Название книги:

Тени Деймона: Шаг в неизвестность. Том 1

Автор:
Мстислав Константинович Коган
Тени Деймона: Шаг в неизвестность. Том 1

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Крышка капсулы медленно начала отъезжать в сторону, и надо мной нависло обеспокоенное лицо той самой миловидной брюнетки.

– Вроде живой, хоть и хреново выглядит! – крикнула она, попытавшись вытащить меня, но сил ей явно не хватало. – Мальчики, помогите его поднять, пока он камеру не заблевал. Ничего, ничего. Раз до сих пор не помер, то и дальше жить будешь. До свадьбы, думаю – она подмигнула, – нос твой заживет. Ты, главное, держись и не загадь мне камеру.

К горлу и впрямь подкатывал липкий, отвратительный комок. Пока еще не критично, но уже очень настойчиво. Дрянь. Не хотелось бы на себя… Я попытался подняться, однако голова вновь закружилась, буквально уронив меня на мягкое сиденье капсулы.

– Мальчики, чистить это дело будете сами, если что, – голос Ани скорее напоминал эхо, с трудом продирающееся сквозь мутную, густую пелену, медленно окутывающую меня с головы до ног.

– Да ладно тебе. Ну, повозишь тряпочкой немного, не переломишься, – хохотнули где-то сзади.

– Потом окажется, что этой тряпочкой будет твоя любимая футболка. И даже не говори про то, что каюту на замок запрешь. В прошлый раз, если помнишь, это меня не остановило.

– Ха! Так кто там неудачник? – кажется, это был голос пятого. – Да, кстати, ты мне еще должен пиво.

– Ты первым слился из боя, так что квиты. Ладно, давай, правда что ли, поможем.

– Просто признайся, ты за эту футболку трясешься.

– Заткнись.

Мир покачнулся и рванулся вверх. Кажется, меня подхватили под руки. Ком, до сих пор стоявший в горле, рванулся вверх, но уперся в стену крепко стиснутых зубов.

– Хренасе он тяжелый! Это пробирочных нынче так откармливают? – сквозь мутную пелену прорывается голос пятого.

– В госпитале наверняка. Учитывая, сколько он пробыл на…

– Заткнись, дурак.

– Мальчики, вы о чем? – встревает в разговор брюнетка.

– Ни о чем, забей.

– Как скажете. Так, тащите его сюда. Ага, вот так… – перед лицом появилось нечто вроде металлической раковины. – Ну все. Можешь не стесняться.

Зубы разжались, и ком, до сих пор тщетно пытавшийся найти выход, наконец вырвался наружу. На мгновение окутывающая меня пелена сгустилась, но потом я почувствовал укол в плечо. Картинка перед глазами тут же прояснилась, а слабость вместе с тупой ноющей болью стали уходить на второй план. Видимо, это был какой-то стимулятор.

Я оперся на раковину, медленно поднял голову и обвел окружавших меня людей. Брюнетка, невысокий голубоглазый блондин, брюнет на пару голов выше его с рыжими усами и бакенбардами, и среднего роста темноволосый ничем не примечательный парень… Можно было бы так сказать, если бы не шрам, рассекавший добрую половину его лица, и красный глаз в металлической оправе, прямо как у Бермута. Интересно, почему он не сделал себе пластическую операцию и не поставил вместо этого уродства нормальный нейроинтерфейс…

– Попал? – слова все еще давались мне с трудом.

– Этого мы никогда не узнаем, – ответил парень со шрамом. – Мы успели прыгнуть до того, как ракеты достигли корвета. Кстати, будем знакомы, – он протянул мне руку, и я машинально ее пожал. – «Волк 1», он же Берт Россовский. Ну, или просто Берт. А ты хорошо держался, парень. Думал, сольешься в самом начале боя, как пятый номер. Кстати, знакомься – это Мерк и Лерн, – он указал сначала на блондина, потом на брюнета с бакенбардами, – пятый и шестой соответственно. Считают себя братьями, хоть таковыми и не являются, – парни синхронно подмигнули мне. – Пробирочные. Как и многие тут. Ты, надо полагать, тоже?

– Да. Меня кстати звать Алекс, – коротко кивнул я.

–Да, мы знаем. А по поводу твоего прошлого – неудивительно. В последнее время мы только таких и подбираем. Директорат решил, что ему не очень выгодно содержать тех, кто за него воевал и по какой-то причине ушел в отставку. У кого есть семья, родственники и так далее, он не трогает, а вот таких, как мы с тобой – одиночек-пробирочников, по-тихому списывает в утиль. Бермут спасает кого может и пытается открыть гражданам директората глаза, но людей эта проблема волнует мало. А вытащить всех у нас не хватает рук и возможностей. Так что, считай, ты – один из счастливчиков, кому повезло сохранить свою шкуру в целости и сохранности.

Да уж, вот это он сейчас выдал… Сложно поверить, что государство, на благо которого я служил семь с лишним лет и за интересы которого сражался, решило так поступить. Сложно и не хочется… Но оно похоже на правду, как ни крути. Очень похоже. Хоть и есть во всем том, что со мной произошло, доля странного, местами даже подозрительного везения. Надо будет попытаться во всем разо…

– Прекрасно понимаю твое замешательство, – после недолгого молчания обронил Берт, – мне самому было сложно все это осознать и смириться с под…

– Ани, срочно пройди в машинное отделение. Всему незанятому экипажу – вернуться в свои каюты до дальнейших распоряжений.

– Ладно, мальчики, я побежала. Красавчик, – она подмигнула мне, – увидимся потом в столовой и только попробуй не явиться.

– Смотрю, она на тебя запала и решила взять в оборот, – подмигнул мне Мерк. – Счастливчик. Баба – огонь. Правда, ни мне, ни Лерну даже не дала подступиться. Так что пользуйся случае…

– Всему незанятому экипажу срочно проследовать в свои каюты до дальнейших распоряжений! – перебил пятого голос, донесшийся из динамика, после чего по серому нутру ангара разлился рев сирены.

– Дагор, – выругался Берт, – кажется, на этот раз мы вляпались в дерьмо по уши.

Глава 3 «Неожиданный союзник?»

– Парни, давайте по каютам. Ты, – Берт ткнул пальцем в мою сторону. – Двигай за мной. У меня перекантуешься, пока ситуация не прояснится.

Я коротко кивнул и последовал за ним. Вновь узкие серые коридоры, похожие один на другой как две капли воды, снующие вокруг незнакомые люди в неприметной черной или темно-зеленой одежде, и заунывный вой сирен, густым туманом висящий в прохладном, влажном воздухе корабля.

Нужной двери мы достигли минуты через три, если не больше. Да уж, немаленькая у них посудина. Можно даже сказать, что огромная. Интересно, сколько всего человек в экипаже и где Бермут их всех набрал. Вряд ли тут находятся добровольцы, а Директорат попросту не дал бы ему увести у себя из-под носа столько людей.

Серая, отполированная до блеска дверь отъехала в сторону, обнажив нутро немаленькой, весьма неплохо обставленной комнаты. Стол со встроенной над ним огромной панелью, имитирующей окно, два больших черных кресла, койка, вмонтированная в стену, шкаф и небольшая тумбочка, над которой висел большой стеклянный прямоугольник, служащий, судя по всему, экраном.

Берт тут же юркнул внутрь и потащил меня за собой. Как только дверь за нами захлопнулась, белый холодный свет, до сих пор заливавший помещение, на мгновение потух, а потом сменился теплым оранжевым освещением. Внезапно из динамиков, скрытых где-то в стенах комнаты, раздался мелодичный женский голос: "Добро пожаловать, Берт. Как прошел день?"

– И тебе не хворать, Векс, – ответил парень. – Организуй два виски… Ты же пьешь виски? – он глянул на меня своим красным глазом, и мне не оставалось ничего другого, кроме как быстро кивнуть. – И какую-нибудь закуску. Сегодня у меня гости. Да, и включи, пожалуйста, вид на море с закатом.

Панель тут же загорелась, показав небольшой кусочек песчаного пляжа, набегающие на него волны, увенчанные оранжевыми барашками, и утопающее где-то там, за темной линией горизонта, красноватое солнце. Послышался тихий шум прибоя, изредка нарушаемый криками чаек. В каюте запахло солью и свежестью.

Берт плюхнулся в одно из кресел напротив стола, кивком указав мне на другое. Беготни и нервотрепки за сегодняшний день хватило с лихвой, так что я тут же поспешил воспользоваться приглашением.

– Да, кстати, – обратился ко мне парень, – я тебе забыл представить Векс. Это ИИ, который следит за тем, чтобы на корабле все было в порядке и экипаж ни в чем не нуждался. А еще она обеспечивает доступ к местной сети и хранилищу данных. Мы его пополняем новостями, музыкой, книгами, фильмами и даже играми, чтоб экипажу было чем заняться во время досуга. Удаленное общение тоже осуществляется через нее. В общем, категорически рекомендую. Она в ближайшее время сама кинет тебе запрос на аутентификацию.

– Удобно. И где Бермут откопал такое богатство?

– О, это очень любопытная история. Десять лет назад дело было. Ты, наверное, слышал, как флагманский корабль директората тогда пропал?

– Да, вроде в новостях рассказывали, что его отправили в какую-то экспедицию, а потом потеряли с ним связь.

– Трындели, как обычно. – Парень откинулся на спинку кресла. – На самом деле все было не так. Бермут тогда стал одним из первых, кого Директорат решил убрать как отработанный материал. Получил ранение в первой войне с Братством, ушел в отставку. Семьи нет, никто не хватится… Ну, а дальше сам понимаешь. Вот только наш капитан оказался не так-то прост. Собрал небольшую горстку таких же отбросов, подобрался к верфи, на которой строилась наша посудина, и, ты не поверишь, но Ани умудрилась ее хакнуть. Да, она уже тогда с Бермутом работала. Дальше они пустили по вентиляции нервно-паралитический газ и поднялись на борт и угнали корабль прямо с верфи. Думаю, теперь ты понимаешь, почему в новостях тогда рассказывали всякие байки. Власти жиденько обосрались и пытались хоть как-то скрыть свой позор. Ну, а после мы потихоньку воровали у Директората все, чего на корабле не хватало, и Ани колдовала над этой посудиной, пока Бермут не набрал команду профессиональных механиков.

Занятная байка. Вот только мне слабо верится, что девчонка смогла ломануть систему безопасности подобного судна. Будь у нее такие способности, Братство бы давно оторвало ее вместе с руками и ногами к себе, наплевав даже на то, что она и близко не является чистокровной. Да и Директорат бы явно не отказался от такого таланта…

 

– Слушай, а сколько этой Ани лет вообще?

– Что, уже положил на нее глаз? Смотри, особо губу не раскатывай. Она не то что меня – Бермута в свое время отшила, хоть и знакома с ним с детства.

– Так сколько?

– Если мне не изменяет память… – задумчиво протянул парень, – то двадцать шесть или что-то около того. Бабень самое то, вот только отшивает всех подряд. Принца на белом коне ждет, что ли… Хотя ты ей вроде приглянулся, так что можешь рискнуть здоровьем.

Двадцать шесть… Это получается, что ломала она систему безопасности в шестнадцать лет. Этот тип, похоже, держит меня за последнего идиота. Или сам идиот, если думает, что я поверю во весь тот бред, которым он меня пичкает. Но лучше подыграть ему. По крайней мере пока не пойму, какого хрена тут вообще происходит.

– Определенно попробовать стоит.

– Ну, удачи тебе в этом, – подмигнул Берт своим красным глазом. – О, а вот и наш перекус готов.

После этих слов в центре на первый взгляд ровной монолитной столешницы выделилась не очень большая прямоугольная плита. Спустя пару секунд, она бесшумно уехала вниз, но вскоре вернулась на свое место, вытащив откуда-то из глубины стола два стакана, бутылку и тарелку с закусками.

– Пока так, – прокомментировал ситуацию парень, – увы, в каютах установлены довольно маломощные принтеры, так что нормальный обед печатался бы часа три – не меньше. Как говорится, чем богаты.

Хм, судя по тому, что он расщедрился не просто на стакан, а на целую бутылку, меня будут спаивать. Нехорошо. Очень нехорошо. Сейчас мне, как никогда, нужна трезвая голова. Но и отказываться тоже нельзя. Может что-то заподозрить. Что же делать? Есть, конечно, одна идея, но сработает ли она…

– Ну так что, будем? – Берт взял со стола стакан и выжидающе уставился на меня.

– Одну минуту, мне тут кажется запрос от этой вашей Векс пришел, – бросил я, откидываясь на спинку кресла и вызывая главное меню нейроинтерфейса.– Сейчас подключусь и будем.

Так, где же это… Биометрические параметры… Состояние носителя… Управление биологическими процессами… Кажется, оно. Ага, точно. Алкогольная детоксикация организма – «включить». По телу тут же пробежала неприятная дрожь, отозвавшаяся легким покалыванием в кончиках пальцев и непривычным напряжением во всем теле. Бррр. Хреновая штука, но уж лучше потерпеть, чем отдавать себя целиком и полностью на милость этих хитрожопых засранцев. И… Я немного замешкался, сомневаясь, стоит ли включать еще и распознавание химически опасных веществ, вроде яда или снотворного, но потом решил, что если параноить, то на всю катушку.

– Странно… У меня по ходу система глючит. Высвечивался запрос на подключение, потом эта хрень никак не могла его распознать, а теперь и вовсе все пропало, – бросил я, сделав максимально честные глаза.

– А, забей, – махнул рукой парень, – скорее всего в нее Директорат вирус запустил перед тем, как отрубить тебя от сети, или вообще прошивка слетела после того, как разорвалось соединение с беспилотником. Обратись потом к Ани. Она проверит и, если вдруг что – все тебе там подлатает.

Проглотил. Или сделал вид, что проглотил. Ладно, не важно. Все равно в его мысли сейчас залезть не могу.

– Слушай, – задумчиво протянул я, беря со стола бокал, – а что у тебя с глазом? Это некое подобие нейроинтерфейса?

– В точку, – кивнул Берт, – прошлая его версия. Увы, семь лет назад, когда мне его ставили, технологии были не столь совершенны, как сейчас. Пришлось одним глазом ради этого пожертвовать. Но это все же лучше, чем рисковать своей шкурой, собственноручно управляя С-10.

– Так ты пилот? – я приложился к стакану, и спустя пару секунд справа сверху замигал небольшой красный значок химопасности. Вот зараза! Что ты мне туда намешал?!

Я быстро открыл вкладку, и перед глазами зависла разлапистая химическая формула. Дагор, ни хрена в этом не понимаю. Знал бы, что химия пригодится, не забивал бы на нее в академии. Так, ладно, тут вроде бы есть подсказка. Ага… Обнаружено постороннее вещество. Вероятно, снотворное. Срок действия – через сорок минут. Контрмеры предположительно увеличат период бодрствования до двух часов. Предпринять?

– Эй, Алекс, ты там не уснул часом? – Берт потряс меня за плечо. Зараза, хожу по краю. Может заподозрить неладное в любой момент, если еще не спалил.

– Да, извини, – протянул я, лихорадочно пытаясь придумать отмазку. – Просто вся эта кутерьма с побегом, бой в космосе, стимулятор, который мне вколола Ани или кто там был рядом, а еще я не ел и не спал толком больше суток… В общем, меня сейчас немного трясет.

– Тогда нет ничего лучше старого доброго виски! – хлопнул он меня по плечу, демонстративно отхлебывая из своего стакана. – На втором отпустит на раз. И не стесняйся, бери закуски!

Я молча кивнул, на самом деле соглашаясь не с ним, а подтверждая принятие контрмер, схватил с тарелки небольшой соленый огурчик и отправил его в рот. По моему телу тут же пробежал довольно мощный разряд, заставивший меня судорожно впиться в подлокотники кресла и стиснуть зубы. Кончик языка прострелила острая боль. Зараза, блин, прикусил. Вот не могла эта проклятая система сработать на две-три секунды позже…

Постаравшись сделать, как можно более невозмутимое лицо, я начал жевать то, что осталось от огурца. Бррр, больно.

– Так вот, я пилот с довольно большим стажем. Служил в войсках Директората еще во время первой войны. Меня тогда сбили. Я получил перелом позвоночника и разрыв почки. Все это дело потом, конечно, заменили, но, поскольку то были уже импланты, мне пришлось подать в отставку. А потом меня спас от покушения Бермут. С тех пор с ним и таскаюсь.

Интересно, это правда или он сейчас на ходу придумал. По сути ведь… Если уж Директорат решил избавляться от таких, как я, то на хрена устраивать шумные покушения, марать свою репутацию, сочинять потом легенды для журналистов, когда можно было по-тихому устроить нам инфаркт или передозировку какими-нибудь препаратами прямо в госпитале? Не смогли вытащить, знал на что шел, врачебная ошибка, сделали все, что было в наших силах – да мало ли какое оправдание этому дерьму можно придумать. А если уж вознамерились убить ради экономии, то на хрена нам было вживлять дорогущий нейроинтерфейс, который сейчас можно встретить лишь у жителей столичной планеты, да и то – далеко не у всех?

– А ты-то сам вообще как служил и вылетел? – отхлебнув из своего стакана, уставился на меня Берт.

– Да по сути так же, как и ты – бросил я, хватая с тарелки кусочек копченого мяса. – С той только разницей, что торчал в космопехоте и в отставку попал не в первую, а во вторую войну. Потом покушение, побег, и вот я тут.

– Тебе откровенно повезло, – парень подлил себе и мне еще виски, – вытащили мы тебя буквально в последний момент. А вот нам в этот раз не улыбнулась удача. Спасти получилось только четверых, включая тебя. Потом Директорат нас вычислил, и случилось то, что случилось. Эх, а ведь сколько там осталось еще таких же как мы. Осталось и погибло! – Берт стукнул кулаком по столу. То ли у меня разыгралось воображение, то ли он действительно это сделал показушно-наигранно.

– А на хрена ж вы садились такой здоровой дурой на планету? – удивленно поднял бровь я. – Сколько он метров в длину? Тысячу? Две? Присутствие такого корабля не скроешь даже от невооруженного глаза. Не то что от радаров и прочих систем слежения Директората. Я, если честно, удивлен, что местная система защиты не размазала вас еще на подлете.

– У нас тут имеется маскирующее поле, – задумчиво протянул Берт, – которое меняет внешний вид корабля. Это одна из новейших разработок Братства, о которой Директорат, скорее всего, еще даже не в курсе. Мы позаимствовали, а если говорить более простым языком, то попросту сперли ее у этих долбаных фанатиков. Потом добыли регистрационные коды судна торгово-транспортного флота и уже с этим комплектом наведались на Деймон. Не знаю точно, как нас вычислили, но определенно могу сказать, почему местная оборона не размазала нас, когда мы оттуда драпали.

– Почему?

– А сам подумай, – парень прикрыл здоровый глаз и потянулся. – Им выпала такая шикарная возможность вернуть свой флагманский корабль, в который они вбухали немерено бабла и ресурсов. И, чтобы это сделать, им достаточно было только одного – не дать нам прыгнуть. Согласись, одно дело – отремонтировать кораблю двигатель или заменить энергоячейки, а совсем другое – собирать его обратно по кускам. Вроде как есть и еще варианты, но я в этом не спец. Если захочешь технических подробностей, обратись потом к Ани. Думаю, она с огромным удовольствием прочтет тебе лекцию на эту тему.

– Слушай, боюсь завалить тебя вопросами, но… – бросил я, хватая новый огурчик с тарелки.

– Да валяй, спрашивай, – расплывшись в довольной улыбке, лениво бросил парень, – Все равно пока сидим тут, как сычи в клетке.

– Ты сказал, что вы вытащили четверых. Все явно с такими же нейроинтерфейсами, как и у меня. Однако объяснял, как летать ты персонально мне. Почему? Когда успели научиться остальные?

– Мы были на Деймоне три дня, – Берт отлепился от спинки своего кресла и подлил нам обоим еще виски. – Остальных спасли раньше. Один оказался пилотом, а двое других успели потренироваться на симуляторе. Я, кстати, говорил, что ты на удивление неплохо проявил себя в этом бою? – парень с размаху хлопнул меня по плечу. – Или не говорил? Ну так это… Еще раз скажу! Будем! – он залпом осушил свой стакан.

Его явно развозило… Или он очень старательно пытался это показать. Но кому? Мне? Зачем? Все это очень странно.

– Будем, – я приложился к своему. – Ну так и сколько нас сейчас всего собралось на этой посудине.

– Вместе… Вместе с… Вами четырьмя, – вяло промямлил парень, закидывая себе в рот кусочек помидора. – Ну… Сча… Тристасоро… Не… Это было до вас… Триста пятьдесят два…

Хмм, но при этом с нейроинтерфейсами только те два или три десятка человек из ангара. А остальные то…

– А как тут люди между собой общаются и с Векс работают вообще? Такая приблуда, как у меня, явно ведь есть далеко не у всех.

– Минуту, – Берт полез во внутренний карман своей куртки и извлек оттуда прозрачную пластинку, размером где-то с кисть руки. – Вот, – сделав максимально важный вид, сказал он. – Чудо… значит, техники. Мы где то два… А нет, три года назад разграбили целый корабль с такими игрушками. У нас их теперь… Это… Завались. Во! Смотри, как работает, – пластинка в его руках засветилась, превратившись в экран, и пилот, сосредоточенно елозя по ней пальцем, начал перебирать какое-то меню. – Сча, минуту. О! Смотри! – он с самодовольным видом ткнул на один из пунктов.

Панель, висящая над тумбочкой, засветилась, а потом на ней начало проигрываться видео, от которого лицо Первого удивленно, а затем и вовсе немного испуганно вытянулось, а здоровый глаз начал лихорадочно метаться между панелью и экраном в руке. А комнату наполнили женские стоны.

– Бляяя… – протянул он, ошалело уставившись на меня. – Ты ничего не видел. Так… Надо это выключить, ну же… – пилот принялся что-то лихорадочно тыкать на своем устройстве, но стоны от этого стали только громче. Если двери кают не герметичны, то наверняка эту вакханалию можно услышать и в коридоре.

– Зараза, сука, говно, выключайся! – ругался Берт, продолжая лихорадочно тыкать по пунктам меню. В результате своих манипуляций он вывел изображение еще и на "окно". Парень озлобленно стукнул пластинкой об стол и на несколько секунд закрыл глаза.

– Векс, отключи это! – наконец выдал Первый, а затем комнату заполнила звенящая от напряжения тишина.

– Кхм, да уж… Это… Неловко, однако, вышло, – замявшись, пробурчал он, налил себе полный стакан и залпом осушил его, – ну, вощим… Как-то вот так оно и происходит. Тебе, с твоим-то прибором, эта хрень, – Берт стукнул кулаком по пластинке, которая к тому времени уже успела погаснуть, – без надобности. А другие вот… Так и живут.

Мы снова замолчали, уставившись на волны, мерно набегающие на заливаемый мягким оранжевым светом песок. Немного так посидев, я было хотел взять еще закуски со столика, но внезапно почувствовал, как кто-то тянет меня за рукав, вкладывая в ладонь холодный и довольно увесистый предмет. Я обернулся к Берту. Парень смотрел на меня ясным, холодным взглядом, как будто не было ни пьяного дебоша, ни половины бутылки, которую мы с ним только что распили. Смотрел и настойчиво пихал мне в руку ту самую пластинку.

Я принял ее, машинально запихнув в рукав куртки, и лицо Первого вновь расплылось в довольной улыбке, а взгляд приобрел прежнюю маслянистость. Он схватил бутылку со стола, прогорланил: "Ну, за космопеха, ставшего сегодня лучшим пилотом в галактике!", опрокинул остатки ее содержимого в себя, упал на спинку кресла, и практически сразу тихий шум прибоя утонул в громогласном храпе, заполнившем собой всю каюту.

 

Я уселся поудобней, уставился на закат и уже было собирался заняться ожиданием того, что будет дальше, но тут дверь в каюту открылась, и за спиной раздался голос Бермута.

– Так… Девочек я тут вроде не вижу. Ну, голубки, признавайтесь, кто из вас тут так томно стонал, что аж на весь коридор было слышно?

Берт пробурчал что-то нечленораздельное, повернулся набок и захрапел еще громче. Мне на мгновение показалось, что делает он это как будто специально, только до меня пока еще не дошло – зачем. Вряд ли по-настоящему спящий человек храпел бы настолько громко и неестественно.

Я повернулся к Бермуту и, постаравшись напустить на себя максимально умный и загадочный вид, выдал: «Бхсвщм?»

– Тю… Да вы никак оба в хламину ужрались, – капитан самодовольно ухмыльнулся, а мне так и захотелось встать и сказать ему: «А вот хрен тебе поперек хитрой одноглазой морды». Но еще рано. Не стоит раскрывать себя, пока не разберусь, что тут вообще происходит.

– Во время боевой тревоги. Вот долбоебы, честное слово. Ладно, – одноглазый, зашел в комнату и попытался вытащить меня из кресла, – сейчас дотащу тебя до твоей каюты – там отоспишься.

Я немного подыграл капитану и, изображая из себя в зюзю пьяного, повис на нем, словно мешок с дерьмом. «Бдзвщм, защм пщить, нащить а щщем щее рац нащщить!» – философские изречения сами собой сыпались из моего рта. Берт под них стал храпеть еще громче. Аж уши начало закладывать. Такое ощущение, что где-то в комнате включился многократный усилитель звука.

– Ладно, пойдем отсюда, – Бермут поволок меня к выходу, – а то ты сейчас отключишься и придется мне положить тебя в коридоре.

– Бдхфщм, – выдал я, изображая перебирание ногами по полу.

– Да, да, рад за тебя, – кряхтя, выдавил из себя одноглазый, перетаскивая меня через порог каюты.

Дверь за нашей спиной тут же закрылась, и… Храп полностью прекратился. В коридоре стояла абсолютная тишина. Даже намека на то, что сейчас происходило в каюте, не было слышно. Значит тут полная звукоизоляция. Но Бермут точно знал, что у нас там внутри раздавались стоны. Прослушка? Похоже на то. Да и перед тем, как зайти, этот хрен дождался, пока Берт уснет. Но уснул ли он? Или устроил весь этот цирк с панелью, а потом показушно храпел лишь ради того, чтоб показать мне наличие «лишних ушей» в каюте? Но при этом – он же меня и спаивал отравленным виски. Так друг или враг? А, Дагор, все равно пока никому тут доверять не могу.

– Ну, вот мы и пришли, – Бермут прислонил меня рядом с открытой дверью одной из кают, – Дальше, надеюсь, ты уже сам доползешь. А мне пора на мостик.

– Бррмщм?! – натужно выдавил из себя я, смерив капитана стеклянным взглядом.

– Да-да, и тебе доброй ночи, – бросил он и быстрой походкой пошел дальше по коридору.

Этот точно схавал. Эх, надо было мне идти не в армию, а на курсы актерского мастерства. Катался бы сейчас по всему Директорату, зарабатывал миллионы, а не выеживался перед этой хитрожопой сволочью. Так, ладно, раз у них тут есть звуковая прослушка, то не факт, что нет и видеонаблюдения. Потому надо вести себя максимально естественно.

Я отлепился от косяка и заплетающейся походкой поплелся к кровати, попутно оценивая окружающую меня обстановку. Каюта ничем не отличалась от той, в которой пьянствовали мы с Бертом. Разве что личных вещей тут не хватало. Прослушку тут можно было засунуть куда угодно: хоть в панель над тумбочкой, хоть в «окно», хоть в небольшие отверстия в потолке, служившие, судя по всему, вентиляцией. Да даже, блин, в койку могли таких жучков напихать. А вот с видеофиксацией сложнее. Никаких мест, где могли бы быть установлены скрытые камеры, за исключением панелей и тех же дыр в потолке, я так и не заметил. Значит, если лечь на кровать и повернуться носом к стене, то, скорее всего, никто не увидит, чем я там занят. Надо бы еще и свернуться калачиком на тот случай, если у них стоят тепловые сканеры. Так и сделаем.

С горем пополам дотащившись до койки, я рухнул на нее словно бревно, повернулся лицом к стене и достал из рукава ту самую прозрачную пластинку, которую сунул мне Берт. Ну что ж, дружок, пора узнать, для чего ты устроил весь этот цирк с конями и хуями. Что ты мне хотел сказать такого важного и секретного, раз так шифровался…

Пластинку удалось включить практически сразу. Нужно было лишь сжать ее пальцами с двух сторон и пару секунд подержать. Экран загорелся, и на нем высветилась какая-то запись, помеченная молнией. Надо полагать, оно самое. Я ткнул по иконке и принялся вглядываться в буквы, всплывшие на гладкой поверхности, отдаленно напоминающей стекло.

«Не верь никому. Особенно Бермуту. Смотри, запоминай, анализируй, записывай. Если остались какие-то данные, которые тебе удалось собрать и сохранить во время твоего побега, сбрось их на это устройство прямо сейчас. И подключись к Векс, чтобы не вызывать у них подозрений. К утру память в твоем интерфейсе будет стерта. Это сообщение тоже сотри, а планшет с данными спрячь как можно надежней. Я свяжусь с тобой снова, как только появится такая возможность. Помни: тут каждая стена имеет уши.

Первый.»


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Книги этой серии:
Поделится: