Название книги:

Айя

Автор:
Ирина Васильевна Крилишина
Айя

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

–Конечно, я сейчас сбегаю. У меня там деньги на мои похороны лежат. Я оставил. Только завтрак вам приготовлю. Вам нужно кушать, вы такая худенькая.

–Я не хочу есть. Совсем. Даже думать о еде не могу!

Но моя сиделка меня не послушалась. Из кухни запахло яичницей и кофе.

Он внёс мой завтрак так торжественно. На подносе была глазунья, нарезанные помидоры и кофе.

–Я пойду в аптеку, а вы кушайте. Ничего слушать не хочу.

Он поставил поднос возле меня и внимательно смотрел, как я смотрю в тарелку и морщусь.

–Ну ладно. -Он ушёл в кухню и пришел с небольшой картиной. -Вы просто посмотрите на картину.

Наконец-то ушёл. Есть я не хотела, поэтому стала рассматривать картину. На ней был нарисован круглый стол с белой скатертью. На столе стояла еда. Тарелка с яичницей, круассан на блюдечке, стакан с молоком и чашка кофе.

Вдруг на языке я почувствовала сливочный вкус молока, аромат кофе распространился по всей комнате. Я знала какая хрустящая корочка у круассана и какой он мягкий внутри и какой тёплый. Я знала как вытечет желток из яйца, если его проколоть вилкой и как вкусно макать белый хлеб в него и отправлять в рот. Это так вкусно.

Я жутко голодная! Боль в моих ногах отошла на второй план, я очень хотела есть. В общем пока вернулся Даня, завтрак был съеден, подчистую.

Он увидел пустой поднос и довольно хмыкнул.

Я выпила лекарства и боль отступила. Я чувствовала боль, но с этим уже можно было жить.

–Данил, что это за картина? От неё пахло кофе и круассанами

–Это я рисую. Хотите ещё покажу?-Ему так хотелось показать мне.

–Конечно неси.

Я пыталась удобнее сесть на диване. Даня помог мне аккуратно разложить мои ободранные крылья.

Он унёс картину с едой. Принёс другую и поставил на стул передо мной.

На картине было море, низкое небо и тяжёлые облака. Я почувствовала, что сейчас начнётся шторм. В нос ударил запах моря, вдалеке истерично кричали чайки. Ноги окатила резкая волна, оставив на пальцах грязную пену. Ветер обдувал мокрые ноги и стало холодно и тревожно. Нужно уйти в убежище, шторм опасен. Во мне родился страх.

Даня убрал картину со стула. Я вернулась в квартиру. Ноги чистые и сухие. Не холодно, только в ушах ещё стоял крик чаек. Пока я отходила, передо мной уже другое полотно. На нем нарисована пожилая женщина, бабушка. Совсем седая, с уха на веревочке свисают очки. Морщинистые руки лежат на коленях. Она улыбалась мне. Мне! Запахло пирогами с малиной и земляничным мылом. Стало так хорошо. Спокойно и радостно. Радость переполняла меня. Какая-то умиротворенность проникла в меня, хотя это очень не характерно для меня.

Никуда не нужно спешить, не о чем волноваться, все ведь так хорошо.

Я ещё улыбалась, когда увидела новую картину. На ней была улица какого-то города, ночь. Под фонарем на картонке сидел подросток. Грязный, оборванный, злой и вонючий. Зловоние ударило прямо в нос. Здесь пахло многим: мочей, собаками, хлебом, грязью и цветами. Здесь пахло всем на свете. Подросток смотрел прямо мне в глаза. Я ощущала его злость. Волнами накатывала безнадежность, равнодушие, отчаяние и злость. Мои кулаки непроизвольно сжались. Стало страшно, паника накатила на меня, хотелось бежать.

Увидев моё лицо, Даня быстро убрал эту картину и поставил другую.

Меня колотило от страха, но следующая картина успокаивала меня.

На ней был лес. Еле видная тропинка вела на опушку, где стоял крошечный домик. Сквозь ветки деревьев проглядывало солнце. Пахло лесом, прелой травой и нагретой солнцем землёй. Моё дыхание восстановилось, этот воздух хотелось пить. Тут было спокойствие и счастье. Счастье тихое, незатейливое, домашнее. Ветер гулял по верхушкам деревьев, вдалеке стучал дятел. Тут хотелось быть. Хотелось сесть на этот пень, закрыть глаза, слушать лес и пить этот воздух. Тут и вода, наверное, такая вкусная.

Даня убрал картину. Я не знала что сказать. Эмоции переполняли меня.

–Ты волшебник! Ты мастер! -Мне стало страшно, что я могла не успеть. Если бы он погиб, мир, который он создал умер бы вместе с ним. Утрата была бы невосполнимой. Я вдруг поняла, как важна моя работа. И крылья это не развлечение, это работа! Очень важная работа.

Мальчик стоял и заботливо смотрел на меня. Хрупкий, похожий на подростка, совсем белые волосы до плеч, неожиданно большие кисти рук. Он не понимал, какой он уникальный.

–Даня, а ещё есть картины?

–Нет, я каждый раз снимал краску с холста и снова рисовал. Холсты до жути дорогие. -Он виновато улыбнулся.

Сколько потеряно!

Так мы прожили вместе 5 дней. Даня кормил меня со своих похоронных денег. Перья на крыльях быстро отрастали, ноги тоже заживали. Я потихоньку уже могла ходить. Мальчишка был очень рад мне. Казалось я первый человек в его жизни. Он рассказывал как ему было страшно одному, одиноко этими бесконечными вечерами. Он радовался моему присутствию, но боялся, что как только выздоровею, то улечу. Конечно я улечу, но я обещаю, ты никогда больше не будешь одинок. Обещаю. Наступил вечер, когда я почувствовала, что могу лететь. Я вышла на балкон и прыгнула вниз. Крылья слушались меня идеально. Я вернулась в квартиру и увидела Даню. Он стоял с потухшим взглядом, слеза текла по его щеке. Он оплакивал свою потерю.

–Даня! Нет! Я не ухожу! Я буду с тобой!– Краска вернулась на лицо мальчика. Он верил и не верил мне.

–Мне нужно домой. Мне нужно таки сменить пижаму. И успокоить маму, она, наверное, с ума сошла от беспокойства. Крылья доставят меня домой очень быстро. А завтра я вернусь. Обещаю! Ты мне веришь? Ты дождешься меня?

Художник кивнул.

И вот я дома. Сняла с себя пятидневную пижаму с зайцами и надела свежую, с рюшечками. Я думала и думала, как помочь этому мальчику. Я не могла все время опекать его. Наутро план действий был готов.

Утром я постучала в дверь квартиры Данила. Дверь открылась так быстро, как будто он всю ночь стоял под дверью и ждал.

–Вы вернулись! А я вас на балконе ждал, а вы без крыльев?– Он не мог поверить, что я вернулась.

–Собирайся, мы поедем в гости.

Мы стоим перед дверью. Под мышкой у Дани три его картины. Здесь живет Ростислав Николаевич, совсем одинокий старик, психиатр.

Я позвонила и нас впустили. Старик, увидев меня, заулыбался.

–Милочка, а где же ваши крылья? Неужели мне они приснились?

–Не приснились!– буркнул Даниил.

Мы пили чай из фарфоровых чашек и разговаривали обо всем. Даня совсем оттаял и старику было комфортно. Мы шутили и смеялись, Даня взахлёб что-то рассказывал и махал руками. Они были нужны друг другу. Этот мальчик и этот старик были созданы друг для друга, родственные души.

Данил показал свои картины. Ростислав Николаевич заплакал. Он, как и я, почувствовал.

Пока мы допивали чай, старик задумался. Что-то беспокоило его.

–Хочу рассказать вам, -не утерпел наконец старик,– я сейчас мальчика лечу. Он аутист, я никак не могу вытянуть его из своей скорлупы. Если показать ему твои картины, думаю получится до него достучаться. У него такие глаза! Он необыкновенный! Даня, переезжай ко мне. Жить у меня есть где, пенсия у меня большая. Поможешь мне. Я совсем старый, трудно жить одному. Тебе нужно рисовать!

Уже дома, балдея в горячей ванне, я думала, как же хорошо все вышло. Ростислав Николаевич будет под присмотром и Даня обрёл друга и наставника. Они вместе – сила! Я гордилась собой.

Замотавшись в пушистое полотенце я вышла из ванной. На полу лежал белый конверт. Откуда он взялся? Блин, я опять забыла закрыть балкон.

Интересно, что же в этом конверте?

Сейчас узнаю…

История 7.

Я стояла голая в ванной. Ещё ни разу в жизни выбор одежды не был таким сложным. Дело, наверное, было в том, что я безумно волновалась.

“ Ежегодный бал в честь новобранцев” было написано большими красными буквами на открытке. Это моё приглашение на бал.

Мне было так страшно, что я малодушно решила не лететь. Но не лететь было невозможно. Я часть этих странных существ – крыланов, я одна из них и знакомиться нужно было однозначно.

Значит нужно таки выбрать платье. Как хорошо, если у тебя белые крылья или черные. Все пойдёт. Но синие крылья не давали мне выбора, это должно быть белое платье. В моем гардеробе было только одно белое платье, даже не платье-сарафан. Струящееся белое платье в пол, открытые плечи и спина. О чем я только думала, покупая это платье, так и не надела ни разу.

Теперь придется !

Смотрю в зеркало и вижу испуганную девушку. Каштановые вьющиеся волосы, зеленые испуганные глаза, белоснежное платье, синие мерцающие крылья( на них с полки упала баночка с блестками. Так и не смогла до конца обтрусить), туфли на шпильке, серебристый кулон с крылом на шее.

Да, уж!

В комнате заскрипело моё кресло-качалка! Опять кто-то без спросу!

В кресле качалась молоденькая девушка. Короткая стрижка, дерзкий взгляд, черные крылья.

–Я Сани. Меня прислали проводить тебя.-Она долго, с пристрастием рассматривала меня. Затем выдала.

–Ты красивая!

И на этом спасибо.

–Ты готова? Все, полетели! -Ей явно хотелось быстрее лететь.

–Сани, подожди! Расскажи хотя бы про этот бал. Что там будет?

–Некогда рассказывать!– Она выскочила на балкон и улетела!

От страха меня колотило, я села на диван, обхватила руками коленки. Не полечу никуда!

Сани, чёрной молнией влетела в комнату.

–Нет, ну ты даёшь. Я оборачиваюсь, а тебя нет. Мы опаздываем!

Она схватила меня за руку и поволокла на балкон. Я зацепилась каблуком за ножку дивана и потеряла туфель.

–Сани, подожди, я туфлю потеряла!

–Да кому нужны твои туфли? Потеряй и вторую!-Она явно на собиралась со мной миндальничать.

Я вырвала руку, подняла туфель и обулась. Такая маленькая победа, но она придала мне смелости.

И мы полетели.

Это были горы, высокие, неприступные. Было холодно, только луна освещала наш полет. Сани взяла меня за руку, разогналась и полетела прямо в гору. Я закрыла глаза от ужаса, но мы не разбились, а оказались на вершине другой горы. Здесь был вечер и светило почему-то две луны. Прямо на вершине стояло огромное здание, чем то похожее на дворец, хотя дворцом, все-таки, не был. Мы приземлились на площадку перед огромными дверьми. На полу громоздилась огромная куча мужской и женской обуви.

 

С правой стороны в стену было вбито много колышков, почти все пустые. Только на двух висели какие-то странные сандалии с малюсенькими крылышками.

–Ну, вот! Мы последние!

Сани схватила с колышка черные сандалии, засунула в них ноги, открыла дверь и убежала. Она, видимо, сочла свою миссию выполненной.

На последнем колышке осталась висеть последняя пора синих сандалий, где-то 43 размера. Неужели это мои? Может не надевать? Мои туфли мне нравились больше, но внутрь в обуви явно было нельзя. Интересно, а босиком можно?

Я сняла с колышка сандалии. Над колышком было написано моё имя, прямо как в детском саду.

Я сняла туфли, аккуратно поставила их сбоку от кучи и всунула ноги в сандалии. Надевала я обувь 43 размера, а надела 36. Это был мой размер , очень удобные. Маленькие крылышки затрепетали на моих щиколотках, как-будто приветствовали меня.

Я выдохнула и открыла дверь.

Передо мной был огромный зал. Потолок был настолько высоко, что казался рисунком на небе. Зал был пуст. Ни одного обладателя обуви из той огромной кучи. На противоположной стене зала была открыта дверь, оттуда доносился приглушенный гул. Мне, наверное, туда.

И я пошла. Медленно, шаг за шагом. От страха дрожали коленки.

Из двери показалась голова Сани.

–Айя, тебе крылья зачем? Ты гляди, идёт она! А мы тут все ждём её!-от нетерпения Сани выскочила за дверь и почти волоком доставила меня к двери. Открыла дверь и просто затолкала меня внутрь.

Удивительное место! Здесь не было ни стен, ни пола, ни потолка. По центру этого бесконечного пространства из стульев был образован круг. Стулья стояли в три ряда, а посредине было пустое пространство, где полукругом стояли кресла. В креслах сидели 5 крыланов с белоснежными крыльями. Остальное общество расположилось по кругу секторами, не перемешиваясь. Самые большие фракции – красные и золотые, чуть меньше черные и совсем мало – синих. Да, все 554 крылана здесь, пустует только мой стул. Я прошла и села.

У красных и золотых было много молодёжи, оттуда слышался смех и какая-то возня. У черных тоже было громко, а там, где я сидела была тишина. Я осмотрела ряды синекрылых. Практически все очень взрослые дядьки, с огромным, перевешивающим здравый смысл, чувством собственного достоинства. Очень много гонора. Да, тяжко им со мной придётся!

Вдруг наступила тишина.

В центр площадки вышел Ойтон.

–Наконец-то мы все собрались! Напоминаю новичкам, что опаздывать недопустимо! Все повернулись ко мне. Я готова была провалиться сквозь землю, которой здесь не было.

–Начнём! В этом году у нас 12 новобранцев. 5 красных, 5 золотых, один черный и один синий, вернее одна.

В зале зашушукались.

–Прошу новичков в центр зала!

Я поднялась и двинулась в центр. Мои сандалии буквально понесли меня. Так вот зачем они нужны. Интересно, почему нельзя воспользоваться крыльями?

Ойтон поставил нас полукругом перед креслами, в которых восседали крыланы с белыми крыльями. Эд тоже был здесь.

–Напоминаю! -Ойтону пришлось повысить голос. -Напоминаю, что все новобранцы должны доказать, что они могут с честью выполнять работу крылана. На это им был дан испытательный срок. Они должны были закончить пять дел с положительной оценкой. Белокрылые внимательно наблюдали за каждым из них.

Я уже не слушала Ойтона. Я считала. И у меня не было пять дел, было только четыре. Сейчас все узнают, что я не достойна крыльев! Паника охватила меня. Как объяснить им, что у меня просто не хватило времени.

Ойтон рассказывал о каждом новичке и его делах, но я ничего не слышала.

–А теперь, Айя!,– Звук моего имени вывел меня из ступора. Я осталась одна в центре круга.

–У Айи четыре дела с положительной оценкой, но по нашим правилам когда крылан выполняет несвойственную ему задачу и оказывает помощь собрату, то такое дело засчитывается за два. Поздравляю, Айя!

Он подошёл ко мне и пожал мою, холодную, как лёд, руку.

Затем ко мне подошёл Эд. Он ничего не стал мне говорить, а просто накрыл ладонью мой кулон. Когда он опустил руку, я увидела, что моё серебристое крыло стало ярко синим. Меня приняли в сообщество крыланов.

Вдруг стало очень шумно, видимо официальная часть закончилась.

Я теперь такая как они?

Все повставали со своих стульев и вся толпа двинулась к дверям, ведущим в зал с высокими потолками.

Вдруг кто-то дернул меня за руку.

–О, Леон, ты посмотри, кто тут?– Рядом стоял Марк и ехидно улыбался!

Блин, вот кого я совсем не хотела видеть, так это Марка.

–Поздравляю, Айя! Хотя тебе придется сложнее всех новичков. Твои скорее съедят свои сандалии, чем помогут тебе. – Леон был дружелюбен, но голос грустный.

–Да, уж! Скучные снобы!– казалось Марка радовала такая перспектива. – что грустить? Пойдём, попробуешь наши коктейли. Тебе явно нужен сейчас коктейль смелости и радости. Ты какая-то кислая и испуганная!

Марк схватил меня за руку и поволок меня в соседний зал. Меня целый вечер сегодня то волокут, то пихают!

Зал для бала преобразился. Под потолком поплыли белые, легкие облачка.

Вкруговую понад стенами на разной высоте расположились круглые стеклянные столики на витых ножках. Вокруг каждого столика было по четыре стула на таких жа ножках, хотя было непонятно зачем ножки. Вся эта мебель просто висела в воздухе. Марк увидел пустой стол, и мы взмахнули крыльями и расселись вокруг него.

–Тут можно летать, а в зале церемоний нет. А, коктейли!– Марк взмахнул крыльями и улетел на другой конец зала.

–Вы такая странная парочка,– выпалила я.

Леон улыбнулся и вздохнул.

–Дружба тут как и у людей. Непонятно как возникает и со стороны может выглядеть странной. Хотя Марк отличный друг,никогда не бросит в беде, а вот его чувство юмора, конечно, иногда выходит за рамки. Вы можете найти друзей в любой группе крыланов, но с синими вы связаны на ментальном уровне и если с вами что-то случится они первые почувствуют это.

Марк вернулся с подносом, на котором стояли шесть бокалов с коктейлями. Краснокрылое торнадо.

–Вот, Айя! Вы должны попробовать их все. В них нет ни капли алкоголя. Крыланам категорически нельзя алкоголь. Вот этот красный- коктейль радости, синий- смелости, желтый дарует восторг, зелёный-общительность. По-моему вам все они нужны! Вы какая-то скучная! – Марк сморщил нос.

Мы просто сидели и пили напитки. Страх и волнение потихоньку отпускали меня. Вокруг меня шуршали крылья: красные, золотые и черные. Крыланы шутили смеялись. Заиграла музыка и самые смелые закружили в танце. В центре зала выделялась одна пара. Женщина с золотыми крыльями и суровый парень с черными. Их крылья переплетались в ритм музыки. Я пыталась найти в этом зале синекрылых и не видела их. Казалось я была здесь одна с синими крыльями. На меня все обращали внимание. -Вы ищете своих?– Марк гаденько улыбался. – Посмотрите ниже. Вон они. Такая плотненькая группка! Смеяться, шутить и танцевать не для них!

Да!– заговорил Леон. – Не понятно почему синие крылья выбрали вас. Это крылья Поля, но с Полем они были полностью синие, как у всех. Но с вами они поменяли цвет, никто не понимает почему. Ваши крылья на двадцать процентов стали белыми. Что это обозначает? Никто не знает! Синекрылыми это не нравится. Они любят стабильность и не знают как им вести себя с вами. Вы,Айя, начали с какой-то новой страницы и только вы знаете что будет дальше.

–Леон, но я же ничего не понимаю! -мне захотелось плакать.

– Только не реви! – Марк перешёл на ты! – Прорвемся. Ты главное с нами дружи.

Я выпила уже достаточно коктейлей. Жизнь потихоньку наладилась. Как то разберусь, наверное.

Марк с Леоном попрощались и куда-то умчали и я решила присоединиться к синекрылым. Знакомиться же нужно, в конце концов.

В кругу синекрылых было размеренно и респектабельно. Крыланы общались небольшими группами с бокалами в руках. Хотя рядом звучала музыка, слышался смех, кипела жизнь, этих особей это не касалось. Скукотища!

Да, не повезло же им со мной.

Неожиданно налетела Мур. Её золотые крылья чуть не выбили бокал с напитком из рук напыщенного старикана с синими крыльями.

–Вот ты где! – она опять схватила меня за руку и опять поволокла меня наверх, в кружок крыланов с золотыми крыльями. Крыланы подлетали ко мне, называли свои имена. Запомнить из всех было невозможно. Мур смотрела на меня и хохотала. Здесь было весело. Потом я танцевала с крыланом, похожим на ангелочка. Крылья ему не шли, они были черные.

Потихоньку зал начал пустеть. Вечер подходил к концу. Я так и не влилась в круг синекрылых. Мне там явно было не место. Даже не познакомилась. Ладно, переживут, наверное.

Я вышла из зала, отыскала в поредевшей куче обуви свои туфли, аккуратно повесила сандалии на колышек и полетела. Домой.

Я знала как вернуться домой и знала как вернуться сюда.

Да, я – крылан!

История 8.

В этот вечер крылья снова призвали меня.

За окном была красивая, тёплая, рыжая осень. Я такую очень люблю.

Я позвала крылья и полетела. Я летела к морю. Погода потихоньку портилась, налетал порывистый ветер, срывался дождь.

Вот уже и суша закончилась, а я все летела и летела, пока взгляд не уловил в небе больших птиц. Двух с синими крыльями, одну с черными и одну с золотыми. Это не птицы, крыланы. Четыре крылана парили над волнующимся морем. Я посмотрела на море и увидела там качающийся плот, обломок чего-то и фигурки людей на нем.

Я подлетела к стайке крыланов и поежилась. Вокруг этой четверки атмосфера накалилась до предела, казалось сейчас молнии начнут бить с неба.

Стояла тишина, слышен только шум моря и шелест огромных крыльев.

У молодого крылана с золотыми крыльями стиснутые челюсти от гнева и побелевшие кулаки. Казалось он готов кинуться в драку.

Чуть постарше крылан с черными крыльями. На лице раздраженная саркастичная улыбка, руки в карманах брюк. Как он умудряется летать с руками в карманах?

Два крылана с синими крыльями среднего возраста, но с круглыми пузиками. Спокойные и злые. Кажется здесь заварушка среди крыланов. Только меня здесь и не хватало. Конечно, как же без меня в злой мужской компании. И три синих крылана вместе явный перебор.

Что у них тут происходит? И что с людьми на этом плоту.

Четверка крыланов заметила меня, но молчаливое противостояние продолжилось. Конечно, кто я такая?

Я сложила крылья и стрелой понеслась вниз, к плоту.

В нос ударил резкий запах моря, от холода я поежилась. Вокруг было бесконечное море и волны, волны. Меня начало слегка мутить от этих волн.

Плот, сверху казавшийся таким маленьким, вблизи оказался довольно большим. Его поверхность не была ровной. То тут, то там были прибиты какие-то брёвна и доски. Почти посредине торчала какая-то палка, с намотанной на неё обрывками верёвок. Очень трудно понять обломок чего это, похоже это было что-то сложное.

Посредине лежали три человека. Три женщины. Хотя одна из них была совсем девочкой лет 12. Они не двигались. Что с ними случилось? Живы ли они? И что здесь делают четыре крылана? Почему я ничего никогда не знаю?

Много вопросов, и ответы могли дать только эти летающие вверху злюки.

Я вернулась в небо. Синекрылых крыланов уже не было, только эта странная парочка парила над плотом. Порывы ветра усилились и оставаться на одном месте было довольно сложно, а разговаривать совсем невозможно. Крылан с черными крыльями подлетел ко мне и почти крикнул на ухо.

–Полетели!

Он сделал ещё один круг над плотом и полетел на юг. Мне и крылану с золотыми крыльями пришлось догонять его.

Летели мы не очень далеко, посреди моря показались какие-то голые скалы. Очень мрачные голые камни посреди разбушевавшегося моря.

Наш проводник приземлился на краю скалы и исчез. Там оказался небольшой грот, куда не задувал ветер и не залетали брызги.

Крылан с золотыми крыльями сел, прислонившись спиной к каменной стене. Он был явно расстроен, хотя злость уже прошла.

–Я Зар, а это Стефан. – крылан с черными крыльями был лаконичен.

В гроте повисла тишина. Я хотела знать что здесь происходит, но молчала. Я разозлилась. Эти люди на плоту не были моими подопечными, поэтому я о них ничего не знала. Моя помощь нужна этим четырём крыланам, хотя они сами не подозревают об этом, а Синекрылые вообще подняли бы меня насмех!

Но это так! Хотя я и не владею информацией!

 

Я сложила крылья и демонстративно уселась на песок, загораживая выход.

Зару это не понравилось, он криво улыбался, сжимая кулаки в карманах.

Первым не выдержал Стефан.

–Не, ну а что они? Почему они мешают? Это моя подопечная! У нас с синекрылыми равноценные голоса! Прилетели вдвоём и командуют!– Стефан обиженно засопел. -Кто дал им право решать кому жить?

Действительно, кто?

Стефан опустил голову, его голос дрожал, он почти плакал.

–Зар?– я перевела взгляд на злую статую с черными крыльями.

Зар распустил кулаки, вынул руки из карманов и тоже сел на пол.

Его кривая улыбка стала просто печальной. Он сразу стал мужественно красивым.

–Я совсем не знаю, Айя, почему ты здесь. Там на плоту наши подопечные, они сестры. Самая младшая Юта-подопечная Стефана. Средняя девушка Лиса – моя. А старшая -Рута, подопечная Шона. Эти девушки никогда не встречались. Руту воспитывала бабушка с пелёнок, Лису сразу после родов забрал её отец, у Юты другой отец и она жила с матерью. У них у каждой свой особый дар и своя судьба. Руту с рождения опекала Лора, а после совершеннолетия её передали Шону. Она целительница. Она способна исцелять людей, животных, природу, землю. Все к чему она прикасается оживает. Но она нежная и ранимая. Её нужно оберегать.

А вот Лиса очень сильная, она яркий лидер. Может вести за собой людей, но она ещё не созрела. Ей нужно время и нужные события, чтобы она закалилась.

С Ютой непонятно пока. В ней что-то есть странное, неуловимое и чарующее.


Издательство:
Автор
Поделиться: