Название книги:

Церглидер. Книга первая

Автор:
Артём Никитин
Церглидер. Книга первая

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Редактор Ксения Никитина

Иллюстратор Илья Кичигин

© Артём Никитин, 2019

© Илья Кичигин, иллюстрации, 2019

ISBN 978-5-4490-9902-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Давайте познакомимся.

Меня зовут Артём Никитин. Я люблю фэнтези, боевики, ужасы, тяжёлую музыку и компьютерные игры.

В начале 2016 года мы с супругой отправились в круиз. Взятые на отдых книги были быстро прочитаны, а развлечения на лайнере не могли заменить мои увлечения. И данное обстоятельство побудило меня создать собственную вселенную со своими историей, законами и, конечно, героями.

Огромную благодарность хочу выразить творчеству следующих писателей: Эдгар Берроуз, Майкл Муркок, Морган Райс, Джордж Р. Р. Мартин, Джон Р. Р. Толкиен; создателям сериалов и фильмов, таких как «Викинги», «Спартак», «Игра Престолов», «Властелин колец» и «Хоббит». Также хочу сказать большое спасибо компании «Bethesda Softworks» за их шедевры «Oblivion» и «Skyrim», японской анимации и, конечно, работам известных музыкальных коллективов: Amon Amarth, Nightwish, Dimmu Borgir, Within Temptation, и остальным «кузнецам» тяжелой музыки.

А особенно я благодарен своей супруге, Ксении Никитиной, за ее поддержку, помощь в редактировании, и за то, что не позволила мне остановиться, когда, казалось, я исчерпал вдохновение. Она помогла мне открыть не только второе дыхание, но и определиться с главным занятием в моей жизни – создавать новые вселенные на страницах книг.

Пролог

…С неба льет кровавый дождь —

С нами бог войны и грома.

Нас ведет бессмертный вождь!

Мы обагрим железо кровью!..

Не говори Богам, что ты в беде,

Скажи беде, что ты с Богами!

Мы взрощенны в бою, в войне,

В груди мы носим сталь и камни!..

(отрывок песни воинов севера)


Мечта

Осень в этом году была особенно мрачной, дождливой и промозглой, с постоянными порывами ветра. Каждый житель деревни был похож на черепаху, стараясь втянуть голову в плечи, а точнее, в ворот теплой верхней одежды, чтобы спасти уши и шею от ледяных брызг, летящих с неба. Погода и серое небо ни у кого не вызывали улыбки. Зябкий ветер лишь усиливал это ощущение. Но не для всех это время было столь удручающим. Одним из таких чудаков был десятилетний Варг.

Мальчик всматривался вдаль. Для него этот день готовил грандиозные перемены, – сегодня прибудет имперский кортеж для набора курсантов в военную школу Романской Империи. Внутри мальчика шла борьба – с одной стороны, он мечтал стать великим воином, чье имя будет вписано в страницы истории, а с другой, боялся. Он боялся своего отца, а точнее, его реакции, когда тот узнает, что его сын принял такое решение. Маленький северянин был наслышан о подвигах отца, и одновременно и гордился, и завидовал ему. Решение юного норда вступить в легион было обусловлено и тем, что входящим в состав Империи провинциям было запрещено под страхом смертной казни иметь свои школы, тренировочные площадки, оружие, не говоря уже о вооруженной армии. Империя романов сделала все для своей безопасности, и теперь из всех провинций абсолютно безнаказанно вытягивало налоги, рабов и пушечное мясо для своей армии. Но для Варга Имперский Легион представлялся единственным шансом осуществить свою мечту – стать великим воином.

Варг был обладателем больших серых глаз, светлых волос, и, как большинство северян, был бледным. Он отличался от многих своих сверстников, будучи чуть выше и намного плотнее, и, что особенно отличало его, – Варг был не по годам сильным и выносливым ребенком, способным на равных драться со старшими мальчишками. Он унаследовал от отца силу и выносливость, и множил их тренировками, развивая силу, выносливость и быстроту. Но особо много врагов, явных врагов, у него не было, даже несмотря на его прямоту и простоту в речи и действиях, которые могли послужить поводом для конфликта. Дело не только в силе, – Варг был единственным сыном местного кузнеца Борга.

Несмотря на прямое родство с Боргом, в этом возрасте Варг еще мало чем напоминал отца, двухметровую скалу из мускулов и растущего с годами живота, который появился с возрастом. Борг ранее был известен как «стальной солдат», – воин невероятной, звероподобной физической силы. Его соратники и враги запомнили его, как воплощение мощи и ярости. Это был местный герой, на счету которого было немало подвигов; наиболее известный из них – бой с медведем голыми руками. В битве Борг был сущим дьяволом, неудержимым, как ураган. Он буквально летел на врага, парируя встречные атаки. Борг прорубал дорогу к победе, оставляя позади себя реки крови и горы трупов. Его военное прошлое часто напоминает о себе старыми ранами, которые особенно ноют по ночам, если накануне он трудился в кузнице весь день.

Раны Борга стали болеть сильнее в последнее время из-за нервов. Была причина для нервоза, – этим летом Варгу исполнилось десять лет. Это призывной возраст, когда мальчишек отбирали у родителей и отправляли на службу. Первые восемь лет – обучение и тренировки, последующие двадцать лет – патрулирование границ Империи, сопровождение и охрана важных персон. И так уже на протяжении двенадцати лет… Из Эвигефроста Империя сосет свежую кровь для своих нужд с тех самых пор, как Миргар, Царь Эвигефроста и северных земель, был вынужден отдать столицу и весь север без боя. Это случилось после того, как романы, после многих поражений, нашли способ с помощью магии переместиться через стены, и оказались в домах и на улицах Сталванда. Они захватили тысячи заложников, – стариков, детей и женщин, – всех, кто не способен сражаться. Некогда могущественная страна на севере континента, скрипя зубами, встала на колени. Варг помнил все до мелочей из историй Борга. Однако он не разделял злости отца. Поскольку вокруг все выглядело так, что весь континент Ирий сейчас – одно неделимое государство. Мальчик встряхнул головой, прогоняя лишние размышления и воспоминания, и снова смотрел вдаль.

Варг стоял на толстом суку уже целых два часа, держась за ствол дерева и вглядываясь вдаль. Он мерзнул под проливным дождем в попытках рассмотреть приближение Имперского кортежа. Наконец-то он видит движение между холмами на старой дороге, вымощенной камнем, которая соединяла их деревню со столицей Северных Земель, Сталвандом.

Сталванд. Город-крепость. Столица северян. Когда-то этот город процветал, несмотря на суровый климат, где лето длилось всего два-три месяца, межсезонье характеризовалось ледяными дождями длиной не больше месяца, а затем наступали холода и морозы. Сталванд – это огромный город, тянувшийся от побережья Ледяного моря, кормившего людей рыбой, до Холодного Плато, окруженного горами, в которых как в муравейнике были тоннели – рудники, где добывали уголь, железо и даже драгоценные камни. Находились умельцы, которые добывали серу, селитру, и в смеси с углем делали самое страшное оружие крепости – порох. Население по большей части состояло из Северян. Второе место по численности занимали дворфы, или, как их называли в других краях, – карлики. Ростом они были в полтора или чуть ли ни в два раза ниже северян, но в ширину не уступали соседям. Все мужчины дворфы носили бороду. Упрямые, трудолюбивые долгожители, своей смертью они умирали в глубокой старости, – едва ли не в триста лет. Это были хранители подземелий, жители тоннелей, рудокопы, кузнецы, инженеры, ювелирные мастера, торговцы, выносливые воины, и, как их соседи сверху, большие любители эля.

Пребывание на одной территории северян и дворфов ни разу не вызвало конфликтов, поскольку еще при основании города все понимали, что каждый сможет заниматься любимым делом, а с соседом всегда найдется чем обмениваться для улучшения жизни как отдельной группы, так и всего города. Именно лучшая сталь, рубины и упорный труд сделали этот город экономическим центром севера и столицей. Кроме моря и ущелья, город был окружен горами, крутыми и непроходимыми скалами, в которых северяне сооружали укрепления и держали караул. А в центре, на Холодном Плато, возвышалась крепость. В других землях это мог быть замок, но северяне были весьма практичными и дальновидными, – у них богатая земля и, соответственно, соседей, охочих до богатств, на протяжении всей истории было хоть отбавляй. Именно крепость была символом несокрушимости Сталванда и Эвигефроста.

Крепость Сталванда. Высокие и толстые стены, на которых могла бы свободно ездить колесница, были вооружены баллистами и требушетами. В рамках стен баллисты были мобильны, их при помощи зубчатых колес в ребристой колее перемещали и вращали. Если на горизонте, в горах или на море, появлялось большое количество войск противника, то в ход пускали порох в снарядах баллист и требушетов. Снаряды срабатывали при ударе или сильном сотрясении. В результате, с момента основания и до последних лет крепость никто не мог взять, – корабли топили еще до подхода к порту или берегам, в горах и холмах большие скопления врага раскидывали взрывами снарядов. А тех, кто умудрялся подойти на дистанцию ближнего боя, ждала жесткая трепка от отборных бойцов Сталванда.

Это было легендарное место. Место, в котором Варг хотел бы осесть после приключений, после вступления в легион. От мечтаний его отвлек глубокий звук рога, который извещал о собрании всего населения на главном дворе его деревни. Кортеж почти подъехал к воротам. Сердце Варга подскакивало к горлу, – он не должен это пропустить!

Едва не свалившись с верхних веток ели, где был устроен его пост и где он нес дозор, Варг спешно слезал со своего поста, скользя по мокрой коре. Спрыгнув с нижних веток на замерзшую землю, сын кузнеца тут же бросился на главный двор, где скоро должен был начаться отбор курсантов. Он бежал так, что брызги грязи от ног подлетали выше его головы.

 

Его деревня была на восточной окраине Эвигефроста, где Империя почти никакого влияния не оказывала. Все деревни на Севере были построены по одной схеме. В центре – главный двор, а дома и улицы тянулись от центра как лучи солнца. Южные провинции всегда считали северян варварами.

Северные жители многим отличались от типичных имперцев. Северяне были заметно выше и массивнее, кожа у мужчин-воинов с годами покрывалась не только шрамами от сражений, но и устрашающими татуировками в честь побед, волосы были, в основном, светлыми и длинными. В зависимости от специализации воина, ему делалась соответствующая прическа. Как правило, менее массивные норды становились мастерами боя на больших дистанциях, а именно, – луки, копья и всевозможное метательное оружие. Их прическа – это распущенные волосы, которые только со лба к виску собирались в косу. Мастера ближнего боя подбирали в хвост волосы почти со всей головы, за исключением затылка и загривка. Некоторые собирали волосы со лба, темени и затылка в волчий хвост, а виски и загривок брили наголо, украшая их татуировками. Мужчины редко стриглись – только если волосы отрастали ниже плеч или держали косу не ниже лопаток. Любой мужчина у северян считался недостойным, если после тридцати лет он не отпустил бороду. Так же, как дворфы, они ценили бороды и ухаживали за ними. Южные соседи в кабаках иногда подшучивали: «Что общего у карлика и норда? Быстрее дадут отрезать голову, чем бороду.»

Кроме внешности северных людей отличал характер. Они были громкоголосые, простые и местами грубые в общении, прямолинейные, воинственные и бесстрашные в бою. Это были люди чести, предпочитающие горькую правду вместо сладкой лжи, а если доходило дело до меча – честный бой. Северяне в мирное время были ремесленниками, а для некоторых бой и война были смыслом жизни. Оружие использовали разнообразное: мечи, топоры, булавы и копья. Раньше у них были школы, в которых для каждого класса оружия был свой мастер, учебная дисциплина и даже своя кафедра. Каждый северянин к концу обучения, которое длилось с семи до двадцати лет, был обязан в совершенстве владеть как минимум двумя разными оружиями, и от того, какими они будут, зависели род войск, куда он попадёт, его место в боевом порядке и жалование. Более ценными считались универсальные бойцы – те, кто мастерски сражались на любых дистанциях. Конечно, они были редкостью. Поэтому, как правило, подразделения формировались по паре: боец и стрелок. Пока боец прорубает дорогу к победе, стрелок с дистанции его поддерживает и прикрывает от ударов исподтишка. Но самыми «дорогими» воинами считались берсерки. Они делились на тех, кто владел одним двуручным оружием (меч, секира, молот, алебарда) и тех, кто пользовался двумя менее массивными мечами и топорами, но использовал их одновременно, по оружию в каждой руке. Берсерки были высшей из воинских каст – штурмовиками. У них был особый обряд посвящения. Кроме того, среди таких воинов чаще встречались те, кто обладал редкой боевой техникой, которая заключалась в увеличении способностей воина.

У представителей многих народов создавалось впечатление, будто жизнь на Севере создавалась ради смерти на поле боя. Матери перед войной благословляли сыновей со словами: «Мы даем Вам жизнь, чтобы Вы, перед тем, как оставить свою на поле боя, забрали тысячи вражеских…»

Мать Варга при родах рассталась с жизнью, подарив Боргу наследника, и перед смертью завещала сыну, что тот станет воином более великим, чем отец. Варг верил, что это больше, чем завещание. Он будет воином. Мальчик часто играл в лесах – брал палку и подражал фехтовальщикам, которых видел на осмотрах. Со стороны это выглядело смешно, но когда один из соседских мальчишек решил высмеять его перед другими, Варг ответил ему встречным вызовом: «Смеяться могут те, кто лучше владеет мечом. Ты владеешь лучше? Хорошо, докажи мне!» И бросил ему под ноги дубину, но вызов не был принят, – это поднимало авторитет Варга в глазах его ровесников. Мальчик подавал надежды на фоне своих ровесников. Появись он лет так на тридцать раньше, мог бы стать воином не менее великим, чем отец. Но времена изменились еще до его рождения.

Во времена молодости Борга Эвигефрост был свободным и с несгибаемой волей. Это королевство за свою многовековую историю завоевало репутацию Стального Кулака. Лучшая сталь – север, лучшее оружие – север, лучшие войны – север. На момент его основания разрозненные племена испытывали давление с юга от молодых цивилизаций: тяжело бронированных солдат Айронфореста на северо-востоке и варварского Дарксвампа на северо-западе современной Империи. Гонимые всеми с юга, люди нашли мерзлое место – там и разбили лагерь. Одним утром вождь вышел перед тысячами замерзших и голодных людей. Он стоял с каменным лицом, по которому стекали слезы, но говорил он несгибаемым железным голосом:

«Хватит! Хватит себя жалеть! Да! Они отняли у нас все, кроме наших жизней – нас прогнали с последних клочков плодородной земли – ну и пусть они ей подавятся!!! Здесь никого кроме нас! Рядом море, горы и леса! Море даст нам рыбу, леса дадут дерево для очагов и кузниц, горы подарят сталь и крепость! И пусть тут Вечный Мороз – мы не просто выживем!.. Я обещаю! НЕТ!!! Я КЛЯНУСЬ: МЫ ЗАСТАВИМ ВЕСЬ МИР СЧИТАТЬСЯ С НАМИ!!!» Со временем они встретили в горах дворфов, которые с самого начала наблюдали за новыми соседями на поверхности. К счастью до мечей дело не дошло. Конечно, массового побратания не было, не говоря уже о смешении рас. Просто Северянам не нужны были подземелья, а дворфам – холодная поверхность. Зато было чем обменяться: дворфы могли предложить грибы, коих под землей были целые плантации, а большой сосед мог предложить рыбу, которой всегда было достаточно в море. Камня, железа и прочих ископаемых всем всегда хватало. Скоро экономика у обеих сторон начала работать как единое целое. Да и дворфам стало спокойнее – больше никаких набегов сверху. Там теперь грозные великаны. Сначала был только Сталванд (стальная стена), так первые норды называли крепость. А когда появились новые укрепления и новые селения вокруг Сталванда, тогда появилось название будущей страны. Вот все есть – еда, кров, работа и защита… Но постоянно холодно. С древнего языка нордов вышло еще одно загадочное название Эвигефрост (вечный мороз). Людям нравились архаичные названия, загадочные и громоподобные. Со временем выросшее население и военная мощь помогли оттеснить южных соседей и взять земли, с которых северян прогнали. Границы Эвигефроста за пару лет, словно огромная волна, накрыли северные территории Дарксвампа на западе и большую часть Айронфореста на востоке. Если орков спасли непроходимые леса и болота, то технически процветающему государству, Айронфоресту, главному «обидчику» нордов, повезло куда меньше. Норды, уничтожили многие города, забрали в плен женщин и детей, сожгли библиотеки и откинули страну на несколько столетий назад в развитии, оставив лишь небольшой кусок земли у восточных морей. Многие века Эвигефрост был как Стальной Кулак Ирийских земель. На континенте не было силы, способной противостоять военной мощи Эвигефроста. До стабилизации Ирия Эвигефрост словно отплачивал всему Миру за все невзгоды, что пережили северяне в прошлом, неся свой гнев огнем и сталью в города своих недругов, они были кошмаром всех армий – огромные, в кольчугах и пластинчатых доспехах, а некоторые носили только шкуры убитых медведей. В полевых сражениях они редко участвовали, но в штурме и обороне крепостей эти зверолюди были незаменимы – само воплощение силы и ярости. Именно их и называли берсерками. Эти отряды устраивали такую бойню, что, если бы они попадали в ад, от них бы сами черти во главе с дьяволом бегали в поисках тихого и безопасного места. Север на протяжении всей своей истории был непобедимым и свободным. До недавних пор…

За два года до рождения Варга в Ирие произошли резкие изменения. Юго-западное королевство Романия начало захват одного королевства за другим. Романы сначала захватили небольшое королевство эльфов – Твинблэйд. Завладев магией древних эльфов, романы стали одерживать победу за победой, практически даром захватывая замки. За исключением Дарксвампа. Император Ромарио хотел всего лишь показать, что может все… Но любой другой царь посмеялся бы над таким решением… Дарксвамп, в основном, состоял из непроходимых лесов и болот, все население было крупными гуманоидами, орками, которые полностью извели всех людей со своих земель. Это была необычная раса – они не боялись ничего… ни магии, ни даже смерти. В свое время Дарксвамп показал себя достойным противником для Эвигефроста. О битвах Северян и Орды до сих пор слагают легенды. Когда обе стороны в ярости, полны силы и воли, беспощадны не то что к врагам, – даже к самим себе. Орки были гуманоидами со средним ростом под два метра и выше, массивным телом, с зелёными глазами. Кожа орков была заметно грубее человеческой, цвет от серого до зеленого, иногда они рождались с бежевым цветом, ростом под два с половиной или даже три метра. Большие размеры делали их неповоротливыми для битвы в поле, но, как и берсерки у нордов, при штурме крепостей в ближнем бою трудно представить противника более грозного. Хотя такой в лесах и болотах был – пятиметровые Огры. Это полоумные создания, похожие на огромного орка с серым цветом, но больше, злее и сильнее. Размеры делали их практически непригодными для битвы, но для строительства они были незаменимы благодаря чудовищной мощи – один такой здоровяк играючи перетягивал четырех здоровых коней, гнул железные щиты, как глину, и рвал якорные цепи. Они заменяли оркам механизмы, при строительстве и осаде крепостей.

Вот тут-то Романия впервые нашла косой на камень – тяжелая кавалерия не могла пройти по территориям Дарксвампа, даже применение магии не спасало, – как из ниоткуда набрасывались орки, с диким воем круша все на своем пути, устраивая мясорубку, и, только когда паника рассеивается, романы осторожно выпускали в них сотни стрел и копий. Солдаты ближнего боя, вооруженные пиками и алебардами, постоянно пятились назад, испуганно тыкая в воздух оружием перед наступающим орком, и, только когда маги начали стрелять огнем, молнией и льдом в орков, им удалось отхватить значительную часть северо-западных бросовых земель. А до этого романы несли потери, в разы большие, чем за все кампании вместе взятые. Пусть не весь Дарксвамп, но большая его часть, была теперь под контролем Империи. Остался только Эвигефрост, и весь Ирий будет под одним флагом. Но взять нордов не удавалось – ни армия, ни магия не помогали сломать воинов Миргара. Ромарио запросил мира и одновременно подготовил диверсию – пока его послы вели переговоры в крепости Сталванда, тысячи наемников с помощью магии проникли за укрепления и стены, взяли в заложники жен и детей короля, генералов, младших командующих и многих воинов, и потребовали немедленной капитуляции. Вот и вся «великая» победа. Армия Империи вошла парадным маршем в Эвигефрост и Сталванд. Миргара, генералов и младших командующих сразу же казнили вместе с семьями, посадили наместника и оставили гарнизоны. Женщины и девушки после нескольких случаев изнасилования меняли облик – старались выглядеть менее привлекательными для имперских солдат. Особую благодарность можно было высказать соседям в подземельях – на основе грибов и червей, химики создали жидкость, которая в контакте с человеческим потом била в ноздри едким запахом, способным отбить всякое желание даже у моряка после кругосветного путешествия. Да и не всегда имперские солдаты могли получить желаемое – в армии севера служили и женщины по желанию – иногда солдаты прощались с жизнью в попытках донести свою «любовь» до голубоглазых блондинок – трупы имперцев легко прятать в снегах, сбрасывать в море или со скалы, что всегда списывалось на несчастный случай. А отдаленность и кажущаяся малозначимость региона не давали повода Империи за что-то там беспокоиться. В очередной раз можно было поблагодарить дворфов – они отвечали за казну, – и их хитроумные механизмы с двойным полом помогли спрятать от узурпаторов почти все сокровища, сталь и другие полезные ресурсы в хранилищах.

С годами все стабилизировалось на Севере. Новые законы после нескольких показательных смертных казней стали действовать, и сложилось впечатление, что в руках Империи Север – холодная марионетка. Солдаты там хорошие – от чего бы и не вербовать для атак на новые земли в самых опасных и тяжелых участках фронта? Империя новому поколению северян обещала славу, богатства и приключения за границами провинции, и активно набирала маленьких курсантов. Слава, богатства и приключения были привлекательны для всех мальчишек, и Варг не был исключением, – его ждали по-настоящему удивительные приключения… в будущем.

Варг прибежал на главный двор, когда имперцы уже осматривали мальчиков. Он опоздал на минуту-две, но ощущал в своем теле, что опоздал на час или два. Он выправился и уверенно зашагал к шеренге мальчишек. Варг искоса поглядывал на романских солдат. Они были невысокого роста, смуглые, черноволосые и с карими глазами. У всех было начисто выбрито лицо. Острые носы многих имперцев были с горбинкой. На всех солдатах были длинные плащи, закрепленные на наплечниках. Под плащами он увидел доспехи роман – кираса из проклепанной грубой кожи, наручи и наголенники из тонких металлических пластин. Доспехи были одеты поверх теплой меховой одежды. Солдаты осматривали мальчишек. Смотрели на рост, комплекцию и трогали за плечи. На все это смотрел роман с выгравированным металлическим орлом на груди. Он что-то выкрикивал на непонятном Варгу языке. Приближалась очередь сына кузнеца. Тучный солдат подошел вплотную к мальчику и лениво положил ладонь на голову и рассмеялся. Варг оглянулся и ужаснулся. Он был единственным десятилетним средни новобранцев, – остальные мальчишки были на пару лет постарше и, соответственно, как минимум, на голову выше. Солдат отпихнул его назад. Он не прошел отбор. Варг попытался вернуться в строй, но имперец просто снова отпихнул его ладонью, что-то лениво пробубнил под нос и продолжил свою рутинную работу. Что-либо доказывать было бесполезно, так как солдат, подобно механизму, работал дальше, отбирая тех, кто соответствовал их меркам.

 

Юный норд был опустошен. Два года ожидания оказались напрасными. Сзади кто-то положил руку на его плечо. Варг оглянулся – рядом стоял невысокий человек в багровой мантии, на голове был капюшен, из-под которого, словно мерцали два бирюзовых огонька глаз. Человек был немолод и старше Борга, но еще не старик. Глаза были печальны, и в них читалась некая усталость или даже боль. Он с улыбкой наклонился к мальчику и заговорил на общем языке северного Ирия:

– Я вижу, что ты хочешь сделать, но, поверь мне, юный воин севера, твое время еще не настало… Ступай домой и отдохни пока… Ты ведь готовишься ко вступлению в легион – я это вижу. Продолжай тренироваться, и будешь щедро вознагражден. Ты еще превзойдешь их всех, но нужно время, а его у тебя гораздо больше, чем у тех мальчишек… Ступай, мальчик. – Слова незнакомца действовали, как гипноз. Варг медленно пошел прочь…

Сын кузнеца свернул за угол. Знакомые звуки заставили его вернуться в реальность. За сараем кто-то плакал, а второй голос ехидно хихикал. Мальчик обошел сарай и увидел девочку, она сидела в луже и плакала. Над ней стоял задира. Тот был ниже ростом Варга и в ширину меньше, смуглый, с черными кудряшками и такими же черными мелкими глазенками – точно как у крысы. Разодет был, как экзотическая птица, – яркие и богатоубранные одежды пурпурного и зеленого цветов с золотой окантовкой. Он держал девочку за волосы и дергал, выкрикивая писклявым голосом слова на незнакомом Варгу языке:

 Асы кюэ хас когидо, брюя! Эль дийо кюэ но хуе де ми! Тиене эль пело ройо! Эс эль колор дэль диабло – кюэ нецесита пара кюэмар!1

Варгу хватило секунды, чтобы понять, что на его глазах творится несправедливость. Досада от провала на отборе, перешла в злость. Юный северянин видел, как он может утолить эту злость, – нужно просто как следует проучить обидчика. Сын кузнеца зашагал в сторону задиры. Тот, обернувшись через плечо, лишь ехидно улыбнулся. Через секунду, между Варгом и обидчиком вспыхнул свет и, что-то словно схватило за ноги, и сын кузнеца упал плашмя в грязь. Он бросил взгляд в ноги. Там стоял задира и смеялся с нарочисто пониженным тембром, но все равно противным высоким голосом:

 О! Вер эста ла побреза эль футуро гуеррэро эль нортэ! Ха-ха-ха! Дондэ ир а цердо? Су люгар эн эль эстабле кон су апестосо сэмбрар и миерда!!! Ха-ха-ха! Ааа-ха-ха-ха!!!..2

Варг интуитивно перевел все правильно – такое спускать нельзя! Он в один миг поднялся на ноги, но только Варг сделал рывок в его сторону, чтобы все зубки у этой имперской пищалки вылетели на дорогу, как вспыхнул свет и его кулак ударил по воздуху. И опять что-то под ногой, но в этот раз Варг понимает, в чем дело и не падает, останавливает падение рукой и одновременно с силой рвет ногу вверх. Звук упавшего тела и брызги грязи. Задира моментально вскочил на ноги и разразился настоящим истерическим визгом, сквозь который с трудом можно было разобрать искалеченный визгом и имперским акцентом язык, на котором общались все центральные, западные и северные провинции в Ирие:

– Как ты сметь бить я? Ты будет наказание! Ты будет сожаление! Свинья! Моя одежда! Ты за это ответ! Я тебя убить!!!

Он выдернул из-за пояса кинжал, и с визгом бросился на Варга. Варг, повинуясь инстинктам, мгновенно стал боком и сделал удар ногой в сторону. Маленький северянин попал в живот и удар был достаточно тяжелым, чтобы сбить мелкого имперца с ног и снова уронить в грязь. Он начал заходить кашлем и слезами от боли и удушья – удар пришелся ровно под дых, и у противника сперло дыхание. Не успел Варг приблизиться к противнику для добивания, как слева ему прилетел такой удар в щеку, что он отлетел на три метра и упал.

– Ах, ты северный свинья! – а затем последовал тяжеленный пинок в бок, от которого ребенок еще отскочил на пару метров. Благодаря тому, что с семи лет Варг спит на обычном деревянном полу в шкуре медведя, и раз в неделю, в банный день, на острых камнях, его тело было более крепким и привычным к боли. Но удар от взрослого тучного имперца окованным стальным ботинком в бок оказался непомерно тяжелым испытанием, – ребра едва ни сломались от первого удара, а второй пинок угодил в живот, от чего у Варга чуть глаза и все остальное ни выпрыгнуло из головы. Но через секунду в голове уже играл в барабан Тандара, бога войны, ветров и грома… Железный ботинок угодил в левую бровь, из которой тут же частыми каплями потекла кровь на грязную мостовую.

– Ты сметь нападать на племянник наместник!? Ты грязь животное, как и все Север! – Имперец плюнул на Варга. У маленького северянина звенело в голове и плыло перед правым глазом, левый просто залило кровью. Имперец поднял Варга за ворот и хотел уже пересчитать все зубы маленькому северянину, как снова раздался визг:

– Геральдо! Агрегар эста эскориа ме ё мисмо ле мостратя эстэ кердо, вале ла пена тогуе де лос циудаданос дэль Империо!!! Сёло мантенер кюэ сия дифициль!3

– Комо кюэ десея, ми юнёр!4

Имперский страж держал руки Варга за спиной, пока племянник наместника тюкал кулачками по разбитому лицу Варга и неуклюже пинал по животу и бокам.

– Почему ты не плакать!? Я хочу твой слезы.

Кинжал был обронен и потерян в большой грязной луже и, к счастью, племянник наместника не мог найти свое оружие. Однако на глаза «смельчака» попался камень размером с кулак – он что есть сил бил им по голове, по лицу, не пропустил ни одной части тела Варга, пока не выдохся. Девочка рыдала и кричала, чтобы ее неудавшегося спасителя отпустили. Тяжело дыша, маленький мучитель зашагал в ее сторону, по-прежнему держа камень в руке. Он остановился, – под ногой, в луже, что-то скрежетнуло. Задира наклонился и поднял свой кинжал. Глаза девочки наполнились ужасом – ее обидчик держал в руке свой кинжал. На лице задиры пробежала ухмылка. Он сделал шаг в сторону девочки и тут же, вздрогнув, остановился, – полные слез глаза девочки сменили цвет, от бирюзового до ядовито-янтарного, и казалось, что капли дождя, касаясь ее хрупкого тела, превращались в пар… Внезапно, на плечо хулигана легла чья-то ладонь. Напуганный задира медленно обернулся. Сзади стоял человек в багровой мантии, из-под капюшена которого, на него смотрели уставшие бирюзовые глаза. Мягкий хриплый голос заговорил:

– Юный господин потерялся?

5– Уна вез мяс, виейо!.. И пор кюэ юстед но хабла эль ленгюае де эсос цердос?

– Потому что мы не в Рэме и далеко за пределами Романии. Здесь все говорят на этом диалекте. И во избежание неприятностей, юному господину надлежит общаться на этом языке. А теперь нам пора…

1Вот я и поймал тебя, ведьма! Говорил же, что от меня не убежать! У тебя красные волосы! Это цвет дьявола – тебя нужно сжечь!
2О! Посмотрите на это убожество – будущий воин севера! Ха-ха-ха! Куда ты идешь свинья? Твое место в хлеву с твоей вонючей свиноматкой и дерьмом! Ааа-ха-ха-ха!!!..
3Геральдо! Оставь эту мразь мне — я сам покажу этой свинье, чего стоит трогать граждан Империи!!! Только держи его крепко!
4Как прикажете мой господин!
5Опять ты, старик!.. И почему ты говоришь на языке этих свиней?

Издательство:
Издательские решения
Метки:
Поделится: