда я пошел работать дальше.

– Давай, «Душман», иди, работай.

Остаток дня он провел за рабой с бумагами. Оперативник подготовил ряд ориентировок и направил их в ГАИ. Он не заметил, как пролетело время. Взглянув на часы, он стал собираться домой. Купив по дороге букет желтых хризантем, он направился к Надежде.

Родителей Надежды дома не было. Они еще с утра уехали на дачу. Заметив подходившего к дому Лаврова, Надежда стрелой метнулась к двери. Он не успел нажать на кнопку звонка, как она открыла ему дверь. За эти дни, что его не было, она успела соскучиться по нему и сейчас, бросилась ему на шею и стала его целовать.

– Погоди, погоди Надежда, – произнес он и вручил ей букет цветов.

Девушка, поцеловав его в щеку, быстро исчезла в соседней комнате. Через миг она вышла из комнаты, держа в руках вазу с цветами.

– Есть хочешь? – поинтересовалась она у него. – Я специально для тебя сделала жаркое. Мой руки, а я пойду на кухню, подготовлю тебе ужин.

– Спасибо, Надя, но есть я не хочу. Сядь, посиди со мной, я так соскучился по тебе.

Она села рядом с ним на диван и обняла его за шею.

– Ты, что делаешь? А, если зайдут родители, неудобно будет.

– Ты, не переживай. Я же тебе говорила, что они с утра уехали на дачу, и мы с тобой одни, – произнесла она и крепко прижалась своим телом к нему.

Он моментально ощутил тепло ее разгоряченного тела. Павел нежно обнял ее и стал целовать сначала в губы, затем в шею. Дыхание Надежды стало глубоким и прерывистым. Левая его рука коснулась ее груди, и он не вольно почувствовал, как затвердел ее сосок. Еще мгновение и Надежда стала срывать с Павла рубашку, не обращая внимания на то, что отрывает от рубашки пуговицы. Рука Павла легла на ее бедро, и осторожно заскользила вверх. Он почувствовал нестерпимое желание овладеть этой женщиной. Он поднял ее на руки и понес в другую комнату, где уже была расстелена постель.

 

Сколько это продолжалось, он плохо помнил. Он открыл глаза и посмотрел на Надежду, которая лежала рядом с ним с закрытыми глазами. Ее разгоряченное тело было прекрасно, и в этот момент Лавров пожалел, что не родился художником. Он осторожно встал с кровати и, стараясь не шуметь, стал одеваться. Натянув на себя рубашку, он не вольно усмехнулся, не обнаружив на ней нескольких пуговиц. Услышав за спиной шорох, он обернулся и увидел Надежду, которая стояла в дверях.

– Решил сбежать? – произнесла она, улыбаясь. – Давай снимай рубашку, я сейчас пришью все твои пуговицы.

Она быстро пришила пуговицы и протянула ему рубашку Павлу. Он быстро одел ее и, поцеловав в губы, направился к двери.

– Я люблю тебя Лавров, – произнесла она вслед.

– Я тебя, тоже, – ответил он ей и вышел из дома.

***

На следующий день, вечером, Лавров и двое курсантов Елабужской школы милиции поехали на улицу Товарищескую, где в одном из домов жил «Кактус». Они подошли к дому и остановились около детской площадки, на которой играли дети. Оставив курсантов около площадки, Павел быстро поднялся на третий этаж и позвонил в дверь.

– Вам кого? – поинтересовалась спускающаяся вниз старушка. – Их никого дома нет. Родители отдыхать уехали на юг, а сын только что ушел из дома. Я его только что видела из окна, он с кем-то разговаривает около общежития КХТИ.

– Спасибо, бабушка, – поблагодарил ее Лавров и чуть ли не бегом выскочил из подъезда.

– Ребята! Давай за мной, он около общаги, – произнес Павел. – Пошли быстро туда, а иначе он смотается.

Они обогнули дом и оказались на улице. Через дорогу около двери, ведущей в общежитие КХТИ, стоял Ермолин и о чем-то разговаривал с неизвестным им молодым человеком.

– Как дела, «Кактус»? – спросил его подошедший к нему Павел.

– Ты кто такой? Что тебе нужно?

– Я из уголовного розыска. Фамилия моя Лавров. Я хотел бы с тобой немного поговорить.

Он не успел закончить, как «Кактус», сбыв хорошо поставленным ударом одного из курсантов, бросился бежать вдоль улицы. Он бежал не плохо, сразу чувствовалось, что парень дружил со спортом. Однако, пробежав метров пятьсот, он, похоже, устал. «Кактус» сбросил скорость и через каждые десять метров, стал оглядываться на своего преследователя.

Наконец, Павел догнал его. Он ловко подсек ногу «Кактусу», от чего тот споткнулся и, пробежав еще несколько метров, рухнул на асфальт. Лавров навалился на него всем своим телом и заломил ему руку назад.

– Сука! – захрипел «Кактус». – Руку сломаешь!

– Не матерись, это не хорошо, – произнес Лавров и быстро сковал ему руки за спиной стальными браслетами.

Он помог подняться с асфальта «Кактусу» и толкнул его в спину.

– За что? – хрипя, спросил он его. – Я ничего не сделал!

– Для начала, за нападение на сотрудника милиции, а там посмотрим, – ответил ему Павел.

Он завел задержанного в опорный пункт, который находился в одном из общежитий. Вскоре туда подтянулись и курсанты.

– Илья, возьми ручку и быстро напиши рапорт о нападении на тебя гражданина Ермолина. Данное нападение было совершено им в ответ на твое замечание. Он же не будет отрицать то, что ругался нецензурными словами, находясь в общественном месте. Правильно я говорю, Ермолин?

– Ну и сука ты, ментяра поганый! – произнес «Кактус» и сплюнул на пол.

Павел вытащил из его кармана торчавший носовой платок, бросил его на плевок и ногой растер его. Подняв платок с пола, он сунул его обратно в карман брюк «Кактуса».

– Еще раз плюнешь, получишь в морду, понял или нет? – спросил его Лавров.

Он сел за стол и стал вызывать дежурную машину.

***

В отделе милиции задержанного «Кактуса» поместили в камеру. Написав рапорт, Павел с чувством выполненного долга вышел из отдела милиции и поехал домой.

На следующий день Лавров по привычке приехал на работу намного раньше, чем его товарищи. Проходя мимо дежурной части, он поинтересовался у дежурного, как себя чувствует «Кактус».

– Извини «Душман», но его нет. Ночью приехал дежурный прокурор района и освободил его из-под стражи.

– Как, так освободил? За, что?

– Ничего сказать не могу. Прокурор, есть прокурор. Сказал, чтобы освободили, мы и освободили, не спорить же с ним.

Лавров бы просто оглушен полученным известием. Он медленно поднялся на второй этаж и направился к себе в кабинет. Открыв дверь кабинета, он обессилено опустился на стул. Набравшись смелости, он поднял трубку телефона и набрал телефон прокуратуры.

– Дежурный прокурор Халилов слушает вас.

– Здравствуйте! Вас беспокоит оперуполномоченный уголовного розыска Лавров. Скажите, пожалуйста, вчера я задержал гражданина Ермолина, который подозревается в совершении убийства гражданина Корнеева. Да, да, того, чей труп обнаружили на трассе, в десяти километрах от города. Ночью вы освободили этого человека. Вы не скажите, основание этого освобождения?

– Почему не сказать, скажу. Да, я освободил его из камеры. Освободил, в связи с поступившим заявлением. Граждане, возмущены вашими действиями и считают их неправомерными. Сейчас у меня на столе лежит заявление гражданина Ермолина, в котором он обвиняет вас в нанесении ему телесных повреждение при задержании. К заявлению приложена справка из травматического пункта. Он просит привлечь вас к ответственности.

– Вы же знаете, что кто-то заставил написать его подобное заявление. Сам бы он не додумался это написать.

– Откуда я это могу это знать? Может, ему это посоветовал сделать его адвокат. Кстати, это заявление принес его адвокат Вавилов.

– Просто его заставил написать это заявление «Канадец» или «Жан». Вам эти имена о чем-то говорят?

– Мне лично, нет, – коротко ответил Халилов. – Я с ними не знаком. Кто эти люди?

– Это же бандиты и вымогатели.

– Погодите, милый. Это по вашим оперативным учетам эти люди бандиты и вымогатели, а у нас таких учетов нет. Мы руководствуемся действующим законодательством, а не сбором всевозможных слухов.

В трубке раздались короткие гудки отбоя. Лавров положил трубку на телефон и откинулся на спинку стула.

«Интересно, почему написал встречное заявление «Кактус»? Ведь это противоречит их понятиям? Наверняка, был серьезный наезд со стороны «Канадца» или «Жана». Все равно, с «Кактусом» нужно работать и работать как можно плотнее. Судя по всему, он наиболее слабое звено и они сильно испугались того, что я его задержал».

Резко зазвонил телефон, стоящий на тумбе около стола Лаврова. Он протянул руку и поднял трубку.

– Лавров! Срочно зайди ко мне! – произнес начальник криминальной милиции Новиков и положил трубку.

Павел вышел из кабинета и направился к начальнику криминальной милиции. Он остановился около двери, а за тем толкнув дверь рукой, вошел в кабинет.

– Проходите. Не стойте у двери, словно нищий, – произнес Новиков.

Лавров сделал несколько шагов и остановился около стола Новикова.

– Это вы задержали Олега Ермолина? – спросил его полковник.

– Да. Задержал вчера вечером. При задержании он ударил курсанта в лицо и попытался скрыться. Этот человек входит в бригаду «Канадца», обосновано подозреваемого в убийстве Корнеева.

– Странно. У меня заявление адвоката Ермолина о том, что вы, будучи в состоянии опьянения угрожали его клиенту табельным оружием, после чего привезли его сюда в милицию.

– Да, вы что Владимир Иванович? Этого не было. Это самая настоящая ложь!

– Я не знаю, что было, а чего не было. Адвокат пишет, что вы хотели повесить на него какое-то убийство.

Лавров был обескуражен. В его голове, просто все перепуталось. Если с утра он еще знал, что «Кактус» участник совершенного убийства, то теперь преступником почему-то стал он, а не «Кактус».

– Владимир Иванович, скажите честно, что вы решили меня разыграть. Ведь все, что вы мне здесь рассказали, это чья-то фантазия.

– Эх, Лавров, Лавров. Хорошо было бы, если это было фантастикой. Вот посмотри, у Ермолина даже справка есть, о полученных им телесных повреждениях.

Новиков протянул ему справку из больницы.

– Вот, возьми и почитай. Там все написано. Ты меня извини, но я вынужден пока отстранить тебя от работы. Материалы я передам в инспекцию по личному составу. Пусть там разберутся, кто в этом вопросе прав, а кто виноват. И еще. Почему тебя все называют «Душманом»? Что это за кличка у сотрудника уголовного розыска?

Павел вышел из кабинета Новикова и, сдав дежурному по отделу свой пистолет, вышел на улицу.

***

Лавров стоял около входа в городское управление милиции и нервно курил одну сигарету за другой. Внутри его все клокотало от возмущения.

– «Душман»! Ты, почему стоишь здесь, а не на рабочем месте? – поинтересовался у него Харитонов.

Павел вкратце пересказал ему разговор с Новиковым и посмотрел на него.

– Быстро они отреагировали на этот случай, – произнес он. – Успели подключить и прокурора и начальника криминальной милиции. Всех сволочи купили.

– Это, в каком смысле купили? – спросил его удивленно Лавров. – Ты хочешь сказать, что все они работают на «Жана»?

– Да в самом прямом смысле этого слова, «Душман». Куда не сунешься, везде люди «Жана». Ладно, что-нибудь придумаем. А, сейчас иди, отдыхай.

Лавров шел по улице, не обращая внимания на проходящих мимо него людей.

– Паша! Лавров! – услышал он голос Надежды.

Он остановился и стал искать ее глазами. Она не подошла, а скорей подбежала к нему.

– Паша, ты совсем забыл про меня. Не приходишь, не звонишь. Может, на что-то обиделся?

– Да, что ты, Надя, просто свободного времени не было. Целыми днями на работе. Обстановка в городе сама видишь какая?

– А, сейчас почему не на работе?

Павлу ничего не оставалось делать, как рассказать ей о решении руководства отстранить его от работы.

– Ты знаешь Павел, а я «Жана» знаю хорошо. Его мать преподавала у нас в школе литературу и русский язык. Он часто приходил к нам в школу, сначала к матери, а затем и к нашим девчонкам. Пытался ухаживать и за мной, но мой отец его быстро поставил на место. Сейчас насколько я знаю, он сколотил вокруг себя банду из разных подонков и проходимцев. Они обложили все торговые точки нашего района данью, и люди боясь возможных негативных последствий, платят им деньги.

Она замолчала и посмотрела на Лаврова. Павел усмехнулся.

– Вот видишь, Надя и свела меня судьба с этим «Жаном». Да, Бог с ним с этим бандитом, страшно другое, что он многих в нашем городе успел купить, в том числе прокурора, начальника криминальной милиции. Да, Бог с ними. Ты знаешь, я очень рад, что встретил тебя. Ты сегодня выглядишь особенно красиво. Я так рад, что ты есть у меня. Ты знаешь, я много думал о тебе, о себе и решил сделать тебе предложение. Давай, поженимся? Хватит нам с тобой прятаться от родителей. Моя мать будет только рада, если это произойдет.

– Паша, что с тобой? Почему ты так пристально смотришь на меня?

Лавров смутился и покраснел, словно его застали на месте за чем-то нехорошим.

– Надя! Я жду твоего ответа. Ты выйдешь замуж за меня или нет?

– Конечно, да! Я люблю тебя Лавров, и буду любить тебя вечно.

– Ты, знаешь Надя, я никогда не думал, что сделаю тебе предложение на улице. Ты, на меня не обижаешься за это?

– Что ты Павел, я так рада услышать от тебя это предложение, что мне все равно, где и когда оно прозвучало.

Он обнял ее и поцеловал в губы.

– Давай, зайдем Надя в кафе. Посидим, кофе попьем.

– Извини Паша, не могу. Маме нужно в больницу и она просила меня, чтобы я поехала вместе с ней. Давай, посидим, как-нибудь в другой раз.

– Жалко, что ты не можешь посидеть со мной, а я думал, посидим, поговорим. Надя! А, как отец?

– Приболел, он немного. Жалуется на боли в сердце.

Он проводил ее до остановки и посадил в автобус. Помахав на прощание ей рукой, Лавров направился в сторону кафе. Он открыл дверь в кафе и вошел в полутемный зал. После яркого солнечного света он не сразу заметил группу молодежи, сидевшую за дальним столиком. Освоившись с освещением, Павел прошел в зал и сел за один из свободных столиков. Через минуту другую около него остановилась молодая густо накрашенная блондинка. Она, молча, протянула ему меню и направилась дальше, виляя своими мощными ягодицами.

Посмотрев меню, Павел решил позавтракать. Он сделал заказ, и пока официантка ушла исполнять его заказ, он стал внимательно разглядывать посетителей кафе. Несмотря на довольно ранний час, в кафе было достаточно многолюдно. Неожиданно его взгляд упал на знакомое лицо молодого парня. Ошибиться он не мог. Этого парня он вчера видел вместе с «Кактусом». Именно с этим парнем стоял «Кактус» у общежития и разговаривал, когда к нему подошел Павел.

 

За столиком, помимо этого парня, сидело еще трое не знакомых Павлу парней, одетых в кожаные куртки. Знакомый паренек достал из кармана три маленьких пакетика и положил их на край стола. Один из парней достал из бокового кармана куртки деньги и положил их рядом с этими маленькими пакетиками. Парень взял деньги и сунул их в карман своей куртки. Трое парней, забрав лежащие на краю стола пакетики, направились к выходу из кафе.

«Неплохая точка для реализации наркотиков», – подумал Павел, заметив, что к парню, направилась очередная группа молодых ребят.

Официантка принесла ему завтрак. Закончив завтракать, он отодвинул от себя пустую тарелку и снова стал следить за парнем. Наконец, тот встал из-за стола и направился к выходу из кафе. Задерживать его сейчас не имело смысла, так как кроме денег у него ничего в карманах, похоже, уже не было.

«Посмотрим, что будет завтра», – подумал Павел, направляясь вслед за парнем. Если это точка сбыта, то завтра будет это же самое, что и сегодня. Его нужно брать с наркотиками. Вот тогда он не открутится.

***

На следующее утро, Лавров перехватил уже знакомого ему паренька на подходе к кафе. Парень, взглянув на него, и похоже признал в нем того самого оперативника, который на днях задержал «Кактуса». Он попытался оказать сопротивление, но сразу понял, что схвативший его оперативник намного сильнее его. Дернувшись несколько раз, он успокоился и перестал вырываться.

– Ну, что наркоман хренов, попался? Теперь я упакую тебя лет на пять, как минимум.

– Слушай! Ты же знаешь, что эти наркотики не мои. Я от реализации практически ничего не имею, все деньги идут «Жану».

– Это слова! Если я вас сволочей по одному пересажаю, то смогу после этого заснуть спокойно. Давай, двигай рядом со мной. Если дернешься и попытаешься бежать, то я тебе просто сломаю руку. Вот так, возьму и просто так сломаю.

Парень, молча, шел рядом с Павлом, не предпринимая никаких попыток бежать. Они свернули за угол и оказались на улице Кирова. Оглядевшись по сторонам, Лавров направился в сторону пустого дома. Дом бы отселен уже давно и там кроме бомжей никого не было.

– Слушай, ты, куда меня ведешь? Я не пойду туда! Веди меня в милицию! – испугано произнес парень.

– Давай, двигай, я же тебе сказал, что если будешь дергаться, то я сломаю тебе руку.

Лавров чуть сжал ему локоть. Парень побледнел от боли и снова безропотно направился рядом с ним. Они остановились около забора, которым был отгорожен этот дом. Они пролезли через щель в заборе и оказались в небольшом дворике. Люди, транспорт, все это оказалось где-то там далеко, за высоким деревянным забором.

– Как тебя зовут? – поинтересовался у него Лавров.

– Волков.

– А, у Волкова имя есть или нет?

– Волков Евгений Николаевич.

– Ты учишься или работаешь?

– Учусь на заочном, а днем работаю в кафе «Стамбул» барменом.

– Давно подсел на героин?

– Уже, год. Пытался бросить, но не получилось. Вот и работаю на «Жана», за дозу.

– Ну, что Женя, у тебя два пути, это подсеть лет на пять, как минимум или …..

– Что, второе?

– Это сдать мне «Жана» со всеми его наркотиками. Выбирай!

Волков на минуту задумался, чувствовалось, что выбор давался ему не просто.

– Нет, я не согласен. Лучше отсидеть, чем связываться с «Жаном» или «Канадцем». Там в тюрьме шансов остаться в живых больше, чем здесь на воле.

– Зря, Волков, зря. Я думал, что ты умнее. Можно подумать, что эти два брата-акробата, это твои самые близкие родственники. Ты, вот сам подумай, я их все равно упакую, через тебя или через других людей. Однако, о том кто мне в этом помог, может фигурировать и твое имя. Вот, ты там и будешь в изоляторе кричать, что это не ты мне сдал их, а кто-то другой. Покричишь, денек другой и окажешься около параши вместе с «обиженными».

– Послушайте! Но это же, не честно. Я не собираюсь сдавать их вам.

– О, каком понятии чести ты говоришь, сволочь. Ты будешь молодежь травить героином, а я буду смотреть на это спокойно? Так, что решай сам, даю тебе пять минут. Или ты пишешь мне расписку о сотрудничестве с органами внутренних дел, или я сейчас отведу тебя в милицию и на пять лет как минимум, о тебе позабуду.

Лавров достал из кармана лист бумаги, ручку и внимательно посмотрел на Волкова. Тот отрешенно смотрел в сторону, словно был один в этом дворе.

– Похоже, мы с тобой не договорились, – произнес Лавров. – Давай, вставай, пошли в милицию.

Волков неожиданно вскочил на ноги и ринулся к забору. До него оставалось метра полтора, если не меньше. Однако, сильный удар в область почек заставил его не только остановиться, но и с криком от сильной боли повалиться на землю.

– Не обижайся, Волков. Я тебя предупреждал, чтобы ты не дергался.

Евгений медленно поднялся с земли и исподлобья взглянул на Лаврова.

– Ну и как? Все еще надеешься сорваться от меня?

– Скажи, какие у меня гарантии, что ты меня не запалишь «Жану»? Я не хочу в зону и не хочу получить перо в бок здесь, на воли.

– Все будет зависеть от тебя. Найдем общий язык, будешь жить столько, сколько тебе отпустил Бог в этой жизни, а если начнешь крутить, то проживешь намного меньше, чем ты уже прожил. Тебя устраивает подобный расклад?

Волков сел на штабель из досок. Сейчас, он отлично понимал, что этот оперативник настроен довольно категорично и вариантов «сорваться» от него, у него практически нет. Он попытался выкинуть из кармана пакетики с наркотиками, но Лавров заметил это. Он подобрал пакетики с земли и снова засунул их ему за футболку.

– Еще раз попытаешься это сделать, пожалеешь. Я их тебе затолкаю туда, откуда ты их уже не вынешь. Понял?

– Давайте бумагу, – обратился он к Павлу. – Что мне писать?

Лавров протянул ему лист бумаги и шариковую ручку.

– Пиши! Расписка.

Павел продиктовал ему текст. Когда Волков закончил писать, Лавров прочитал ее и снова протянул ему расписку.

– Число поставь.

Волков, молча, поставил число под своей подписью.

***

Волков встретился с Лавровым на старом месте во дворе заброшенного дома, через три дня. Проникнув на территорию дома все тем же старым испытанным способом, Лавров сел на кем-то собранные старые доски и стал ждать Волкова. Тот появился в ровно назначенное Павлом время. Он вышел из-за угла дома и, заметив Лаврова, направился прямо к нему.

– Привет! – поздоровался он с Волковым. – Что случилось? Сам звонишь, встречу назначаешь, а сам молчишь?

– Короче, «Душман»! Тебя разыскивает «Жан». Похоже, он хочет тебе, что-то предъявить. Сегодня он был у вас в управлении милиции и с кем-то там долго разговаривал. От этого человека он узнал, что ты временно отстранен от работы. Не исключено, что его люди будут сегодня ловить тебя около дома.

– Спасибо, – поблагодарил его Лавров. – Предупрежден, значит, вооружен. Только скажи, зачем я, так понадобился «Жану»?

– Просто он хочет провести в отношении тебя показательную акцию, чтобы другим сотрудникам милиции было неповадно с ним связываться.

– Понятно, – произнес Лавров, прикидывая про себя, что ему необходимо предпринять по этому поводу. – Может, ты мне подскажешь, в чем может заключаться эта, как ты говоришь, показательная акция?

– Откуда я знаю? Может, голову они тебе пробьют арматурой, может, на нож посадят? Все зависит от конкретной задачи, которую им поставит «Жан». Но то, что они захотят тебя искалечить, это точно. Так, что смотри «Душман», я тебя предупредил. Будь осторожен, когда заходишь в подъезд дома. Они могут караулить тебя там.

– Еще раз, спасибо, – произнес Павел.

Волков еще потоптался рядом с ним с минуту и направился к дыре в заборе.

– Волков! Скажи, что с наркотиками? – поинтересовался у него Лавров. – Меня еще интересует «Кактус» и «Канадец»? Где они и чем сейчас занимаются?

– По наркотикам пока ничего. Где он их хранит, и кто ему их поставляет, я пока не знаю, – ответил Евгений. – В отношении «Кактуса» и «Канадца» не интересовался. Это другая бригада и у нас не заведено проявлять интерес к работе других бригад.

– А, ты поинтересуйся, может тебе повезет, и ты узнаешь, чем они сейчас дышат, – произнес Павел и снова присел на штабель из досок.

Волков протиснулся в дыру и исчез за забором. Лавров, проводив его взглядом, невольно задумался. Сейчас, когда в отношении его проводится служебная проверка, когда у него нет даже служебного удостоверения личности, не говоря уж об оружие, встреча с «Жаном» и его бандой не сулила для него ничего хорошего.


Издательство:
Автор
Поделиться: