Название книги:

Факультет форменных мерзавцев

Автор:
Ника Ёрш
Факультет форменных мерзавцев

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Отфыркиваясь, я мгновенно поставила защиту на новый диван, забыв про себя и студентку, и выскочила из комнаты. Ада быстро оказалась рядом, поминутно отплевываясь, отфыркиваясь и тряся головой.

– И правда фон нестабилен, – резюмировала она в ответ на мой сердитый взгляд. – Простите, я просто не поверила эру Бири.

– Значит, он вас предупредил? – Вскинув брови, я посмотрела на усыпанную штукатуркой комнату. Бедный мой лимонный чемоданчик побелел, пол был усыпан мелом, и только диван так и стоял красивый и чистенький.

– Да, – девушка виновато опустила голову, – но я решила, что это неправда. Потому что в городе у многих такие дома, и можно спокойно пользоваться способностями.

– Мне завхоз про свои опасения ничего не сказал, – пробормотала едва слышно. – Заботится, значит, об учащихся. А преподавателям молодым можно и потолок на голову надеть… Ну ла-а-адно…

Эра Грица вскинула голову и уставилась на меня с любопытством.

– Но про этот дом все знают, – сообщила она.

– Что именно?

– Ну, что здесь магия странно работает. Не только в вашей части, но и в зеркальной. Даже эр Тардилар у себя ремонт делал обычными инструментами. Он долго жил раньше вне острова и много чего умеет без способностей, а вот я, например, без силы почти ничего не могу.

Она красноречиво уставилась на брошенное в комнате ведро с тряпками.

– Зачем же эр Бири тебя прислал? – поразилась я.

– Издевается. – Ада как-то обреченно вздохнула. – Все знают, что он любитель…

Тут она спохватилась, бросила на меня косой взгляд и замолчала.

– Угу. – И без продолжения я все поняла. – Но убирать все равно придется. И здесь есть одна хорошая новость, а вторая плохая. С какой начать?

– С хорошей.

– Я тоже с другого континента и привыкла жить без магии, применяя ее лишь в крайних случаях.

Подмигнув приободренной девушке, улыбнулась. Она неуверенно растянула губы в ответной улыбке, но тут же спохватилась:

– А плохая новость?

– Ну-у, судя по фронту уборки, у нас с тобой будет затяжное знакомство, – ответила, снова чихая.

– А что, если обратиться за помощью к эру Тардилару? – радостно сияя глазами, предложила Ада Грица.

– Блестящая мысль, – делано обрадовалась я. – Сходишь к нему? Я пока начну собирать штукатурку.

Ада смутилась:

– Я не могу.

Покачав головой, вздохнула. Мне еще влюбленных студенток не хватало. Вон как смутилась при одном упоминании котика.

– Он меня терпеть не может, – быстро добавила Ада. – Считает, что я выбрала не ту профессию и мне не место в группе. Каждый месяц говорит, что готов ходатайствовать о переводе в эксперты и даже послабления по физической подготовке сделает.

– А ты почему не уходишь?

– Это дело принципа, – гордо вскинулась эра Грица, и глаза ее снова стали холодными, а лицо непроницаемым.

Ладно, лезть в душу к посторонней девушке я не собиралась, мне бы со своими проблемами разобраться. Опустив голову, я распустила волосы и потрясла ими над полом. Выпрямившись, создала зеркало и посмотрела на себя, едва не отшатнувшись.

– Мать моя! – вскрикнула, прижав руку к груди. Рыжее страшило с той стороны все синхронно повторило. – И ведь у меня даже душа нет.

– Сходите к нам? – неуверенно предложила Ада. – В общежитие. Если эр Бири разрешит.

Тут мы с ней переглянулись и обе грустно усмехнулись.

– Да-а, этот только рад будет моим неприятностям, – совсем поникла я. – Гиена плешивая.

– Сплетничаем? – раздалось позади, и мы с Грицей, не сговариваясь, поморщились от знакомого голоса.

На пороге стоял завхоз собственной персоной. Довольный, сволочь, как никогда.

– Ну как вам дом, эра? Забыл предупредить, магические заклинания, требующие силы чуть больше среднего уровня, здесь запрещены. Нестабильный фон. Но вижу, что опоздал. Жаль ваш потолок.

Мне тоже было жаль. Потолок, дом, студентку Грицу и себя… Но больше всего было жаль эра Бири. Потому что в тот миг мысленно я объявила ему войну. Не на жизнь, а на вылет с работы. Настоящую, безжалостную и, возможно, кровопролитную.

– Дом как дом, – пожала плечами. – Но так как вы не предупредили меня заранее о возможности возникновения чрезвычайной ситуации, я вынуждена буду подать жалобу. Через директора. Стражам порядка. Не могу утверждать, что это было умышленное покушение на мою жизнь, но хочу, чтобы подозрения развеяли профессионалы.

– О чем вы толкуете? – не понял оборотень. – Что за вздор?

– Я говорю о том, насколько вы безалаберно относитесь к своей должности. – С надменным видом собрала волосы в хвост, провожая взглядом опадающую с них штукатурку. – А если бы мы с эрой Грицей решили бы начать с полов? И те провалились бы прямо под нами.

– Я предупредил студентку!

– Но не меня. А я, между прочим, уже начала уборку к ее появлению. В общем, не волнуйтесь. Уверена, полисмейстер, закрепленный за нашим колледжем, обязательно разберется во всем. И если он скажет, что опасности для меня никакой не было, то я извинюсь перед вами за неуместные подозрения.

– Это смешно, вызывать в Полисмагический колледж стражей порядка из-за такой ерунды! – Завхоз побагровел, его правый глаз отъехал в сторону и теперь смотрел на мою ванную комнату.

– Вот и смейтесь, пока ходите на свободе! – рявкнула я.

Пару мгновений мы смотрели друг на друга в упор, грозно пыхтя и сжав кулаки, как вдруг эр Бири изменился в лице. С милой улыбкой, призвав глаза к порядку, он мирно-спокойно обошел меня стороной и вошел в гостиную.

В это же время со стороны входа послышалось натужное пыхтение. Перестав сверлить взглядом затылок завхоза, я, открыв рот, уставилась на пятерых парней, что вносили в мой дом большую и, судя по всему, очень тяжелую железную кровать с высоким кованым изголовьем и ножками в виде крупных львиных лап. Четверо держали ее по углам, а пятый помогал им магией, в то время как по его вискам текли ручейки пота.

– Куда? – сипло уточнил один из здоровяков, с ненавистью посмотрев на меня.

– В спальню. Туда… – только и ответила я, указав рукой направление.

Следом вплыли двое ребят с не менее большим матрасом. Взгляды их были опущены, а губы поджаты.

Эр Бири и здесь мне подгадил! Приказал им тащить эти тяжеленные вещи, в то время как и простая деревянная односпалка подошла бы идеально. Интересно, где он вообще эту махину нашел?

Вспомнив о гиене, я обернулась, собираясь узнать, в курсе ли директор, какой мебелью разбрасывается завхоз. Но обалдело умолкла.

В гостиной была относительная чистота. Краска на стенах обновилась, паркет на полу словно бы заново обработали, убрав старый слой и преобразив внешний вид до неузнаваемости. От осыпавшейся штукатурки не осталось и следа, а потолок стал идеально белым. Даже окно – и то обновилось.

– Ну? – устало спросила гиена. – На что жаловаться будете? Про нестабильность магии я вас предупредил.

– Но как? – поразилась я.

– У меня свои методы. – Эр Бири дернул кончиком носа, поплотнее запахнул расстегнутый китель и поежился словно от холода, хотя в доме стояла жара. Под его глазами залегли круги, а носогубные складки проявились намного отчетливей прежнего. На лицо был перерасход сил, но гиенооборотень держался свысока и смотрел остро, не позволяя допустить и мысли о жалости к нему.

– А что в остальных помещениях? – спросила я, опомнившись, когда завхоз прошел мимо.

– Кромешный ужас, – с ухмылкой ответил он. – Удачного ремонта и добро пожаловать!

– Спасибо, – с самым сияющим видом ответила я.

Бири даже обернулся у выхода, зыркнул недовольно и пояснил:

– Я обновил ремонт только в гостиной.

– Отлично, – кивнула я. – Туда прекрасно впишется ваш диван и переданный мне стол. Еще про шкаф не забудьте.

– Что с жалобой? – нахмурившись уточнил он.

– А что с ней? – удивилась я.

– Нет состава преступления, – вмешалась Ада Грица, восторженно заглядывающая в гостиную. – Посмотрите-ка, на смежной со спальней стене цветы проступили. Красота какая.

– До свидания! – гаркнул завхоз, громко захлопнув за собой двери.

– До скорой встречи! – крикнула ему вдогонку. И добавила тихо, только для ушей Ады: – Умеет же, когда хочет. Смотри, как здорово все получилось. Пойдем посмотрим, что мне для спальни перепало.

А там нас встретили семеро недовольных парней. Они положили матрас на кровать и теперь стояли по разным сторонам от своей ноши, примеряясь к окружающей обстановке. Надо сказать, выглядело мое жилище отвратно. Сырое, серое, с паутиной в углу… Меньше всего хотелось там спать.

– Не так я себе представлял его дом, – проговорил один из ребят, еще не заметив нашего с Адой появления. – Что-то здесь нечисто. Даже за столько лет не могло помещение прийти в такую негодность.

– Поделом новой мымре, – ответил длинный тощий парень, кажется с именем Кхарт. – И Тардилару как раз прилетит. Она же стерва, сразу видно. Хорошо, что мы историю только на первых курсах учим.

Я откашлялась, студенты резво обернулись и, как один, замерли в ожидании дальнейших действий с моей стороны.

Бледные щеки Кхарта медленно занимал пятнистый румянец. Он явно понял, что был услышан не только своими сокурсниками…

И только я хотела сказать колкость, чтобы сразу показать парнишке, кто в этом доме хозяин, как…

– М-м-м-м… Пум-бурум… М-м-м… Тум-ду-дум… – Напев был слышен прекрасно. Так, словно Тардилар находился в соседней комнате за очень тонкой перегородкой. Потом он засвистел и хлопнул дверьми.

Повисла тяжелая тишина, во время которой я открыла рот и никак не могла его закрыть. А дальше послышался шум воды. Котик принимал душ. С песней.

Во время прослушивания в моей голове бегала всего одна мысль с огромным транспарантом, и озвучил ее, как ни странно, эр Кхарт:

– Вот это слышимость. Не дай бог подхватить несварение желудка… Стыд-то какой.

И я даже не стала опровергать этих слов. Потому что и правда, не дай бог…

 
Акель Тардилар

Давно меня настолько не раздражали женщины. А повидал я их немало, самых разных: от «прелесть каких дурочек» до по-настоящему невменяемых, которых приходилось задерживать во время службы. И в тех, и в других я неплохо разбирался и мог дать характеристику любой едва ли не после минутного общения. Иногда даже слова не нужны были – моего взгляда достаточно для оценки.

Со Шторм это не работало.

Ее настроение и поведение менялись так быстро, что хотелось посоветовать провериться у хорошего психотерапевта. Я даже визитку нашел: доктор Анри Велье мог вылечить и не таких. При случае собирался сунуть его карточку девчонке под нос, приправив подарок едкими замечаниями по поводу ее адекватности. Только вот не уверен, что Шторм расстроится, еще и уточнит, зараза, откуда я сам номерок взял…

Не понимая, чего ждать дальше, я находился в раздрае.

Чего только стоила ее попытка меня приворожить бытовым заклинанием очарования. Что вообще за деревенская выходка? Даже студентки применяют более замороченные формулы, отчего их гораздо сложнее разоблачить.

Дела во время невеселых дум не ладились, да и голова от накала страстей работала плохо.

Мне бы расслабиться, позабыв о новой соседке хотя бы временно, но это оказалось практически невозможным. Не прошло и получаса с момента нашего расставания, как в мою дверь начали ломиться нежданные гости. Удивлению не было предела, потому что с самого заселения ко мне не приходил ни один человек. Все боялись дома с плохой славой, а я подтверждал ужасные слухи, которые о нем ходили. Да, воет кто-то ночами, да, ходят в соседней комнате, да, детский плач слышен и вещи с верхних полок падают сами по себе. И плевать, что полок нет.

Но вот Шторм приехала в колледж. Мало того что она – одна из подозреваемых на роль ревизора, так еще и вселилась на мою территорию, разрушая покой и вызывая ком неприятных последствий.

Открыв дверь, убедился, что последствий в этот раз сразу восемь. Все они были с третьего курса, в идеально отглаженной форме с одинаково недовольными лицами.

– Ну? – спросил угрюмо, разглядывая натужно пыхтящих парней, удерживающих на весу классный диван. Попутно подумалось, что нужно добавить им физической нагрузки – совсем разленились за время летних каникул, неженки.

– Мы к эре Аурике Шторм, – выдал здоровяк Халис, стоящий ближе всего ко мне.

– И?

Вложив во взгляд всю силу своего недовольства, осмотрел всех и каждого, остановившись на эре Грице, удерживающей в руках ведро с тряпками. Докатились. Здравствуй, будущий офицер…

– Мы ей диван принесли, – продолжил Халис, вытягивая шею и заглядывая мне за плечо.

– А я при чем?! – рявкнул, выйдя из дома и захлопнув за собой дверь. – У нее другой дом. С-с-салаги…

Передернув плечами, тронул магическую руну слева и со всей дури постучал. Ногой. Несколько раз.

Она вышла как ни в чем не бывало. Сонная, в том же костюме, что надевала для встречи с директором. Потянувшись, выгнула бровь вопросительно. И где только спала, если мебели в доме нет? На миг в душе снова закрутилась-заворочалась неспокойно совесть. Мол, я мужчина и не помогаю бедной девушке. Позор. Но ее «Чего вам?» на глазах у студентов прибило всякие добрые побуждения. Где ласка? Где уважение?

Нет уж, никаких поблажек наглым горожанкам!

Как только за ребятами закрылась дверь, я снова тронул руну и вошел к себе, сразу отправляясь к тренажеру. От бешенства аж зубы сводило. Странно, даже выходки Бири меня никогда не доводили до такого состояния…

Спустя минут десять меня отпустило. Нагрузка, как всегда, помогла прогнать из головы лишнее и расслабить напряженные мышцы. Пришла приятная усталость, и даже, кажется, воскрес оптимизм.

Ну не выдержит Шторм долго в таких условиях, съедет вместе со своим чемоданчиком, только ее и видели. Она ведь еще мифов про новое жилище не слышала, так что если не испугалась внешнего вида нового жилища, то уж неупокоенных привидений точно побоится. А у меня лишнее пространство появится для спортзала. Прелесть. Именно с такими мыслями я разделся и, напевая полюбившуюся мелодию, отправился в душ.

И тут снова все пошло не по плану. Посторонний голос донесся до моих ушей сквозь звук льющейся воды, по спине пробежал холодок, мокрое мыло выпало из рук прямо под ноги. Я тут же на него наступил. Больно ударившись головой, ошалело моргнул и прислушался к тишине. Ни-че-го. Посторонних звуков больше не было, зато волоски на теле остались стоять дыбом, а на затылке вырисовывалась немаленькая шишка.

Неужели послышалось?

– Эй, – позвал я неведомого гостя, впервые за все время проживания в доме поверив, что призрак и правда может здесь обитать.

– Аккуратней, – раздался шепот в ответ, – не хлопай только. Притвори ее тихонько, и пойдем. Слышишь, он затих?

Моргнув, поелозил голым задом в душе, обдумывая, где конкретно мог слышать этот нежный женский голосок, и в то же время не веря собственным догадкам. В следующий миг я вскочил на ноги и резко распахнул дверцу, ожидая увидеть рыжую бестию Шторм. Но все было по-прежнему: ни одной живой души вокруг, кроме меня.

– Я пытаюсь. Вы меня нервируете, – снова донеслось до меня. Теперь голос был тоньше и менее уверенный.

– Грица! – завопил, сжимая руки в кулаки. – Ада!

– Ой, – пискнула студентка. Раздались удаляющиеся шаги.

– Трусиха. – Обвинительный шепот Шторм послышался у самого входа в ванную комнату. – Да он в жизни ничего не докажет. И вообще, это мы здесь моральные жертвы. Теперь эту песню слушать не смогу…

Скрип двери заставил дернуться правое веко. Голоса стихли. Зато за стеной кто-то чихнул. Мужчина.

Только тут я понял, что задержал дыхание и теперь стою красный от натуги и бешенства. Вздохнув, осторожно вернулся в душ, смыл с себя остатки мыла и медленно закрутил вентиль, представляя, что это шея Шторм, а я ее проворачиваю до упора. До предела. Чуть резьбу не сорвал.

– Ну хорошо-о, – проговорил тихо, покидая ванную комнату. – Я тебе покажу, моральная жертва…

Я даже не стучал.

Вошел в ее дом, едва не столкнувшись с Халисом. Тот ойкнул, отпрыгнул и едва не проломил собой стену, сделав лишний проход в прихожей. Все-таки силы в этом медведе хоть отбавляй, а мозгов отсыпать забыли.

– Здорово, – сказал, ухмыляясь и наблюдая, как сбегают в гостиную еще шесть моих студентов, среди которых и их староста. Будущие оперативники и следователи. Гроза преступного мира.

Тормис Кхарт споткнулся, пытаясь оглянуться, и едва не упал, столкнувшись лбом с затылком Мориса. Оба взвыли, но не остановились.

– А мы вот, – пробасил Халис, вставая передо мной и провожая однокрупников тоскливым взглядом, – помогаем новому преподавателю.

– Крушите дом, чтобы не пришлось мучиться с ремонтом? – уточнил я.

Парень неловко повел плечами, посмотрел на стену, которую чуть не проломил, и, бросив на меня хитрый взгляд, угрюмо кивнул:

– Мало от нас пользы. Сказали бы вы, чтобы она нас отпустила?

– Эра Шторм?

– Угу.

– А она что, удерживает вас против воли?

Он пожал могучими плечами.

– Что тебе мешает просто уйти? – продолжал допытываться я.

– Ну, она так смотрит…

– Может, магию применяет? С нее станется…

Халис тяжело вздохнул, потер затылок.

– Нет, никакой магии. У меня артефакт родовой, я бы почувствовал. Просто она не разрешает уходить, пока не приведем жилье в должный вид. А я никогда в жизни не видел, как ремонт делают. Тем более сам не занимался этим. У меня же отец…

– Я знаю, кто твой отец, – перебив парня, хмыкнул, давая понять, что мне плевать на его связи.

– Нет, вы не подумайте, – спешно заговорил тот снова. – Я не то чтобы им прикрываюсь. Просто у нас в семье никто черновыми работами не занимался. Отец нанимает работников, а по мелочи мы магией справляемся. А тут…

Он посмотрел на свои большие руки, нервно оглянулся на гостиную, облизнул пересохшие губы и, все еще кося в ту сторону, зашептал:

– Она говорит, чтобы мы брали шпадели и очищали стены от старой краски.

– Шпатели, – поправил я. – Правильно говорит. Разбирается, значит.

– Но… – Халис ошалело выкатил глаза, хотел что-то добавить и замолчал, стоило в прихожей показаться причине всех наших бед.

– Какой сюрприз! – Шторм улыбнулась. – Пришли узнать, как я тут справляюсь? Волнуетесь за меня, эр Тардилар?

Мимо нее прошел мрачный Халис. Сбежал к будущим коллегам.

– Конечно, волнуюсь. – Проводив спину трусливого студента взглядом, я оскалился, глядя уже на эру Шторм. – Ведь от ваших манипуляций пространство между нашими домами истончилось до такой степени, что дальше только настоящее сожительство. Что вы сделали, эра? Намагичили, пытаясь упростить себе жизнь?

– А кто меня предупредил, что этого делать нельзя? – Вместо оправданий она тут же пошла в наступление. – Больше скажу – если не найдется толкового сантехника, магия продолжится! Вас может затопить среди ночи, и нет, это не крышу прорвет! Знаете, что это значит, эр Тардилар? Вы рискуете, как и я, остаться без дома вовсе. Вот так!

– Шантажируете? – вздернув бровь, сложил руки на груди. – Значит, это и есть ваши излюбленные методы общения и достижения целей? Приворот, использование служебного положения, шантаж… Что еще? Подворовываете, может?

– Ой, только не надо меня учить, – поморщилась она. – Знатоков и советчиков в моей жизни всегда хватало. Хоть бы один пришел и без слов что-то сделал! Оставьте свои претензии для директора, можете бежать жаловаться хоть сейчас.

Вообще мною было задумано еще минимум пять язвительных замечаний, в процессе выслушивания которых Аурика Шторм должна была испытать чувство вины, раскаяться и даже почувствовать себя виноватой. Таков был план.

Но своими словами она сбила весь саркастичный настрой и задела во мне что-то спокойно дремавшее с юношеского возраста. Тогда я жил с родителями, и отец часто повторял одну и ту же фразу, загоняя ее в подкорку головного мозга: «Мужчину легко можно отличить от мальчика по его поступкам». Так просто и так правильно. И вот теперь дерзкая рыжая девчонка тыкала мне в грудь своим наманикюренным ноготком и повторяла то, что я и сам знал, но успел позабыть. Что я веду себя как мальчишка.

Поджав губы, я развернулся и вышел, не говоря ей ни слова.

Аурика Шторм

Кажется, я переборщила.

Да, быть может, стоило извиниться или хотя бы сделать виноватое лицо. Все-таки мы подслушивали котика в душе, а это все равно что в замочную скважину подглядывать – некрасиво, хотя и очень интересно. Но ведь мы непреднамеренно, и эр Тардилар должен был это понимать. К тому же он на меня давил. Этими своими точными замечаниями про мое поведение. Да, шантажировала, да, пыталась приворожить. И нет, не могу придумать оправдания, кроме одного: не представляю, как иначе чего-то от них добиться.

Студенты от всего произошедшего разволновались не на шутку, «смело» спрятались в гостиной и ждали меня с лицами, на которых поселилась скорбь.

– Ну что раскисли? – как можно бодрее спросила я, врываясь к ним. – Кто будет спальню бедной девушке в порядок приводить? А то кровать принесли, а спать, получается, все равно негде. Там же ужас дикий. Пыль, грязь, сырость. Кто обо мне позаботится, если не вы, семь благородных…

Я осмотрела разномастную компанию, покачала головой:

– Кем вы там будете, когда отучитесь?

– Полисмагами.

– Мы – будущие сотрудники специальных подразделений по выявлению и обезвреживанию магических преступников.

– Ну да, ну да… Мир может спать спокойно. – Скептически хмыкнув, собралась было уходить, но не успела.

– Давайте мы лучше еще мебель принесем? – подал голос жилистый парнишка небольшого роста с огромными карими глазами.

– Морис, кажется? – уточнила я, тыча в него пальцем.

– Угу.

– Прелесть моя, если ты найдешь мне еще мебели – я тебя расцелую. Не отшатывайся так, это же не угроза, а награда, глупый. Только красть у колледжа или других студентов запрещаю. И занавески хорошо бы добыть. Да! Бири еще кое-что для кухни обещал. Иди-иди, неси все!

Парнишка растерянно оглянулся на ближайшего одногруппника, тот сделал вид, что они незнакомы, и, шмыгнув носом, потянулся к ведру, вынимая со дна плоскую железную лопатку.

– Этим, что ли, стены от краски чистить? – спросил, хмурясь.

Я любезно кивнула и чуть отодвинулась с пути, демонстративно пропуская здоровяка к полю будущей деятельности.

– Не хочу идти к эру Бири, – заканючил вдруг Морис. – Он не в настроении.

– А бывает иначе? – удивилась я. – Иди! Преград бояться – полисмагом не быть! Бири для вас как тренажер перед настоящими испытаниями, если с ним сладить сможете, то потом вообще не страшно будет. И бери четырех добровольцев с собой!

 

Студенты мужского пола дружно уставились на сокурсника. Их взгляды обещали муки ада, но Морису, кажется, было уже все равно. Он просто ткнул на самых здоровых ребят и, вздохнув, поплелся к выходу.

– Не поминайте лихом, – проговорил на прощание, проходя мимо меня.

– Все будет хорошо! – подбодрила я пятерых красавчиков в форме, двигающихся через мою прихожую, словно на расстрел. Дверь за ними закрылась, и я тихо добавила: – Но это не точно…

– Сразу предупреждаю! – вдруг подал голос самый щуплый и по совместительству единственный оставшийся со мной в гостиной парнишка. – Принуждать меня к физическому труду вы не имеете права.

«Тормис Кхарт, – вспомнила его имя я, – староста этой группы».

– Смелый ты мой, – оскалившись начала медленно приближаться к студенту, тот попятился, при этом гордо задирая голову. – Права, значит, свои знаешь? А обязанности читал? О добровольном волонтерстве слышал?

– Так это помощь пенсионерам труда! – возмутился староста. – Вы здесь при чем?

– А в моей профессии год за десять идет, и я хорошо сохранилась. А ну, марш помогать Аде Грице! Чем быстрее закончим, тем быстрее сможешь выйти на свободу! Ой, ну уйти в общежитие то есть. Развелось лентяев на мою голову…

– А вы куда? – ошалело уточнил Кхарт, уже переступая порог спальни и оглядываясь на меня, шествующую мимо, к выходу из дома.

– В столовую! – сообщила с видом благодетельницы. – Добуду провиант на всех. Вернусь – будем отмечать мой переезд в ваш колледж. Праздник такой! Я же вижу, вы счастливы.

У старосты группы нервно дернулся уголок губ. Я улыбнулась ему, подмигнула и вышла, напевая прилипчивый мотивчик из кошачьего душа.

Стоило оказаться на улице, как улыбка слетела с губ.

Опасливо оглядевшись по сторонам, я пошла в направлении столовой, изображая бодрость духа и гордо задирая тяжелую голову, полную грустных мыслей. Плечи то и дело норовили опуститься, но я не давала. Никто не должен видеть и догадываться, как мне неуютно. Пусть лучше считают меня наглой, чем наивной и испуганной.

Нет, не так я представляла новую работу и общение с коллективом, но, оказавшись на этом острове, сразу сбилась с намеченного пути. Здесь все было иначе. Находясь посреди четырех больших континентов, Хоридор вобрал в себя понемногу от традиций и законов каждого, при этом приобретя собственную неповторимую индивидуальность.

На острове было жарче, чем на моем родном Восточном континенте, и его насквозь пронизывало больше десятка небольших рек. Купив карту с кратким путеводителем сразу после выхода из дирижабля и прохождения магического контроля, закачала ее в телепатофон и, открыв, растерялась.

Большие и малые города были разбавлены обширными лесами и горами, в то время как у нас едва ли не весь материк был сплошным мегаполисом с редкими парками и охраняемыми заповедниками для сохранения вымирающих видов животных.

Кроме того, на Восточном континенте можно было открыть и посмотреть любую интересующую местность в «5D» эффекте со всех интересующих ракурсов. Только в дома граждан и иную частную собственность беспрепятственно виртуально «входить» запрещалось.

На Хоридоре же все было не так: почти все скрывал белесый туман. Стоило ткнуть в показавшийся на карте объект, как программа выдавала отказ и предлагала посетить достопримечательности острова, тут же выкидывая привлекательные картинки на экран. Почти все они находились в туристическом центре под названием Бостория, туда и воздушное пространство было расчищено напрямую от самого порта.

Яркая реклама звала отдыхать, а мне нужно было работать.

Но в гиде не было ни слова про Полисмагический колледж.

Три раза я вбивала нужное мне название учебного заведения, и постоянно система предлагала посетить Босторию – рай для уставшего путешественника. Даже номер такси высветился, оставалось только нажать «принято».

В общем, и остров, и его жители были загадочными, туманными и неприветливыми. Мало того что меня никто не встретил, так еще и приняли абы как, пробуждая самые нехорошие качества, заставляя огрызаться и показывать зубы… И я боялась остаться с собой наедине – знала, что придет откат, и депрессия может накрыть с головой. Тяжело быть одной среди толпы.

Добравшись до здания с названием «Корпус 3 «В». Столовая», я глубоко вздохнула и вошла внутрь, внутренне готовясь к новой борьбе и ожидая всевозможных препятствий.

Однако снова все пошло не так. Крупная румяная женщина, представившаяся как эра Аревик Доната, едва услышав, кто я и зачем пришла, сразу заулыбалась и позвала за собой. В большой кухне помимо нее работало еще три человека. Все они пыхтели над большими чанами – доготавливали часть ужина для обитателей колледжа. Я едва дышала от духоты, несмотря на открытые настежь окна.

– Сейчас, моя хорошая, – говорила тем временем Аревик, складывая еду для меня в контейнеры и не забывая рычать на самого молодого рыжего поваренка, чтоб соли добавил, чтоб магический огонь послабее сделал…

В общем, бороться действительно пришлось. Но только за то, чтобы мне лишнего не положила безмерно щедрая женщина.

К домику я приближалась в намного более радужном настроении. А открыв двери, замерла в недоумении: полы были заставлены несколькими ящиками с инструментами, а из спальни раздавался до боли знакомый голос. Котик руководил громилами-студентами, а те переставляли мою кровать из центра в спальный район – к стене рядом с окном.

При этом полы были начищены, стены покрашены, а потолок побелен.

– Ничего себе! – выдала удивленно, с искренним восторгом осматривая комнату и не узнавая ее.

– Это все эр Тардилар! – радостно возвестила Ада Грица. – Конечно, еще есть над чем поработать, но в целом…

Я перевела взгляд на утомленного котика и прищурилась. Интересно, в чем подвох? Эр Бири помог мне только за обещание не подавать жалобу…

– Спасибо, – проговорила неуверенно, все еще подозревая соседа во всех смертных грехах и ожидая ответных требований.

– Вы даже благодарить умеете? – тут же подколол он, складывая руки на широкой груди, закрытой серой футболкой с надписью: «Один такой! Не веришь? Проверь!»

У меня язык чесался сказать ответную колкость, но вездесущий староста группы перебил поток мстительных мыслей.

– А можно, мы пойдем? – улучив самый неудобный момент, спросил он. И вид сделал такой несчастный, словно бы не час, а уже три дня и три ночи здесь работал за спасибо.

– Да, конечно. – Я отошла с прохода. – Благодарю всех вас за помощь! В столовой как раз ужин. Приятного аппетита.

Улыбнулась. Аж скулы свело – так старалась.

– Вы же собирались нам сюда еду принести, – напомнил Халис.

– Это была шутка, – поведя плечами, помахала ему рукой, намекая, что пора прощаться. – Не настолько я деспот, чтоб держать вас здесь до ночи и кормить в пыли и антисанитарии.

– Прощайте! – слишком счастливо крикнул Тормис Кхарт, не в силах скрыть, насколько рад покинуть мой дом.

– Еще увидимся, – не сдержавшись, пообещала я.

Студенты ушли, а котик остался. Он стоял и очень плотоядно смотрел… не на меня, на контейнеры с едой в моей руке. Не иначе как проголодался после магического ремонта.

– Вы еще кухню не видели! – подтвердил Тардилар мои опасения. – Посмотрим вместе?

Не понимая, чем заслужила такую перемену в его настроении, я хмурилась. Никто не делает хороших дел просто так – это я давно усвоила, поэтому не сомневалась, котик что-то задумал. Но, как говорится, держи друзей рядом, а врагов еще ближе.

– Показывайте, – кивнула я.

Кухню я не узнала. И даже немного испугалась ее внешнего вида. На стенах тоже появилась свежая краска, пол очистился от пыли, грязи и непонятной копоти. Даже стол появился, на котором стояла мини-маг-печка, в точности как в нашем общежитии, когда я училась. Только вот потолок странно мерцал, переливаясь разноцветными вспышками. Иногда с него капало вниз нечто голубоватое или розовое, но, не долетая до пола, таяло в воздухе с тихим «пшик».

– Это… что? – Я ткнула пальцем вверх, не в силах подобрать слов. И нет, то были отнюдь не слова благодарности.

– Магическое истощение, – спокойно сообщил Тардилар. – Бири и я, конечно, знаем обходные маневры, чтобы вернуть дому первозданный вид, но расплата все равно не заставила себя ждать.

– То есть если я встану на стол и суну туда руку, то – теоретически – вы сможете ее схватить на чердаке своей крыши?

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Поделится: