Название книги:

Факультет форменных мерзавцев

Автор:
Ника Ёрш
Факультет форменных мерзавцев

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Я занервничала. Училась-то действительно неплохо, но что мог написать эр Пак в характеристике – одному этому гаду и известно. Бумагу он запечатал магически, и, как я ни мучилась, прочитать заветный листок не удалось. Так что теперь можно было готовиться к чему угодно.

– Здесь написано, что вы незаменимый специалист, – словно подслушав мои мысли, заговорил директор Молит. – Ответственная, деликатная, смелая, отзывчивая, коммуникабельная, собранная, способная принять быстрое и единственно верное решение в экстренной ситуации…

Чем дальше он читал, тем сильнее у меня вытягивалось лицо.

– Это сильное преувеличение, – как только директор замолчал, выпалила я. Сложив руки перед собой, как лучшая ученица класса, заглянула в глаза собеседника и покачала головой: – Я не то чтобы очень ответственная, да и про решения…

– И скромная, – довольно крякнув, закончил директор. – Так и написано.

Хотела снова возразить, но прикусила язык. В конце концов, почему нет? Звучит прочитанное неплохо, а ведь когда мы с эром Паком прощались, он озвучивал прямо противоположные эпитеты в мой адрес. Не знаю, что заставило негодяя передумать, но мне это только на руку.

Придав лицу самое невинное выражение, опустила ресницы и пожала плечами:

– Ну что ж, начальству виднее…

– Вот и правильно! – Директор хлопнул в ладоши, и я вздрогнула. – А раз вы такая чудесная во всех отношениях, то и группу я вам доверю соответствующую!

– В смысле? – Что-то в интонациях Бруна Молита заставило насторожиться.

– Классное руководство, – пояснил он. – Кураторство.

– Кому? Мне?

– Вам, конечно. Обычно первогодкам мы таких дел не поручаем, но ваш проректор ясно дал понять – с вами можно иметь дело. А у нас как раз есть непристроенные. Так что этот вопрос решили, перейдем к следующему.

– Но…

В дверь постучали, перебив мои мысли и зарождающийся праведный гнев. В кабинет вошла Ида Солиста с подносом, уставленным разными яствами.

– Чай! – возвестила секретарша, выставляя передо мной чашку, наполненную ароматным напитком. – Сбор номер шесть.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я, чувствуя необходимость побыстрее смочить пересохшее горло. Группа под мое кураторство! Это ведь жуткая ответственность…

– И еще эр Бири в приемной, – добавила Ида, многозначительно играя идеальными бровями. – Пришел по приказу. Ждет инструкций.

– Ох, я и забыл, что посылал за ним. – Директор Молит нахмурился, покачал головой. – Думал, нужно дом выделять, хотел обсудить. А вопрос-то уже решен. Кстати, вы так и не сказали, все ли вас устраивает в новом жилище?

На меня уставились две пары глаз.

Проглотив обжигающе горячий чай, ответила, вспоминая, что в доме нет мебели:

– Все чудесно, только кровать, шкаф и стол не помешали бы. Да и на кухню хоть какую-то обстановку… Зато сад чудесный.

– Какой сад? – не понял директор.

– Яблоневый, – улыбнулась я.

– Идочка, а пригласите-ка завхоза к нам? – низким раскатистым басом попросил директор. – Пожалуй, он все-таки понадобится.

Секретарша вышла. В кабинете повисла тяжелая тишина, нарушаемая мерным тиканьем часов и громким сопением эра Молита.

Эр Бири вошел неспешно и совсем без боязни. Нагло ехидно улыбаясь, он с удовольствием осмотрелся и, наткнувшись на меня взглядом, кажется, стал еще более радостным.

– Добрый день.

Ну просто самая вежливая гиена в человеческой ипостаси из всех, что я видела!

– И вам того же, – хмуро ответил директор Молит, испепеляя вошедшего взглядом, полным негодования.

Я промолчала. Только портфель ближе к груди прижала.

– Вызывали? – Глаза завхоза снова были не в ладах друг с другом. Правый смотрел на меня, а левый на шкаф с книгами. Попробуй пойми, кому из нас уделялось больше внимания.

– Да. – Директор обошел стол с противоположной стороны и замер, заложив руки за спину. Он напоминал огромную скалу, созданную самой природой. Недвижимую, монолитную и страшную. – Хотел с вами поговорить.

У меня от голоса директора мороз шел по коже, а гиена словно и не понял угрозы.

– Могу присесть? – Он пробежался с моей стороны и оказался на соседнем стуле. – Как вы? – участливо спросил мистер «Местное Радушие». – Обустроились?

И столько выжидания я увидела в раскосых глазах, столько искреннего, ни с чем не сравнимого удовольствия, что отпали последние сомнения в том, каким должен быть ответ.

– Все прекрасно, благодарю вас, эр Бири. Дом чудесен, правда не хватает деталей для создания уюта, но это поправимо.

Завхоз слегка обалдел. Эмоции, судя по всему, он скрывать вообще не привык. Вместо оскала радости теперь на лице красовалось выражение крайней озадаченности.

– Мы говорим про дом на окраине? – уточнил он, потерев и без того лохматый затылок.

– Да, тот, что у самого леса, – охотно подтвердила я.

– Такой… деревянный, ухоженный. С синими занавесками.

Надежда еще теплилась в его правом глазу, левый же продолжал самостоятельно исследовать кабинет.

– Ну что вы, – улыбнувшись, покачала головой, – в моем доме пока нет занавесок. Только какие-то тряпки на окнах в гостиной. И мебели нет. И пыльно там, паутина кругом, плесенью воняет. Зато он мой. Помою, почищу, отскоблю, как говорится. Были бы пол и стены с крышей, так ведь?

Я посмотрела на директора и поежилась. Тот пошатнулся, но удержался на месте. Его кулаки уперлись в столешницу, брови совсем закрыли глаза – слишком уж низко сползли на веки, изо рта донесся тихий, но очень даже пронизывающий рык.

Сглотнув слюну, ставшую вязкой, я потянулась за своей чашкой чая и за пару глотков осушила ее до дна.

– За новоселье, – проговорила тихо, вдруг осознавая, что эр Молит тоже не совсем человек. Или совсем не человек?

– Эра… эм-м… – директор говорил хрипло и низко, не поднимая головы, – как вас? Позабыл.

– Шторм.

– Точно-точно… Я могу попросить вас оставить нас с эром Бири на пару минут? Нам нужно обсудить несколько важных деталей, прояснить, так сказать, интересующие меня моменты.

Завхоз нервно облизнулся, покосился обоими глазами на дверь и тут же на меня.

– Конечно.

Страха от гиены так и не почувствовала. Казалось, он просто был в предвкушении хорошей словесной баталии.

Поднявшись, прошла мимо него, прижимая к себе родимый портфель. Быстро выскочив за дверь, хотела попросить у секретарши еще чая, но не нашла ее за столом.

– Идочка! – прогремело в телепатафоне рядом со мной.

Не придумав ничего лучше, я подняла трубку и хотела сказать, что девушки нет, но я подожду в приемной и предупрежу пришедших, о занятости директора. Не успела.

– Так! – рявкнул эр Молит, едва понял, что ему ответили. – Поставь на двери купол тишины! У нас с Бири будет разговор. А эту девицу напои еще чаем, да завари сбор покрепче, чтоб ее не проняло, даже если я вдруг обернусь! И никого ко мне не пускать, пока не дам добро!

В трубке клацнуло.

Я посмотрела на дверь, на свои руки, на заварочный чайник неподалеку и, пожав плечами, прошла к уютному диванчику напротив.

Купол тишины за все время учебы ставить так и не научилась. То есть он выходил прекрасно, но был очень нестабилен и лопался в самый ответственный момент. Так что лучше уж и вовсе обойтись. А пить много успокоительного вредно для здоровья, лучше уж пусть мозг будет чист и свободен от дурмана, когда увижу еще одного зверя. Если увижу… Кстати, очень интересно, кем же оборачивался директор?

– …скотина! – донеслось из кабинета эра Молита, и я поняла, что разговор «по душам» с завхозом уже начался. – …проклятый дом! …вылетишь отсюда вместе со мной, Бир-р-ри!!!

Я уютнее устроилась на диване, посмотрела на собственный маникюр. Стало вдруг очень жалко портить такую красоту уборкой.

– …то я напомню вам, кто я! – Истерический визг завхоза заставил отвлечься от созерцания красных коготков. – Пережил прежнего директора и вас переживу! И ничего вы мне!.. Ай… У-а!..

Скулеж, последовавший далее, сильно отличался от человеческого.

– Р-р-р, – утробно ответил кто-то. И этот зверь точно не был ни котиком, ни гиеной. Дверь слегка затрясло, зазвенели стаканы, стоящие у стены, смежной с кабинетом директора.

Я спешно поднялась и вдруг абсолютно четко поняла, что хочу в уборную. В уборную у себя дома! На Восточном континенте.

Уже собираясь выбежать прочь, громко вереща и проклиная всех оборотней этого континента до седьмого колена, увидела секретаршу. Она вошла в приемную как ни в чем не бывало и уточнила:

– Ой, они еще разговаривают?

– Там вас просили полог тишины поставить. И никого не пускать, – кивнула я, очень стараясь зарядиться спокойствием от блондинки. – И заварить мне еще чая.

– А я отошла на минутку, – улыбнулась Идочка. – Не думала, что понадоблюсь именно сейчас.

– Уничтожу! – донеслось из кабинета директора в тот же миг. – …не уйдешь!

Секретарша ойкнула, шепнула заклинание и сделала несколько пассов в сторону двери. Тут же все стихло. Купол она поставила мастерски и практически без усилий, что меня особенно поразило.

– Вы – хороший маг, – заметила одобрительно, по-новому присматриваясь к блондинке.

– Нет, – отмахнулась она, – весьма посредственный. Но когда директор – медведь гризли, приходится научиться делать самое необходимое. Например, устанавливать купол тишины. Или повязки накладывать с мазью на основе порфунков. Зверь, а не мужик!

Последнее почему-то прозвучало с гордостью, а в глазах Идочки сверкнул недюжинный такой интерес.

На подкошенных ногах я сделала пару шагов назад, к диванчику, и прицельно упала, ощущая приступ паники.

– Медведь? – повторила зачем-то. – Это такой большой… крупный такой? Весь в шерсти. С клыками… Бу-бурый такой?

Идочка внимательно посмотрела на меня. Чуть побледнела, всплеснула руками (тут я приметила маникюр не хуже своего, только синий) и побежала к заварочному чайнику, лепеча на ходу:

 

– Да нет, это я образно. Так, для красного словца…

Дверь снова сотряслась. Бесшумно, но ощутимо. В такт ей у меня на затылке слегка приподнялись волоски, а по позвонку промчался липкий холодок. В тот момент я впервые подумала, что, возможно, предложение эра Пака было не таким уж и отвратительным, и мне стоило остаться на Восточном континенте, поступившись гордостью.

Но следом в руки попала чашка сбора номер шесть, с более крепкой заваркой, чем раньше, и жизнь вдруг наладилась буквально за три глотка. Еще через пять глотков я начала мысленно напевать новую прилипчивую мелодию, которую крутили сейчас на всех радиофониаторах. Ну а допив чай, поняла, что не так страшен медведь, как его могло изобразить мое воображение.

Он страшнее.

Акель Тардилар

Я просто решил зайти к Молиту. Черт меня надоумил.

Хотел отпроситься с завтрашнего педсовета под каким-нибудь благовидным предлогом, плюс нужно было рассказать о проделке Адама Бири, чтобы девчонку отселили подальше.

Но все мысли вылетели из головы, стоило услышать рык из окна второго этажа. Не иначе как Молит вот-вот готов был обратиться прямо у себя в кабинете. Идиот! И ведь сам нас проверкой пугал всего пару часов назад!

А ну как эта рыжая пакость, вселившаяся ко мне, не успела далеко уйти? Хотя она на ревизора не очень-то походила… Зато оставался вариант с уборщицей и программистом. Они могли быть рядом и бдеть! Вот так и лишаются должностей по глупости… уж мне ли не знать.

По лестницам летел пулей, вбежал в приемную так, что дверь едва с петель не сорвало, а там… Пришлось остановиться и задержать дыхание, чтобы не пыхтеть, как старинный грузовой паровоз на железнодорожных путях.

Эра Шторм была там! Она изволила пить «чай».

В компании Иды моя незваная сожительница восседала на диване и обмахивалась свободной рукой, обдувая раскрасневшееся личико. Принюхавшись, я понял, что дамы (причем обе) принимали в себя знаменитый на весь колледж травяной сбор номер шесть, обсуждая при этом нечто такое, от чего уши секретарши радостно шевелились, глаза светились, а грудь вздымалась чаще обычного. Эра Шторм в основном, кажется, слушала, при этом разбавляя красивый девичий смех тихим похрюкиванием и слезами из зеленых глаз.

Меня дамы приметили не сразу, несмотря на то что ворвался я с грохотом. Поэтому смазанная концовка их занятного разговора успела вгрызться в мой бедный мозг…

– А ты? Ты-то чего? – Эра Шторм снова хрюкнула и шумно отхлебнула из чашки.

– А я что? Делала вид, что не понимаю, о чем он толкует. Глаза выкатила и изображала испуг. Вот так, смотри. Хотя размер его маленького, просто миниатюрного… Ой, эр Тардилар, что-то вы к нам зачастили. По делу или так?..

И она игриво накрутила белый локон на тонкий палец.

Эра Шторм, заметив меня, подавилась очередным хихиканьем и постаралась придать лицу сосредоточенное выражение. Вышло плохо. Румянец заливал ее щеки, глаза все еще блестели от смеха, а губы остались приоткрытыми в форме небольшой буквы «о».

– По делу, – ответил, разглядывая девиц. – А вы?..

– А мы знакомимся, – подсказала мне Идочка, закинув левую ногу на правую и кокетливо выставив вперед одно плечо, с которого «случайно» чуть сползла блузка. – Это вот эра Аурика. Новый преподаватель.

– Знаю, – не смог не улыбнуться снова, посмотрев на соседку.

Она продолжала сидеть в той же позе, с тем же лицом. Явно опьяненная сбором. Перестаралась Идочка с дозировкой-то.

– Знаете? – Секретарша перевела взгляд на собеседницу. – Аурика, эй. Ау. Так вы уже знакомы с нашим физруком?

Шторм вздрогнула, моргнула и обернулась на звук собственного имени.

– Да. Мы живем вместе, – радостно сообщила она.

У Идочки вытянулось лицо и дернулся кончик едва вздернутого носа.

– Так вот куда он тебя… – Она ткнула пальчиком на кабинет директора, помолчала. Потом провела тем же пальчиком по своей шее, покачала головой. – Совсем озверел, гиена. Если эр Молит его однажды прибьет, я помогу прятать тело!

– Завхоза? – понятливо уточнила Шторм, счастливо улыбаясь и блаженно щурясь.

Идочка хотела что-то сказать, но посмотрела на собеседницу, поджала губы и отмахнулась. Быстро поднявшись, она грациозно пробежала к своему столу, неизменно покачивая упругими бедрами и бросая многообещающие взгляды.

– Директор пока занят, но я попробую узнать, когда он будет готов вас принять. – Лукаво улыбнувшись, секретарша присела и, сняв трубку телепатофона, прислушалась. Оттуда донеслась ругань. Блондинка поморщилась и, отодвинув аппарат подальше, сообщила: – Пока никак.

– И давно они там совещаются? – Уперев ладони в столешницу, я подмигнул Идочке.

– Минут пятнадцать уже, – ответила она, выставляя грудь колесом. Слишком большую на мой вкус, но все равно приятную глазу. – Пора бы и…

Дверь со скрипом отворилась.

На пороге возник завхоз Бири. Глаза его смотрели прямо на новоявленную преподавательницу истории, пиджак и рубаха были сильно помяты на груди, а волосы стояли дыбом. Уголок губ слегка дрожал, а руки сжимались в кулаки. Завели гиене нервы не на шутку.

Оттолкнувшись от стола, я быстро приблизился к дивану, на котором так и осталась сидеть эра Шторм, и расположился рядом, закинув руку ей за спину. Чтобы не чувствовала себя одинокой среди этого бедлама. И не прогадал. Потому что следом за гиеной появился эр директор. В полуобороте. Здоровенный, местами сильно заросший шерстью, с глазами, больше напоминающими звериные, чем человеческие.

Шторм со свистом вздохнула.

Моя рука сама соскользнула со спинки дивана и легла ей на плечи. Инстинктивно, не иначе.

– Не переживайте, он не опасен, – шепнул, чуть пригнувшись к ее розовому ушку. – Эр Молит из династии чистокровных оборотней, они все прекрасно владеют своими животными ипостасями.

Аурика кивнула и едва заметным движением придвинулась ближе.

– Я и не переживаю, – пробормотала тихо, задирая подбородок и противореча сама себе.

– Так! – рявкнул директор.

Эра Шторм тут же впилась ногтями в мою коленку. Я зашипел. Завхоз дернулся вперед и как-то очень быстро оказался рядом с Идочкой, за ее столом.

– Вопрос с заселением мы решили. – Молит подарил нам всем лучшую свою улыбку. Помню, когда увидел ее впервые, меня прошиб пот. Наткнувшись на нашу сладкую парочку взглядом, он моргнул, прищурился и тряхнул косматой головой: – Вижу, вы уже и поладили. Чудесно!

Эра Шторм тут же отодвинулась, отпуская мою коленку и деловито уточняя:

– Когда и куда вы меня переселите?

При этом лицо ее стало бледным, как первый снег. Но, пожалуй, больше признаков страха не обнаружилось. Этим она мне нравилась – стойкая, не желающая показывать всем свою слабость. А ведь как маг эра Аурика явно уступала всем нам – я видел ее защитный фаербол – смех один.

– Какой переезд? – делано удивился директор. – Насколько понимаю, эр Бири выделил вам один из лучших домов в нашем колледже.

Тут гиена радостно хмыкнула. Скотина! Значит, успел провести ее по всем ведомостям и уже отчитался вышестоящему начальству.

– Но дом непригоден для жизни, – вступился я. – Там плесень и сырость. Вонь такая, что глаза режет…

– Зато сад! Этот… как его? Яблоневый. Прелесть же. – Молит посмотрел на Аурику и кивнул: – А сырость в любом доме есть, где хозяина долго не было. Приберем. Очистим, вымоем.

Так говорил, будто лично собрался идти туда на подмогу.

– Мне, значит, так с ним и жить? – Шторм непонимающе моргнула, посмотрела на меня, потерла глаза и зевнула. Действия ее были заторможены, как, видно, и мысли.

– Не с ним, – директор поднял указательный палец вверх, – а по соседству. Дома разные. – Тут он зло взглянул на гиену, сжал пальцы в кулаки до хруста и договорил сквозь зубы: – Эр Бири все предусмотрел. Завхоз от Бога! Правила не нарушены, протечек в доме нет, маг-отопление, и то подведено… А порядок будет! Он лично поможет вам его наводить. И отчитается сегодня, к семи вечера. Я буду ждать, с места не сойду.

Тут он сложил руки на груди и, сведя брови на переносице, замер.

– Время пошло, – радостно подсказала Идочка, оборачиваясь к гиене.

* * *

– Надеюсь, вы не думаете, что я действительно стану вам помогать? – Едва мы вышли из здания, встал в позу эр Бири.

Я следовал за своей новоявленной соседкой, обдумывая, как бы аккуратно свернуть шею завхозу, да так, чтобы все списали на несчастный случай… Гиену-оборотня недолюбливали все, поэтому, думаю, никто не станет рвать на себе волосы по причине его гибели.

– Конечно, не думаю, – тем временем ответила Аурика Шторм, с опаской на меня оглядываясь, она словно бы понимала, что за убийственные (в прямом смысле слова) мысли бродили в моей голове. – Мне хватит и косвенной помощи от вас.

– Мм? – Завхоз заинтересованно притих.

– Я хочу ваших студентов и ваш диван, – с милой улыбкой ответила девушка. – Тот самый, с вельветовой обивкой. И технику на кухню. И кровать в комнату. Ну и стол. Какой педагог без стола? Вот и все. На первое время.

– Может, вы еще и должность мою займете и в кабинет мой въедете? – От возмущения у эра Бири волоски на затылке приподнялись.

– Ну что вы. – Шторм прошла мимо гиены. – Зачем мне ваша пыльная каморка? А вот письмо папе я написать могу. Сфотографируюсь на фоне предоставленной жилплощади и подпишу, кто мне такие апартаменты предоставил.

– А папа у нас кто? – невозмутимо уточнил завхоз, догоняя девушку.

– Один из проректоров Первого магического университета Восточного континента.

Я присвистнул. Названный университет был известен на весь Магновир и считался престижнейшим учебным заведением. Даже странно, что папочка, будучи проректором в таком месте, не устроил дочурку у себя под крылышком, а отправил ждун знает куда…

– Проректор Шторм, выходит? – не унимался завхоз, вышагивающий чуть в стороне от Аурики и заискивающе заглядывающий ей в лицо.

– Не-а. – Она хмыкнула. – У нас с папочкой разные фамилии.

– И он?

– Не скажу. Выясняйте сами, если вам так хочется. А мне попрошу доставить диван, кровать, стол и технику для кухни. И студенток-девушек. Чтобы помогли привести дом в порядок. Иначе… я предупредила.

А девчонка-то не промах. Врет, скорее всего, но кто рискнет проверять? Даже Бири не настолько рисковый, чтобы посметь сделать гадость возможной родственнице влиятельного человека.

В подтверждение моих мыслей на лице завхоза появилось мученическое выражение. Он страдал, он терзался сомнениями, он хотел гордо отказаться и послать зарвавшуюся рыжую бестию к чертовой бабушке. Но не мог.

– Диван очень тяжелый, – пробормотал завхоз, – студенты надорвутся.

– Он из нескольких частей состоит, так что разберут и справятся. Кстати, – эра Аурика остановилась и недовольно осмотрела тощего Бири с головы до ног, – с вас ведь станется прислать мне какой-нибудь ширпотреб. Так вот, если мне не понравится стол или кровать, приду к вам лично и буду звонить отцу из вашего кабинета. Заодно и познакомитесь.

– Это мерзко, – отшатнулся завхоз, – шантажировать связями… И не стыдно?!

– Ни капли. Способность испытывать стыд и скромничать просыпается во мне лишь в хороших условиях. Когда я сыта, счастлива и устроена должным образом. С вами рядом я себе такой роскоши позволить никак не могу.

– Но вы ведь взрослая девушка! Учитесь решать свои проблемы самостоятельно. Детский сад, честное слово!

Аурика громко зевнула, не желая продолжать разговор.

Ища поддержки, завхоз обернулся ко мне и тут же недовольно фыркнул. Я улыбался. Мне нравилась новая соседка. Бойкая и непробиваемая, как танк. И фигура, опять-таки, что надо!

– Улыбаетесь? – Бири брезгливо поджал дрожащие от гнева губы. – А ведь вам с ней жить!

В эру Шторм ткнулся кривоватый указательный палец. Она вздернула правую бровь и хлопнула завхоза по руке. Тот покачал головой и бодро засеменил к зданию общежития.

– Не с ней, – крикнул я ему вдогонку, – а по соседству.

Бири отмахнулся, не поворачивая головы.

– Он ведь придумывает страшную месть, – тихо сказал я, приблизившись к эре Шторм. – Вы осознаете, что сейчас сунули руку в аквариум к маленькой, но очень вредной пиранье?

– Не тянет он на пиранью, – снова зевнув, поделилась со мной мнением Аурика. – Максимум какая-нибудь ядовитая ящерица, от укуса которой наверняка есть антидот.

– Бесстрашная, значит?

– Вроде того. Но смею предположить, что не последнюю роль в этом сыграл сбор номер шесть, заваренный для меня Идочкой.

Едва договорив, она споткнулась, и я легко поймал ее, удержав от падения. На миг вскинув голову, Аурика Шторм метнула в меня прицельный взгляд своих безумно зеленых глаз и трепетно взмахнула длинными, загнутыми вверх ресницами. С ее губ слетело нечто вроде «спасибо», и тут же появилась милейшая улыбка.

 

– Нужно быть осторожней, – напомнил, с тоской наблюдая, как она отворачивается.

– Вы, безусловно, правы, эр Тардилар. – И новый взгляд, чуть дольше прежнего, пронзил мне мозг, заставляя проснуться кошачью сущность. Девчонка казалась чертовски милой и привлекательной. Чуть поведя плечиком, она практически шепнула: – Сейчас дождусь дивана или кровати и прилягу. Голова кружится, но не спать же на полу?

И я чуть было не попался! Уже и рот открыл, чтобы временно предложить собственную постель. Как вдруг уловил лукавый блеск в пронзительной зелени ее глаз и небольшое, едва ощутимое давление извне. Чуть поведя пальцами, проверил догадку и едва не зашипел от ярости. Рыжая чертовка использовала банальнейший любовный заговор, стараясь очаровать меня и спутать мысли!

– А почему бы не на полу? – проговорил вслух, ничем не выдавая собственное состояние. – Могу выделить вам старый плед. Он в пыли и земле, зато прекрасно впишется в антураж вашего жилища.

Шторм все поняла мгновенно.

Магические волны перестали давить на меня, а на лице девицы отразилась досада.

– Вы – хам! – сказала она, тут же преобразившись. Уткнув руки в бока, топнула ножкой и, мотнув головой, откинула с лица выбившуюся из прически прядку ярко-рыжих волос. – Я не смею отнять у вас плед, на котором вы наверняка соблазняете всех дворовых кошек!

Гордо развернувшись, она отправилась к нашему дому, чеканя шаг, как бравый боец. Зло усмехнувшись, я махнул рукой, добавляя открывшейся картине немного магии, и из ушей Шторм повалил дым. Взвизгнув, она уронила свой портфель и замахала руками, кудахча и прыгая вокруг собственной оси.

Мне удалось уйти вперед на значительное расстояние, когда услышал позади недостойные воспитанной девушки эпитеты, адресованные в мой адрес.

– Сволочь, – доносилось до меня. – Мерзавец! Еще и форму надел! Подлый негодяй! Усатый подлец! Жулик!..

Я оглянулся. У Шторм волосы стояли дыбом, а из ушей все еще шел легкий дымок. Наверное, она совсем слабый маг, раз такое банальное проклятье сразу снять не смогла. Вот и поделом!

Аурика Шторм

– Ну, я тебе покажу, котик! – пробегая мимо домиков преподавателей, заметила, как шевельнулись занавески в одном из них. Повернув голову, заметила длинный нос и блики очков. Подглядывающий быстро скрылся с глаз, но, думаю, зрелище безразличным его не оставило.

Исчерпав почти весь магический резерв на слабое любовное заклинание, остаток сил я бросила на нейтрализацию проклятия Тардилара. Но снять его полностью не получилось – дымок все еще выходил из ушей, а глаза щипало до слез.

А я всего-то и хотела, что немного поспать. Действие сбора продолжалось, и мысли с трудом удавалось держать под контролем. Просить кота напрямую предоставить мне постель было бы заведомо проигрышным делом – это я поняла сразу после нашего с ним знакомства, поэтому решилась на хитрость. Но он быстро меня раскусил, еще и поиздевался.

Остановившись напротив общей двери нашего с ним дома, я облокотилась на перила и схватилась за бок живота – внутренности горели от незапланированной пробежки, дыхание сбилось… Зря я бросила занятия спортом, придется вспоминать прежние времена, иначе просто умру здесь без должной физической подготовки.

Стянув с ног туфельки, поморщилась от их непрезентабельного вида. Знал бы модельер, создавший эту красоту, до чего я довожу созданные им шедевры в этом богом забытом месте, его бы удар хватил.

В свой дом ввалилась босая и злая как собака. Хотелось рвать, метать и хорошенько воздать одному здоровенному наглому коту. Вокруг все еще пахло сыростью, с углов свисала паутина, и по-прежнему не было даже стула, чтобы присесть.

– Во всем искать положительные моменты, – напомнила себе я, кидая портфель в открытый чемодан и с тоской глядя на яблоневый сад за окном. Усевшись на подоконник, облокотилась спиной на откос и прикрыла глаза. Всего на минутку.

Проснулась от громкого стука. Кто-то барабанил в двери. Кажется, ногами.

Дернувшись спросонья, чуть не свалилась в сад. И тут впервые подумалось, что, сверни я себе так шею, никто и в дом попасть не сможет, чтобы меня обнаружить. Или сможет? Если вторые ключи есть, но они только у эра Бири, то мое дело труба.

Прошлепав ко входу, открыла двери, широко зевая. На пороге стоял котик. В человеческом обличье. Взъерошенный и сильно чем-то недовольный.

– Чего вам? – вежливо осведомилась я.

– Мне? – Он повысил голос. – Ни-че-го! Это вам «чего»?

С этими словами котик отодвинулся в сторону, являя моему взору чудесную картину – молодых крепких парней в форме. Много. Я насчитала семерых. Четверо принесли диван, разделенный на две составные части. Еще трое принесли стол и стулья. А совсем сзади нашлась и девица. Тоже в форме, с ведром, полным каких-то бутылок и тряпок.

– Дорогие вы мои! – умиленно воскликнула я. – Чего же вы стоите на пороге? Входите, прошу! Будьте как дома, но не забывайте, что вы в гостях!

Перед тем как отойти, зыркнула на Тардилара, стараясь вложить во взгляд всю гамму испытываемых к нему чувств. Но сбилась. Собиралась показать гнев, а вышла заинтересованность. Только теперь заметила, что на котике одни широкие штаны, и те сильно сползли на бедра, открывая прекрасный обзор на рельеф мышц… не только живота.

Тардилар кашлянул, я опомнилась и, гордо вскинув голову, ушла в гостиную, сопровождаемая едва заметным дымком из ушей. Так и не развеялся еще, чтоб его…

– Куда нести мебель? – послышалось сзади.

– Фу-у, вонь какая, – вторил ему другой голос.

– Закрой рот, Кхарт, – шипение. – Или ты плохо слушал гиену?

Все стихло.

– Сюда! – крикнула я, закрывая крышку чемодана и снова водружая себя на подоконник. – Все сюда.

Они вошли. Дружно хмурясь и с неудовольствием рассматривая мою жилплощадь, поставили мебель ровно посреди комнаты и, выстроившись в ряд, стали ждать дальнейших распоряжений. Замыкала линейку девушка лет семнадцати с безупречной выправкой и холодом во взгляде. Ее черные волосы были забраны назад и спрятаны в пучке на макушке, а кончик носа несколько раз едва заметно дернулся, словно она принюхивалась.

– Вольно, – улыбнулась я. – Ну что? С девушкой будем знакомиться, потому что нам еще работать и работать бок о бок, а вас, молодые люди, прошу вернуться к эру Бири и требовать обещанную им кровать и технику для кухни. Скажите еще, чтоб не забыл про матрас, подушку и белье. Вот, собственно, и все.

Они нерешительно переглянулись.

– Чего ждем?

– Эр Бири не говорил о том, что придется ходить несколько раз, – недовольно высказался один из ребят, и я узнала голос. Это он минутой назад жаловался на вонь.

– Потому что хотел сделать вам сюрприз, – объяснила непонятливому молодому человеку, сползая с подоконника и переставая улыбаться. – Вперед, молодые люди! Или вам нужно волшебное слово вдогонку? Марш!

Ребята ушли очень недовольными. Трое из них выглядели старше меня – широкоплечие здоровые бугаи. Конечно, им претило подчиняться мелкой рыжей девице, но выбора гиена наверняка не оставила. А без помощи я точно не справлюсь.

Тут мой взгляд уперся в оставшуюся девушку.

– Как тебя зовут? – спросила, стараясь придать голосу добродушия.

– Ада Грица, – безэмоционально отозвалась студентка.

– А меня эра Шторм. Я – новый преподаватель истории Магновира.

– Очень рада знакомству. – На ее лице не дрогнул ни единый мускул, большие синие глаза смотрели враждебно.

– Вот и я примерно так же, – проговорила с надменным видом. – А почему ты одна пришла? Где еще девушки?

– В нашей группе их больше нет. До третьего курса вообще редко доучиваются студенты женского пола.

– Дискриминация? – уточнила я.

– Мы слабее психологически и физически, – пожала плечами Ада. Потом подумала пару мгновений и добавила: – Преподавателей женщин здесь тоже не много.

– Сколько же?

– Вы. И эра Комаричи. Есть еще в администрации несколько работниц…

Я недовольно нахмурилась:

– Странно.

– Ничего странного, – пожала плечами Ада, но объяснять свою позицию не стала. – Так чем я могу вам помочь?

Я тут же вспомнила, для чего, собственно, пригласила девушку в дом. Широко разведя руки в стороны, обвела стены и потолок глазами:

– Будем приводить в порядок дом. Понятия не имею, зачем эр Бири прислал именно третий курс, можно было бы с первого кого-то выдать. Человек десять хотя бы.

Ада поставила ведро на пол, деловито осмотрелась и сноровисто сняла китель. Положив его на диван, она аккуратно закатала рукава рубашки и, прикрыв глаза, вскинула руки в сторону, что-то проговаривая. И только я хотела выразить свои сомнения по поводу применения бытовой магии в условиях магически расширенного пространства, как с потолка посыпалась старая штукатурка. Прямо нам на головы.


Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Поделится: