Название книги:

Позывной «Душман»

Автор:
Александр Леонидович Аввакумов
Позывной «Душман»

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Юрий Алексеевич! Не делайте больше этого. Вы еще молодой и найдете себе более достойную меня девушку. Я старше вас на три года. Я два года провела в Афганистане и, наверное, потеряла ту нежность, на которую по всей вероятности рассчитываете вы. Не обижайтесь, но я люблю другого человека. У вас еще все впереди и любовь, и семья и дети.

– Надежда Гавриловна! О чем вы говорите? Что значат, эти три года? Я вас люблю и готов сделать все, чтобы вы были счастливы в этой жизни. Поймите меня, мне никто кроме вас не нужен.

Теперь покраснела она. Ей еще никто не признавался в любви. О том, что Цветов не ровно дышит к ней, знало все хирургическое отделение РКБ и весь медицинский персонал отделения внимательно следили за развитием их романа. Многие ее сослуживцы по работе неоднократно намекали ей в отношении Юрия Алексеевича, описывали все его достоинства. От них она узнала, что в ближайшее время он защищает кандидатскую диссертацию и ему пророчат значительный карьерный рост. Однако, она не обращала никакого внимания на все эти разговоры. Не зная почему, она продолжала ждать Лаврова, которого все еще продолжала любить и надеялась его дождаться. И вот, Бог отблагодарил ее за все эти ожидания. Сейчас Лавров Павел сидел рядом с ней и задумчиво смотрел на дорогу

***

Как и обещала Надежда, ее отец Гаврил Семенович, помог Лаврову пройти военно-медицинскую комиссию, которая выдала ему заключение о возможности продолжения службы в системе МВД. На следующий день после прохождения комиссии, он приехал домой к Надежде. Поздоровавшись с ее родителями, Павел остановился около двери и выжидающе посмотрел на отца Надежды.

– Вот, что Павел! Может, этого не стоило делать, но я сегодня с утра был у начальника отдела кадров городского управления милиции. Разговаривал с ним в отношении твоего трудоустройства. Он положительно отнесся к твоей кандидатуре. Им сейчас, очень нужны люди для работы в уголовном розыске.

– Извините меня, Гаврил Семенович, но я никогда не работал в системе министерства внутренних дел, а тем более в уголовном розыске. А, вдруг у меня ничего не получится. Боюсь подвести вас.

– Не переживай, Павел. Это не беда. Мы все всегда чему-то учимся. Вот и ты пройдешь, эти двухмесячные курсы и начнешь работать в уголовном розыске. Я думаю, что люди этой специальности вскоре будут очень востребованы. Ты, только посмотри, что происходит в этой жизни. Горбачев развалил партию, а это поверь мне до добра не доведет. Ты, что так смотришь на меня Павел? Ты, давно в Союзе? Вот и я смотрю, что многое ты не только не знаешь, но и не понимаешь. Государство разваливается на куски. Ты только посмотри, выводим армию из Германии и восточной Европы, заводы стоят. Кому нужны наши танки и самолеты? Люди без работы и все это они называют демократией и рынком.

– Спасибо, Гаврил Семенович. Когда и к кому мне нужно подойти.

– Подойдешь к начальнику отдела кадров, скажешь от меня. Он в курсе. А, подойти нужно будет завтра утром, часов в девять.

– Спасибо за заботу, завтра в девять я буду у него.

Гаврил Семенович встал из-за стола и направился к своей автомашине.

– Павел, если тебе не трудно, помоги мне снять двигатель с машины. Стар стал и один уже поднять не могу, нужна посторонняя помощь.

Лавров быстро снял с себя пиджак и направился вслед за ним в гараж, который стоял у них во дворе.

– Да, ты сними рубашку, Павел, иначе испачкаешь. Грязное это дело, заниматься ремонтом двигателя.

Он сбросил с себя рубашку и схватив за конец веревки, стал ее тянуть на себя. Наконец, двигатель поддался. Мышцы его рук набухли от усилия, образовав красивые бугры. К гаражу подошла Надежда и с интересом посмотрела на него. Павел был неплохо скроен природой. У него были широкие плечи, узкая, как у осетина талия, крепкие и сильные руки. Глядя на него, можно было бесспорно предположить, что силушкой он также не был обделен. На правом его предплечье синела армейская татуировка в виде орла с распластанными в разные стороны крыльями, державшими в когтях меч. Сверху татуировки готическим шрифтом было написано – « Честь, Долг, Родина».

– Все, Павел. Спасибо тебе за помощь, – произнес отец Надежды. – Красивая у тебя наколка, наверняка на службе наколол.

– Да, в Афганистане. Там вся наша разведывательная группа сделала подобную наколку. Это память о войне и боевой дружбе, – ответил Лавров. – Может еще чем-то помочь, Гаврил Семенович? Не стесняйтесь, скажите пока я здесь.

– Спасибо. Теперь я как-нибудь сам справлюсь, – произнес он, вытирая тряпкой испачканные маслом руки.

– Тогда я пойду, с вашего позволения.

Павел вышел из гаража и, умывшись, стал надевать на себя рубашку.

– Надя? Может, прогуляемся? Погода великолепна, я думаю грех сидеть дома при такой погоде, – обратился он к Надежде. – Если тебе нужно переодеться, то я подожду.

Надежда исчезла за дверью, а он достал сигарету, присел на лавочку и закурил. Он невольно задумался о предстоящем дне.

«А, вдруг откажут в приеме на работу? – почему-то подумал он. – Мало ли к чему можно придраться, возьмут и откажут, что тогда? Может, им нужны сотрудники уголовного розыска лишь на словах?».

От этих тревожных мыслей его отвлекла Надежда, которая вышла из дома. Она была одета в голубое платье, которое так хорошо шло к ее светлым волосам. Павел, уже в который раз отметил про себя, красоту этой девушки. Все вещи, которые она одевала на себя, лишний раз подчеркивали ее природную красоту и обаяние. Она нисколько не уступала зарубежным моделям, которых он видел на иностранных журналах, служа в Афганистане.

– Ну, куда мы сегодня с тобой пойдем? – поинтересовалась она у него.

– Поехали в Речной порт. Посмотрим на Волгу, на пароходы. Ты знаешь, я последние четыре года кроме гор и песка ничего не видел.

Они направились к ближайшей остановке троллейбуса. Дождавшись троллейбуса, они поехали в Речной порт.

***

Павел проснулся рано. Встав с кровати, он по армейской привычке сделал зарядку и направился в ванную комнату, чтобы принять душ. Проходя мимо кухни, из которой уже неслись вкусные запахи, он понял, что опередить мать, ему все равно не удалось. Он принял душ, побрился и направился на кухню. Мать уже хлопотала на кухне.

– Сынок? Может, не стоит идти работать в милицию? Там же опасно. Ты с одной войны сразу бросаешься в другую. Наверное, можно обойтись и без такой опасной работы. Сейчас многие занимаются коммерцией. Может, стоит и тебе попробовать? А, вдруг получится?

Павел улыбнулся и нежно посмотрел на мать. Он ее отлично понимал.

– Ты же знаешь мама, что у нас в роду никогда не было купцов. Почему, ты мне советуешь, чтобы я превратился в какого-то торгаша? Я офицер, а не торгаш. Пускай, торгует тот, кто умеет это делать.

– Тогда поступай, как велит тебе сердце. Просто у меня не хорошее предчувствие, как бы чего не получилось. Там в милиции тоже разные люди.

– Ничего, мама. Ты не переживай, я у тебя уже не мальчик и уже хорошо знаю, что такое хорошо и что такое плохо.

Он встал из-за стола и стал одеваться.

– Ты, что сынок в этой армейской куртке пойдешь? Не смеши народ, сейчас не сороковые годы, чтобы ходить в армейской одежде. Что у тебя больше не чего одеть?

Павел достал из шифоньера новый серый костюм, белую рубашку и галстук. Одевшись, он стал рассматривать себя в зеркале.

– Ну, вот совершенно другой вид у тебя. Запомни, по одежке встречают, а по уму провожают.

Он широко улыбнулся, обнажив красивые белые зубы.

– Тогда я пошел, мама, – произнес он и направился к двери.

В девять часов утра он уже был в отделе кадров городского отдела милиции. Пройдя по коридору, он остановился и постучал в дверь. Не дождавшись ответа, Павел толкнул дверь рукой и оказался в довольно большом кабинете, в котором за столами сидело несколько человек.

– Мне бы начальника отдела кадров? – обратился Павел. – Моя фамилия Лавров, мне назначено на девять часов утра.

– Иди, Лавров, покури пока. Как только он освободится, тебя позовут, – произнес молодой мужчина с погонами капитана на плечах.

Он вышел на улицу и, достав из кармана сигареты, закурил. Не успел он сделать и две затяжки, как из двери здания милиции вышел помощник дежурного по отделу.

– Лавров! – крикнул он.– Заходи! Начальник отдела кадров освободился и ждет тебя.

Павел вошел в здание и, пройдя мимо дежурной части, поднялся на второй этаж. В дальнем углу, находился кабинет начальника отдела кадров. Он остановился около двери и перевел дыхание. Сердце его учащенно стучало, словно, перед прыжком с парашютом. Он глубоко вздохнул и осторожно постучал в дверь.

– Заходите! – раздался голос из-за двери.

Лавров толкнул дверь и вошел в кабинет.

– Здравствуйте! Моя фамилия Лавров.

За большим полированным столом, сидел лысеющий мужчин лет под пятьдесят, в погонах подполковника милиции. Он окинул Павла оценивающим взглядом с ног до головы.

– Ну, проходи, гвардеец, – произнес он, слегка простуженным голосом. – Присаживайся. Рассказывай, где служил.

Лавров присел на предложенный им стул. Он слегка замялся, не зная с чего начать, но, поймав доброжелательный взгляд подполковника, начал рассказывать:

– После окончания Рязанского воздушно-десантного училища, был направлен в Афганистан в состав спецподразделения ГРУ. Три с лишним года служил в Афганистане. Командовал группой разведчиков. Мой позывной был «Душман». Принимал непосредственное участие в рейдах, засадах. Пришлось ходить на караваны. Имею боевые награды: орден «Красной Звезды», «Боевого Красного знамени», медаль «За отвагу» и «Боевые заслуги», а так же другие правительственные награды. Дважды был ранен, но после выписки из госпиталя возвращался в свой полк. После третьего ранения меня комиссовали, в связи с невозможностью продолжать службу по состоянию здоровья. В связи с выводом части из Афганистана и с сокращением армии, был уволен в запас.

 

– Понятно, орденоносец, – произнес начальник отдела кадров. – Так, вот я предлагаю тебе пройти ускоренные курсы обучения сотрудников уголовного розыска. Всего два месяца и ты уже, старший лейтенант милиции. Если будешь стараться, так же как и в армии, то сможешь дослужиться и до генерала. Ну, что скажешь?

Павел на минуту задумался, а затем принял решение.

– Хорошо. Я согласен, – произнес он. – Постараюсь оправдать это назначение.

– Вот и хорошо, «Душман». Сейчас пройдешь в третий кабинет, где заполнишь все необходимые документы.

– Можно вопрос, товарищ подполковник?

Тот махнул рукой и посмотрел на Лаврова.

– Скажите, пожалуйста, курс большой?

– Нет. Вас будет человек тридцать от силы. Еще вопросы есть?

– Никак нет, – произнес Лавров. – Разрешите идти?

– Идите. Передай привет Гаврилу Сергеевичу.

Павел вышел из кабинета и направился в кабинет указанный начальником отдела кадров. Быстро заполнив все необходимые анкеты, он вышел на улицу. Он шел по улице, размышляя о том, правильно ли он поступил, решив связать свою дальнейшую судьбу с милицией или нет. Размышляя об этом, он чуть не угодил под проезжавшую мимо него автомашину.

– Эй, парень! Не спи, когда переходишь дорогу! – крикнул ему водитель автомашины.

Павел в ответ помахал ему рукой и пошел дальше. Остановившись около кинотеатра «Октябрь», он посмотрел на афишу. Шел какой-то новый французский фильм. Порывшись в кармане брюк, он достал деньги и купил два билета на вечерний сеанс.

«Интересно. Что скажет родня, когда узнает, что я поступил на работу в милицию? – подумал он – Наверняка, тоже по-разному воспримут эту новость».

Увидев телефон-автомат, он порылся в карманах брюк и, достав монету, направился к нему.

«Надо позвонить Надежде и сказать ей, что он взял два билета в кино», решил он.

Купив билеты, он направился к себе домой. Сев в трамвай, он почему-то подумал о Надежде. Каждый день она все больше входила в его жизнь. Он вставал с этим и именем и ложился спать. Он каждый день замечал в ней все новые, ранее неизвестные ему черты характера, которые нравились ему. Не стоит скрывать, что она очень нравилась ему внешне, что было достаточно важно для него. Во-вторых, что импонировало ему, это то, что Надежда оказалась довольно хозяйственной и общительной девушкой. Да и матери она пришлась по душе.

Дома он рассказал матери о том, что поступил на работу в милицию, и будет работать в уголовном розыске. Мать, молча, покачала головой и ушла на кухню. Минут через пятнадцать она позвала его обедать. Он прошел на кухню и молча сел за стол.

– Не расстраивайся мама, прорвемся. Я же мужчина и не привык бегать от трудностей.

– Смотри сынок, сам. Раз решил служить дальше, так и служи.

Вечером, он собрался и направился к Надежде. Размышляя о предстоящей работе, он не заметил, как дошел до дома Громовых. У подъезда дома его встретила Надежда.

– Ну и как ,Павел? Не отказали тебе в работе?

– Нет. Все нормально. Слушай, Надя! Я купил два билета в кино на вечер и решил пригласить тебя. Как ты на это смотришь?

Она улыбнулась. На ее щеках появился румянец. Девушка, словно пятнадцатилетняя девчонка, рванулась в дом и скрылась за дверью. Через минуту другую, она вышла к Павлу.

– Я готова! Пошли!

– Вот и хорошо, Надя. Фильм в восемь часов вечера. У нас с тобой еще есть в запасе полтора часа. Давай погуляем, немного?

Он взял ее под руку, и они направились в сторону трамвайной остановки.

***

На следующий день он уехал в Елабугу, на кратковременные курсы сотрудников уголовного розыска. Он, как отмечали преподаватели, оказался хорошим учеником. За все эти два месяца, он не пропустил ни одного занятия. После основных занятий, он много времени проводил в специальной библиотеке, читал книги по организации розыскной работы. Павел часто оставался после занятий и вступал в споры с преподавателями, отстаивая свои взгляды по различным правовым вопросам. Он отличался от других слушателей, воинской дисциплиной. Когда закончились курсы, он единственный из курсантов, был поощрен ценным подарком, за отличную учебу.

Получив диплом об окончании курсов, он прибыл в городское управление милиции. Он уверено открыл дверь начальника отдела кадров и невольно застыл от неожиданности. За большим полированным столом, сидел незнакомый ему майор милиции.

– Что у вас? – спросил он у Лаврова.

– Да, вот зашел доложить вам, что прибыл для прохождения дальнейшей службы. Я окончил ускоренные курсы по подготовки сотрудников уголовного розыска и вчера прибыл в Казань.

– Так это значит ты, Лавров? Слышал, слышал про тебя, Душман». Хвалили тебя, говорят, толкового парня прислали.

– Так точно, товарищ майор. Старший лейтенант милиции Лавров, для прохождения дальнейшей службы, прибыл.

– Не нужно так громко кричать, товарищ Лавров. Здесь глухих нет. Это вам не Советская Армия.

– Извините, товарищ майор. Привычка.

– Плохие привычки нужно бросать. Ладно. Давай, вернемся к нашим баранам. Я тебя включаю в отдел майора Харитонова. Его отдел занимается раскрытием убийств и очень нуждается в хороших оперативниках.

Он встал из-за стола и направился к выходу. Вслед за ним, молча, направился и Лавров.

– Извините товарищ майор, а где Барсуков?

– Его уволили из органов.

– А, за что, если не секрет?

– Развалил всю работу, за это вот и уволили. А, почему тебя это так интересует? Ты, что его товарищ?

Павел промолчал. Они прошли весь длинный коридор и остановились около двери. Майор открыл дверь и уверено вошел в кабинет. За старым столом сидел молодой мужчина, в возрасте тридцати-тридцати пяти лет и одним пальцем стучал по пишущей машинке «Ятрань». Заметив вошедших в кабинет людей, он оторвался от своей работы и молча, взглянул на них.

– Харитонов, знакомься. Это твой новый сотрудник Лавров Павел. Он окончил краткосрочные курсы сотрудников уголовного розыска, бывший спецназовец, командир группы разведки ГРУ, воевал в Афганистане.

– Борис Яковлевич! Здесь же не ясли? Я у вас просил нормального сотрудника, а вы суете мне человека, который ни одного дня не работал в милиции. Мне, что его за руку по жизни водить?

Эти слова, как ножом резанули Лаврова по сердцу.

«Кто такой этот Харитонов? Что он себе позволяет? Его, боевого офицера называет мальчишкой!» – подумал Лавров, сдерживая свой гнев.

– Хватит капризничать, Харитонов. Принимай человека в свой отдел и работай, других у меня нет, и в ближайшее время не будет.

– Борис Яковлевич! – начал что-то говорить Харитонов, но, тот резко повернулся, и недобро сверкнув глазами, вышел из кабинета, оставив Лаврова одного с Харитоновым.

Харитонов молча начал рассматривать Лаврова, который топтался около двери. Тот в свою очередь тоже начал изучать своего будущего начальника. Харитонов был небольшого роста. Его светло-русые волосы были зачесаны назад, от чего его большой и покатый лоб, казался еще мощнее. Он был одет в синие американские джинсы и светлую хлопчатобумажную клетчатую рубашку и чем-то походил на ковбоя из какого-то американского фильма.

– Ну, что, спецназ, давай, будем знакомиться? Фамилию мою ты уже знаешь, а зовут меня Юрий Андреевич. Можно просто Юра. Я начальник отдела по борьбе с преступлениями против личности. Это, наверное, вы проходили на курсах в школе, и знаешь, что это такое. В нашем отделе помимо меня, еще семь сотрудников, которых пока на месте нет. Они находятся в районных отделах милиции, помогают местным товарищам.

– Теперь расскажи, кто ты и что ты можешь?

Лавров вкратце изложил ему свою биографию. Закончив рассказывать, он взглянул на Харитонова. Лицо его было непроницаемо и поэтому невозможно было понять, устроил его доклад или нет.

– Ну, что Павел? Вот твой стол, стул и металлический ящик. Начнем с того, что я дам тебе оперативно- поисковое дело, по последнему нераскрытому убийству. Я хотел, чтобы ты тщательно изучил его. Когда закончишь изучать, тогда и поговорим.

Павел, молча, сел за свой стол. Харитонов достал их своего сейфа несколько папок и положил их на край стола Лаврова.

***

Павел присел за стол и открыл папку. На первой странице он прочитал фабулу.

«13 апреля 1989 года 10 часов 34 минуты, поступило сообщение, что в десяти километрах от города, в лесополосе обнаружен труп неизвестного мужчины с признаками насильственной смерти. Предположительный возраст погибшего 32-33 года. Труп обнаружен лежащим на спине. Лицо накрыто грязной тряпкой со следами машинного масла. Карманы брюк вывернуты. Рядом с трупом четко заметны следы ног. Оба следа 42 размера. При осмотре трупа обнаружены следы огнестрельных ранений на груди мужчины, а также множественные ожоги предположительно от сигарет, которые находились в районе груди, шеи и лица. Предположительно смерть мужчины наступила в результате огнестрельного ранения в голову. Каких-либо документов подтверждающих личность трупа в процессе осмотра прилегающей местности, не обнаружено».

Павел внимательно рассмотрел несколько фотографий трупа, зафиксированного в различных ракурсах, и перевернул страницу дела. Просмотрев еще несколько страниц, он наткнулся за заключение экспертизы. Он достал из стола чистый лист бумаги и приготовился писать.

По результатам патологоанатомического заключения следовало, что неизвестный мужчина при жизни был подвергнут садистским пыткам. На теле погибшего были обнаружены множественные гематомы, следы ожогов, предположительно от сигарет и паяльной лампы. У покойного были разбиты коленные суставы и раздроблены пальцы рук.

Лавров закрыл глаза и мысленно представил, что мог пережить этот неизвестный ему молодой человек в возрасте около тридцати пяти лет.

Перевернув лист, Павел обнаружил протокол осмотра места обнаружения трупа. Осмотр места преступления позволил следствию установить, что неизвестные преступники приехали на место преступления на двух легковых машинах. В деле имелись фотографии протекторов машин.

«Интересно, его убивали на месте или труп был привезен сюда из другого места?» – подумал Павел и записал этот вопрос себе на листе бумаги.

Он закрыл глаза и начал про себя размышлять.

«Если место обнаружения трупа является местом преступления, то почему при осмотре местности не были обнаружены гильзы? Или преступник их подобрал, что маловероятно, или в него стреляли из нагана. Интересно, что при вскрытии трупа медиками не была обнаружена и приобщена к делу пуля. Это говорит о том, что убийство по всей вероятности было совершено в другом месте».

Лавров достал сигарету и закурил.

«И так, что мы имеем – мысленно произнес он. – Первое. Личность трупа мужчины до сих пор не установлена. Это говорит о том, что мужчина по всей вероятности не местный, то есть не из Казани. Иначе бы родственники уже забили бы тревогу о его исчезновении. Второе. Не известно место совершения преступления. Место обнаружение и место преступления, наверняка, разные. Третье. Не установлено оружие, из которого был застрелен этот мужчина. А, самое главное, неизвестен мотив этого преступления и возможных преступников, совершивших это убийство».

Он загасил сигарету и отодвинул в сторону дело. Ему хотелось поделиться своими мыслями с Харитоновым, но его в кабинете не было, он выехал куда-то полчаса назад. Лавров пододвинул к себе телефон и позвонил в отдел милиции станции Канаш. Трубку поднял дежурный по отделу. Павел представился ему и попросил его соединить со следователем, который должен был вести уголовное дело по факту хулиганства учиненного молодыми ребятами в поезде. В трубке раздался щелчок, и Павел услышал голос следователя. Павел представился ему и поинтересовался результатами расследования уголовного дела.

– Ты, что Лавров, упал что ли? Я и не возбуждал этого дела. Я переговорил с прокурором и вынес отказ в возбуждении уголовного дела. Ты сам подумай, они из Арзамаса, ты из Казани. А, мне что делать с вами? Ты же не будешь каждый день ездить в Канаш на следственные действия? Да и их, похоже, тоже из Арзамаса не вытащишь. Ты сам сейчас работаешь в системе и должен четко понимать бесперспективность этого дела. Это хорошо у вас у оперативников нет сроков расследования уголовных дел, а у меня законом отведено всего два месяца. Как хочешь, так и крутись. Так, что такие брат дела.

Он положил трубку, так как отлично понял следователя. Лавров знал, что следователь просто укрыл от учета это преступление и все его ссылки на то, что он решил этот вопрос с прокурором, не соответствовал по всей вероятности действительности. Однако, обжаловать его решение через прокуратуру ему не хотелось. Он снова потянулся за сигаретой. В этот момент дверь открылась, и в кабинет вошел Харитонов. Он устало плюхнулся на стул и посмотрел на него.

 

– Ну, что ознакомился с делом? Что скажешь? Есть какие-то конкретные мысли? И еще, я узнал, что там у тебя был позывной «Душман». Ты не против того, если мы будем тебя так называть между собой?

– Можете называть, я к этому давно привык. Нас в группе знали лишь по нашим позывным.

Лавров изложил все свои мысли по этому делу, чем вызвал определенное удивление у Харитонова.

– А, ты молодец! – произнес он. – Я полностью с тобой согласен. Считай, что с сегодняшнего дня этим делом будешь заниматься ты лично. Если будет нужна моя помощь, обращайся не стесняйся.

Дверь отворилась и в кабинет с шумом вошли двое молодых ребят.

– Это Лавров Павел или «Душман». С Сегодняшнего дня он работает в нашем отделении. Павел, бывший военный, спецназ ГРУ. Воевал в Афганистане, командовал разведывательной группой. Имеет правительственные награды. А, это Никонов Владимир и Волков Андрей.

Ребята пожали руки Павлу и, сев за стол, стали докладывать Харитонову о результатах своего выезда. Павел взял в руки ручку и начал готовить ориентировки с приметами убитого мужчины.

***

Прошла первая неделя его работы. Павлу удалось установить личность убитого мужчины. Им оказался тридцати семи летний предприниматель из поселка Васильево – Корнеев Валерий Владимирович. Из последующих показаний его ближайших родственников, Лавров установил, что Корнеев в середине марта уехал за товаром в Москву и обратно не вернулся. Покойный имел сеть небольших торговых павильонов в городе Казани и торговал вещами, которые приобретал в столице нашей родины.

Теперь, когда Лаврову стала понятен возможный мотив убийства Корнеева, он все свои усилия сосредоточил на отработку его ближайших связей, с которыми контактировал тот в последние дни своей жизни. От его жены он узнал, что тот намеревался купить в Москве большую партию джинсов и польских пуховиков, об этом он сообщил ей по телефону. Чтобы проверить это, Лавров по указанию Харитонова поехал в Москву.

Приехав в Москву, оперативник сразу же направился на рынок, который располагался недалеко от стадиона «Лужники». Ему сильно повезло, так как он довольно быстро нашел предпринимателя, у которого Корнеев приобретал для продажи товар. Палатка предпринимателя находилась в первых рядах рынка. Расспрашивая походу своего движения продавцов, он вскоре оказался рядом с его палаткой.

Оперативник достал свое служебное удостоверение и молча, предъявил его не высокому мужчине, который стоял около палатки и громко отчитывал двух продавцов.

– Здравствуйте! Вы Кузнецов? Я из уголовного розыска города Казани. Мне нужно с вами поговорить в отношении вашего оптового покупателя Корнеева.

– Я не знаю никаких Корнеевых, – ответил предприниматель. – Давай, вали отсюда и не мешай людям заниматься делом. У меня нет времени на пустые разговоры.

– Извини мужик, но ты видимо не понял, что я из уголовного розыска и что мне нужно с тобой поговорить. Ты, наверное, хочешь, чтобы я закрыл твою торговую точку? Поверь, мне это не составит особого труда.

Кузнецов внимательно посмотрел на Лаврова оценивающим взглядом. Видимо решив не испытывать судьбу, он примирительно улыбнулся.

– Знаешь, у меня действительно нет времени и поэтому давай, спрашивай, только не тяни кота за хвост.

Они отошли в сторону, и Лавров снова задал ему все тот же вопрос в отношении Корнеева.

– Да, я знаю его, это мой оптовый покупатель. Он часто приезжал сюда и всегда он покупал вещи у меня. Последний раз я его видел, если мне не изменяет память, где-то в середине марта. Он взял у меня польские пуховики и джинсы «Монтана». Он расплатился со мной, погрузил весь товар в свой УАЗ и уехал. Скажите, а с чем связан ваш интерес к Корнееву?

– Дело в том, что Корнеев свой груз не довез до Казани. Его труп мы обнаружили в апреле, в пригороде Казани. Скажите Кузнецов, он вам не рассказывал о своих врагах?

– Да, что вы? Мы с ним были лишь в коммерческих отношениях. Приехал, оплатил за товар и до свидание. У каждого у нас своя жизнь и мы никогда не делились с ним не своими радостями, не своими трудностями.

– Так значит, купил он у вас польские пуховики и джинсы «Монтана»? – переспросил его Лавров. – Скажите, у вас есть еще в наличии подобные куртки и джинсы. Покажите мне их.

Кузнецов направился к одному из своих павильонов и вскоре вернулся к Лаврову обратно. В руках он держал черную куртку и джинсы. Павел взял в руки эти вещи и стал внимательно их осматривать.

– Скажите, есть ли у этих вещей какие-то присущие только этим вещам приметы, – спросил его Павел. И еще один вопрос, много этого товара на местном рынке?

Кузнецов усмехнулся.

– Я смотрю, вы вообще не в теме. Вы знаете, что каждый торгующий здесь предприниматель имеет свои каналы приобретения того или иного товара. Я, например, работаю с поляками. У них своя фабрика и сейчас они гонят свой товар, выдавая его за товар, изготовленный в США. Могу сказать лишь одно, что этого подобного товара на этом рынке практически нет. Мне удалось закупить практически всю эту экспериментальную партию, которые пошили поляки. Вот посмотрите, чем отличаются эти польские джинсы и куртки от другого похожего товара.

Кузнецов показал Павлу на клепки джинсов.

– Вот видишь, здесь на клепке выбита звезда. На других джинсах, этой звезды нет. Вот этот лейб, только на польской куртке. Понял?

Лавров, молча, кивнул головой и, попрощавшись с Кузнецовым, поехал на железнодорожный вокзал.

***

Павел приехал в Казань и доложил Харитону о результатах поездки в Москву.

– Вот и давай и отрабатывай свою версию, «Душман». Погуляй по рынкам города, вдруг повезет, и ты найдешь лиц, торгующих этим товаром. Флаг тебе в руки.

– Юрий Андреевич, но в городе десятки рынков?

– Ну и что теперь? Запомни «Душман», здесь у тебя нянек нет. Так, что иди и ищи.

Лавров уже второй день мотался по вещевым рынкам города, в поисках польских курток и джинсов, однако пока все его попытки были безуспешными. Товара на рынках было много, однако ни джинсов, ни курток подобных тем, что показывал ему Кузнецов, он еще не встречал.

– Девушка? Вы не подскажите мне, кто у вас здесь торгует польскими пуховиками и джинсами «Монтана». Я уже три рынка обошел, но ничего найти не могу.

– Вы знаете, у нас на рынке подобного товара я не видела. Вы попробуйте поискать его на рынке Приволжского района. По-моему, я там видела этот товар.

Он поблагодарил ее, и сев на трамвай одиннадцатого маршрута, поехал на рынок. Павел около часа блуждал по рынку, пока не заметил женщину в палатке, которой висела черная польская куртка.

– Женщина? А, у вас случайно нет джинсов «Монтана»? Говорят, что вы торговали этим товаром?

Павел внимательно посмотрел на нее. Похоже, вопрос заданный им, поставил женщину в тупик. Немного подумав, она произнесла:

– Вы знаете, молодой человек, я сегодня как раз продала последние штаны. Если вы завтра зайдете, то я привезу их специально для вас. Вы, какой размер носите?

– Сорок восьмой, – ответил оперативник. – Значит договорились? Завтра я обязательно заеду с утра. Только вы их никому не продавайте.

Лавров шел по рынку, не веря в свою удачу. Найти в миллионном городе человека, торговавшим этими куртками и джинсами, действительно было своеобразным чудом. Он вернулся в отдел и с победным видом сел за стол.

– Чего сияешь, как медный полтинник? – спросил его Харитонов. – Накапал, что-то, «Душман»? Давай, колись, а то лопнешь от важности.

– Представь себе, Юрий Андреевич! Нашел! Я действительно нашел человека, который торгует товаром Корнеева, – произнес Лавров. – Завтра этот человек принесет джинсы. Если они окажутся из той партии, то это сто процентная удача. Ты сам прикинь, Юрий Андреевич, ну грохнули они Корнеева, а куда девать его товар? Не зарывать же его в землю? Завтра, если повезет, я уже буду знать, откуда этот человек взял этот товар.

Харитонов улыбнулся. Ему нравился характер этого настойчивого и умного сотрудника. Павел оказался достаточно въедливым и смышленым оперативником, которому можно поручать было серьезные дела.

– Хорошо, «Душман». А, если она тоже, как и Корнеев приобрела этот товар в Москве? Что тогда?


Издательство:
Автор
Поделиться: