Название книги:

Айя

Автор:
Ирина Васильевна Крилишина
Айя

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Все было хорошо, пока эти девушки не встретились. В день их встречи на побережье налетел ураган. Много людей погибло, их родные погибли тоже. Они спаслись на этой доске и теперь уже пятый день дрейфуют в море.

Зар вздохнул.

–Мы встретились со Стефаном и решали как спасти их. Унести их с плота мы не могли. Мы хотели привести к ним людей, но никто из них не видит и не слышит нас. А сегодня прилетели Синекрылые и приказном порядке велели никого не спасать. Если они и спасут, то только Руту. Ну мы и взорвались, а тут ты.

Зар нахмурился, он ничего не понимал. И я не понимала. Синекрылые приказали не спасать людей? Этого не могло быть! Это было очень странно.

Я встала. Я знала где найти Шона.

–Зар, вы присмотрите за девушками, а я должна найти ответы на наши вопросы.

Я вышла из грота и поежилась. Шторм начался. Ветер сбивал с с ног и не давал раскрыть крылья. Взлететь удалось с трудом. Да, нелетная погода. Подумалось о девушках на плоту, каково им там в такую бурю.

Шон жил в Заполярье. Его домик выглядел новогодней игрушкой с елки. Снаружи стоял сильный мороз, а из трубы домика валил белый дым, окна светились тёплым светом, внутри, наверное, очень тепло, а я зверски замерзла.

В приземлилась возле входа, сложила крылья. С крыльев в снег облетела наледь. Я резко открыла дверь и вошла. Тепло! Какое блаженство! Тепло!

Возле горящего камина сидели два крылана: Шон и его напарник. Они обернулись и, казалось, совсем не удивились моему появлению.

–Какая неожиданность!Айя!– Шон артистично взмахнул руками. -Замерзла совсем. Иди к огню, грейся!

Я подошла к креслу у огня и села, протянув ноги к огню. Замерзла!

Шон начал суетиться вокруг меня, хотя на него это было совсем не похоже.

–Что это ты решила заглянуть ко мне в гости? Мы с Карлом рады тебя видеть.

Ага! Как же, рады они! То-то такие улыбки гостеприимные!

Тут в лоб нельзя, придется хитрить.

–Шон, Карл, помогите мне, пожалуйста. Я же крылан недавно совсем, ничего не понимаю. Крылья приволокли меня к вам, а зачем не пойму. У людей на плоту есть защита, зачем здесь я?– я выглядела растерянной. Роль блондинки мне явно удалась. Шон слащаво заулыбался.

–Айя! Деточка, у нас все хорошо, все под контролем. Мы с Карлом думаем как спасать девушек.

Ага! Пятые сутки думают! У камина! Вот гады!

–А давайте я вам помогу, ведь не зря прилетела к вам!– я выглядела наивной дурочкой и они купились. -Зар и Стефан сказали, что вы запретили им помогать людям. Вы сами хотите их спасти?– я отчаянно хлопала ресницами.

Шон замялся. Карл подсел ко мне поближе, как будто нас могли подслушать.

–Айя, послушай. Все не так просто. По отдельности эти девушки каждая по-своему талантливы и не опасны, но им нельзя было встречаться. Мы специально с рождения разделили их. То что они встретились – случайность! Этого не должно было произойти. Когда они вместе, они превращаются в триаду и силы их умножаются. Мы даже не знаем предела этих сил. -Карл замолчал.

–Я была рядом с ними и не почувствовала зла. Они добрые, светлые, -мой голос задрожал. Я вспомнила бушующее моё. Они были все ещё там!

–Да, безусловно, добрые. Иначе мы бы их не опекали. Но они встретились!

Ты не понимаешь, Айя! Они повзрослеют и обретут силу, равную силе крыланов. Это опасно!

Ах вот где собака зарыта, крыланы боятся потерять могущество? Они готовы убить, только бы не допустить это! Этого не может быть!

–Карл, а Эд знает об этой вашей предусмотрительности или это ваша личная инициатива?– я встала с кресла. С моих крыльев на красивый ковёр капала вода. -Мы курируем этих людей и мы принимаем решения! -голос Карла сорвался на крик. Было видно, что он пожалел о своём откровении, но сказанного не воротишь. Да.

Я выбежала из дома на мороз такая злая, что не почувствовала холода. Конкуренцию девушки крыланам составят! Испугались! Богами себя возомнили. Ну я им покажу! Ох не зря мне даны синие крылья!

И я полетела домой. Мне нужно тепло одеться и подумать. Что я могу сделать?

Я уже час ходила из угла в угол своей небольшой квартиры. Что делать?

Девушки пять дней без еды и воды. Ночью холодно. Я глянула шире. Их плот попал в течение, которое вынесет их к берегу дней через семь. За семь дней они умрут от жажды и холода по ночам, а днём их спалит солнце. Они и так уже на грани, особенно младшая.

Я не могу привести к ним помощь, тут блок какой-то. Зар говорил. Я не могу нести их, мои крылья не способны на такое. Я уже пробовала. Максимум, что могут поднять мои крылья – это один килограмм и то недалеко. Поэтому и одеваться приходиться легко. Как им помочь?

И я решилась!

Я надела самое лёгкое платье, на пояс намотала мамин шерстяной платок. Он очень тёплый и легкий. Оставлю его Юте. В литровую бутылку налила воды, капнула в неё несколько капель лимонного сока. Что взять поесть лёгкого, но не соленого?

Наткнулась на крекеры в вазочке. 10 печеньиц. Высыпала их в пакетик. И воду и печеньки сложила в сумочку, повесила через голову и прикрепила сумку к талии. Вышла на балкон и полетела.

Тяжело летится. Уже и ночь закончилась. На востоке всходило солнце.

Чем ближе я подлетала к морю, тем сильнее бушевала непогода. За ночь шторм вошёл в полную силу.

Я боролась с ветром. Он сбивал меня, ломал мои крылья и вырывал из них перья. Моя сумка, такая легкая вначале, с силой тянула меня вниз. Я не чувствовала ни рук ни ног, так они замёрзли. Иногда казалось, что я не продвигаюсь, а молочу крыльями на одном месте, но вот в бушующем море показалась точка. Она становилась все больше и больше. Это плот.

Я подлетела к нему и приземлилась. Доски ходили ходуном под ногами. Меня сразу укачало. Я подошла к девушкам. Они пытались защитить младшую от ветра, обнимая её. У них были длинные вьющиеся медные волосы, которые смешались в один большой рыжий ком.

Я тронула Руту за плечо. Я не знала увидит ли она меня. Если нет, то я бессильна! Она открыла огромные зеленые глаза и увидела меня!

Она просто смотрела на меня, ни на какие эмоции у неё не было сил.

Я перевела взгляд на Юту и она почувствовала мой взгляд. Её глаза были тоже зеленые, но светлее чем у сестры. Глаза открыла и Лиса. Её зеленые глаза самые глубокие и самые тёмные.

Три пары глаз смотрели на меня, пока Юта не потянулась ко мне. Кажется она хотела проверить не сон ли я. Я взяла в руку её холодную слабую лапку. И её глаза вспыхнули радостью и Надеждой. Она поверила в меня!

Я села на холодные мокрые доски и взяла Юту на руки. Несмотря на то, что мы на плоту в бушующем море, я почувствовала покой, уют, даже счастье. Так вот какая ты Юта!

Я достала из сумки воду, глаза девушек загорелись. Их мучала жажда. Они передавали воду из рук в руки, делая по два глотка. Последний глоточек на донышке бутылки оставили Юте. Я отвязала платок и укутала девчушку. Потом я достала печеньки и они боясь раскрошить и уронить, как воробушки склевали их.

Я рассказывала им, что нужно продержаться ещё семь дней, но я их не брошу и буду приносить воду и немного еды, сколько унесу. И принесу ещё тёплый платок. И ещё говорила, что шторм утихнет к вечеру и буде легче. Я оперлась спиной на палку в центре плота, Юта была у меня на руках, Рута и Лиса прижались ко мне по бокам. Я развернула крылья и их хватило, чтобы укрыть всех троих.

Вокруг нас бушевала стихия, волны толкали плот, как скорлупку. Ветер выл и взбивал пену на волнах. У меня замерзла спина, но внутри моих крыльев был целый мир. В нем царила доброта и покой. Внутри было тепло и уютно и было уже все равно, что происходит снаружи. Эти девушки заряжали меня энергией, хотя сами были еле живы. От Руты исходило мягкое тепло, успокаивающее и обволакивающее. От Лисы чувствовалась сила и желание действовать, рисковать. А прямо на коленях у меня было маленькое счастье. Ощущение волшебства, бабочек в животе давала Юта. Эти девушки дарили могущество…

История 9.

Я стояла в ванной и рассматривала свои крылья. После этой истории с сёстрами мои крылья изменились.

Странная история. Я семь дней моталась от берега к плоту в море и обратно. Даже трудно сосчитать сколько бутылок воды и еды я переносила. Мы подолгу сидели с девушками в обнимку. Юту вообще сложно было отцепить от себя. Я давала им надежду, они верили мне. Но и они мне давали такую сильную энергию, я никогда не ощущала такого. Это даже сложно объяснить.

На седьмой день на горизонте показался небольшой остров. Это какое-то островное государство. Я полетела вперёд, посмотреть что ждёт тут девушек. То что я увидела мне понравилось.

Плот с треском врезался в камни у берега и развалился. Он свою задачу выполнил с честью. Девушки оказались в холодной воде и еле выбрались на берег. В небольшом домике на берегу жила семейная пара среднего возраста. Они видели что произошло на берегу и бросились помогать сёстрам. Девушки рассказали свою историю, супруги плакали. Отпустить рыжеволосых сестёр они не смогли. Я бы тоже не смогла. Как можно отпустить счастье?

Моя душа успокоилась. Им нужно время в окружении любящих людей.

Я вздохнула с облегчением, хотя меня не покидало ощущение, что ничего не закончилось.

Да, и что с моими крыльями? Они заболели? Вообще крылья болеют? По моим ощущениям с ними все хорошо, но они меняют цвет. Если бы просто на белый ( уже почти половина была белой), но самые кончики нижних перьев вдруг стали розовыми. Я сначала подумала, что мне показалось, но сегодня розового стало ещё больше. Может покрасить их в белый, или синий? Можно красить крылья?

Что это значит? Ответа у меня не было.

Я вернулась в комнату. На столе лежал конверт. Блин, опять балкон не закрыла!

В конверте лист бумаги и лаконичное предложение.

“ Синекрылые приглашают Айю на собрание, которое состоится в замке на горе сегодня в 20.00”

Я поежилась. Я и 49 серьезных дядек. Среди них и Шон и Карл. Наверняка нажаловались на меня. Я вмешалась в их дела. Да кто я, собственно, такая, чтобы мешать таким важным личностям?

 

Но они забывают, что я тоже крылан! И у меня тоже синие крылья! Хотя теперь не совсем синие. Мне стало страшно. Что происходит с теми, кто не вписывается в общепринятые нормы? Вдруг меня обвинят, что я испортила крылья?

Я надела розовое платье, в надежде, что кончики крыльев сольются с ним и никто ничего не заметит.

И вот я стою перед дверью. Сандалии обрадовались мне, их маленькие крылышки мелко затрепетали.

Я вошла. Ждали только меня. Если не раскрывать крылья и не поворачиваться спиной, то все обойдётся. Крыланы сидели на стульях, которые образовывали большой синий полукруг. Мои крылья очень сильно выделялись из этой массы. И вдруг я поняла, что больше не принадлежу к этому обществу. Я другая, я свободна от них. Мне стояло легко и весело, страх прошёл. Они не могли судить меня, я не подлежу их суду! Я вдруг почувствовала силу и осознала, что я могу судить их! Я остолбенела от этого знания, пытаясь разобраться внутри себя.

Окружающие меня Синекрылые восприняли мой столбняк за страх и покорность. Они ничего не почувствовали.

Я подошла к своему стулу и села. В голове пронеслась мысль, что отныне Синекрылых всего 49 и по прежнему все мужчины.

Собрание началось.

В центр полукруга вышел Шон. Серьезный и важный.

–Коллеги! Сегодня мы собрались по очень важному делу. Такого у нас ещё никогда не было. Мы, Синекрылые, всегда помогаем и поддерживаем друг друга. Без нашей помощи людям было совсем плохо, мы помогаем сохранять духовность в их их обществе. Каждый из нас имеет достаточно опыта и знаний для выполнения этой сложной работы и мы никогда не вмешиваемся в дела друг друга без приглашения!-Шон многозначительно замолчал.

Во мне закипала злость, меня раздражала напыщенность и важность этих крыланов. Но я хотела услышать интерпретацию последних событий от Шона. Я должна до конца все понять.

–До последнего момента я опекал девушку. Её сестёр опекали Зар и Стефан. Мы специально разделили сестёр ещё в младенчестве. Им нельзя было встречаться. По Отдельности они важны для людей, но вместе создают огромную угрозу человечеству. У них такая большая сила, что объединившись они нарушают баланс, который мы храним издавна. Мы несём ответственность за этот баланс! Люди важны для нас, крыланов. Мы опекаем их и направляем, но мы должны не потерять контроль над ситуацией! Конкуренция нам не нужна!

Наша вновь прибывшая, Аяй, видимо не до конца понимает важность этого.

Девушки встретились, вопреки нашей воле, но ситуация была под нашим контролем, пока не вмешалась Айя.

–Вы хотели убить девушек! По крайней мере двух из них!– я не смогла сдержаться. Мой голос разнесся по всему залу. Присутствующие зашушукались.

Шон от злости стиснул кулаки и зашипел

–Нет! Никого убивать мы не собирались. Судьба все решила за нас. Так должно было произойти. Иногда невмешательство важнее действия! Пусть Айя отвечает!

Шон вздернул подбородок и сел на свой стул.

Я вышла на середину и развернула крылья. Все должны видеть, что я уже не принадлежу к их кругу.

Зал ахнул! Кое-кто даже вскочил со стула.

–А теперь я отвечу!– мой голос звучал громко и уверенно.

– А каком балансе здесь говорил Шон? Какая конкуренция? Мы с кем-то соревнуемся? Мы просто смотрим как люди уничтожают свою планету и друг друга! Просто спасаем некоторых, которых считаем нужно спасти. Но когда появляется сила, которая реально может спасти человечество, сила которая может объединить все светлое и хорошее и искоренить плохое, мы вдруг пугаемся. Пугаемся! И чего? Конкуренции?Вы боитесь стать ненужными? Нет, вы боитесь, что люди станут равными нам, крыланам. Только вы забыли, что вы тоже люди. Вы не всегда были крыланами. И если люди уничтожат планету и друг друга, то и крыланов не станет. Мы не опекуны и подопечные. Мы равные!

Мы можем быть счастливы на этой планете. Вместе.

В зале стояла такая тишина, что, казалось, её можно резать ножом.

Я пошатнула их Веру в их уникальность и совершенство. Мне больше пока нечего было им сказать. Я пока сама многое не понимала, но я чувствовала, что нужно идти вперёд. Так как есть очень плохо, нужны перемены. Они назрели.

Это революция! Как я только в это впуталась?

Я вышла из зала под общее молчание, повесила сандалии на колышек и полетела на остров.

В кругу сестёр я чувствовала себя комфортно и счастливо. Я ходила по острову и видела, как поменялись здесь люди. Они улыбались, они были в гармонии с собой и этим миром. Природа вокруг буяла. Заплодоносили даже старые деревья, благоухали цветы, вода стала кристально чистой.

Ко мне подошла Рута и взяла меня за руку. Она улыбалась.

–Ох, Рута, ты даже не представляешь как ты важна. Как важны такие люди. Ведь человечеству не нужны успешные люди, миллиардеры, экономисты и дельцы. Человечеству отчаянно нужны миротворцы, целители, реставраторы, сказочники и любящие люди. Планета нуждается в людях с Моралью, которые сделают этот мир живым и гуманным. Этот мир может быть прекрасен без войн и болезней.

Рута перестала улыбаться.

–Нет. Я все понимаю, но ты не понимаешь. Ты, сейчас, самая важная. Ты собирательница. С тебя начались изменения и только ты можешь их закончить. Будет трудно, но я, и Лиса, и Юта всегда будем с тобой. Ты не одна. Ещё много людей с тобой. И много твоих братьев и сестёр с крыльями. Мы должны преобразовать этот мир в мир, в котором мы захотим жить все вместе.

Её слова застряли в моей голове. Я парила над морем и заходящее солнце розовило мои крылья. Я была не уверенна в себе. Я не знала что делать, как быть, с чего начать? Никудышный из меня герой. Я все время бегу вдогонку.

Я поймала воздушный поток и он понёс меня вверх, все выше и выше. Я нырнула сквозь облака и увидела звезды. Здесь почти невозможно было дышать, было очень холодно, но так красиво.

Это моя планета. Моя земля. Мои собратья…

История 10.

Я стояла у стены и в который раз смотрела на эту картину. Это Даня нарисовал меня. Я несколько раз ездила к Радиону Николаевичу и Дане в гости. Данил предложил нарисовать меня. Я с радостью согласилась, очень интересно какой он меня видит. Позировала я как-то странно. Один день я просто читала книгу, один день стояла и разговаривала с ним, и ещё один день он рисовал мои крылья. Тогда они было наполовину синие, наполовину белые. И вот что получилось.

На картине стояла девушка, похожая на меня. Каштановые, вьющиеся волосы, напряженная поза. Платье на мне странное, не понятно какого цвета. Днём оно почти белое, вечером синее, а ночью почти чёрное, переливающееся.

В яркий солнечный день платье становилось желтым и блестело как золото, а в дождливую погоду это было серебро. Я спросила у Дани как такое может быть. Он долго объяснял мне про волны, угол преломления и ещё что-то. Ничего не поняла. На этой картине было много странных вещей. Например на ногах были нарисованы сандалии с крылышками. Даня не мог из нигде видеть. Откуда он их взял? И мои крылья. Они были нежно розовые. Сколько я не выпытывала у мальчишки почему розовые, он так и не смог ответить. Его ответ “ я так вижу” меня не удовлетворил. Только когда концы моих крыльев стали розоветь этот пазл начал складываться, хотя розовых крыльев у крыланов не бывает. Даня видит будущее что ли?

Но самое странное на этой картине моё лицо, вернее, это не совсем моё лицо.

Да, черты лица мои, но лицо не моё. Это не мой взгляд. Такой взгляд невозможно забыть. Даже страшно подумать через что нужно пройти чтобы обзавестись таким взглядом. Я не была этой женщиной. Пока не была?

Я просила Даню ещё нарисовать мою маму. И он нарисовал. Мама сидит на скамеечке возле огромного куста плетущейся розы. Когда смотришь на эту картину, сильно пахнёт розой и скошенной травой. Хочется присесть возле мамы на землю, а голову положить ей на коленки. Она будет гладить меня по волосам и все будет хорошо! Здесь живёт любовь.

А третью картину Даня мне подарил. Тоже очень странная, учитывая что у меня нет ни слуха, ни голоса. На ней был изображён музыкальный инструмент – труба. Просто труба. Я не очень люблю на неё смотреть, потому что я слышу её и она зовёт меня. Даже не зовёт – призывает. И мне становится страшно.

Мои крылья потихоньку розовели и никуда не звали меня. И ещё. Они росли. Когда я обрела их первый раз, то только кончики перьев едва касались пола. Теперь же они лежали на полу почти на целую ладонь. Я по ночам летала над городом, с большими крыльями управляться было сложнее, но и летали они как молния!

Этой ночью я проснулась! Нужно лететь!

И я полетела. На юг. У нас уже было очень холодно, но чем дальше я летела, тем теплее было.

Вскоре я почувствовала запах гари, пожарища.

На горизонте показался город, вернее то что от него осталось. Город был разрушен и сожжен дотла. Зачем я здесь. Я летала над разрушенным городом кругами, но никого не видела. Совсем никого. Здесь была смерть, она царила вокруг, только огонь доедал остатки строений.

Я приземлилась посреди разрушенных домов. Мои ноги по щиколотку погрузились в песок, пепел и грязь. И медленно побрела мимо догорающих домов. Розовые концы моих крыльев стали черными от грязи. Здесь некого было спасать. Здесь некого было хоронить. Огонь всех забрал себе, а до кого не смог дотянуться, тех погребли под собой обрушенные здания. Это был большой город. Был.... Большой…

Отчаяние захлестнуло меня. Почему? Почему, люди, вы убиваете друг друга таким варварским способом? Вы убиваете себя!

Какая-то тень мелькнула в развалинах. Там прятался человек и он видел меня.

Я стояла и ждала, боялась его спугнуть. Из-за обвалившейся стены нерешительно вышел молодой мужчина с бородой в какой-то белой, но очень грязно хламиде. Он некоторое время просто стоял и смотрел на меня.

Затем подошёл и хриплым голосом попросил:

–Спасите её. Спасите её, пожалуйста. – слезы потекли по его грязному лицу.

–Она спасла меня, а сама не успела и стена упала на неё. Вы должны спасти её! Она как вы, только другая.

И он повёл меня внутрь разрушенного дома. Одна стена упала и привалила человека. Нет, привалила крылана.

Я наклонилась над поломанной фигуркой. Это была женщина, лет 50. Короткие, светлые волосы присыпаны пылью. Руки и тело покрыто мелкими осколками битого камня, а ног не видно. Там, где должны быть ноги, огромная куча камней. Но она была жива. Удивительно, но большие ярко красные крылья почти не были повреждены.

Я аккуратно стерла с лица пыль, которая забилась в мелкие морщинки. Взяла бледную руку, пульс был не ритмичным, нитевидным.

И она открыла глаза. Голубые. И улыбнулась, сквозь боль.

Я понимала, что не успею спасти её. Мои слёзы капали в пыль на ее теле и превращались в грязь. Я держала её за руку и рыдала, ничего не могла с собой поделать! Я ощутила слабое рукопожатие и ладонь расслабилась. Она умерла.

Я не смогла спасти её!

Я легла рядом с ней в пыль, обернула себя её крылом и плакала. Человек, приведший меня сюда убежал и никто не видел моих слез. Неужели никто не чувствует моего горя?

А потом её крыльев не стало. Осталась только хрупкая сломанная фигурка в пыли. И вонь пожарища.

Я не могла её оставить здесь, но и разобрать этот завал из камней я тоже не могла.

И я позвала. Мой призыв был обращён в небо. Я просила о помощи.

За спиной я услышала шорох крыльев. Я вышла из разрушенного дома и увидела крыланов. На мой призыв откликнулись. Я не знала многих имён, хотя с некоторыми я встречалась. Крылья черные, красные, золотые. Много. Где-то вдалеке мелькнули синие. Синих всего двое.

Я говорила и слезы текли по моим щекам. Голос дрожал, я заикалась, не могла подобрать слов, объяснить.

Ко мне подошёл Леон, обнял меня за плечи.

–Ну, ну, тихонько. Мы сейчас все сделаем. -он усадил меня на камень, и стал укачивать как ребёнка. Я не видела, что происходило, только слышала стук камней. Крыланы разбирали завал.

Молодой крылан с черными крыльями вынес тело женщины из разрушенного дома. В его руках оно казалось хрупким и маленьким, почти детским.

Сани сняла с плечей большой шарф, расстелила его на земле и крылан положил не него тело.

–Это Вера,– я не увидела того, кто это сказал.

Никто не понимал, что делать. Оставить её здесь было невозможно. У неё была семья. Она не должна пропасть без вести для них. Но мы никак не могли переместить её. Никто не в силах летать с такой тяжестью.

Мои слёзы высохли и я решила.

–Леон, подождите меня, я сейчас прилечу, -и я рванула в небо, домой.

Мне нужна была тюль. Я купила домой себе. Очень красивая и очень большая. Три на десять метров, она должно выдержать Веру.

 

Я с трудом принесла кусок ткани, даже он тяжёл для меня.

–Крыланы! Мы должны отнести Веру к родным, они должны простится с ней и похоронить её. Мы положим её тело на этот кусок ткани и все вместе возьмемся и полетим. В пути будем подменять друг друга.

Тридцать крыланов взялись за края ткани и тяжело, но взлетели. Черные, красные и золотые крылья перемешались в воздухе.

Мне не дали нести ношу, но я летела впереди, я знала куда нужно лететь. Так и летели мы. Больше ста крыланов по очереди несли этот скорбный груз. Двое синих крыланов тоже участвовали. Я не знала их имён, но как оказалось все знали меня.

Тело мы оставили в городе Веры возле отдела полиции. Они все сделают.

Я поблагодарила собратьев и крыланы разлетелись, а я вернулась в разбомбленный город. Я не знала, что я хочу здесь найти. Я бродила по этому пепелищу без цели, никто не нарушил моё одиночество.

Я переходила от одной руины к другой. Разбитое стекло, детские игрушки, остатки мебели, перевёрнутая металлическая ванна. Я разозлилась.

Схватилась за угол ванны и силой отшвырнула её. Под ванной стоял маленький цветочный горшок с зеленой фиалкой. Она чудом выжила, хотя кончики её листьев сморщились и засохли.

Я взяла горшок в руки и полетела домой. У меня больше не было сил.

Совсем не было…


Издательство:
Автор
Поделиться: