Название книги:

Церглидер. Книга первая

Автор:
Артём Никитин
Церглидер. Книга первая

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Выиграем войну, вернемся – тут же женись на ней!

– Думаешь, она…

– У тебя что, есть сомнения? Дурак и то увидит, как девка к тебе лоснится. Как она смотрит на тебя. Да и ты тоже при ней становишься неуклюжим, как медведь-шатун.

Видя, как Варгу неловко, дворф начал плавно переводить тему:

– Я никогда не забуду, как за нее ты того имперца отделал… Какой таран, а какой удар был!.. Сколько кровищи! Аж мозги из ушей потекли! А как потом ты…

– Варг, Дарт! Я готова, – прервала их Гретхилт.

В обрамлении медвежьей шкуры красавица была еще очаровательнее, словно воительница лесов – лесной эльф.

– О чем вы тут шепчетесь?

– Нам пора. Берем провиант и выдвигаемся! – с улыбкой уклонился от ответа карлик.

В темноте они приближались к деревне. Им неоходимо было попасть к конюшням, у которых стоял караул и проходил патруль.

– Не думаю, что будет сложно. На карауле трое. В патруле двое. Нужно убрать сначала патруль, и тут же заняться караулом. Гретхилт, ты нам поможешь.

– Я? Как?..

Двое патрульных вальяжно прогуливались по деревне, болтая о недавних проишествиях в деревне. К ним вышла очаровательная северянка и поманила за собой, кокетливо улыбаясь (правда, стеснительной девушке пришлось порепетировать до «номера»). Оставшийся на главной улице имперец собирался продолжить патрулирование, как две ручищи схватили за голову и повернули ее почти на сто восемьдесят градусов. Варг благодарил за уроки Торгрина. Патрульного, увлеченого девушкой, кто-то похлопал по спине, он обернулся, но удивился – никого… Вытянутая рука снизу заставила его опустить взгляд. Там был дворф в доспехах и широко улыбался, приветственно махая рукой. Не успел патрульный схватиться за меч, как сзади, в шлем, ему прилетело дубинкой от хрупкой девушки. Как и указывал дворф, Гретхилт вся вложилась в этот удар. Карлик подошел к обмягшему телу, и резким движением рук свернул шею. Девушке было не по себе. Подошел Варг с трупом на плече.

– Ну? К конюшням?

Караул в отсутствии начальства раслаблялся – солдаты пили вино и играли в кости. Один из них заметил большую тень в трех метрах, но вино и азарт к игре тормозили реакцию… Через долю секунды вместо головы его товарища напротив, фонтанами била кровь, сидевший рядом солдат потерял пол черепа… Солдат только открыл рот для поднятия тревоги, но коготь черной секиры заткнул его, когда вылез из затылка. Голова третьего караульного покатилась по земле. Дарт резким движением стряхнул на землю капли крови со своего боевого топора. Дворф замер, прислушиваясь. Варг и Гретхилт отвязывали и успокаивали лошадей. Как только друзья подошли с лошадьми, девушку едва не стошнило от картины с тремя караульными. Они оседлали скакунов и погнали во весь опор. Погода была на стороне героев – снега было немного в это время, и карлик хорошо ориентировался, указывая путь. Они скакали на юго-запад, в леса и болота Дарксвампа.

Их первой и длительной остановкой били проталины за горным хребтом, который отделял Эвигефрост от Дарксвампа. Первые проталины с грубой зеленой травой. Эта остановка была не столько для путешественников, сколько для их лошадей, которых не кормили три дня. Мужчины с наслаждением хрустели суставами всего тела и разминали затекшие спины, ноги и плечи. Примерно тем же занималась и Гретхилт.

– Животным нужен отдых. Это риск, но еще большая проблема – остаться без скакунов. Тогда в три раза больше уйдет времени на дорогу, – отрезюмировал дворф.

– Да и нам нужен отдых тоже. Нужен караул. Но делать это в открытом поле само по себе безумие, – ответила Гретхилт.

– Я повторю – лошади на пределе. Им нужен отдых. Ладно. Самое маловероятное – встретить имперцев глубокой ночью. Так что сначала караулю я, а до рассвета – Варг.

– Я тоже могу постоять на карауле, – сказала Гретхилт и продолжила: – Я не хочу быть обузой, хочу быть полезной.

Дарт, улыбаясь, закивал:

– Тогда после меня караулишь ты, а затем Варг. Как я уже сказал, имперцы ночью не вылазят из своих укреплений и лагерей. Если что, Гретхилт, кричи, как безумная, а пока, молодые, ложитесь и отдыхайте – старина Дарт посторожит.

Норды укутались в шкуру медведя. Гретхилт, немного смущаясь, прижалась к Варгу с улыбкой, и, немного погодя, уснула. Дарт тихо посмеялся, мотая головой, когда встретился взглядом с расстерянным Варгом. К полуночи Дарт тихо потряс за плечо красавицу:

– Тссс!.. Малыша не разбуди. Все еще хочешь на пост? А то смотри, я могу, если ты передумала…

– Нет, Дарт. Спасибо, но я не передумала. Я постою. Вам тоже нужен отдых.

– Ладно. Вот…, – дворф скинул свой просторный полушубок и протянул красавице:

– Держи, а то замерзнешь, – а сам залез под шкуру рядом с Варгом, набубнивая ворчания: – Надеюсь, ты не пинаешься во сне, как когда был маленьким.

Гретхилт тихо хихикнула и смотрела по сторонам. Некоторое время спустя девушка зазевала. Она зажмурила глаза и потерла ладонями лицо. «Сюда!..» – красавица с ужасом в глазах опустила руки от лица. Перед ней был вход в пещеру. Ее снова тянуло в темноту, ноги словно перестали ее слушаться и несли хозяйку против воли. «Помоги!..» Гретхилт безвучно лила слезы, продолжая безвольно шагать вперед, дрожа всем телом. «Выпусти!..» при появлении двух янтарных огней в темноте, она закричала…

Молодой норд и дворф стукнулись лбами от крика девушки и вскочили, хватая оружие и, не успев полностью освободиться от оков сна, встали в стойку, вглядываясь в темноту. Но никого не видели.

– Простите меня, пожалуйста!.. – девушка подняла на воинов глаза, от которых оба едва не сели, как подкошенные. В темноте глаза девушки светились ядовито-янтарным цветом и вокруг них по лбу, на висках и щеках надулись вены. Пощекам текли слезы. Два вертикальных, как у кошки, зрачка в страхе забегали:

– Что со мной? Почему вы так на меня смотрите?

– Твои глаза…, – заикаясь, проговорил Варг.

– Что с ними?

Варг привстал на одно колено перед Гретхилт и держал перед ее лицом лезвие секиры, в котором отражалось лицо девушки.

– О-боги!.. Я не знаю, что со мной!.. Пожалуйста, не бросайте меня!..

– Успокойся. Тихо. Не забывай, что шуметь не надо, – подошел карлик, держа руки перед собой, ладонями к девушке.

– Да-да! Вот так… Дыши ровнее, спокойнее, и не шуми… Давай, закрой глаза… Ага… А теперь – медленно сделай глубокий вдох…

Девушка спустя несколько всхлипов прислушалась к советам карлика, закрыла глаза, а карлик тем временем жестами показал Варгу обнять девушку и «пожалеть», погладить по голове. Молодой воин встал на колени перед сидящей красавицей и осторожно заключил в объятия, мягко прижав к себе ее голову.

– Простите… Я ведь даже не заметила, как уснула… Я подвергла нас опасности…

– Ничего-ничего… Все ведь обошлось…

Девушка зажмурилась и, набравшись смелости, задала вопрос в лоб:

– Теперь все, да? Ты ведь не захочешь быть с уродом? – голос девушки стал тяжелее.

– Я хочу быть с тобой… Хоть какие у тебя глаза будут… Главное, чтобы ты была рядом.

– Правда? – девушка посмотрела в глаза северянину, который снова удивился:

– Теперь твои глаза прежние…, – он снова показал ее отражение на лезвии.

– Чудеса…, – протянул карлик, и, прокашлявшись, перешел на свой ворчливый тон:

– Так… Молодежь, до рассвета еще далеко, так что Вы как хотите, а старина Дарт хочет спать.

Дворф, вернувшись в свой полушубок, который был почти ему до пят, свернулся клубком и довольно посапывал, а Варг, укутавшись с Гретхилт в медвежью шкуру, сидел и периодически посматривал по сторонам и вслушивался тишину, а когда луна выходила из-за туч, любовался спящей красавицей и, едва касаясь, гладил ее волосы.

Изгой

С первыми лучами солнца троица продолжила свое путешествие. Они покидали мерзлую пустошь, впереди ждали леса, о чем свидетельствовала флора. Растительность быстро меняла облик – карликовые деревья сменились кустами, и к ним начали присоединяться хвойные растения. Варг удивленно смотрел на одиночные ели, которые росли не прямо вверх, а в ширину. Его отвлекла Гретхилт:

– Когда вокруг много деревьев, они стараются расти вверх, как можно выше, но когда никого нет рядом – в ширину, чтобы улавливать больше даров Цептера. Не удивляйся так. Впереди будет еще интереснее. Я однажды была здесь, в детстве, когда Олга еще путешествовала. Если не углубляться на юг, но то здесь красиво.

– А что на юге?

– Бабушка говорила про бросовые земли, наполненные опасными существами. Хоть здесь и теплее, чем в Эфигефросте, но все же многим обитателям нужно больше тепла. И трех-четырех месяцев тепла для многих мало.

– А орки и огры?

– Раньше тут были небольшие крепости и фортпосты орков, но двадцать с лишним лет назад маги империи все выжгли. Орки, выбравшие свободу, живут между южными и воточными болотами и горами с севера и запада. Там их имперцы не могли достать. А на остальных территориях Дарксвампа обосновались имперцы в своих лагерях и крепостях, которые они забрали у орков. Много орочьих кланов покорились Империи…

Ее прервал Дарт:

– Скоро придется замедлить ход. Впереди густые леса – это северные окраины Дарксвампа.

Лес был древним, темным от крон деревьев-великанов, которые закрывали большую часть света. Их лошади уже шли по тропам. Густой лес не позволял набирать скорость. Они шли тихо, вслушиваясь в звуки и всматриваясь в лес. Местность идеально подходила для засады, но на протяжении нескольких часов было подозрительно тихо. Только деревья и щебетание птиц. Кроме того, карлик постоянно был напряжен – его не покидало чувство, что кто-то наблюдает за ними. Карлик привык к пещерам и открытой местности, но не к лесам – здесь он был как на иголках. Пока друзья углублялись в лес, он становился гуще, а пение птиц затихало по мере отдаления от границ леса. Через минуту единственным источником звуков стал ветер, играющий с верхушками деревьев. Привычного пения птиц не стало слышно…

 

– Атакьюэ! Но дэе эскапар! Ля рекомпенса сэря майор си лас томам виво!21

Лошади путников встали на дыбы, когда полетели стрелы. Карлик упал на землю – его лошадь получила стрелу в глаз и умерла без мучений. Варга же стрела чиркнула в наплечник, и он мнговенно спешился:

– Гретхилт!.. – но ее скакун летел как буря между деревьев. Конь был ранен стрелой в бок и сильно напуган – животное просто спасало себя бегством, унося на себе столь же напуганную девушку. На ее команды конь не реагировал…

Варг прыгнул за толстый ствол дерева – хоть доспехи выдерживали стрелы, но они были далеко не как у рыцарей, а открыты во многих местах. Это был баланс максимальных защиты и легкости, чтобы не ограничивать подвижность воина. Дарт, укрываясь щитом, так же скрылся за деревом. Послышались шаги, их было не меньше пятнадцати человек. Имперцы были вооружены в основном мечами и щитами. В тылу с луками были наготове еще пятеро, и они занимали позиции, с которых могут выстрелить в противника.

– Твари! – выругался Варг: – Дарт?! Ты как?!

– Хочу эля с рыбьими пирожками! – громким басом глуховатого старика отшутился дворф.

– Ну? Вперед!!! – с этими словами малорослый воин выскочил с щитом впереди себя. Он бежал на первого воина, и, сбив его, отрубил упавшему противнику ногу, а затем рассек горло, из которого со свистом брызнула кровь выше человеческого роста. Привычный добродушный и ворчливый дворф стал напоминать исчадье ада: глядящий исподлобья, со зловещей ухмылкой сквозь бороду, в тяжелых пластинчатых доспехах и с ног до головы обрызганный кровью. Его зеленые глаза блестели, и в них, как об решетку, бился бешеный зверь, голодный и жаждущий крови. Против него стояло еще четверо. Но после увиденного у них убавилось желания идти в атаку, а карлику нужно спешить – если на Варга нападут все десять, то он может и не справиться без опыта. Хитрый дворф заманил противников на несколько шагов в сторону, где лучникам из-за деревьев будет сложнее в него попасть. Еще один из нападавших солдат был ранен в колено и потерял голову, забрызгав Дарта своей кровью. Третий так же пал жертвой своей самонадеянности – эти имперцы не умели драться с маленьким противником. Прямой колющий удар коротким мечом прошел в скольз по щиту справа от головы Дарта. Дворф в момент парирования развернул лезвие топора вверх и ударил широким загнутым лезвием топора снизу вверх в локоть вытянутой руки, которая отлетела. Имперец взревел от боли, схватившись за культю, и в следующий момент коготь топора вонзился ему в висок, пробив шлем. Два оставшихся отскочили, и в карлика прилетели четыре стрелы. Три попали в щит, а четвертая отрекошетила от левого наголенника. Тут же двое отступивших мечника снова с двух сторон кинулись в атаку. Здесь у карлика был припасен хитрый фокус. Он резко отскочил с линий атаки, крутясь вокруг оси. Дворф рисковал, но мечи его не задели. Дарт тут же бросился на левого солдата, с таким замахом, что тот инстинктивно решил закрыться щитом. Карлик рисковал тем, что топор застрянет в щите, расколов дубовую основу. Но тут еще один трюк был припасен у карлика. Он не ударил, а зацепил топором щит, раскрыв левый бок имперца, и со всего маху ударил верхним углом щита в незащищенную броней подмышечную впадину. Имперец издал глухой звук и прогнулся от удара. И в этот же момент топор острым лезвием скользнул по оголенной шее, прямо в сонную артерию. Карлик снова принял кровавый душ. С паникой в глазах на него летел последний имперец, держа перед собой меч. Отскочив вправо, Дарт отбил наотмашь щитом удар имперца и добил того ударом топора между лопаток.

В это же время Варг смерчем летал из стороны в сторону. Уворачиваясь от ударов, он разрубал врагов одного за другим. Первой жертвой его секиры стал неопытный солдат, который никогда даже не слышал о берсерках. Он оценил скорость движений и размер оружия, но в рассчетах допустил роковую ошибку, просто закрывшись щитом. Он отлетел в своих товарищей, падая им прямо под ноги. Щит был расколот в щепки, левая рука была отрублена выше логтя, торс был разорван почти пополам. У второго солдата меч просто вылетел из рук, когда его удар парировал молодой северянин, и коготь топора пробил и размозжил ему череп. Следующие три имперца так же были обезоружены. Тот, что был ближе всех, потерял руку в запястье, он упал на колени, заходясь воплями дикой боли, и выронил щит. Рядом просвистела стрела. Варг принял решение, которое ему позволяла его зверинная сила, натренированная с годами: отмахнувшись топором от остальных, он отрубил упавшему имперцу вторую руку, и начал использовать его как щит, держа за шею сзади. Солдаты отпрянули от неожиданности – никто не ожидал столь яростного отпора и такого зверства. Держа в левой руке пленника, а в правой свой топор, он смерчем влетел в них по левой стороне, убивая одного за другим. Через десять секунд от десятерых романских мечников осталось трое. Они отступали назад к шокированному командиру отряда и к уже оставшемуся одному из пятерых лучников.

Дарт благодаря небольшому росту и щиту был самой неприятной мишенью. Он быстро подобрался к первому лучнику и, вспоров ему топором торс, убил, пока остальные не разошлись в стороны и не растреляли его с разных направлений. Он быстро распорол животы и разрубил черепа трем оставшимся лучникам. На очереди был пятый и командир. Варг, видя отсутствие угрозы со стороны лучников, ударил лицом свой живой щит о ствол дерева в короткий острый сучок, который воткнулся глубоко в череп через глазницу. Труп висел на стволе дерева. Яростно оскалившись и держа секиру двумя руками, Варг разрубил следующего солдата пополам. Осталось двое, Варг увлекся… В его глазах двое оставшихся видели кровожадного монстра, который радостно играл со своими жертвами. Они его добыча, с которой он будет играться, как кошка с мышкой, пока они не станут молить о быстрой смерти. Краем глаза увидев, как Дарт убил последнего лучника и стоит напротив командира, готовясь к бою, Варг полностью переключился на «доблестных» воинов Империи. Он, не торопясь, шел на них, глядя им в глаза. Один из солдат, видя восемь разорванных трупов, не смог совладать с животным страхом – его охватил парализующий ужас, из-за которого имперец обмочился. Второй решил атаковать. Варг, увернувшись, контратаковал. Солдат лежал на земле и вопил в агонии – обе ноги были отрубленны…

– П-п-п-пожалуйста… Не убить… я… П-п-пожалуйста… П-пусссти…, – заикался десятый мечник, сидя в своей же собственной луже, и, в слезах и соплях, молил о пощаде…

– А есть ли смысл сохранять тебя? Палачей и так хватает. Был бы ты солдатом, может, и отпустил бы, но то, как ты держишься, говорит о том, что ты можешь поднимать меч лишь на самых слабых. Ты ведь раньше никогда не дрался с сильными врагами? – с усмешкой и ненавистью смотрел на него Варг: – Или только с детьми воевать умеете?! – с этими словами Варг отрубил одну ногу имперцу.

– УЙ-ААААА!!!!!

– Я не успокоюсь, пока всех Вас не уничтожу, а вашему ублюдку-королю я сделаю вот так!.. – норд перевернул калеку на живот, и дважды своим топором рассек все ребра вдоль позвоночника. Он сложил секиру за спину, и, взяв шею имперца двумя руками, оторвал голову вместе с половиной позвоночника. И пошел к Дарту, который уже поставил командира на колени, здорово изранив топором. Противник был повержен.

– А теперь мы с тобой поговорим. – сказал Дарт.

– А это тебе напоминание того, что с тобой будет, если будешь молчать или нам хотя бы покажется, что врешь. Но только твою голову найдут у тебя же в заднице! – и с этими словами Варг бросил отрубленную голову солдата на землю перед сдавшимся офицером.

– И что? Если я вам все расскажу, то вы меня отпустите? – имперец старался говорить твердым голосом, но в глазах Варг читал страх. Мешало еще и то, что он говорил не на своем родном языке, о чем свидетельствовал явный южный акцент.

– Убивать и калечить не будем. Обещаю. Мы, норды, свое слово держим. Укажи на карте, где посты и патрули.

Командир несколько секунд смотрел на Дарта, который разложил перед ним карту. Солдат несколько минут указывал на карте все необходимое. И когда он закончил, Дарт переспросил:

– Вот здесь… Это все?

– Да. Вы обещали не трогать меня.

– Я обещал не убивать и не калечить…, – сказал Варг, и вырубил его одним ударом кулака. С нескольких трупов он снял походные наплечные мешки и порылся в них. Норд нашел веревку в одном из мешков и, связав командира, подвесил в нескольких метрах над землей. Обещание было выполненно в полной мере. Раны перетянули, пока Варг сооружал петлю. Во рту был кляп из нижней части его плаща. Когда Варг закрепил веревку, он крикнул:

– Все, Гретхилт, можешь больше не прятаться. Гретхилт?! – тишина… – ГРЭЭЭЭЭТХИИИИИЛТ!!!..

Конь Гретхилт продолжал нестись через лес между деревьев.

– Да остановись же ты! Стой!.. – она пыталась остановить раненого скакуна. Несмотря на усилия девушки, животное не слушалось уздечки и просто летело вперед, не обращая внимания на наездницу. Ведунья смотрела на бок коня, из которого торчала стрела. «Как же тебя остановить? Ты же истечешь кровью и умрешь!.. Боги, ну почему я не могу общаться с животными?!» – отчаявшись, девушка проклинала себя за бессилие. Конь ломился вперед, пролетая между деревьев, не обращая внимания на ветки, которые периодически хлестали наездницу. С каждой минутой скакун дышал все тяжелее и тяжелее, он начал замедляться и внезапно споткнулся. Ей крупно повезло, что массивное животное упало не на нее. Девушка, перелетев через голову коня, кубарем прокатилась по траве. Когда дыхание после удара вернулось к девушке, она поднялась, потирая ушибленные места. Прихрамывая, она двигалась обратно к коню. Он лежал, едва шевелясь, и тяжело фыркал. Молодая ведунья подошла и осмотрела животное, у которого из ноздрей капала кровь. Как она поняла, стрела, угодившая в бок, прошла глубоко и пробила легкое скакуна, от чего тот фыркал кровью.

– Успокойся, милый. Я сейчас тебе помогу. Скоро боль пройдет, но сначала нужно потерпеть…, – она старалась говорить мягким заботливым голосом, но тот предательски дрожжал, выдавая ее страх и сомнения. Ведунья осторожно обхатила стрелу и выдернула её. В звуках, которые издало животное, была агония. Он дергал копытами, мотал головой, ржал и продолжал фыркать кровью. Он из последних сил извивался на земле, не позволяя девушке приблизиться к нему. В его глазах были только боль и ужас.

– Прости, мой родной, я только хочу помочь…, – едва ли не плача, говорила Гретхилт.

Конь начал успокаиваться, когда Гретхилт подошла и опустила руки возле раны… Некоторое время девушка пыталась сконцетрироваться. Из ее ладоней заструился свет. Она попыталась излечить скакуна, держа над раной исцарапанные ветками и падением руки, из которых шел теплый свет. В течение нескольких минут она повторяла заклинание и делала попытки исцелить раны. Она увидела, что конь больше не дышит – животное отмучилось и уже не нуждалось в помощи… Гретхилт вспомнила слова Олги: «Между магией исцеления и некромантией есть пропасть под названием смерть. Опытный целитель способен обратно прирастить отрубленные конечности, но не сможет залечить даже порез на пальце, если это палец принадлежит мертвецу…» Было поздно. На глазах девушки выступили слезы. Она оглянулась вокруг. Все в этом лесу было одинаково – никаких ориентиров. Она хотела позвать Варга, и уже было открыла рот, но тут же вспомнила о патрулях имперцев. Ей не нужно привлекать к себе внимание, будь то патруль или кто-то из местных обитателей. Нужно найти обратный путь, пока не стемнело. Девушка пошла в сторону, где увидела куст с парой обломанных веточек – как ей казалось, это приведет ее к Варгу и Дарту. «Надеюсь, с ними все в порядке…» – думала Гретхилт… Прислушиваясь к звукам в лесу, путешественница прошла некоторое растояние и увидела, что следов ее коня не видно. Мысли в ее голове путались: «Как же так? Ведь только что тут были следы, надо вернуться назад…» Но, обернувшись, она даже не увидела следы своих шагов в траве.

Гретхилт часами бродила по лесу в поисках хоть какой-то тропы, но безрезультатно. Страх усиливался, но звать во весь голос друзей она по-прежнему не решалась. У нее не было карты. Да и если бы была, то никакого толку, если вокруг не видно никаких ориентиров. Она спиной оперлась на старое дерево. «Нужно что-то придумать. Должен же быть выход…» – ее мысли прервали какие-то звуки вдалеке. Крики, похожие на команды. Невозможно расслышать, нужно подойти ближе. Она бежала, скользя между деревьев и кустов, стараясь смотреть вокруг и под ноги. Приближаясь к источнику шума, красавица поняла, что бежала на звуки сражения. Через некоторое время Гретхилт стояла среди деревьев и кустов, а в метрах ста от нее доносилось на имперском языке:

 

– Держи его!!!

– Проклятье! Цельтесь в глаза и суставы! Ищите уязвимые места!

Среди криков боли и страха это было единственное, что она смогла расслышать. «О-Боги! ВАРГ!..» – понимая, что в бою она бесполезна, она спряталась в кустах, беспомощно наблюдая за происходящим. Виновником был даже не человек и не карлик. Убивший уже примерно двадцать человек был здоровеным орком ростом около двух с половиной метров. Он держал в руках здоровеную окровавленную палицу, в доспехах и теле торчало уже более двух десятков стрел, из бедра и из груди торчали два копья. Гигант истекал кровью, но не подавал даже признаков слабости, он секунды три похрипел, свирепо глядя на своих врагов, и с грозным рыком бросился на оставшихся перепуганных солдат, которых после его рывка осталось восемнадцать. Орк принял на себя еще десяток стрел и два копья: одно в левое плечо, а второе в живот. Гретхилт не верила своим глазам: «Могущественный Тандар, неужели это тоже один из твоих сыновей?». Она удивлялась, так как не могла понять, как же норды воевали с такими сильными и выносливыми созданиями. Через три секунды после рывка орка ряды романов сократились еще на шестерых человек. Жертвы орка выглядели однообразно: оторванные конечности и головы, сильно вывернутые тела с множеством переломов, но были и эксклюзивы. Очередной эксклюзив орк сделал, когда со всего маху ударил сверху имперца. Эффект не заставил себя ждать. Оставшиеся двенадцать имперцев во главе с младшим командиром пятились назад, трясясь в страхе перед монстром, который перед смертью решил забрать с собой всех врагов, что здесь были. Солдаты с ужасом смотрели на старшего командира, которого огромный гуманоид, практически вбил в землю, раздробив правую часть черепа под шлемом, из-под которого вязкой алой массой вытекало содержимое головы, торс был перекошен – из-под открытого бока брони торчали вывернутые ребра. Повсюду брызги крови. Орк бросился на оставшихся романов, раздавая удары направо и налево. Спаслось всего три человека, разбегаясь в разные стороны… Орк победоносно прорычал в небо, раскинув в стороны руки, и пошел в противоположную сторону. По мере погружения в лесную чащу его движения замедлялись, его начинало шатать, как пьяного. Молодая северянка знала, что все эти раны для орка имели значение, он просто не показывал это врагу. В метрах пятидесяти от опушки силы его начали покидать, и великан встал на колено, опираясь на свою булаву. Он резко посмотрел прямо в глаза Гретхилт. Девушку передернуло… Ей было одновременно и страшно и любопытно. Ведь орки – единственная раса, с представителями которой она никогда не встречалась. Он молча продолжал смотреть на неё. Гретхилт поняла, что дальше сидеть нет смысла, и вышла из кустов, стараясь не вызвать агрессию. Она начала обходить его, чтобы встать почти напротив, и он перестал выворачивать шею. Девушка обошла гиганта и стала приближаться, глядя под забрала шлема. Ее кое-что удивило – из-под темного забрала на нее смотрели большие и уставшие зеленые глаза. Гретхилт понимала, что одной ей в лесу не выжить – у нее есть голова, чтобы готовить еду и даже лекарства из даров леса, но, чтобы защититься от зверей и имперских солдат, нужны мускулы. Она понимала, что то, что она собирается сделать – безумие. Гретхилт собиралась помочь орку. Она подошла на растояние вытянутой руки, и слова застряли в горле:

– Я… Гретхилт…, – она указала на себя, положив руку рядом с сердцем: – а ты?

– Я Граалк, – гигант источал усталость.

– Тебе, наверное, очень больно?

– Боль хорошо. Боль говорить, что Граалк живой. Когда боль уйти – Граалк забрать Громарг.

– Громарг?

– Вы, север, звать это Тандар. Но Громарг не человек. Громарг могучий воин-орк.

– Ты хочешь, чтобы тебя забрал Громарг?

Орк смотрел на Гретхилт, и в больших зеленых глазах и тяжелом хрипящем голосе появилась грусть.

– Граалк страш-но… Я думать, что Громарг не любить Граалк. Граалк не как все – не зеленый и не серый. Граалк… страш-но…

– Хочешь, я помогу тебе?

– Как ты помочь Граалк? Ты зделать Граалк меньше и серый или зеленый?

– Я вылечу твои раны.

– Правда? Граалк не будет больно?

– Придется сначала потерпеть – ведь нужно для начала вытащить из тебя стрелы и копья. И сними доспехи – нельзя пропустить раны.

Она осторожно приблизилась, держа руки возле стрелы, слегка касаясь хрупкими руками его грубой кожи.

– Ты готов, Граалк?

Гигант кивнул: «Угу!»

Она выдергивала стрелы одну за другой, гигант продолжал стоять на колене, оперевшись на булаву, и издавал гулкие звуки из-под шлема. Когда Гретхилт выдернула последнюю стрелу, она заботливо спросила:

– Очень больно?

– Граалк очень устал.

– Потерпи. Осталось четыре раны.

Гигант весь кровоточил и шатался.

– Граалк, сейчас будет самое сложное. Поможешь вытащить?

Граалк, тяжело дыша, выдернул одно копье и разошелся ревом от боли.

– Граалк, осталось всего чуть-чуть.

– Граалк устал… Страшно… Больно… Холодно…

– Осталось немного…

Он выдернул из плеча второе копье. Он тяжело дышал, из-под шлема капала кровь.

– Сними шлем, Граалк, проверю голову.

Орк снял шлем. Гретхилт готовилась к худшему, но чуть ли не улыбнулась от неожиданности, однако на неё нахлынуло чувство жалости: из-за нижней губы торчали вверх два больших клыка – простоковатое выражение лица из-за больших глаз. Травм не было, кровь изо рта и носа капала из-за поврежденного легкого – орк кашлял кровью.

– Вижу, голова не пострадала. Ну? Готов?

Как только орк в очередной раз «угукнул» и кивнул – она начала осторожно вытягивать копье из живота. Орка уже трясло.

– Держись! – и девушка так же осторожно достала последнее копье. Гигант зашелся кашлем с кровью, раны кровоточили. Силы покидали исполина.

– Ложись на спину, дубину можешь положить рядом.

– Граалк очень устал… – орк упал на спину и тяжело хрипел.

– Сейчас-сейчас! Совсем чуть-чуть! – молодая ведунья держала руки над ранами на животе и груди. Из рук полился теплый свет. Несколько минут ушло, чтобы магия подействовала, – раны начали затягиваться, а Гретхилт уже чувствовала сильную усталость. Все-таки отсутствие практики и опыта сказывались, но красавица не сдавалась. Когда все раны затянулись, северянка продолжала заклинание еще минуту, и в конце выбилась из сил. Молодая ведунья резко упала в отдышке – она достигла своего предела. Тут же послышался хриплый и гулкий голос – гигант поднялся на ноги:

– О! Граалк не чуять боль! Граалк хорошо! Граалк хорошо! Ха-ха! Нет боль! Ха-ха! Гретхилт вылечить Граалк! Граалк дать второй жизнь! Граалк теперь долг. Граалк защищать маленький Гретхилт от врагов до самый смерть! Граалк не дать никто обидеть Гретхилт. Граалк обещать!

– Я рада, что помогла, Граалк. Но я очень устала, позволь мне отдохнуть.

– Гретхилт может спать тут. Граалк охранять!

Красавица из последних сил улыбнулась великану:

– Спасибо, Граалк, – и сразу же закрыла глаза и упала на траву, погрузившись в сон.

Она проснулась от игры света. Над ней стоял гигант с вылупленными зелеными глазами и держал подмышкой небольшого кабанчика. Он гулко протянул:

– Кууушать, – орк улыбнулся.

– Доброе утро, Граалк, – улыбнулась в ответ красавица.

Он оторвал ногу от тушки и протянул ее девушке.

– Но сырое мясо не вкусное. Сейчас, подожди. Через несколько минут она вернулась с охапкой хвороста и толстых сухих веток. Она сложила все в кучу на голой земле, а орк озадачено моргал и подергивал своими оттопыренными остроконечными ушками. Ведунья села на колени перед очагом и, накидав на толстую сухую палку сухой травы, начала крутить в ладонях тонкую ветку, пока не пошел дым, а за ним и огонек, который через пару минут вырос на хворосте, заставляя тот кромко трещать. Исполин радостно забасил:

– О! Гретхилт делать огонь! Гретхилт подождать – Граалк сейчас тоже сходить за деревом! – послышался треск и хруст, и огромный орк вернулся с тремя большими ветками. Две рогатины он вбил по сторонам разгорающегося костра. Взял тушку и отошел к кустам, где выпотрошил её и пробил веткой.

21В атаку! Не дайте им сбежать! Награда будет больше, если возьмем их живьем!

Издательство:
Издательские решения
Метки:
Поделится: