Название книги:

Моя Рогатая Практика

Автор:
Алекс Найт
Моя Рогатая Практика

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

/Ирида Каори/

Гулкий стук каблучков и мелодичный перезвон стеклянных склянок раздавались по пустому коридору академии, освещенному лучами утреннего солнца. Я опаздывала и неслась на пределе возможной, при высоте моих шпилек, скорости. Тяжелая коробка с реактивами оттягивала руки, острые края впивались в кожу ладоней. Но я стоически терпела и бежала дальше.

Сегодня все не вовремя. Приезд отчима, переназначение даты начала практики на завтрашний день, очередной допрос следователей, вот и демон случился не вовремя…

Свернув в арку к лестничной площадке, я поскользнулась неизвестно на чем и на полном ходу налетела на так некстати появившегося демона. Склянки такого отношения к себе не выдержали и перевернулись, выплескивая реактивы на черный сюртук и рубашку демона. Два пятна, синее и красное, расплывались на белоснежной ткани рубашки. Демон недовольно рыкнул, сжав ладонью мое горло – кожи коснулись удлиняющиеся под действием злости когти.

Я смотрела в красные глаза демона, в которых разгоралось настоящее пламя, и внутренне прощалась с жизнью. Вот и настал конец Ириды Каори, последней обладательницы силы друидов.

В этот момент синий и красный реактив встретились, вызвав совершенно ожидаемое – для меня, но не для демона – воспламенение. Едкий дым воспарил к нашим лицам, отчего из глаз полились слезы. Но я, в отличие от демона, догадалась задержать дыхание. Он чертыхнулся, отпустил мое горло и принялся, кашляя и чихая, тушить дымящуюся рубашку. Его глаза слезились, а на лице отпечаталось наисвирепейшее выражение.

Недолго думая, я запустила в демона коробкой с остатками реактивов, и, теряя туфли, понеслась прочь по коридору. В мечтах надеясь, что настойка ушей гремлинов и помет кшенкров вызовут у демона потерю памяти, и он не вспомнит лица нерадивой адептки, которая устроила ему необычный утренний душ.

Никогда в жизни я так быстро не бегала. Меня бы сейчас на полигон – установила бы новые рекорды прохождения полосы препятствий. Но оценить скорость оказалось некому, да и мне было не до спортивных достижений. Всем известно, что огненные демоны вспыльчивые, но отходчивые, а судя по красным волосам и глазам, на огненного я и натолкнулась. Потому мне нужно было спрятаться, пока бедняга переживет период вспыльчивости и жажды моего убийства, и перейдет к отходчивости.

О, Матерь-земля, пусть этот момент настанет как можно скорее!

Так, не сбавляя скорости, я и вбежала в здание общежития, не заметив, как достигла третьего этажа и влетела в свою комнату. С грохотом заперев дверь, я откинулась на нее спиной. Сердце стучало у горла, кровь шумела в ушах, но меня никто не догнал, потому в душе начала подниматься надежда на благоприятный исход.

Я так и стояла возле двери, прислушиваясь к звукам в коридоре, но было тихо. Три дня назад в Академии при императорской службе правопорядка, в которой я обучалась, завершилась сессия. Младшие курсы уже разъехались по домам на каникулы, а выпускники, в большинстве своем, отправились к месту прохождения практики. Я же задержалась в академии: как адептке с лучшей успеваемостью на потоке, мне назначили практику в Центральном управлении императорской службы правопорядка.

Центральное управление и сама Академия находились в самом сердце страны демонов, Империи Меорис – городе Пандемониум. Правда, с назначением даты практики были какие-то проблемы, я ждала подтверждения от ректора. И совершенно не ожидала, что начало практики назначат на завтра. Потому и спешила убраться в лаборатории, после проведенных днем ранее опытов. Но кто же знал, что в спешке я оболью реактивами огненного демона?

В коридоре послышались шаги, а потом в дверь постучались.

– Ирида, ты тут? – раздался строгий голос Фётры, коменданта академии.

– Т-тут, – отозвалась я дрогнувшим голосом и заставила себя отлепиться от двери.

– Там твой отчим внизу, – Фётра прицокнула языком, оценив мой растрепанный вид и выглядывающие из-под юбки нарядного платья босые ноги. – Говорит, ждет уже целый час. Еще с ним вроде как твой жених, – и усмехнулась.

Отчим и жених! Я же в своих страхах совсем забыла про них. Хотя была бы рада, если бы они, устав ждать, просто ушли. Фётра направилась к своему посту на первом этаже, мне же нужно было привести себя в божеский вид.

Чемоданы со всеми вещами были аккуратно сложены в углу небольшой спальни, обстановка которой состояла из кровати, стеллажа, шкафа и письменного стола со стулом. Не без труда удалось найти в них туфли, просто потому что туфель в моем гардеробе было три пары – в академии редко выдавалась возможность блеснуть красотой. Кое-как поправив дело с прической, я отправилась на встречу с горячо нелюбимым отчимом и незнакомцем, которого пророчили мне в мужья.

Отчим и жених действительно ожидали меня в фойе общежития. Я невольно стушевалась под недовольным взглядом родителя. Альберт Барнс, а ныне Каори, вошел в наш род восемь лет назад, женившись на моей, ныне покойной, матушке Ирен Каори. Не знаю, насколько сильны были их чувства – двенадцатилетняя девочка, которой я была, просто радовалась пышному свадебному торжеству и улыбке на лице матери. Но проникнуться хотя бы уважением к мужчине, ставшему моим отчимом, я не смогла ни тогда, ни сейчас.

– Добрый день, Ирида, – звенящие нотки в голосе отчима выдавали его злость и негодование.

Альберт Каори был хорош собой: высок, статен, всегда одет по моде. Сейчас его серые глаза смотрели с прищуром, ноздри трепетали под действием учащенного дыхания, и мне казалось, что даже светлые волосы на его голове, уложенные в идеальную прическу, приподнимаются под волной гнева.

– Ты не явилась на встречу, – обвинил он.

– Простите, отец, случился форс-мажор, – я опустила голову, в нервном движении поправив подол платья. Из дорогой ткани, на тонких бретелях, с глубоким декольте и полуоблегающей длинной юбкой – оно было чересчур откровенно на мой вкус, пусть и соответствовало моде.

Это платье, туфли, комплект украшений и письмо от отчима пришли вчера. Мне надлежало выглядеть безупречно перед встречей с женихом. Отчима не интересовало мое мнение об обновках, как и мнение о женихе. До двадцати одного года по законам Империи я должна была подчиняться опекуну и главе рода.

– Ничего страшного, уверен, Ирида не специально опоздала, – в обмен родственными приветствиями вмешался и жених.

Мужчина выступил между мной и отчимом. И совершенно неожиданно приподнял мое лицо за подбородок. Выше меня на голову и старше лет на тридцать, сухощавый, в дорогом темно-синем костюме, он, с растянувшейся на тонких губах улыбкой, оглядывал мое лицо. Человек, как и я. Ярко-синий цвет глаз выдавал в нем кровь демонов. И явно в большем соотношении, чем в моей крови. В народе даже ходила присказка: «Все мы немного демоны». Что неудивительно, ведь мы живем в Империи демонов. Только если в моих жилах присутствовала примесь огненной крови, то в родственниках жениха отметился кто-то из водных.

– Меня зовут Вилмар де Каст, я рад наконец-то познакомиться с тобой, Ирида.

Де Каст? Отчим добился договоренности о браке с аристократом? Род Каори был богатым и довольно известным, но деньги не меняли того факта, что мы просто купцы. Я знала, что отчим пытается это изменить, но не думала, что у него выйдет.

Рука Вилмара, еле касаясь, пробежалась по моему плечу, а потом вниз по руке, чтоб перехватить ладошку и притянуть к своему лицу. Продолжая смотреть в мои глаза и растягивать на лице довольную улыбку, он коснулся губами тыльной стороны ладони.

– И я рада знакомству, Вилмар, – с трудом подавив дрожь омерзения, я тоже улыбнулась.

Врала, безбожно врала. Вилмар мне не нравился, мне была омерзительна мысль о том, чтобы лечь в постель с этим озабоченным стариканом. У меня уже был любимый человек, и именно с ним я собиралась связать свою жизнь, но пусть отчим и жених и дальше верят в мою покладистость.

/Ноксис де Игнис/

Рубашка все еще дымилась, глаза застилала пелена слез, а обоняние отбил мерзкий запах порошков и реактивов. Если бы не это, я бы уже догнал девчонку и хорошенько проучил. Пара секунд, и в конце коридора мелькнул подол алого платья, а я продолжал чихать и кашлять.

В кабинет Ролана – ректора академии – я ворвался, в буквальном смысле пылая от негодования. Стоящие напротив массивного деревянного стола адепты сжались, даже затряслись от страха.

– Свободны! – рыкнул я, отчего пламя взметнулось к самому потолку.

Озадаченный моим появлением Ролан указал адептам на дверь. Те рванули с мест мгновенно, правда, до скорости той рыжей девчонки им было далеко.

– Ноксис, ты не мог бы не испытывать на прочность защиту моего кабинета? – осторожно попросил Ролан, глядя на искрящиеся от соприкосновения с огнем защитные плетения.

С новым рыком я потушил пламя, широкими шагами подошел к столу друга и с размаху водрузил на столешницу туфли.

– Мне нужна рыжая девчонка.

Ролан с задумчивым видом подхватил туфлю с нереально высокой шпилькой, покрутил ее в руке.

– Будут конкретные пожелания или подойдет любая? – явно потешаясь над ситуацией и моим потрепанным видом, поинтересовался демон.

– Нужна хозяйка туфель, – мрачно усмехнулся я.

Глава 2

/Ноксис де Игнис/

– А почему ты не найдешь ее по запаху? – Ролан принюхался к туфле, судя по мелькнувшему на его лице озарению, хозяйку обуви он распознал.

– Не могу, девчонка облила меня непонятно чем. Обоняние отбило.

– Надо же. Сочувствую, – искренне проговорил он, откладывая туфлю на стол. – Ты уже успокоился? Убивать ее не будешь?

– Возможно.

Успокоиться я, может быть, и не успокоился, но убивать неуклюжего рыжика уже не собирался.

– Вообще, ты с ней знаком. Заочно.

– Да? – протянул я, направляясь к дальней части кабинета, где за фальшпанелью находился шкаф с напитками.

 

– Да, я отправлял тебе ее личное дело неделю назад для зачисления на практику.

Фальшпанель отъехала в сторону, стоило дернуть рычаг бронзового настенного светильника в виде улыбающегося младенца с крыльями.

– Практика-практика…

Перебрав взглядом представленный ассортимент напитков, я остановил свой выбор на легком синем вине. Оно поможет расслабиться и не наорать на нерадивую девчонку. Докатился, пью с утречка. В последнее время на мою голову свалилось много дел. Я мотался между Управлением и дворцом, да еще так некстати убили Никласа – императорского алхимика, и к списку дел прибавилось новое расследование. Потому с трудом вспомнилось дело практикантки. И то потому, что в этом году я допустил в Управление только троих студентов, среди них была лишь одна девушка.

– Друидка?

– Ирида Каори, – подтвердил Ролан, поднимаясь из высокого кожаного кресла. Он прошел к открытому шкафу с напитками, но, в отличие от меня, выбрал безалкогольный морс.

Да, теперь я вспомнил. Каори – человеческий род купцов, сделавший состояние на продаже зелий. Когда-то основателю рода посчастливилось спасти от смертельной опасности друида – последнего представителя уникальных магов-природников. Друид посчитал спасителя достойным и передал ему свой Дар. Дар оказался уникален еще и тем, что не передавался по наследству и мог находиться только у одного представителя рода. В принципе, потому друиды в свое время исчезли.

Шесть лет назад Ирида получила Дар от умирающей от болезни матери. А в этом году заканчивала обучение в академии. Именно из-за ее Дара я дал согласие на практику, но теперь весьма сомневался, что в Управлении нужна эта криворучка.

– И что решил насчет Ириды, отменишь назначение в Управление? – Ролан взглянул на меня с легкой улыбкой, в желтых глазах все еще искрились смешинки.

– Вызови ее, там и решу.

Пожалуй, для начала загляну в ее наглые глаза. Ведь засранка вместо того, чтобы исправить то, что натворила, запустила в меня коробкой и сбежала.

Ролан отдал распоряжение секретарю. А потом мы расселись в креслах с резным круглым столиком между ними.

– Как проходит расследование смерти Никласа? – Ролан вмиг посерьезнел, на лицо набежала тень.

– Я почти уверен, что это убийство.

– Серьезно? – он запустил пятерню в густые пшеничного цвета волосы, чуть растрепал их, глядя перед собой.

Наша дружба с Роланом длилась многие годы, еще со студенчества и службы в Императорских войсках. Потому он не выказал недоверия, пусть мое заявление и звучало абсурдно, учитывая детали смерти. Никласа нашли мертвым в его кабинете в академии четыре дня назад. Двери заперты, кабинет под защитой, алхимик лежал в луже собственной крови со вскрытыми венами. На вид – самоубийство, но я слишком хорошо знал Никласа и мог с точностью сказать, что причин самостоятельно уходить из жизни у алхимика не было.

Стук в дверь прервал нашу беседу. Мы с Роланом переглянулись: Ирида не заставила себя долго ждать.

– Войдите.

В личном деле девушки не было изображения, а рассмотреть ее в коридоре я не успел и сейчас задумчиво оглядывал друидку. Почему-то в первую очередь я взглянул на ее ноги. Ирида успела обжиться новой парой туфель. Тонкая ткань алого платья облегала стройную фигуру девушки, а декольте было столь глубоким, что только плотный корсет не позволял девичьим грудям вывалиться наружу. Пламя волос ниспадало по точеным плечам, в карих глазах поселился страх. Ирида нервно кусала губы, на побледневшей коже особо ярко выделялись золотистые веснушки.

– Вы меня вызывали, – фраза была произнесена ровным голосом, но Ирида неосознанно заламывала руки, что выдавало ее истинное душевное состояние.

Вновь оглядев откровенное платье, сшитое по последней моде, и красивое лицо с идеально нанесенным макияжем, я убедился в том, что передо мной обычная светская пустышка. Она первая на потоке? Что-то не верится. Ведь я собирался направить ее в лучшую лабораторию Империи. Пожалуй, планы меняются, пусть занимается полевой работой.

На моих губах растянулась предвкушающая улыбка. Нам с напарницей не помешает алхимик в команде.

/Ирида Каори/

Вилмар, наконец, отпустил мою руку. Первым желанием было вытереть ладонь о подол дурацкого платья, а в идеале – продезинфицировать. Но приходилось растягивать на губах доброжелательную улыбку. Этот день просто нужно пережить. Если все пойдет по плану, то с Вилмаром я больше не увижусь. И уж точно он не станет мне мужем.

– Нас ждет столик в «Престиже», – отчим приосанился, кажется, даже раздулся от гордости, когда сообщил, что забронировал столик в самом известном в городе ресторане. – Там и обговорим детали свадьбы.

– Свадьбы? Отец, вы же помните о моей практике?

– Само собой, – поморщился он.

Не скажу, что я с детства стремилась стать следственным алхимиком. Но шесть лет назад, сбегая из дома, я не придумала иного способа, чтобы обезопасить себя от притязаний отчима на мою жизнь. Академия при императорской службе правопорядка – престижное учебное заведение военного типа. Плата за обучение с адептов не взимается, но обязательной является трехлетняя отработка по назначению. Одним из ограничений, наложенных на адептов, является запрет на личные отношения.

Пока длилось обучение, отчим не имел права распоряжаться моей личной жизнью. Но безопасные годы в академии завершались, и отчим был намерен выдать меня замуж, получив для рода статус аристократов, и, скорее всего, прописал в брачном контракте передачу Дара друида ему. Шесть лет назад он пытался заполучить мой Дар сначала уговорами и убеждением, а потом и силой, и вряд ли отказался от идеи обрести столь уникальные и прибыльные способности.

– Всего две недели практики, Ирида, до нашей свадьбы, – Вилмар подставил локоть, и мне пришлось опереться на него.

– И три года обязательной службы Империи.

– У меня есть знакомые в Управлении. Мы сможем устроить твою службу номинально – моя супруга не будет работать.

– И в чем же будут заключаться обязанности вашей супруги? – огромных трудов мне стоило произнести эти слова ровно, без примеси яда.

Меня выводило из себя то, что кто-то пытается диктовать мое будущее. Я не могла вернуться в собственный дом. По закону, в права главы рода я смогу вступить только по достижении двадцати одного года, а сейчас я полностью зависима от опекуна. А он, уверена, сделает все, чтобы лишить меня Дара и самому возглавить богатый род. Но это мой Дар! Матушка обучала меня с самого детства, чтобы однажды я возглавила род и передала Дар уже своему ребенку.

Шесть лет я боролась за свою независимость, не спала ночами, чтобы успешно сдавать сессии. Лишь отличное обучение обеспечивало мне стипендию, ведь отчим не собирался поддерживать меня финансами. Наоборот, он всячески вставлял палки в колеса, пытаясь добиться моего отчисления.

– Дорогая Ирида, чего может желать мужчина? – усмехнулся Вилмар. – Чтобы жена была рядом, озаряла его жизнь своей красотой и подарила ему ребенка.

Фраза Вилмара звучала бы красиво и поэтично, если бы похотливый взгляд старикана не тонул в вырезе платья. Скулы уже начинало сводить от этой искусственной улыбки.

Покинуть фойе мы не успели. Я почти обрадовалась, когда меня окликнула Фётра, выбежавшая в фойе с кристаллом связи в руке:

– Ирида! Тебя ректор вызывает. Срочно.

– Сожалею, мне нужно идти, – проговорила я, отступая от Вилмара и не испытывая ни грамма сожаления. – Возможно, это надолго. Перенесем обсуждение свадьбы на другой день.

– Как жаль, мы не успели пообщаться, – Вилмар сделал шаг ко мне, явно намереваясь вновь обслюнявить мою ладонь.

– Ирида, срочно! – так громогласно воскликнула Фётра, что Вилмар споткнулся, не достигнув меня, а отчим подпрыгнул от неожиданности.

Благодарно улыбнувшись Фётре, я побежала к выходу. Какая же она хорошая – всегда поможет, подскажет и слезы утрет, если до них дойдет.

Я быстро пересекла посыпанную галькой дорожку и вбежала по мраморным ступенькам в двери главного здания академии. Приостановилась я лишь в дверях, где столкнулась с демоном. Реактивы выгорели, но пол был относительно чист. На чем же тогда я поскользнулась? Странно.

Внутренне меня трясло – причин срочного вызова к ректору не было, мы уже побеседовали рано утром. А значит, тот демон все же не лишился памяти и решил меня найти. Вот чем я думала, когда бросила в него остатками реактивов? Хотя вид разъяренного демона у кого угодно отобьет возможность соображать.

Строгий секретарь ректора без слов указал мне на массивную деревянную дверь, к которой я подошла на цыпочках.

– Стучись, – подсказал секретарь, когда заметил, что я просто стою на месте. Легко ему говорить, а меня там, может, убивать будут.

Стоило постучаться, как раздался голос ректора, позволяющий войти. Гулко выдохнув воздух, я вошла в кабинет и застыла на месте. Я не ошиблась. В кабинете меня ожидали обиженный мной демон и Ролан де Виран, ректор академии. Длинные светлые волосы ректора сегодня были распущены, а в желтых глазах сияло любопытство.

Огненный вальяжно восседал в кресле, забросив ногу на ногу и помешивая синюю жидкость в хрустальном бокале. Оценивающий взгляд красных глаз скользил по телу, казалось, подмечая каждую деталь облика.

Но и я теперь рассматривала его, отмечая степень вреда, который успела нанести. Демон был хорошо сложен. Сюртук подчеркивал широкий разворот плеч, рубашка успела сгореть, и мне открывался вид на мускулистую грудь. Смуглая кожа, лицо суровое с легкой щетиной на подбородке и твердой линией губ, кончики которых приподнялись в хитрой ухмылке. Демон казался спокойным, но нервное подергивание хвоста с красной кисточкой на конце, выдавало его раздражение.

О силе демонов можно было судить по размеру рогов. Слабые демоны вообще были их лишены. О силе магии ректора я знала не понаслышке и даже удостаивалась чести наблюдать мощнейшие атакующие плетения в его исполнении на полигоне. Его рога были ровными, чуть отведенными назад. Рога же огненного оказались больше, намного больше. Черные и витиеватые, с тлеющим в их глубине пламенем, изогнувшись, они протягивались от височной части его лба к затылку. Я умудрилась облить реактивами очень сильного демона.

– Ирида, знакомься, – начал ректор, но огненный его перебил.

– Ноксис де Игнис, – демон улыбнулся, блеснув белоснежными зубами.

О Матерь-земля, я облила реактивами члена Императорской семьи!

И, словно имени его рода было недостаточно для того, чтобы довести меня до сердечного приступа, демон добавил или скорее добил:

– Руководитель вашей практики.

Глава 3

/Ирида Каори/

«Ноксис де Игнис, руководитель вашей практики», – проигрывала я раз за разом в мыслях, пока смотрела в красные глаза демона, кажется, даже разглядела пламя в их глубине.

Первой здравой мыслью была: «Плакала моя практика в Управлении императорской службы правопорядка!» Но довольно быстро я смирилась с провалом, гораздо хуже было бы попасть во власть жаждущего мести демона. Но ведь он не сказал: «Бывший руководитель практики».

– Мое назначение отменяют? – с надеждой спросила я. И, видимо, зря, потому что в красных глазах демона вспыхнуло пламя, а улыбка на губах стала еще шире.

– Отнюдь. Вам предоставлена уникальная возможность поучаствовать в настоящих расследованиях в качестве следственного алхимика.

– Расследованиях? – ужаснулась я. – Мы же говорили о работе в лаборатории, – я с мольбой взглянула на ректора, но его, похоже, ситуация только забавляла.

– Для лаборатории вы чересчур неуклюжи, адептка Каори, – усмехнулся де Игнис. Я вспыхнула до кончиков ушей, сравнявшись по цвету с огненными волосами демона.

Но раз он смеется, значит отошел и не собирается больше меня душить?

– Прошу прощения, мэтр де Игнис, за то, что облила вас реактивами, – проговорила я, изображая высшую степень раскаяния.

– И за то, что потом швырнули в меня остатками реактивов, тоже попросите прощения?

Ректор подозрительно кашлянул в кулак, но упрямо нахмурил брови, пытаясь казаться серьезным.

– Да, и за это тоже, – покорно согласилась я. Да за что угодно, только верните мне назначение в лабораторию!

– И за то, что лишили меня обоняния?

– Я… что?!

– Да, – язвительно протянул огненный. – Из-за вас я до сих пор не ощущаю запахов, – почему-то веселость демона казалась мне напускной, скорее за ней скрывалась угроза.

– А вы меня чуть не придушили.

Я сразу же прикусила язык, да так сильно, что на глаза набежали слезы. Но это даже хорошо, пусть думает, что это слезы раскаяния и сожаления. Нет, мне было стыдно, но ведь никто особо не пострадал. В прошлом году я попала под струю кислоты, ожоги выводили почти три месяца. Но даже тогда я не бросалась с обвинениями на преподавателя, который не уследил за ядовитыми растениями с полигона. А тут, подумаешь, нюх. Восстановится, ведь ничего опасного в коробке не было. Хотя помет кшенкров вечно дает неожиданный эффект.

 

– Чуть не считается, вы же еще живы, вот и отрабатывайте свои косяки.

Это что же получается, мне надо было дать себя придушить? Не устраивает меня подобная перспектива.

– В лаборатории мои способности были бы полезнее.

– Полевая практика – неоценимый опыт, адептка, – демон отпил синюю жидкость из стакана, но все не отрывал взгляда от моего лица. – Убийства, места преступлений, трупы – романтика.

– Трупы? Романтика? – тоненьким голосом переспросила я. Как же я не любила трупы. Они еще оживают внезапно, из-за некромантов, источающих во все стороны магию смерти.

– Вам понравится, – осклабился де Игнис, его слова звучали как обещание неприятностей. И уже совершенно официальным тоном он продолжил: – Завтра ровно в восемь прибыть в Управление. После получения пропуска и формы, поступаете в мое распоряжение. Свободны, адептка! – приказ прозвучал громогласно, и мне ничего не оставалось, как подчиниться.

Понурив голову, я побрела к общежитию. Чувствую, романтику мне устроят по самые рога, которых у меня нет. По дороге я приостановилась у поста Фётры и поделилась своими печалями. Добрая женщина не посочувствовала, а откровенно поржала над ситуацией и отправила меня собирать вещи перед отъездом.

Первое, что бросилось в глаза, когда я вошла в комнату – открытые настежь окна. Я точно помнила, что оставляла их закрытыми. Стоило двери закрыться за моей спиной, как раздался скрип половицы, а следом кто-то закрыл мне глаза. Экзамен на полигоне проходил последним, так что я все еще нервно реагировала на темноту. Развернувшись, я приблизилась к обидчику, ударяя коленкой в пах. Хотела еще и в нос врезать, но разглядела шутника.

– Ильзар?!

Мой возлюбленный осел на пол, прижимая ладони к ушибленной части тела.

– Не понял, я следователь или ты? – прохрипел он, пытаясь подняться.

Ну да, что-то Ильзар расслабился. А ведь должен был блокировать удар, учитывая, что физическая подготовка следователей в разы серьезнее.

– Прости, ты напугал меня, – я поддержала Ильзара за руку и помогла добраться до кровати.

Он сел, раздвинув ноги и откинувшись на руки, отчего золотистые кудри всколыхнулись, скользнув по плечам за его спину. На светлой коже щек появился румянец, а тонкие черты лица сейчас выражали вселенскую боль.

– Ирида, ты невероятна, – улыбнулся он, когда немного пришел в себя.

– Ты с ума сошел, Ильзар? Пробрался в женское общежитие. Запрет на отношения действует до конца практики.

– А на следующий день после снятия запрета ты станешь моей женой, – Ильзар улыбнулся широко и счастливо, в изумрудных глазах сияли тепло и нежность.

– Стану, – дыхание перехватило, как бывает часто, когда я смотрела в глаза своего жениха, потому слова прозвучали приглушенно и с придыханием.

Ильзар трепетно провел кончиками пальцев по моей щеке, коснулся большим пальцем губ, приоткрывая их. Сердце забилось чаще, я прикрыла глаза, позволяя этот поцелуй. Ильзар громко вздохнул, обрадованный моим согласием, стремительно приблизился, накрыв мои губы своими губами.

С Ильзаром мы знакомы с первого курса, но лишь год назад он начал проявлять знаки внимания. Кроткие взгляды, незаметные прикосновения, многозначительные паузы в разговорах – и вот однажды мы признались в своих чувствах. Мне неоткуда было узнать о любви и отношениях, но однажды в руки попал женский роман. И наши отношения с Ильзаром были как в том романе: сказочные и яркие первые чувства.

Из-за строгих правил мы были ограничены в проявлении любви, но как-то у нас состоялся один поцелуй, быстрый и смущающий. Сегодня же все происходило иначе. Казалось, именно сейчас происходит первый поцелуй. Нежный и мягкий, он отдавался теплом в груди.

Щеки опалило румянцем, и я, осмелев, придвинулась к Ильзару, положив ладони на его грудь. А он, воодушевленный, провел ладонями по моим плечам, а потом обнял за талию, притянув меня ближе. Поцелуй стал глубоким, дыхание учащенным, а бег сердца слишком быстрым.

– Ирида, моя Ирида, – зашептал Ильзар, спускаясь поцелуями к шее.

– Хватит, – попросила я, отстраняясь. – Подожди до свадьбы.

– Я жду ее долгие месяцы, пара недель ничего не изменит.

Ильзар снова провел ладонями по моим плечам, порывисто, но больше не пытался поцеловать. И я очень радовалась, что жених внимателен и деликатен. Я не старомодная и не ханжа. Среди магов царят свободные нравы, и многие девушки давно лишились невинности, несмотря на военные нравы академии. Но большинство, как и я, все же уважали правила. К тому же, отдать невинность в первую брачную ночь – это ведь так романтично. И, как назло, перед мысленным взором предстало лицо огненного, для которого романтика – трупы и убийства.

– Надеюсь, твой отец не передумает насчет свадьбы.

– Не переживай, Ирида. Все договоренности в силе, – Ильзар сжал мои ладони в своих, заглядывая в глаза.

Ильзар принадлежал к купеческому роду Астер. Его родители не были против избранницы сына, скорее обрадовались. Но стоял вопрос с разрешением на брак опекуна. Именно тогда мы придумали план с тайной женитьбой и моим переходом в род мужа. По магическому договору после достижения мной двадцати одного года, я вновь вернусь в свой род, чтобы уже возглавить его. Пусть наши отношения и омрачали проблемы с отчимом и письменные договоренности, но мы были рады, что наша мечта о женитьбе скоро исполнится.

Ильзару пришлось покинуть комнату также через окно. Но он дождался меня и помог с переносом вещей к вызванной карете. Ему предстояло и самому заняться сбором вещей, а я отправилась в квартирку, которую три дня назад сняла на время практики. Сегодня ее как раз освободили, и я могла спокойно устраиваться в новом жилище.

В целом, квартира мне нравилась, пусть и была совсем маленькой. Спальня, кухня и душевая – вот и все комнаты. Зато шестой этаж и вид на центр города, дворец и Управление. Извозчик за отдельную плату помог мне поднять чемоданы в новое жилье. Остаток дня прошел за уборкой и разбором вещей.

Уже поздно вечером, я присела у окна с чашкой травяного отвара, который должен помочь отдохнуть за ночь и проснуться полной сил. Город сиял разноцветными огнями, а я смотрела на высокое здание Управления и молилась Матушке-земле, чтобы первый день прошел легко и гладко. Вот только вряд ли Ноксис де Игнис позволит мне наслаждаться спокойствием, ведь обещал романтику.


Издательство:
ИДДК
Поделиться: