Название книги:

Пешки богов. Демон-поглотитель

Автор:
Кир Лирик
Пешки богов. Демон-поглотитель

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог. Подозрения

– Кироний, зачем ты меня так рано из постели выдернул? Если это не конец света или хотя бы не война, то я тебя под домашний арест посажу, за нарушение распорядка сна его величества! То есть, меня! – пошутил зевающий император, усаживаясь за стол своего рабочего кабинета.

– Мелотон, бери горячий отвар, – проигнорировал претензию глава безопасности. – Я заранее распорядился, чтобы подали лёгкий завтрак.

– Так что случилось? – повторил вопрос император, засучив рукава обычного домашнего халата, чтобы те не мешали взять кружку, из которой ещё шёл пар.

Кироний побарабанил пальцами по столешнице, собираясь с мыслями, потом взял вторую кружку и ответил: – Случилось! Наш парень сегодня отправил за грань высшего эльфа, располовинив тому черепушку.

– Какой парень? – поставив на стол отвар, переспросил Мелотон.

– Какой… какой… Илвус! В честной дуэли он убил одного из ушастых, которые прибыли на поиски разумного из предсказания и гостят у нас, а именно самого заносчивого из них, которому я сам хотел уши отрезать, – пояснил Кироний.

– Вот же дерьмо! – вспылил император, потом задумался и, нахмурив брови, поинтересовался: – Я ещё до конца не проснулся и туговато соображаю, а ты наверняка уже всё проанализировал, расскажи подробнее о дуэли и возможных последствиях.

Глава безопасности рассказал всё в деталях: как ему сообщили, что вампиры с гномами рванули к подаренному самим Киронием новому дому тёмного мага, у которого столпились эльфы с явно агрессивными намерениями; как следом за ними рванул Илвус; как ушастый вызвал мальчишку на дуэль и лишился верхней половины головы и, видимо, эта половина была не самой умной частью тела, так как мозгов вытекло не очень много.

– Кироний, а ты выполнил просьбу парня и просил за ту ушастую, которую мальчишка пригрел, чтобы они её не трогали?

Дэ Фурт почесал подбородок, потом глотнул уже остывающий отвар и ответил: – Да, я выполнил просьбу Илвуса! Я переговорил с сыном их правящего дома, который руководит всей этой ушастой шайкой, и тот дал согласие, но в обмен попросил ещё амулетов в различных направлениях магии, так как те, которые мы предоставили им безвозмездно, уже заканчиваются. Он даже список мне накарябал, и я удовлетворил его просьбу.

– То есть, получается, что практически выкупил жизнь той эльфы, но ушастые не выполнили своих обязательств, – начал размышлять император, – С такими аргументами можно на них надавить, вот только, зная эту расу, могу предположить, что от мести они не откажутся, даже рискуя испортить отношения с империей.

Кироний хмыкнул: – Мелотон, в тебе так и осталась обида за неоказание ими помощи твоему отцу, но в целом ты прав, месть за убийство своего высшего сородича – это у них дело чести! И если они, не приведи боги, грохнут мальчишку, то сюда нагрянет Лугат со своей сворой убийц, и тогда в городе начнётся охота на эльфов и резня. Возможен другой вариант. Если парня им не удастся уничтожить, но тогда он сам начнёт их вырезать, и, как я понял, этот юноша слов на ветер не бросает. В общем, при любых вариантах развития событий прольётся кровь, и пострадает столица и горожане, при этом мы рискуем испортить отношения с обеими расами!

– Слушай, Кироний, может их просто выпроводить из города? Пусть валят в свой лес и там совокупляются с диким зверьём! Зачем им позволять тут сеять хаос?! – спросил Мелотон, хотя ответ знал заранее.

– Ты же знаешь, что это не поможет. Ушастые оставят парочку самых лучших своих боевиков, а тем не составит труда всадить мальчишке в голову стрелу из-за угла.

– Да, согласен, – согласился император, – Глупая идея, но очень уж хочется им пинка под высокомерный зад отвесить!

– Мне кажется, что при любых раскладах из этой ситуации мальчишка выйдет победителем, он не тот, кем хочет казаться. Я с уверенностью могу утверждать, что он очень опасный противник, и эльфы против него, как ребятня с палками, играющие в войнушку. Я видел его умение владеть клинками в бою с эльфом, – поделился своими подозрениями дэ Фурт.

– Хм… Он, конечно, необычный юноша, ты уже намекал на это после его допроса, но мне кажется, что ты переоцениваешь его возможности. Его умения – не решающий фактор! – усмехнулся император и взял со стола бутерброд с куском прожаренного мяса.

– Считаешь, что переоцениваю… – теперь усмехнулся дэ Фурт, – Ну, тогда слушай факты! По словам Таврона дэ Маран: мальчишка упал с дерева и вдруг резко поумнел, при этом первые пару дней разговаривал на незнакомом магу наречии и быстро поправился, хотя раны, полученные при падении, были смертельны. Потом он каким-то образом пережил нападение на деревню целой толпы низших вампиров и попал в клан к самому Лугату дэ Мор, который принял его, как равного себе. Мелотон, я за всю жизнь ни разу не слышал, чтобы обычного человека вампиры приняли в клан в статусе высшего, то есть фактически сейчас он является одним из руководителей более двух тысяч профессиональных убийц.

– Да уж! Я как-то с этой стороны не оценивал парня, но мне простительно, ты же у нас специалист по клыкастикам, – оправдался император.

Дэ Фурт снова усмехнулся и продолжил: – Это только начало странностей, происходящих вокруг мальчишки! После принятия его в клан, он вместе с Лугатом оказался в замке конкурирующего по силе клана вампиров, который вдруг полностью начал им подчиняться. Уж не знаю, что у них там произошло, но пленный эльф, которого вампиры отпустили, утверждал именно о таком развитии событий. И кстати, этот ушастый видел мельком ауру Илвуса и клянётся, что она очень отличалась от ауры обычного человека, вот только детали он не успел рассмотреть.

– Может ему со страху привиделось, и он просто подогнал свои фантазии под твои вопросы? Мы ведь неоднократно проверяли парня и ничего необычного в его ауре не обнаружили! – возразил Мелотон.

– Может быть… может быть! – нехотя согласился дэ Фурт и продолжил приводить аргументы: – Потом парень отправился в столицу, и в первом же городе, в первый же вечер его пытается ликвидировать высший эльф в составе боевой звезды. По словам пленного из этой звезды, которого нам с гвардейцами прислал Таврон, это был заказ на мальчишку. И возникает закономерный вопрос: кому и зачем понадобилось так раскошелиться, чтобы убить обычного деревенского подростка?! И при этом парень всё равно умудрился выжить после отравления эльфийским ядом.

Император не поддержал рассуждения Кирония, а просто выругался в адрес эльфов, красочно описывая их сексуальные и извращённые пристрастия, которые смог вспомнить. Он очень хорошо помнил, как пятнадцать циклов назад ушастые отказались вылечить его отца, когда того отравили таким же ядом.

Кироний не стал реагировать на столь бурную реакцию императора и продолжил: – В следующем городе мальчишка зачем-то похищает риксу и этим поступком осознанно идёт на конфликт с властями. Рикса то ли убежала, то ли он сам её отпустил, но вот мотивация его поступка мне, вообще, не понятна, а ушастая и оба мага ничего вразумительного не смогли сказать и прикинулись дурочками. И, наконец, добравшись до столицы, Илвус решает заложить алмаз людям, которым по странному стечению обстоятельств задолжал кругленькую сумму маг воздушник, ставший ему другом, и результатом его действий мы имеем смерть обоих братьев, хорошо известных в криминальных кругах столицы. Конечно, при заключении сделки могло произойти всё, что угодно, вот только опять пропадает рикса, которую братья держали в клетке, и, кстати, в доме сражались очень сильной магией. Мы так и не смогли определить всю картину стычки! В доме половина главного помещения просто в труху разнесло, а вторая половина не тронута, я с таким ещё не встречался. А самое странное, что найденный нами алмаз, который я лично убрал в тайник, просто испарился.

– Это как это? – удивился император.

Дэ Фурт пожал плечами: – Понятия не имею! Кроме алмаза ничего не пропало, охранные заклинания не тронуты, дверь тайника целая, в мой кабинет тоже никто не входил. Я ума не приложу, как такое могло произойти. Но есть ещё одна странность! Мои маги проверили камень и заверили меня, что такой чистоты алмазов просто не бывает в природе, а по вместимости магических заклинаний камень превосходит по энергетическому объёму раза в три любой алмаз, который есть у нас. Как такой артефакт оказался у мальчишки – я не знаю.

– Хм… Общая картинка и факты, вообще, не складываются! Действительно, очень много странностей для одного человека, – поддержал Мелотон.

Кироний снова хмыкнул, давая понять, что он ещё не закончил рассказ: – В довесок ко всему, как оказалось – парень является мужем Виолы дэ Мор, известной под прозвищем Валькирия!

– Ну тут я не вижу нестыковок, мало ли, чем парень ей в душу запал! Я и не такие странные браки видел, – перебил рассказ император.

– Нестыковок, говоришь, нет?! Ещё во время правления твоего отца здесь, в столице убили родителей Виолы, перед смертью её мать насиловали на глазах её отца. Очень не многие знают, что произошло потом. Глава одного из родов аристократии, линия которого уже перестала существовать, нанял для этого команду из местных головорезов. Они всегда тренировались в одном из залов, принадлежащих одному из мастеров меча на пенсии, так вот, Валькирия пришла средь бела дня к ним на тренировку и устроила там кровавую резню. Она в одиночку распотрошила двадцать два человека, каждому вспорола живот и из кишок в центре зала выложила руну – символ её клана, а в центре этого рисунка сложила все отрезанные причиндалы убитых. Когда туда вошли мои люди, даже повидавшие в жизни бойцы не сдержались и опустошили свои желудки, я сам еле сдерживал рвотные позывы, а потом пару дней спать не мог. И вот на этой сумасшедшей убийце женат парень, а самое интересное, что в команде мальчишки вампирша является лишь формальным лидером, а, по существу, командует Илвус, и Валькирия с ним считается. И вот очередной вопрос: кем надо быть, чтобы держать на поводке такую чокнутую психопатку?!

 

Император молчал и анализировал эту информацию.

– Мелотон, мы оба общались с парнем, и даже по манере общения уже можно сделать вывод, что мальчишка уникален. Кстати, как твоя супруга? Есть улучшения? – вдруг перевёл тему дэ Фурт.

Вопрос как будто вывел императора из ступора, он поднял глаза и с довольным выражением лица ответил: – Я последовал советам мальчишки, и самое удивительное, что ей стало лучше! Парень прав, мы что-то упустили и, изолировав её полностью и, видя, как она пошла на поправку, я пришёл к выводу, что кто-то из нашего окружения пытается отрицательно влиять на её здоровье.

– Я займусь этим вопросом! – пообещал Кироний. – Сейчас надо решить, как предотвратить конфликт между парнем и ушастыми. Боюсь, что можем опоздать, и утром эльфы уже начнут действовать!

– Есть одна идея, – задумчиво поделился Мелотон, – Давай официально пригласим на твоё бракосочетание и праздник "Зарождения Империи" парня и всех его близких в качестве почётных гостей. Это будет жест в благодарность оказания содействия в выздоровлении императрицы.

– Хм… А это мысль! Узнав, что мальчишка официальный гость за заслуги перед империей, и пойти на конфликт с ним – то же самое, что пойти против империи. Они будут скрипеть зубами, но сделать ничего не смогут, так как их древо фактически приказало с нами дружить и искать разумного из предсказания. Хороший ход! Утром пошлю официальные приглашения и сообщу эльфам про статус мальчишки и его команды. Ух и вытянутся же их ушастые морды! – одобрил идею глава безопасности.

– Сообщим вместе. Я хочу это видеть! – по-ребячески поддержал император.

Глава 1. Стражи галактики

ИЛВУС ДЭ МОР.

Мы с Аригатом вышли из портала в огромном зале с каменными стенами без окон, но при этом вполне освещённый, причём источника света я не обнаружил. Мебели, как таковой, не было, лишь кресла. В одной стороне сидела женщина в облегающем кожаном костюме. Я узнал её из своих снов во время лёжки без сознания под воздействием эльфийской отравы после стычки в таверне. Это была Микталия! Сама повелительница смерти! Её идеальные формы и очертания тела под обтягивающим комбинезоном сразу взбудоражили мою фантазию, и тут же появились пошлые мечты, но я себя одёрнул, напомнив себе, что передо мной одна из древнейших и сильнейших тёмных богинь. И если вдруг она пробьётся через амулет и прочтёт мои мысли, то смерть для меня будет только началом моих страданий. Заметив на другой половине зала шестерых разумных, я пригляделся и опознал архангелов. Злоба и жажда вырвать каждому из них сердце тут же вытиснули все остальные желания. В памяти отчётливо всплыла картинка с лежащей Виолой и риксой в клубах пыли и грязи во время нашей стычки с крылатыми в доме братьев садистов. Я даже не стал скрывать своего презрения и скорчил физиономию с маской пренебрежения.

– Илвус! – прозвучал голос Аригата в голове, когда все наблюдали за какими-то манипуляциями богини над телом мужчины, лежащего под покрывалом, – Познакомься! Это богиня смерти!

– Я в курсе, уже успел познакомиться, когда ты меня оставил ей на съедение, а сам свалил! – сдерзил я, вспомнив, как перед ритуалом "Поцелуй Смерти" бог оставил меня наедине, наверное, с самой опасной Бессмертной во всей этой вселенной.

– В общем, я не знаю, зачем Микталия всё это затеяла, но будь готов к любым неожиданностям, особенно к драке! И не вздумай пользоваться своими зубочистками, которые висят у тебя за спиной, ими ты только рассмешишь этих падальщиков, – предупредил мыслеречью Аригат, хотя то, что обычными мечами можно было разве что пару перьев этим курицам подровнять, я уже и так знал.

И тут внимание всех привлёк лежащий мужчина, тело которого начало выгибаться и биться в конвульсиях. Потом судороги прошли, и он присел, внимательно всех рассмотрев, остановил взгляд на сидевших в центре архангелов и, приподнимаясь, вдруг заговорил: – Ну, здравствуй, Диментрий!

У крылатого, к которому только что обратился мужик с оголённым торсом, аж лицо вытянулось от удивления. Я не понимал сути происходящего в этом зале, но надеяться на мирный исход этой встречи не приходилось. Сейчас явно происходила какая-то разборка между Бессмертными, и очень не хотелось попасть под замес и сдохнуть из-за чужих интересов, сути которых я даже не знал.

Как оказалось – Микталия вернула душу из-за грани погибшего архангела в человеческое тело мужчины, и та нуждалась в отмщении за собственное убийство при жизни своими же братьями. Восставшего из мёртвых звали Дандрид, он заключил договор с богиней смерти, которая предоставила ему возможность вернуться на короткое время в мир живых и поделиться информацией. Когда я услышал, что речь идёт обо мне и заказе на моё убийство, то открыл рот и не знал, как реагировать на такой поворот событий.

– Да, Аригат! Этого мальчишку заказали! – повторил Дандрид, – Мироздание здесь ни при чём! Диментрий частенько берёт заказы на убийство разумных, а потом это выдаёт за волю самого мироздания, – обвинил архангела воскресший из мёртвых.

Я краем глаза следил за реакцией бога, и она мне очень не понравилась. Аригат старался выглядеть невозмутимо, но я заметил, как он весь напрягся, став похожим на растянутую стальную пружину, и одно неправильное слово или движение могло сейчас спровоцировать кровопролитие. Я гадал о мотивации такого его поведения: то ли он за меня так переживал, то ли крылатые просто подрывали его авторитет среди Бессмертных и задевали собственное самолюбие. Последнее утверждение было больше похоже на правду. Я для него очередная пешка в его игре, которую, конечно, жалко, но при необходимости ею можно пожертвовать, а вот его собственная гордость и амбиции – это другой разговор. За это можно и рыло начистить паре десятков пингвинов, крылья у которых лишь для пустого махания и для стабилизации тела в жидкой среде, в данном случае – дерьме, которым Микталия решила их накормить. А вот интересно, как у архангелов самки выглядят, если они у них, вообще, есть, но мысль мне развить не дали, и представление продолжилось.

– У тебя нет никаких доказательств для твоих громких заявлений, Дандрид! – встав с кресла, с презрением усмехнулся тот, кого звали Диментрий, – Мальчишка умрёт! И поддержка повелительницы смерти ему не поможет. А ты, Микталия, ещё пожалеешь, что пошла против меня и воли мироздания. С тобой у меня теперь личные счёты!

Меня обсуждали словно племенного быка перед забоем, выбирая, каким лучше способом меня умертвить. Я начал закипать и уже хотел нахамить в ответ, но меня опередил Аригат: – Слышите, вы, недоделанные стражи галактики, пусть воскресший сначала выскажется, а уже потом будем решать – нужны ли доказательства его словам, или вам сразу бошки поотрывать.

Сказано это было таким тоном, что у меня по спине пробежал предательский холодок. То, что Аригат может в любой момент начать воплощать в жизнь свои угрозы – не сомневался никто, и крылатый, посмотрев исподлобья и поиграв желваками, молча сел на место. Микталия же, наоброт, мягким и спокойным голосом, но от которого стало совсем жутко, промурлыкала: – Диментрий, если я услышу хоть ещё одну угрозу в мою сторону из твоего рта, то я тебя на атомы расщеплю, но перед этим ты будешь визжать, как девка в свою первую оргию с ордой орков!

Мне стало совсем неуютно, даже жутко. Я не понимал, что я тут делаю. Сейчас самые сильнейшие разумные во всей вселенной были готовы вцепиться друг другу в глотки, и рядом с ними я себя ощущал тараканом, случайно вылезшим из-под плинтуса.

– Диментрий, я тебе ничего доказывать не собираюсь! – продолжил обвинять оживший мертвец, – Меня убили по твоему приказу, а ты смеялся, когда я корчился и подыхал! А по поводу этого мальчишки… – тыкнул в меня пальцем он, – …то давай спросим у того, кто тебе заказал его смерть.

Обвиняемый крылатый сжал кулаки, было очевидно, что он еле сдерживается и готов в любую секунду броситься на вернувшегося с того света предателя. Хотя, кто кого предал – это был большой вопрос. Анализируя крохи информации, я поймал себя на мысли, что моё уважение к высшим сущностям резко упало. Любой обычный смертный, думая о богах, представляет себе этакий сверхразум, который всегда знает правильные ответы на любые вопросы, а, по сути, Бессмертные ничем не отличаются от нас. У них так же преобладает тщеславие, та же амбициозность, та же жажда наживы и власти, из-за которых они готовы предавать и резать друг другу глотки.

Пауза затянулась, и Микталия поторопила события: – Дандрид, назови имя!

Тот посмотрел на бога везения и, усмехнувшись, произнёс: – Дианеллис! Богиня охоты!

Я ожидал чего угодно, но только не это имя. Я взглянул на Аригата и, надо отдать ему должное – на его лице не дёрнулся ни один мускул, и даже поза ничуть не изменилась. Он всё так же неподвижно сидел и пытался давить аппонентов выражением надменности.

– Да, Аригат, твоя пассия тебя же и предала! – констатировал факт воскресший.

– Пока это только слова! – парировал бог.

– Аригат, так давай прямо сейчас у неё и спросим. При них она врать вряд ли будет! – кивнув в сторону архангелов, предложила богиня смерти, – Пошли ей зов!

Бог, не говоря ни слова, прикрыл глаза и потом так же молча кивнул Микталии, подтверждая, что зов отправлен.

– И кстати! – вновь нарушил тишину Дандрид, – Дианеллис спустя какое-то время пыталась отозвать свой заказ и предотвратить убийство мальчишки. Но Диментрий её не послушал, уж очень ему хотелось напакостить тебе, Аригат, хотя лично я пытался отговорить эту сволочь.

Бог удачи нахмурился и ледяным тоном спросил: – Чем изначально она расплатилась за убийство?

– Насколько мне известно… – задумался воскресший, – …она передала ему малый поглотитель душ. Говорят, что раньше этим кинжалом владел ты, Аригат.

Аригат не стал комментировать услышанное, лишь нахмурил брови ещё больше. Вдруг посреди зала, рядом с воскресшим открылся портал, Дандрид отпрыгнул и начал возмущаться, что человеческое тело, лишённое крыльев, это сосуд из плоти для инвалида, а не для полноценного архангела. Из портала вышла богиня охоты, окинув всех взглядом, она не спешила заговорить первой. Повисла тишина, а Аригат сверлил взглядом свою любовницу, но всё же сам прервал игру в гляделки и спросил: – Ты подкупила этих мразей и хотела смерти Илвуса?

Дианеллис расправила плечи, взгляд изменился на вызывающий, и твёрдо ответила: – Да!

– Зачем? – спокойным тоном спросил бог.

Богиня посмотрела исподлобья и молчала. Возможно, сейчас они разговаривали мыслеречью, но почему-то мне показалось, что Аригат хочет при всех услышать ответ.

– Зачем тебе это? – снова спросил он, но сейчас вопрос был задан с железобетонной твёрдостью.

– Я не собираюсь сейчас оправдываться в этом курятнике! – вспылила Дианеллис. – Я сделала глупость и потом хотела всё исправить и разорвать сделку с этими ублюдками, но они, как всегда, прикрылись волей мироздания. Я даже пыталась защитить Илвуса, и мы вместе сражались. Мне больше нечего сказать! Илвус, прости меня, я совершила ошибку, – высказалась она, открыла портал и исчезла.

Я открыл рот, так и застыв с идиотским выражением лица. Единственное, что мне было понятно, что мне, вообще, ничего не понятно. Богиня охоты, по не известной никому причине, заказывает моё убийство архангелам, при этом она является возлюбленной моего названного отца, тоже бога, потом она пытается отменить заказ, а когда это не получается, то вместе со мной сражается против моих убийц, нанятых ею же. Млять, да тут любой нормальный разумный головой тронется.

– Ну, что скажешь на эти обвинения, Диментрий! – с явно выраженным сарказмом спросила богиня смерти.

– Микталия, ты, действительно, считаешь, что я сейчас начну оправдываться? – усмехнулся тот.

– Другого я от тебя и не ожидала! – крутя в ладони какой-то булыжник синего цвета, неизвестно, как оказавшийся у неё в руке, констатировала данный факт богиня. – На этот кристалл я записала всё, что здесь происходило, думаю, если запись показать другим Бессмертным, которые и так вас недолюбливают, то им и доказывать ничего не надо. Просто в следующий раз, когда вы начнёте орать о высоких целях и намерениях мироздания, они, не задумываясь, выпустят вам кишки. Да и многие вспомнят о прошлых обидах и начнут вас резать, как куриц, при каждом удобном случае!

Диментрий смотрел испепеляющим взглядом, впрочем, лица других крылатых тоже искажала злоба и ненависть, но у главаря всё же победил здравый смысл, и он сквозь сжатую челюсть прорычал: – Чего ты хочешь?

– Хочу не много! – чувствуя своё превосходство, ухмыльнулась Микталия, – Вы отказываетесь от любых попыток навредить этому парню. Или я взорву эту информационную бомбу, и Бессмертные устроят вам весёлую жизнь.

 

– Хорошо! – не задумываясь, согласился Диментрий.

И тут вставить слово решил Аригат: – И прямо сейчас возвращаешь мне поглотитель душ. Иначе этот кристалл и ваши обещания просто бессмысленны. Вы все здесь умрёте!

Архангел взбесился: – Ты, светлый, совсем обнаглел! Четверо моих солдат не вернулись, и их убийство, наверняка, твоих рук дело! Ты смеешь угрожать мне в открытую! – вспылил он и выхватил из-за спины меч.

Остальные крылатые последовали его примеру и раздался шуршащий звук вынимаемого из ножен многочисленного оружия. Аригат вскочил, и тут же плащ полностью покрыл его тело, преобразовавшись в цельный доспех, увидев который, я снова на секунду застыл в восхищении. Я не знал, как себя вести, выхватывать свои бесполезные мечи было бы глупо, а просто встать рядом с Аригатом в какой-нибудь нелепой боевой стойке – со стороны смотрелось бы даже смешно. Но пока я тугодумил, богиня смерти кардинально повлияла на ситуацию.

– Да будет страх! – не вставая, как змея, прошипела Микталия.

В помещении резко потускнел свет, начали мелькать тени, а мной вдруг завладел всепоглощающий ужас, граничащий на грани паники. Тени закружили, из-за их быстрого перемещения нельзя было определить их количество: может пять, а может и пятьсот, но меня сейчас больше волновал мой собственный страх, который предательски нашёптывал: – Беги… беги… Илвус!

Но бежать было некуда, и тут очнулся мой демон, он почуял моё отчаяние, и ему это не понравилось. Тело трансформировалось: выросли клыки и когти, а страх сразу отступил, на смену ему появилась жажда убийства и крови. Я медленно поднялся и встал рядом с богами, краем глаза заметив, что у Микталии в руках какое-то оружие, очень похожее на серпы. Тени помелькали и исчезли. Сложилось такое впечатление, что они пропали внутри самой богини смерти. Какое-то время мы стояли с архангелами друг напротив друга, готовые проливать кровь, но, видимо, как бойцы, они были слабее Аригата и Микталии, даже имея численное превосходство. У Диментрия всё же взяло верх здравомыслие, он убрал меч в ножны за спину и жестом руки дал понять, чтобы остальные крылатые последовали его примеру, потом достал из-за пояса кинжал и швырнул его к ногам Аригата со словами: – Забирай! Но помни, наступит момент, когда ты сдохнешь от моей руки!

Воскресший, сложив руки на груди, стоял в сторонке и с ухмылкой наслаждался унижением своего бывшего командира и убийцы в одном лице. Я же, поняв, что схватка откладывается, то есть стрессанул в холостую, начал успокаивать свою тёмную и кровожадную половину.

– Встреча окончена! Помни о своём обещании, Диментрий! Иначе я сама тебе крылья поотрубаю! – прозвучали эхом слова Микталии.

Архангелы открыли каждый свой портал и удалились, но по многообещающим взглядам я понял, что в покое они меня не оставят, и их сегодняшнее унижение мне ещё аукнется.

Трансформировав обратно плащ, Аригат сел на своё место и задумался о чём-то своём. Его можно было понять, сегодня он узнал о предательстве близкого человека. Как говорится – «Пришла любовь – считай у разума каникулы!»

У меня даже не было ни одной версии для мотивации таких действий со стороны богини охоты, хотя у богов свои тайны, а посвящать меня в них вряд ли кто-то из них собирался. Мой демон уже спрятался в глубины сознания, но я ещё чувствовал отголоски его очередного недовольства.

– Илвус! – подойдя ко мне, привлекла моё внимание Микталия, – А ты сильнее, чем я думала. Выдержать мою магию – это многого стоит. Большинство смертных сразу сходят с ума.

Я пожал плечами и честно признался: – Это ни я, а мой демон, у него страха, вообще, не существует.

– Хм… Ты уникальный экземпляр! У тебя просто запредельный коэффициент везения, раз ты до сих пор жив. Из тебя выйдет толк! Ну, да ладно, не об этом речь. Что ты думаешь об увиденном сегодня здесь?

Я напрягся от такого странного интереса о моём мнении. И так было очевидно, что богиня, устроив разборки с архангелами, решила, как бы между прочим, меня испытать и сделать какие-то, одной ей понятные выводы. Унизительно было осознавать, что являешься, по сути, обычным подопытным животным, но, естественно, озвучивать своё недовольство я не стал, лучше быть подопытной зверюшкой, чем мёртвым тупицей.

– А что тут думать… Не так опасны зловредные враги, как хитрозадые друзья! – озвучил я свои выводы, имея ввиду богиню охоты, и продолжил мысль: – Думаю, что на какое-то время архангелы от меня отстанут, но всё равно не успокоятся и ударят исподтишка, когда это будет менее ожидаемо.

Микталия заулыбалась: – Аригат, а у мальчика ещё и голова работает, он мне определённо нравится.

На что бог лишь ухмыльнулся, витая где-то в своих мыслях, а я, глядя на Микталию, гадал, куда можно в таком обтягивающем наряде спрятать два серпа приличного размера.

– Илвус, когда крылатые вновь попробуют лишить тебя или твоих близких жизни – ты должен быть готов дать им отпор. И дело не только в них! У тебя скоро родится дитя, которое надо защищать, есть жена и друзья, которые сейчас оберегают тебя, но совсем скоро между ними и абсолютным злом единственным заслоном будешь лишь ты! Твой разум не хочет осознавать действительность, ты должен принять свою сущность и стать тем, кого ты так усиленно отталкиваешь, – закончила напутствия богиня смерти и, как только я открыл рот, чтобы узнать, кем же я должен стать, она коснулась указательным пальцем моего лба, и я резко, как в бездну, провалился в беспамятство.


Издательство:
Автор
Поделиться: