Название книги:

Моя Рогатая Практика

Автор:
Алекс Найт
Моя Рогатая Практика

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 4

/Ирида Каори/

Я отправилась в Управление почти за час до назначенного времени. Здание Управления находилось в центре города, напротив Императорского дворца. Высокое трехэтажное строение, с выстроившимися в ряд колоннами и белоснежными мраморными лестницами, смотрело фасадом на мощеную разноцветным камнем улицу. Я любила гулять по ней в редкие дни, когда выбиралась из академии.

Еще маленькой девочкой я любовалась этим зданием. Современное оборудование и лаборатории, лучшие специалисты, в число которых мечтала попасть и я, ведь столько вкалывала для этого. И вот назначение получено, столько испытаний позади, а мне страшно войти внутрь. Пусть это мгновенная слабость, но я боялась не оправдать ожиданий.

Первые два года в Академии отчим навещал меня довольно часто. Он постоянно твердил, что я совершила ошибку, что не осилю программу со своим слабым даром, что только опозорю род матери. Я до сих пор слышала его голос в мыслях, говорящий, что я ничего не добьюсь, если ослушаюсь его и не вернусь в отчий дом. И тогда, и сейчас я понимала, что он просто давил морально, пытаясь добиться своих целей, но эти слова засели в сердце вредным червячком сомнений, который иногда пробуждался вот в такие эмоциональные моменты.

«Ирида, соберись», – мысленно приказала я себе и уже уверенным шагом поднялась по ступеням и вошла внутрь.

В широком светлом фойе было многолюдно. За длинным столом сидели с десяток девушек в форме Управления и вели первоначальный прием, распределяя посетителей по кабинетам. Люди ожидали своей очереди, кто-то терпеливо, кто-то ворчливо. Прикинув протяженность очереди, я пришла к выводу, что соблюдать ее из-за справки не получится, иначе велик риск опоздать. Тут меня обогнула девушка в форме служителя правопорядка, и я рванула за ней.

– Позвольте обратиться, – произнесла я, поравнявшись с ней. Девушка оказалась невероятно красивой: пышногрудой, с тонкой талией и крутыми бедрами.

– Разрешаю, – полные губы демоницы расплылись в улыбке. Девушка оказалась обладательницей длинных, изогнутых спиралью рогов, почти сливающихся с пепельными кудрями.

– Адептка Каори, у меня назначение на практику, – я протянула девушке документы, выданные мне вчера ректором.

– О, – в желтых глазах демоницы блеснул магический огонек, когда она цепким взглядом оглядела меня с ног до головы. – Друидка, я про тебя слышала, Каори, – промурлыкала она. – Идем, я тебя провожу.

– Спасибо.

– Меня зовут Вивьен де Каэль, – представилась она, быстрым шагом минуя фойе и скользнув в один из коридоров. – Расследую магические преступления.

Она кивала головой попадающимся на пути служащим, кому-то улыбалась, кого-то даже посылала вместо приветствия. А одной девочке-алхимику достался звонкий шлепок по попе. Надеюсь, шлепки раздают не всем алхимикам.

– Тебя же в лабораторию определили?

– Нет, мне приказали поступить в распоряжение Ноксиса де Игниса.

Вивьен даже приостановилась, видимо, не поверив.

– Тогда приятно познакомиться, напарница, – нашлась она, после кратких мгновений удивления.

– Напарница? – в недоумении переспросила я.

– Да, мы с Ноксом работаем в паре, – усмехнулась она, блеснув белоснежными зубами с острыми клыками. – Правда, я удивлена. Что ты ему сделала, малышка? – Вивьен положила руку на мои плечи, притянув ближе, чтобы уже заговорщицким шепотом спросить: – Отказала?

– Что?! – возмутилась я, но поняв, что меня просто разыгрывают, уже тише ответила: – Облила реактивами и лишила нюха.

Вивьен хохотала с минуту точно. Я бы тоже смеялась, если бы не меня определили в напарники к злому огненному демону. Всем известно, что огненные самые-самые злющие из демонов. А уж огненный демон из императорского рода еще и наглющий.

Мог бы и простить, я же извинилась. Почти искренне, между прочим!

Вивьен проводила меня на склад, где я должна была получить форму. Склад был заполнен свертками, оборудованием. Отдельно были вывешены комплекты формы, среди которых расторопный комендант подобрал мне одежду.

Форма служителя порядка была темно-синей, изготавливалась из пропитанной специальными водонепроницаемыми составами ткани. Состояла она из черной рубашки и брюк, заправляемых в высокие кожаные сапоги, а также удлиненного запашного пиджака, поверх которого надлежало носить черный кожаный пояс. Был и парадный белый вариант, но мне он пока не причитался. Я знала, что нужного размера может не найтись, ведь женского варианта формы не водилось. Размер нашелся, но возникли другие проблемы.

– А точно нет размера больше? – наверное, в десятый раз спросила я у коменданта, оглядывая свою попу, чересчур обтянутую тканью брюк, в зеркало.

– Нет, – с запозданием ответил комендант, не сразу оторвав взгляд от моего отражения в зеркале. – Знаете же, женской формы одежды нет. Как только появится размер больше, я вас оповещу, – заверил меня мужчина, выкладывая передо мной запасной комплект формы и куртку для полевых работ.

Пришлось брать, что есть, и молиться Матери-Земле, чтобы штаны не разошлись на мне при попытке сесть.

Комендант выдал мне кейс с оборудованием следственного алхимика и отправил в лабораторию, чтобы пополнить кейс нужными реактивами.

В лаборатории Управления мне очень понравилось. Сеть светлых помещений, вдоль стен выстроились белоснежные стеллажи, сквозь их стеклянные дверцы мне приветливо подмигивали различные баночки, скляночки, мензурки, бутыли. Так и хотелось с головой закопаться в реактивы и смешивать-намешивать, кипятить-охлаждать. Но пришлось скрепя сердце наполнить свой кейс нужными реактивами и отправляться в кабинет Ноксиса и Вивьен.

– Ты быстро, – Вивьен сидела, закинув на стол ноги, облаченные в сапожки на аккуратном каблучке, и раскачивалась на стуле.

Два стола были сдвинуты у окна напротив двери, но место за вторым столом напротив Вивьен пустовало. Что интересно, со стороны Вивьен царил невероятный беспорядок: бумаги перемешались с ножами, кастетами и косметикой. А вот второй стол демонстрировал упорядоченность и систему. Папки были аккуратно разложены по алфавиту, да и оружие отсутствовало, что, несомненно, радовало. Такой же порядок царил в стеллаже, расположившемся вдоль стены за столом Ноксиса. А вот стоящий за спиной Вивьен стеллаж готов был в любую секунду вывалить на демоницу неаккуратно уложенное содержимое.

– Мне выдали форму, оборудование, а что дальше?

– Отдыхай, – Вивьен, нагнувшись вперед, выудила из беспорядка на столе пилочку для ногтей и вновь откинулась на спинку стула, чудом не опрокинувшись назад. – Ноксис сегодня во дворце, вряд ли появится, – демоница усмехнулась, принявшись поправлять и так идеальный маникюр. – Но, если на нас все же свалится интересное дело, я тебя вызову. Браслет получила? – и вопросительно взглянула на меня, изогнув идеальную бровь.

Я кивнула, приподняв рукав пиджака, чтобы продемонстрировать кожаный браслет с черным камнем в основании – кристалл связи служителей порядка.

– А Ноксис, он ведь…

– Брат Императора, – Вивьен усмехнулась, продолжая активно орудовать пилочкой. – Но он не такая задница. Кажется только надменным засранцем. Ты не переживай, он отходчивый, так что довольно скоро отправит тебя отсиживать попку в лаборатории.

Мне понадобилось около минуты, чтобы справиться с изумлением. За несколько фраз Вивьен умудрилась оскорбить Императора и его брата.

– Император не выглядит…

– Задницей? Само собой для народа он старается, из кожи вон лезет. Но задница он еще та.

– Император Люцис, он давно не появляется на публике. Я слышала, он болен?

– Да, – протянула вмиг помрачневшая Вивьен. – Ходят такие слухи, и мы пытаемся их пресечь. Но кто-то уже пустил слушок и от него не избавиться.

– Так это правда? – решилась я все же спросить, хотя и понимала, что подобные разговоры не приветствуются. Государственный строй страны зиждется на непоколебимой власти Императора, ведь трон мог занять лишь сильнейший из демонов. Тот, кто способен подчинить артефакты власти.

– Нет, конечно. Разве ты видела больного демона? – насмешливо поинтересовалась демоница, хотя желтые глаза оставались серьезными. И когда я отрицательно качнула головой, она уже добродушно проговорила: – Иди в лабораторию, отдыхай. Если Нокс явится, я тебя предупрежу, – и подмигнула.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я, резво разворачиваясь к дверям.

Скляночки, пробирочки, реактивчики – я иду к вам!

Глава 5

/Ноксис де Игнис/

Я стремительно миновал довольно длинный потайной коридор и приостановился у выхода, прислушиваясь к голосам снаружи. Вот ведь действительно – не ценишь, пока не потеряешь. Раньше я не осознавал, насколько завишу от собственного нюха. Но после столкновения с Каори я стал словно слепой котенок, и это раздражало.

Не услышав посторонних звуков, я дернул рычаг, и выдвижная панель сдвинулась, открывая проход в личные покои Люциса. Ход выводил в гостиную, весьма уютную, оформленную в бежевых тонах с большим, почти во всю стену, камином, у которого Люцис любит проводить вечера с Леей, своей супругой и истинной парой.

– Люц! – донесся истеричный вопль Леи. – Приди в себя!

Я мгновенно сорвался с места, ориентируясь на крик. Стоило распахнуть дверь спальни, как меня чуть не ударило огненной волной, лишь в последний момент я успел развеять пламя. Я хоть и огненный демон, но даже меня может ранить чужое пламя.

– Очнись! – Лея бросилась на спину разбушевавшегося Люциса.

Он заметался на месте, схватил ее за запястье, намереваясь перебросить через плечо. Красные глаза брата сияли лихорадочным блеском, лицо исказилось гримасой ярости. Я не успел буквально на пару секунд. Люцис сдернул Лею со своей спины, она вскричала, когда удлинившиеся когти вспороли кожу ее запястья. Из ран хлынула кровь. Люцис резко вдохнул воздух носом, почуяв запах крови своей пары, и в глазах его почти мгновенно вернулась осмысленность.

 

– Лея, – на вдохе вскрикнул он, сразу прижав к себе всхлипывающую девушку. Опустился на колени, продолжая обнимать ее, гладить огненно-красные волосы. – Прости, прости, любимая, прости, – раз за разом повторял он.

Поняв, что опасность миновала, я вышел из комнаты, решив оставить супругов в столь личный момент. Мне и самому нужно было осмыслить произошедшее. Демон напал на свою истинную пару, я бы ни за что на черном свете не поверил, что это возможно, если бы не увидел собственными глазами.

Пройдя к камину, я присел в кресло, мимоходом взмахнув рукой, чтобы поджечь поленья. Огонь вспыхнул, осветив ярче комнату и обдав лицо теплом. Родная стихия приносила успокоение и поддержку. Пора было перестать тешить себя глупыми надеждами – недуг Люциса прогрессировал. Брат становился опасен для окружающих. Здесь не до управления страной, здесь бы сохранить рассудок.

Двери гостиной распахнулись, впуская из общего коридора Фрейю де Игнис – нынешнюю предводительницу сиенитов – мою матушку. Густые волосы сияющей магмой сливались с длинной красной мантией, расшитой золотом, и создавалось впечатление, будто матушку оплетает жидкое пламя – опасное и величественное. Цепкий взгляд оценил обстановку, остановился на мне.

– Ты вовремя, Ноксис.

По комнате раздался звонкий перестук металлических каблучков, когда она двинулась ко мне. Но матушка сбилась с шага, когда я сообщил ей:

– Люцис ранил Лею.

– Что? – красные глаза матери, подчеркнутые черными тенями, расширились от изумления. Она, как и я, не могла поверить в случившееся. – Как это произошло?

– Не знаю. Я не успел ничем помочь. Люцис остановился, только когда почуял кровь Леи.

– Рана опасная?

– Нет, только царапины когтей, – отмахнулся я.

Куда страшнее не раны, которые с регенерацией демонов заживут за час, а сам факт нападения. Если добрая и всепонимающая Лея не будет ни в чем винить Люциса, то брат слишком требователен к себе, чтобы так просто отпустить воспоминания. Уверен, он будет корить себя. Но ведь в произошедшем мало его вины. Большая сила – не только благо и власть, она может стать проклятием, как и случилось с Люцисом. Силы его духа недостаточно, чтобы держать в узде собственную магию и подчинять артефакты власти.

– Я проверю их, никуда не уходи, – попросила матушка, направляясь к дверям, ведущим в спальню.

На все еще молодом лице матери обозначилась печать тревог. Она нервно сжала перед собой ладони в замок, но одернула себя и, уже с ровной спиной и гордо поднятой головой, вошла в комнату, прикрыв за собой дверь.

Прошло не больше пятнадцати минут, прежде чем она вернулась. К тому моменту душевное равновесие вернулось ко мне, и я мучительно размышлял о последствиях. Наш род совершенно точно лишится своего положения, но кто возвысится? В Совете достаточно сильных демонов, только сколькие из них способны удержать артефакты власти?

Валадир из рода Акватис довольно силен, и ему легче всего будет подавить огненную магию прошлого владельца артефактов, но он имеет слабую поддержку в Совете и слишком молод. Леонард из рода Террум – темный даркхан, заявляет о своей силе и уже встретил истинную пару. Но если бы он был так силен, ему бы хватило наглости давно бросить вызов Люцису. Остается Маркус из рода Вентум – советник Императора и глава союзного рода. Он не станет выдвигать права на трон и будет поддерживать Люциса до конца, как когда-то поддерживал прошлого Императора, моего отца.

– Пойдем со мной, Ноксис, – попросила матушка.

Она казалась бледнее, сжала губы в тонкую линию и упрямо выпятила подбородок. Не возникало сомнений в том, куда она поведет меня, но я все же надеялся на приглашение на совместную трапезу.

Мы в молчании покинули покои Люциса, а потом и крыло Императора, оформленное в цветах рода Игнис: красном и изумрудном. Стоило нам покинуть крыло, как с обеих сторон пристроились двое сиенитов в черных доспехах, со скрытыми под масками лицами. Сиениты были воинами Сиены – богини смерти и возрождения, которой поклонялись в Меорисе. Сиениты являлись ее копьем и мечом, многие столетия стоявшие на страже Императорской семьи и артефактов власти.

Матушка стремительно шла вперед, несгибаемая и сильная. Я же мрачнел все больше с каждым сделанным шагом. Вскоре мы вошли в Золотой зал, стены и пол сияли золотым светом, сквозь тонкие жилы в них сочилась энергия Шаэры – главного артефакта Империи. Вдоль зала шли два ряда резных колонн. Пурпурным ковром от дверей протянулась дорожка к трону Меориса, одному из артефактов власти, представляющему собой скорее сплавленный в подобие кресла кусок золота.

Наш путь лежал дальше, в недра дворца к Шаэре. Тайный проход находился за троном. Распечатывался он только кровью членов правящей семьи, и только они имели доступ к главному артефакту. Потому сиениты остались у трона дожидаться нашего возвращения.

И здесь стены сияли светом энергии Шаэры, освещая наш путь вниз по спиральной лестнице. Спускались в молчании, каждый думал о своем, да и оба были слишком встревожены состоянием Люциса.

Двустворчатые двери распахнулись перед нами, впуская в обитель главного артефакта. Шаэра находилась в центре круглого зала без мебели и представляла собой сферу, сияющую радужной энергией. Эта сфера создавала связь Империи Меорис с нашей богиней Сиеной. Она поддерживала защиту целой Империи, дарила плодородие землям и божественное благословение жителям. Император создавал прочную связь со всеми тремя артефактами – Шаэрой, троном и кулоном, который не снимая носил Люцис – своей силой он пускал богиню в наш мир.

– Держи, – матушка протянула мне кулон, полупрозрачный граненый камень в золотой оправе, в глубине которого клубилась радужная энергия Шаэры.

– Без одобрения Совета? – мрачно спросил я, принимая кулон из рук матери. Пальцы подрагивали – я впервые держал в руках божественный артефакт власти.

– Мы должны знать точно, – матушка отступила от меня.

Я надел кулон, он повис на цепи на уровне сердца: невероятно тяжелый, давящий своей силой так, что у меня на мгновение закружилась голова. Сделав шаг, я протянул руки к сияющей сфере. Я не хотел становиться Императором, не хотел занимать трон Меориса, но я тот, кто я есть, в моих жилах течет кровь Императоров, и, если для брата эта ноша стала неподъемной, я должен попытаться заменить его.

Глава 6

/Ноксис де Игнис/

Сила Шаэры оглушала, я не чувствовал своего тела и видел лишь слепящий свет, в котором тонул, задыхаясь и не находя выхода. Брат говорил, что эту силу нужно обуздать и подчинить. Но уже погружаясь в недра божественной энергии, я знал, что моих сил не хватит.

– Торопишься, – раздался в голове женский голос, молодой и древний одновременно, громовой, наполненный силой и нежностью. Несочетаемые понятия, но именно таким был голос Сиены. – Вернись. Осмотрись, – в голосе богини послышался смех, после чего меня вытолкнуло энергией Шаэры.

Я рухнул на спину, громко хватая ртом воздух, бессознательно стирая пот и кровь с лица. В ушах звенело, и я никогда не ощущал себя настолько слабым. Кулон лежал рядом, на полу. Мне не удалось обуздать силу Шаэры.

Матушка присела возле меня, положила мою голову себе на колени. Ее ладони, еле касаясь, погладили волосы, коснулись лба, направляя исцеляющую волну.

– Не вышло.

– Странно, я была уверена, что получится, – матушка в непонимании нахмурила брови, взглянув на сферу. – Сиена говорила с тобой?

– Да. «Торопишься. Вернись. Осмотрись», – ее слова.

– Хоть бы раз она сказала что-то понятное и конкретное, – проворчала матушка, погрозив пальчиком сфере. Та мигнула, и мне показалось, я вновь услышал смех богини.

– Я думал, богиня смерти иная, грозная и жесткая.

– Смерть предстает в разных обличиях. Но всегда смерть – начало чего-то нового, перерождение на пути к новой жизни, – пояснила матушка привычным тоном служительницы Храма, а потом добавила: – Она же женщина, чего ты от нее хотел?

Вскоре я достаточно пришел в себя, чтобы мы могли покинуть зал Шаэры. Я не оправдал надежду матери, и мне даже было немного стыдно, ведь я обрадовался тому, что не могу взять на себя это бремя. Я занимался любимым делом, мне нравилась моя жизнь, и я не хотел что-то в ней менять. Но слова богини настораживали, возможно мне предстояло вновь коснуться Шаэры и на этот раз обуздать ее силу.

– Я могу остаться при Люцисе.

– Нет. Я здесь справлюсь. Возвращайся к своим расследованиям, осматривайся, – губы матери растянулись в хитрой улыбке, а в голове вновь прозвучали слова богини: «Осмотрись».

Я уже был на пути к выходу, когда меня перехватил Маркус. Желтоглазый и светловолосый, как и многие представители демонов воздушной стихии, он разменял уже не одну сотню лет, но лишь год назад встретил свою истинную пару и будто помолодел. Но сегодня советник Императора выглядел неважно, осунулся, под глазами пролегли темные круги, обычно стремительный, он двигался неуверенно и осторожно. Похоже, и он переживал за Императора.

– Ноксис, мы можем поговорить наедине? – сразу перешел он к делу.

– Конечно, Маркус, идем, – я постарался улыбнуться другу семьи, пусть и чувствовал себя раздавленным после близкого общения с богиней.

Мы вошли в одну из ближайших гостиных, предназначенную для приема не самых знатных гостей. Маркус прошел к софе и присел на нее, сгорбившись и сложив руки перед собой. Я занял место на диване напротив него.

– Я слышал, произошел какой-то инцидент в покоях Императора, – Маркус, поморщившись, погладил ладонь, словно она болела, но быстро одернул себя.

– Все плохо. Люцис теряет рассудок.

Маркус кивнул, принимая к сведению новости. Он общался с Люцисом чаще меня и наверняка понял эту истину раньше меня.

– Ты уже пробовал подчинить артефакты?

– Не вышло, – честно признался я.

– Странно, Фрейя вчера проводила ритуал в Храме. Я считал, что для тебя.

Я нахмурился, ведь матушка мне ничего подобного не говорила. Но она была уверена, что у меня получится подчинить артефакты. Как же я не любил, когда матушка темнила.

– Видимо, просила богиню за Люциса.

– Возможно, – Маркус с тяжелым вздохом поднялся с софы. – Я постараюсь поддерживать позиции вашего рода перед Советом столько, сколько возможно.

– Спасибо, Маркус.

Кристалл браслета на запястье потеплел, от него по коже пробежалась дрожь.

– Да? – я поднес кристалл к лицу, активируя связь.

– Николя де Закар убит в своем поместье, – пробормотал сухим голосом дежурный.

– Маг смерти, – обеспокоился Маркус.

– Скоро буду, – объявил я в переговорник, стремительно поднимаясь с дивана.

– Ты покидаешь дворец? В такое время?!

– Матушка советовала «осмотреться», то же самое говорила Сиена.

– Все равно я считаю, что ты должен остаться при Люцисе.

– Я постараюсь вернуться быстрее, – с этими словами я покинул гостиную и уже быстрым шагом направился к выходу. В груди горело предвкушение нового расследования, а чутье подсказывало, что дело предстоит крупное и опасное. Но от этого пламя азарта лишь ярче разгоралось.

Расторопные слуги подвели моего даркхана – ездового ящера – и я с прыжка взлетел в седло, сразу направляя нетерпеливое животное вперед. Николя был не просто магом смерти, он состоял на Императорской службе и следил за крупным Могильником, находящемся в десятке километров от Пандемониума. Могильник считался активным, потому вокруг него требовалось постоянно обновлять щиты и заклинания упокоения, чтобы толпа нежити не двинулась к городу. Сам же Николя был заядлым игроком, несколько раз попадался в нелегальных клубах, но пока что сильный дар и имя рода спасали его от крупных неприятностей. По крайней мере, до недавнего времени.

Добравшись до Управления, я первым делом отправился на поиски Вивьен. Демоница заседала в нашем кабинете и занималась педикюром, когда я ворвался в помещение.

– Нокс? – она взвизгнула, когда от неожиданности рухнула со стулом на пол. Этого было достаточно, чтобы опрокинуть дела из стеллажа ей на голову. – Я думала, ты завтра только объявишься, – проворчала, отбросив бумаги.

– Николя де Закара убили. Собирайся.

– О, намечается что-то крупное, – обрадовалась Вивьен, в один момент вскакивая на ноги и подхватывая с пола сапоги.

– Так и есть. Через полчаса у Портала, не опаздывай.

– Новенькую возьмем? – догнали меня слова Вивьен уже на выходе из кабинета.

Точно, Каори!

– Еще как возьмем, – ухмыльнулся я. Думаю, ей понравится романтика Могильника. – Где она, кстати?

– В лаборатории. Я ее позову.

– Нет, я сам.

Вивьен попыталась что-то возразить, но я уже захлопнул дверь и устремился в лаборатории Управления. Каори действительно нашлась здесь. Она успела обзавестись формой, поверх которой сейчас был надет длинный белоснежный халат, огненные вихры волос она спрятала под шапочку, а на нос взгромоздила увеличительные стекла.

 

– Каори!

Девушка подскочила на месте, пробирка из ее руки, в которую она набирала жидкость пипеткой, рухнула в колбу с сероватой жидкостью.

– Ложись! – закричала она, сразу же падая на пол, а следом под грохот взрыва упал и я, закрываясь щитами.

На секунду мне показалось, что криворукая друидка лишила меня и слуха, но испугаться не успел, ведь появился звон в ушах. Активировалась защита лабораторий и горящий стол вместе с находящейся рядом Каори облепила розоватая пена-тушитель.

Я поднялся, отряхнул пиджак с брюками, с улыбкой наблюдая за тем, как Каори отплевывается от пены.

– Я же говорил, в лаборатории вам не место. Странно, что ничего не взорвалось до моего появления, – фыркнул я и, услышав отчетливый скрип зубок адептки, добавил: – Вам идет розовый цвет.

В карих глазах вспыхнуло пламя, и это было красиво.

– Через полчаса прибыть к Главному вокзалу портальной службы города с походным набором и оборудованием.

Я был уверен, что друидка опоздает, да еще и притащит полные сумки нарядов и косметики. И даже предвкушал момент, когда оставлю ее чемоданы в Пандемониуме.

– Что случилось?

– У нас ПБТ.

– ПБТ?

– Потенциально бегающий труп.


Издательство:
ИДДК
Поделиться: