Название книги:

Айя

Автор:
Ирина Васильевна Крилишина
Айя

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Одно но! Я сюда не планировала лететь, крылья просто сами принесли меня сюда. Видимо мои беззаботные прогулки закончились. И спросить не у кого, вот что мне делать? Искать на свою задницу приключений? Хотя, я думаю, приключения сами найдут меня. Стало страшно, а вдруг я не справлюсь, вдруг крылья ошиблись с выбором и я не способна! Знать бы ещё, на что это я не способна!

От реки тянуло холодом и жуткой сыростью. Впереди, прямо под фонарем, в кругу желтого света, лежало что-то похожее на кучу с блестками.

Нет, это не куча с блестками, хотя и блестела очень. Это просто крылан с золотыми крыльями. Я подошла ближе, наклонилась и разгребла ворох тёплых золотистых перьев. Под ними оказалась девушка, совсем молоденькая. Она была такая маленькая, что под крыльями её совсем не видно. Я приложила руку к груди и почувствовала движение грудной клетки, она дышит. Я с облегчением выдохнула, она жива, но ей сильно досталось. Лоб разбит и исцарапаны руки, но крыльям, походу, досталось ещё больше. Было видно как много перьев они потеряли, местами виднелась голая кожа, которая кровоточила. Мои крылья заворочались за спиной. Им не нравилось то, что я видела. Они тоже испытывали боль!

Рядом оказались ступеньки, которые вели к реке. Я побежала вниз и набрала в ладошки воды. Вода была очень холодная и грязная. Наклонившись над девушкой я медленно лила холодную воду на висок. Она начала приходить в себя, скрутилась в калачик и застонала. Когда она попыталась подтянуть крылья, то её глаза широко открылись от боли. Её крыльям было очень больно! По её щекам потекли слезы, смешиваясь с грязной водой из реки и кровью из лба.

Я придержала её разбитое крыло и помогла сесть. Она обхватила своё больное крыло и стала укачивать его, как ребёнка. Я обняла её за плечи, я не знала как ей помочь! Так мы и сидели. Две девушки, на холодной мостовой. Наши крылья, смешавшись, окутали нас золотисто-голубым покрывалом. Так мы сидели долго, две наши головы торчали из шара наших крыльев.

Потихоньку девушка приходила в себя. Я положила ладони на её виски, мне хотелось забрать её боль, хотя бы часть. На ней было легкое белое платье.

Слезы перестали течь, ей явно становилось лучше. Я вытерла подолом платья слезы и кровь с лица и заглянула в её глаза. В её глазах можно было утонуть, они были огромные и синие. Остатки слез заставляли их блестеть и переливаться, как драгоценный камень.

У всех крыланов, которых я видела, были глаза такого чистого цвета. И у меня такие, только зеленые.

–Что с тобой случилось? Как тебе помочь? – Мой голос дрожал.

Она внимательно смотрела на меня, как-будто что-то вспоминала. Потом неуверенно улыбнулась.

–Я вспомнила! Ты Айя! Ты новенькая! – она попыталась встать и поморщилась от боли. -Мне говорили про это летающие штуки, квадрокоптеры, кажется. Но, нет! Мне же нужно все на себе проверить! Вот и столкнулась с ним! И упала! Проверила, блин. Она смешно засопела, вспомнив о своём болезненном столкновении.

–Как теперь быть, я не смогу летать неделю! А у меня работа, моему подопечному нужна помощь! Срочная помощь! Я летела к нему!– Она сжала кулак и от отчаянья ударила им по мостовой. Скривилась от боли и слезы снова навернулись на её глаза. -Как тебя зовут?– Я взяла её кулачок в свою ладошку, чтобы она больше не сделала себе больно.

–Меня зовут Мур. Я опекаю мальчика, ему 10. Он ужасный непоседа, никого не слушает, я с ним уже поседела, наверное. Он будущий учёный, он научит людей черпать энергию от звёзд и не разорять планету. Он очень важен. А я вот!– Слезы капали на наши руки.

–Мур, послушай. Я здесь оказалась не случайно, наверное, я должна помочь, только я не знаю как. Я совсем не знаю! Научи меня! – Я сильно сжала её ладонь и Мур зашипела от боли.

–Я передам тебе своего подопечного. Айя, спаси его, пожалуйста! И меня! Ты спасёшь и меня тоже!– Мур заглянула в мои глаза и мир остановился на секунду.

Я все знала, нужно спешить, очень спешить.

Я встала, разделила наши крылья. Мои синие крылья обнимали своих золотых собратьев, как-будто жалели их.

Совсем нет времени, мне нельзя опоздать. Я встала на забор и прыгнула прямо в реку. Поток воздуха подхватил меня и я полетела. Я знала куда лететь.

Мальчик этот, Алик, в неблагополучной семье живёт. Родители ругаются, отец пьёт. Только бабушка и любила его. Но бабушка умерла недавно. Родители увезли мальчика на дачу. Ругаются и пьют там. Вот мальчишка и не выдержал, убежал. Назло всем, в лес. Ну и заблудился, конечно. Будь это другой ребёнок, далеко бы не ушёл, сел бы под деревом и плакал, но Алик не такой. Его решительности хватило бы и на десятерых взрослых. Он шёл и шёл. Все дальше и дальше. Тут глухие леса, топи и болота. И волки водятся.

Я знала где он, я его чувствовала. Чувствовала его злость и обиду. Я кружила над лесом, знала он здесь, внизу. И он не один. Стая волков преследует его.

Очень странно, но волков я чувствовала тоже. От них не исходило негатива, они просто вышли на охоту, они хотят есть. Если я не вмешаюсь немедленно, будет поздно!

Но как мне спуститься сквозь плотные стволы деревьев? Я делала круг за кругом и уже отчаялась! Мне не приземлиться здесь, никак. Я сломаю крылья! От этой мысли мои крылья поежились, прямо как человек. Я услышала крик мальчишки. Крик ужаса, волки окружили его. Ещё немного и будет поздно.

Я решительно сложила крылья и нырнула в лес. Ветки деревьев хлестали по моему лицу, в последнюю секунду, когда ветки закончились мне удалось приоткрыть крылья и замедлить падение. Упала все таки больно.

Упала прямо рядом с мальчиком, который стоял спиной к дереву. Алик тут же перестал бояться волков и смотрел на меня широко распахнутыми глазёнками. Он не знал как на меня реагировать.

Я встала, сложила крылья и посмотрела по сторонам. Я видела каждую веточку, каждый листик, каждую шерстинку на загривке у волка. Такое зрение мне давали крылья.

Я повернулась и нашла главного волка, говорить нужно с ним, остальные без его команды никогда не нападут. Мы смотрели друг другу в глаза. Мои зеленые глаза и желтые глаза волка дали возможность понять друг друга. Волки поняли, что сегодня ночью у них не получится поохотится. Никакого сожаления я не почувствовала, стая потеряла к нам интерес, развернулась и ушла в лес.

Фух!

Я повернулась и посмотрела на мальчишку. Он не боялся меня, хотя я не думаю, что он видел когда-нибудь крылатых тетек.

–Ну ты как, живой?

Мальчик несмело заулыбался и закивал головой.

–Что молчишь? Онемел что ли?

Алик кивнул и опустил голову. И меня осенило! Он немой!

Непростая жизнь у этого мальчишки, но характер налицо!

Я взяла его за руку. Я не смогу с ним лететь, мне прийдется с ним идти через весь лес. Как же далеко он зашёл!

И вдруг Алик начал плакать. Худенькие плечи задрожали и слезы потекли по его бледным щечкам. Он никому не мог ничего рассказать, поделиться. Все его эмоции кипели в нем. Я присела и обняла его, укутав его крыльями. Мои крылья согрели и успокоили его. Я чувствовала, как крылья тихонько коснулись сознания мальчика и убаюкали его горе, забрали себе боль.

–А теперь пошли, мой хороший.

И мы пошли.

Летаю я босиком, но ходить по лесу босиком то ещё удовольствие. Шли мы долго и вышли к дачному посёлку только под утро.

На самом краю леса я обняла мальчика. Я чувствовала насколько он необычен и силён для своих 10 лет. Но все-таки он ребёнок! Его нужно беречь и поддерживать. У Мур тяжелая работа.

Алик повернулся и потихоньку побрел домой. Он дойдёт домой, ляжет в постель и заснёт, а утром все забудет. И лес, и волков, и меня, тетку с синими крыльями.

У него только останется твёрдое убеждение – в лес не ходить.

Прощай, малыш! Сладких снов!

История 5.

Сегодня я услышала зов. В первый раз это было так явно и отчетливо. Я была очень кому-то нужна. Очень.

Я не могла ни о чем думать, ни на чем сосредоточиться. В голове пульсировала одна мысль, я должна быть там. Сейчас.

Я знала, мне сейчас не нужны крылья, мне нужен мой автомобиль. Я надела белоснежный сарафан, завязала волосы в хвост и выскочила из дома. На улице очень жарко, солнце, как огненный шар, висит над головой.

Автомобиль, стоящий на солнце, нагрелся так, что даже за руль невозможно взяться. Пришлось включить кондиционер и ждать, пока все не остынет. Ждать не было сил. Меня тянуло ехать, быстрей. Я уже понимала куда мне нужно.

Я живу в не очень благополучном регионе. У нас идёт война. Военные действия сейчас не очень активны, но попасть на большую землю можно только через пункты пропуска, где хозяева – военные. Мне нужно туда.

Наконец-то машина чуть остыла. Я завелась и поехала, нет, помчалась.

Подъехав к пункту пропуска, я поняла, что мне нужно туда. Туда, куда на машине я не проеду, но и пешком не пройду. У меня нет пропуска и паспорта.

Я зашла за какую-то будку и позвала крылья.

Теперь я крылан, Айя.

Дорога круто уходила вниз, я дождалась, пока на ней не будет машин, разбежалась и полетела.

Я должна почувствовать кому нужна моя помощь.

Я покружила над пунктом пропуска, и полетела над мостом через реку.

Солнце нещадно пекло в голову. И тут я ощутила всплеск эмоций, сердце забилось быстро-быстро. Здесь. Прямо посередине, перед мостом на большой сумке сидела сгорбленная фигура. Это он.

Не буду его пугать своими крыльями. Я опустилась на землю, зашла за дерево и отпустила крылья.

Даже издалека было видно, этому человеку нужна помощь. Люди сновали туда-сюда. Много стариков с опущенными головами, даже у людей помоложе затравленные взгляды. Каждый думает о себе, на помощь другим просто нет сил.

Я подошла к мужчине. Он совсем стар, на вид лет 80. Он тяжело дышал, лицо было бледное, на лбу выступили мелкие капли пота. Загорелые руки с выступающими венами, судорожно сжимали колени. Я подошла, присела перед ним и заглянула в его глаза. В его глазах плескалось море боли и бессилия.

 

–Что с вами? Вам плохо? Вам нужна помощь?-Я старалась говорить внятно, но не громко, на громкие звуки он уже не реагировал.

Он услышал меня, но не ответил. Казалось даже просто на слова у него уже не было сил.

Я взяла его за руку и почувствовала неритмичный пульс. Моё медицинское прошлое не даст мне ошибиться. Сердечные дела: высокое давление, стенокардия, мерцательная аритмия. Умереть он может в любую секунду.

Я наклонилась к его уху и медленно и тихо сказала.

–Я побегу за помощью. Вы не вставайте и не двигайтесь. Я быстро!

Заглянув в его глаза, я поняла что он услышал меня. Он даже попытался улыбнуться, но улыбка не получилась.

На этой ничейной полосе чуть дальше стоял вагончик Красного Креста. Этот старик прошёл мимо него, но почему-то не попросил помощи.

Я побежала туда. Резко рванула дверь и вошла в прохладу. Там работал кондиционер. За столом сидела уставшая тетенька в белом халате.

–Там помощь нужна. -Выпалила я.

–Ну что опять случилось? Это не пункт пропуска, а дорога смерти какая-то. – Тетка зло посмотрела на меня и махнула рукой. – Такое ощущение , что они сюда умирать съезжаются!

–Там старик, у него сердечный приступ.

–Ну веди его сюда. Скоро врач придет, посмотрит. – Она даже не собиралась вставать. Понимая, что не дойти сюда, не дождаться врача, старик просто не сможет, я закричала.

Тетка не выдержав моего крика, толкнула ко мне медицинскую сумку с медикаментами и отвернулась. В её глазах была тоска и безысходность.

Это место сломало её, она выгорела.

–Я верну! – Схватила сумку и побежала.

Старик сидел на сумке. За это время никто не подошёл к нему. Да, дорога смерти…

Вытряхнув содержимое сумки на пыльную дорогу, я нашла нужные медикаменты и воду. Таблетки запить, эти под язык и рассасывать. В шприц ампулу одну, вторую, третью. Вены все на поверхности, даже жгут не понадобился. Лекарство медленно вливалось в вену, дыхание становилось легче, щеки порозовели. Пульс стал четким и ритмичным. Фух, сегодня он будет жить, но с такими сердечными делами и без должного лечения, недолго.

–Давайте, я помогу пересесть вам в тень.

Он кивнул. Я помогла ему встать, передвинула его сумку под дерево и опять усадила его.

Ему явно стало легче.

–Я ещё посижу чуть-чуть и пойду потихоньку. Нельзя здесь оставаться, скоро ночь и комендантский час. Главное перейти через мост, а там я справлюсь как-нибудь. Спасибо вам. -Он поднял голову и заглянул мне в глаза.

Я кивнула и присела на его его сумку рядом.

Ничего я не понимала. Ни кто этот старик, ни свою роль в его спасении.

Кто он? И почему крыланы должны его спасать?

–Ну вот, мне легче уже. Я пойду. – Старик медленно встал, разогнулся и оказался неожиданно высоким.

–Я помогу вам. -Я взяла его под руку, другой рукой зацепила его сумку и мы медленно побрели к мосту.

–Это неправильно, знаете ли. Женщины не должны таскать тяжёлые сумки. Для этого есть мужчины. Но я, видимо, уже не мужчина, раз позволяю вам это делать. Голос его звучал грустно, с каким-то надрывом.

–Пытаюсь вернуться домой. Ещё в начале войны уехал в Харьков, но так и не смог там прижиться. Одинокому старику нужно быть дома, там умирать спокойней что-ли. Только бы добраться! А там уже что будет, то будет.

–У вас совсем никого нет? Совсем, совсем никого?– Я запыхалась. Сумка оказалась таки тяжелой.

–Да, представьте себе, совсем. Все силы отдал работе, только это и интересовало меня, думал я вечный.

–А кем вы работали?-Мне стало интересно, что это за дело такое, которому этот старик отдал свою жизнь.

– Разрешите представиться. Горбань Ростислав Николаевич, кандидат медицинских наук. Психиатрия и психология моя работа и жизнь! Была....– Старик остановился и покачал головой.

Я поставила сумку на землю. Перед нами был паспортный контроль и мне нельзя туда. У меня нет ни паспорта, ни пропуска.

–Ростислав Николаевич, я здесь оставлю вас. Вы потихоньку проходите паспортный контроль и ждите меня на той стороне. Я отвезу вас домой.

Старик удивленно пожал плечами, взял сумку и побрел вперёд.

Я вернулась назад, собрала лекарства с пыльной дороги в сумку и вернула её на место.

Крылья быстро доставили меня к машине. Я завела мотор и подъехала к пункту пропуска, где опять тоскливо сидел на сумке мой подопечный. Увидев меня, он обрадовался. Наверное подумал, что я бросила его.

–Как вы оказались здесь? Так быстро?-Он был удивлён.

Мы сели в машину и поехали в город. Жара спала, солнце медленно уходило за горизонт.

Высадив его возле подъезда, я достала его сумку из багажника и мы медленно поползли по ступенькам.

Ростислав Николаевич долго искал ключи в сумке. Медленно, как будто вспоминая как это делается, открывал дверь. Мы зашли в квартиру. Там было пыльно, но идеальный порядок.

Старик медленно опустился в кресло и счастливо вздохнул.

–Наконец-то я дома!-Он улыбался. -Скажите, откуда вы взялись и как вы прошли пункт пропуска? Вас там не было!

Несмотря на возраст и состояние здоровья этот дед обладал острым умом и наблюдательностью. Я вдруг увидела перед собой не беспомощного старика, а человека, который может видеть моё внутреннее я. Я решила, что его уже ничем не удивить и позвала крылья. Синие крылья у основания и белые на концах развернулись за моей спиной. Им было тесно в квартире. Напротив, в зеркале отразилась моя фигура в белом сарафане и с синими крыльями за спиной.

Старик хмыкнул.

–Ну я примерно что-то такое и предполагал. Почему вы спасли меня? Я стар и уже никому не нужен. Глупо спасать стариков.

–Я не знаю почему я должна была вас спасти. Но я знаю, что должна была. Если я вас спасла, значит вы очень важны. Крыланы никогда не ошибаются.

Старик с сомнением покачал головой.

Мне пора, я сделала все что могла. Я попрощалась, отпустила крылья и вышла на лестницу. Придется ехать домой на машине, а не лететь. Мою машину нужно вернуть на стоянку.

Вернувшись домой, я набрала в ванную тёплой воды и с наслаждением погрузилась в неё. Устала. Закрыв глаза, я вспоминала сегодняшний день. Ничего не понятно.

Вдруг я резко осознала, что я не одна в ванной. Время застыло, дыхание остановилось. Сердце готово было выпрыгнуть из груди от испуга.

Я открыла глаза. В проеме двери стоял мужчина, нет крылан. Ярко красные крылья заполнили весь мой коридор. Казалось у меня в прихожей пожар!

Он улыбался как-то ехидно.

–Испугалась?– Его взгляд бродил по моему телу.

Я встала и вышла из ванны. Вода капала на мой красивый кафель.Хотелось прикрыться, но это желание показалось каким-то детским. Я сдернула с крючка полотенце и завернулась в него.

–Кто вы, собственно , такой ? Что вы делаете в моем доме? Вы имеете на это право?-Мой голос повысился до визга.

Видимо услышав мой визг, кто-то решил помочь мне.

–Марк, не пугай девушку!– В проёме двери показалась ещё одна голова, принадлежащая мужчине. -Мы правда не имели права заявляться без предупреждения.

–Хм! -Красавец с красными крыльями улыбнулся. – А пусть она тогда не оставляет открытым балкон!

Он хоть и ехидно улыбался, все таки освободил проем и ушёл в комнату.

Я судорожно пыталась найти свою одежду, но я её оставила в комнате. В ванной кроме полотенца ничего не было.

Пришлось идти в комнату, завернувшись в полотенце.

–Нет, ну ты посмотри, Леон, она даже одеться не соизволила!

Наглый тип с красными крыльями качался в моем любимом кресле. Кресло отчаянно скрипело, не рассчитанное на такую амплитуду. Если он его сломает, я его убью! Второй крылан, с золотыми крыльями, стоял около окна.

–Айя, я прошу у вас прощения за наше позднее вторжение. И за моего друга отдельное простите! Мы не хотели вас напугать. Меня послали к вам с объяснением, а Марк увязался за мной. Он беспардонный товарищ, можете стукнуть его!-Леон улыбнулся. -Вы оденьтесь, мы подождём.

Пока я одевалась в ванной, в комнате происходила какая-то возня. Когда я вошла в комнату, то увидела, что эти два охламона нападают друг на друга и ржут. Как дети! Только этого мне не хватало.

Увидев меня, они закончили борьбу и уселись на пол. Огромные красные и золотые крылья заполнили всю мою небольшую комнату.

–Прошу вас, мадам!– Съязвил Марк и бросил на пол подушку. Мне ничего не оставалось как сесть.

Я подумала, что будет, если я тоже позову крылья. Огненно-красные, небесно-синие и ярко-золотые крылья перемешавшись, взорвали бы пространство!

–Айя, ещё раз прошу прощения за наше вторжение. Мы должны были вас предупредить! Это Марк не дал! Авантюрист, но он хороший!

Авантюрист прижал руку к груди и нахально улыбнулся в полупоклоне. -Вы спасли сегодня моего подопечного – Ростика.

– Вы опекаете старика?– Удивленно спросила я.

–Нет! Я опекаю мальчика. Ему всего 4 года. Он аутист, но гениален. Ему нужна помощь специалиста- психиатра, но проблема в том, что у них должно быть одинаковое имя, тогда они будут на одной волне и взрослый сможет помочь ребёнку. Этот старик единственный в мире человек, который может вытащить ребёнка из скорлупы аутиста. -И только вы могли спасти деда! Нужен был крылан с медицинскими познаниями. Вы отлично справились.

Я задумалась.

–Скажите, Леон, я что никогда не буду знать что я делаю и зачем? Почему вы знаете, а я нет?

Марк всплеснул руками.

–Потому что мы самые классные и все знаем, что тут непонятного?

Нет, он откровенно надо мной издевался! Я начинала злиться.

–Ну, милочка, не нужно тут пыхтеть, как паровоз! Мы классные и умные, вы красивая!-Марк ухмылялся. Слово дурочка повисло в воздухе.

Леон замахал руками.

–Не слушайте его, Айя! Он просто шутит. Вам просто не хватает опыта. Вы чувствуете, что нужны, но пока не понимаете почему. Со временем вы настроитесь на эту волну и тоже будете знать. Потерпите, немного.

Крыланы встали, попрощались и вышли через балкон. Две тени мелькнули за окном и исчезли. На полу осталось лежать огненно-красное перо. Марк то ли потерял его, то ли оставил намеренно.

От моих гостей остался незнакомый запах и качающееся кресло…

История 6.

Крылья позвали меня ночью, неожиданно. Я спала.

Ещё не проснувшись, я ощутила крылья. И ту же секунду я ощутила тревогу и ужас. Ужас захлестнул меня полностью. Я могу не успеть, я уже не успеваю!

Не было времени одеваться. Я в пижаме с зайцами и крылья! Странное сочетание, даже смешное, но было не до смеха. Нужно быстрее , быстрее!

Я знала куда лететь. Так и сиганула с балкона в пижаме.

Ощущение непоправимого не покидало меня пока я летела.

Вот это место. Спальный район, девятиэтажка. На краю крыши какая-то фигура, не иначе , мой подопечный. Мысль додумать не удалось, человек сделал шаг и полетел вниз.

Не успела! Мысль мелькнула и исчезла. Я рванулась к падающему человеку.

Обхватив его за плечи и прижав к себе, ничего не исправилось, теперь мы падали вместе. С меньшей скоростью, но падали. Он тяжелее меня, и мои крылья не справлялись. Мы рухнули на асфальт перед подъездом. Острая боль на долгую минуту затмила все. Руки, крылья, а больше всего болели ноги.

–Ты кто такая? Ты зачем меня спасла?– Парень явно не пострадал.

–Ты ангел? Кто?Кто?

–Нет, я не ангел. Ангелов не бывает. – И я заплакала от боли. Попробовала отпустить крылья, но они не улетали и я поняла, что вылечить их могу только я. Они будут со мной, пока не восстановятся.

–Давайте я скорую вызову. Я быстро.

Я еле успела схватить мальчишку за руку.

–Не нужно скорую вызывать. Как тебя зовут?

–Даниил, Даня. – Мальчик присел рядом со мной. Нет, не мальчик. Совсем молодой, но явно совершеннолетний.

– Даня, врачи не увидят меня. Меня видят только те, кто должен видеть. Тебя, пожалуй, в психушку заберут, если ты будешь рассказывать про тетеньку в пижаме и с крыльями. Даже не знаю что делать. Лететь я не могу, и ходить не могу, и помощи попросить не могу. – Мне стало страшно. Знают ли крыланы, что со мной случилась беда?

Конечно мой внутренний вопрос остался без ответа.

–Я тут живу, на 9 этаже. – Даня нахмурился и как-то собрался.

Он подошёл и попытался взять меня на руки. Острая боль в крыльях заставила меня ойкнуть. Пришлось аккуратно собирать в кучу мои ободранные крылья, а затем этот тощий Геракл взял меня на руки и потащил по лестнице. Лифт не работал.

Не знаю как, бедолага, донёс меня, но донёс. Ногой толкнул дверь в квартиру и мы вошли.

–Даня, ты что всегда с открытой дверью живешь?

–Нет. Но я должен был разбиться и не хотел, чтобы дверь ломали.

Он аккуратно положил меня на диван. Потихоньку развернул и разложил мои крылья. Я зашипела от боли.

 

–С твоих крыльев оборваны перья и содрана кожа. Какие красивые!– Паренёк мечтательно гладил кончики моих крыльев.

–Даня, нам нужно поспать. Утром разберёмся что к чему.

Хозяин квартиры достал подушку и одеяло из шкафа и кинул на пол. Другим одеялом заботливо укрыл меня и мои крылья.

Так мы и заснули. Я на диване, мальчик на полу.

Спала я очень плохо. Болели крылья и ноги. Несколько раз за ночь я ощущала, как Даня меня укрывал сползающим одеялом.

Утро не было добрым. Мои лодыжки опухли, но перелома не было, сильное растяжение. Крылья восстанавливались быстрее. Кожа зажила, теперь, наверное, будут расти новые пёрышки.

Даня проснулся и смотрел на меня испуганным взглядом.

–Я боялся, что вы утром исчезнете. Это я виноват, что вы травмировались. Не нужно было меня спасать, только хуже себе сделали. – Даня судорожно сжимал и разжимал кулаки. Слезы наворачивались ему на глаза.

–Даня! Что случилось, то случилось! Ты ни в чем не виноват. Это моё предназначение – спасти тебя. Расскажи мне о себе.

Рассказ мальчика не был длинным. Сирота. Эту квартиру дало государство. Он одинок, очень одинок. Так и не смог найти себя в этом мире. Любит рисовать, но не знает кому это нужно. Продал всего одну свою работу. Жил на эти деньги, сколько мог, а потом деньги закончились и он решил, что его жизнь тоже закончилась.

Очень жалко мальчишку, но боль в ногах была невыносимой.

–Данил, ты можешь купить мне лекарства? Я на бумажке напишу какие.


Издательство:
Автор
Поделиться: