Название книги:

Тени Деймона: Шаг в неизвестность. Том 1

Автор:
Мстислав Константинович Коган
Тени Деймона: Шаг в неизвестность. Том 1

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

– Да где ж этих штабных носит? – орал над ухом лейтенант, – Буров! Капрал, твою налево. Бери взвод и разворачивай турель у северного прохода! Керский, ты со своими парнями…

Грохот разорвавшейся реактивной гранаты глухой волной раскатился по ущелью. Густой град каменной крошки застучал по броне экзоскафандра. Запахло горелой плотью. Перед большими, плоскими валунами, служившими нам укрытием, осталась лежать закованная в обуглившуюся броню оторванная рука. Зацепили одного из наших.

– Суки! – выругался лейтенант, поудобнее перехватывая винтовку и вжимаясь в скалу, – Решили сначала проутюжить местность минометами, а потом уже пойти в атаку. Твою дивизию, Керский! Шевелись! Турель! Западный проход! Пошёл!

Обстрел прекратился. В воздухе на несколько мгновений повисла пропитанная гарью, кровью и металлом, гнетущая тишина. Все знали, что за ней последует. И все были к этому готовы.

– Парни, эти уроды сейчас полезут на штурм, – процедил сквозь зубы лейтенант, – Подпускаем поближе и херачим по ним из всего, что у нас есть. Игл и гранат не жалеть. Готовы? – он отцепил от пояса небольшого дрона-наблюдателя и подбросил его вверх. Камера провисела над его головой ровно секунду. Затем раздался хлопок, скрежет разрываемого металла, и ее обломки упали нам под ноги. Иглы, пролетевшие мимо цели, выбили облачка каменной крошки из серой стены каньона. Совсем близко уже подобрались. Уроды.

– Давайте! Сейчас! – дал отмашку командир, и в этот же момент загудели десятки стволов.

Вскакиваю из-за укрытия. Дерьмо, нихрена не видно этой из-за пыли. Секунда. С сухим щелчком включается сканер энергетических возмущений, который тут же выхватывает где-то впереди по ущелью несколько небольших фигурок. Даю короткую очередь по одной из них и прижимаюсь к скале. Вспышки взрывов окутывают врага и рвут его на куски. Сквозь толстое забрало шлема слышу напористый нарастающий грохот. Ущелье в превращается в огненный ад. Заработала турель. Вовремя.

– Янковски, где, мать твою, тебя носит? – раздается в ушах голос лейтенанта, – Ты нужен нам у западного прохода сейчас! Живо!

Отрываюсь от скалы. Бегу. Вдох-выдох, вдох-выдох. Ствол крупнокалиберной турели грохочет прямо над головой. Где-то на другом конце каньона рвутся снаряды, поднимая в воздух облака каменной крошки. Орут раненные бойцы. Свистят иглы, высекая снопы искр из массивного корпуса броневика. Не останавливаться. Остановился – умер.

– Эти уёбки вызвали авиацию! Сейчас тут всех накроет! – вновь орет внутренняя связь. Орет, ровно за миг до того, как всё ущелье превращается в один пылающий огнём и пышущий жаром ад. Первые бомбы падают далековато от наших позиций. Есть секунда, максимум две. Рывок к стене. Что за…

Бомба угодила прямо в турель за моей спиной. Грохот, яркая вспышка света, нестерпимый жар огня, который ощущается даже сквозь экзоскафандр, тугая волна воздуха подхватывающая меня под локти и с огромной силой толкающая на камни скалы.

Сдетонировал боезапас – такова была последняя мысль, молнией проскочившая в моей голове. Удар о громадную серую глыбу, натужный стон экзоскелета, перемежающийся с металлическим скрежетом брони по камню, треск стекла визора. Темнота…

***

– Товарищ генерал, мы потеряли контакт Пустынника! – хмуро отрапортовал адъютант, остановившись на входе в зал с интерактивной тактической картой.

– Дагор, не до них сейчас! – рявкнул командир – высокий, широкоплечий мужчина с серебристой проседью в коротко стриженных волосах. – У нас тут полномасштабное наступление по всей линии фронта! Хеймдрам бросил в атаку всё, что у них было. Даже два тяжёлых крейсера подтянули.

– Товари… – раздался было голос из динамиков внутренней связи, но старый вояка оборвал говорившего на полуслове.

– Что у тебя? Быстро!

– Потеряли связь со взводом Орла в квадрате Б-6. Судя по данным нашей разведки, его только что накрыла орбитальная бомбардировка.

– Выведи этот квадрат на карту. Живее!

– Готово.

На чёрной матовой поверхности плоской круглой подставки, расположившейся посреди командной рубки, начали появляться маленькие багровые отблески. Несколько мгновений они лишь слабо поблёскивали, но потом взметнулись вверх тонкими нитями, переплетаясь в причудливый узор. Секунда, другая, третья – и вот перед генералом на столе уже расцвёл алыми красками огромный гриб взрыва, поглотивший почти весь ландшафт под собой. Ни укреплений, ни сигнатур выживших видно не было.

– Да чтоб меня. Эти психи отработали водородной бомбой по какому-то аванпосту… Выжгли целый квадрат. Адъютант! Поднимайте звенья два, девять, двенадцать и шесть. Пусть разберутся с этим куском металла на орбите, пока он и нас не накрыл. Что с мех-дивизией в квадрате Б-11?

– Под сильным обстрелом, собираются отходить! Потеряли больше трети личного состава! – отрапортовал офицер.

– Зараза, у нас сейчас не фронт, а один сплошной прорыв. Пусть закрепятся на местности и ждут подкрепления! Направь к ним отряд Кабана и 11-е звено. Выведи их позицию на карту.

Грибок, до сих пор нависавший своей оранжево-красной шляпкой над матово-черной поверхностью стола, померк. Мгновение – и вот перед генералом развернулась широкая панорама скалистой равнины, усыпанная белыми светящимися точками. Они вяло шевелились, медленно, но верно рассредоточиваясь по периметру плато. Крупные, мелкие – все точки были вперемешку, да и выстроились как попало. На организацию оборонительной линии с огневыми точками и заградительным минометным огнем времени не было. Хеймдрам уже разобрался с теми, кто не успел выбраться из ущелья, и теперь медленно, но уверенно продвигался вперед. Еще несколько минут и завяжется огневой контакт. Хорошо, хоть они не подтащили сюда дальнобойные орудия.

Несколько особо заметных точек, по форме своей больше напоминавшие светящиеся треугольники, сгрудились в центре. Артиллерия. На нее вся надежда. Если возьмет на себя тяжелую технику, парни могут отбросить врага назад.

Генерал навис над картой, пытаясь выловить слабые места в обороне своих бойцов. Он насчитал их уже больше десятка, когда на экране появились первые красные точки. Они двигались небольшими группками и постепенно окружали закрепившиеся на плато войска. Те, судя по вспышкам и всполохам на карте, начали огрызаться, но пока их стрельба не приносила практически никакого эффекта. Минута, пять, двадцать – и вот вся дивизия попала в практически полное окружение.

Даже невооружённым глазом было видно, что силы противника значительно превосходят защитников. Оставалось только надеяться на более выгодную позицию последних, да отряд Кабана. На 11-е звено генерал особо не рассчитывал. Прилетят, отбомбятся, уничтожив пару сотен вражеских дронорв, да несколько гравитанков. Так ведь эти уроды напечатали их не меньше нескольких тысяч. И еще столько же наклепают к завтрашнему вечеру.

Тем временем красные точки перегруппировались и пошли в наступление. Поначалу казалось, что они решили сосредоточить свою атаку на северо-западном краю плато, лишь изредка постреливая с других направлений, но как только на тот фланг стянулись значительные силы дивизии, дабы отразить удар, наступление пошло с противоположной стороны. Несколько минут ожесточённого боя – и вот уже в изрядном поредевшем строю белых точек образовалась брешь. Пока что она была небольшая, но расширялась с каждым мгновением. Заработала артиллерия. Мощным огнём она накрыла почти всю площадь прорыва, едва не зацепив при этом, своих бойцов. Брешь кое-как затянулась, но тут же пошёл прорыв с юго-западного направления. Проверяют на зуб оборону. Растягивают и без того небольшие силы. З-заразы…

– Адъютант, что у нас с отрядом Кабана?

– Увязли под огнём противника – не могут пробиться. Слишком сильное сопротивление в районе западного каньона. Запрашивают поддержку с воздуха.

– Отправь им звенья один и три. Пусть отутюжат этих уродов как следует.

– Слушаюсь.

Внезапно красные точки прекратили наседать на изрядно поредевший строй директората и начали беспорядочно отходить. Отступают? Сейчас? Когда оборона в нескольких местах уже почти рухнула под их натиском? Зачем? Ну не-е-ет, только не это.

– Адъютант, у нас есть в Б-11 или поблизости перехватчики?

– Никак нет. Ближайшая эскадрилья сейчас в квадрате С-8. Направить их к мех-дивизии?

– Да, Дагор бы меня сожрал. Надеюсь, эти парни успею…

Галокарта озарилась яркой вспышкой яркого, практически нестерпимого света, которая в мгновение ока стёрла с нее всю проекцию боя. Ни пехоты, ни броневиков, ни артиллерии больше не было видно.

– На квадрат Б-11 была сброшена ЕМП бомба, – раздалось из динамика на приборной панели. – Мы потеряли связь с мех-дивизией.

– Вызовите группу Кабана. Прикажите им отходить. Перехватчики пусть возвращаются на базу и ждут дальнейших распоряжений!

– Товарищ генрал.

– Да, что ещё? – перебил вояка. Нервы его были натянуты до предела. Решался исход битвы за Беониус, и решался он не в пользу Директората.

– Группа Кабана не отвечает. Молчат передатчики всего отряда. Судя по данным наших сканеров, всё ущелье уже под контролем сил Хеймдрама.

– Отправь туда два звена. Пусть выжгут там всё к херам и завалят проходы. Это задержит братство на какое-то время и даст нам организовать оборону.

– Генерал, на связь вышла группа Волка. Запрашивают поддержку с воздуха.

– Скажи, чтоб отошли к "Логову-4" и закрепились там. Поддержки не будет. Что по остальным группами?

– "Дельта" и "Гамма" увязли в бою по разные стороны каньона. Пока держатся. Но если натиск в ближайшее время не ослабнет, их просто сметут.

– Выведи проекцию.

– Одну минуту.

Померкшая было катра вновь озарилась яркой вспышкой света, который, правда, тут же потускнел, проявив очертания большого ущелья, по обеим сторонам которого сновали немногочисленные белые точки.

Прямо на их порядки двигались хоть и разрозненные, но многочисленные группки красных точек а вот внизу… Внизу, судя по показаниям датчиков, продвигалась вперёд целая колонна тяжелой вражеской техники. Сейчас они выйдут из позади обороняющихся частей и…

 

– Прикажи группам отступать к "Логовам" 2 и 4. Пусть, по возможности, подорвут головную технику противника, которая в каньоне. Это их задержит на время, а там уже и наши птички долетят. Что с группой Вескеля?

– Они уже отошли к "Логову-1" и готовятся к обороне.

– Свяжись со всеми базами – пусть переводят Марков (Турель «МК-12», а сокращённо – Марк), в режим противовоздушной обороны. Не хватало ещё, чтоб братство снова скинуло на них такой подарочек, какой оно применило против мех-дивизии. Ничего, мы ещё удержим этот фронт!

На мгновение в командном центре повисло молчание, нарушаемое лишь топотом ботинок офицеров, бегущих по коридору, писком аппаратуры да глухие отзвуки далеких взрывов. В нескольких километрах отсюда вовсю кипел бой. Гибли люди, крошился камень, горели плоть и металл. Гибли, за стратегический узел, за небольшую точку на карте сектора, которая могла перевернуть ход всей войны. Гибли, чтобы могли жить другие.

– Товарищ генерал, звенья два, девять, двенадцать и шесть пропали с радаров и перестали выходить на связь. Крейсер не сбит.

В комнате вновь повисла абсолютная тишина, изредка нарушаемая лишь шипением выстрелов на интерактивной карте. Лицо генерала побледнело. Взгляд его бесцельно и бессмысленно блуждал по стенам командной рубки. Он никак не мог осознать и принять произошедшее. И не знал, что делать дальше.

– Поднимайте все оставшиеся эскадрильи и отправляйте на перехват этому куску металла. Свяжитесь с нашим флотом на Деймоне, пусть, Дагор меня сожри, тащат свои ленивые задницы сюда, пока мы тут весь фронт не похерили! – рык старого вояки, больше напоминавший сейчас рёв раненного медведя, раскатился по комнате – Активируйте программу «Зверь». Всем войскам, которые не вступили в бой отходить к «Логовам». Повторяю – отходить к «Логовам» и закрепиться там! Мы потеряли сектор, но чтоб я сдох, если мы отдадим этим ублюдкам всю планету!

А в следующую секунду протяжный вой сирены разлился по узким коридорам штаба.

"Внимание, внимание! Эвакуация всего персонала. Всем срочно покинуть квадрат!" – голос отдающий металлом прорвался сквозь гул тревоги, топот ботинок нескольких офицеров, пробежавших по коридору и грохот далеких взрывов.

– Адьютант! Какого Дагора тут вообще происходит?! – поинтересовался командир, все еще неотрывно смотревший на интерактивную карту.

– Товарищ генерал, к нам движется крейсер братства. Расчётное время выхода на позицию для орбитальной бомбардировки – тридцать минут. Рекомендую…

– Через десять минут мне нужен челнок, переоборудованный под передвижной штаб, – коротко бросил генерал. -Вопросы?

– Никак нет.

–Выполнять!

– Так точно, – выпалил побледневший адъютант.

– Давай, пошел! Так, парни, – сказал генерал, обращаясь к своим телохранителям, которые околачивались у входа в комнату, – давайте за мной. Мы уходим…

***

Над скалистой безжизненной пустошью медленно поднималась ярко-красная громада далёкой звезды, заливая её своим мягким светом. Серые силуэты валунов перемежались с закопченными остовами машин, выпустившими в оранжевое небо свои чёрные дымные щупальца. На горизонте вздымалась исполинская стальная туша подбитого крейсера.

Наступление братства закончилось полным провалом. Звенья, которые поднял генерал на уничтожение вражеского крейсера, выполнили свою задачу и, как только его огромное стальное, развороченное в нескольких местах брюхо показалось в верхних слоях атмосферы, стали отступать. Артиллерия, которую к тому моменту развернули в «Логовах» превратила отход в беспорядочное бегство. Сектор остался в руках Деймонского директората.

– Лейтенант, лейтенант, как слышите меня, приём?

– Слышу вас хорошо, штаб.

– Докладывайте, что там у вас.

– Продвигаемся по ущелью к позиции Пустынника. Форм жизни никаких не обнаружено. Товарищ генерал, невозможно было уцелеть в этом аду.

– Лейтенант, вас не спрашивают можно или нельзя. У вас есть приказ – вывезти раненых, если таковые остались. И своих, и тех, кто из Хеймдрама. Выполняйте!

– Так точно! – выдавил из себя боец. – Чёрт, будь моя воля, я б оставил этих братьев тут подыхать. Сколько они сегодня наших положили… Эти уроды не заслуживают ничего, кроме долгой и мучительной смерти, – добавил он, переключившись на внутреннюю связь.

– Товарищ лейтенант, сканер жизненных форм что-то засёк.

– Быть такого не может, капрал. Включи передачу. Сам посмотрю.

– Будет сделано!

Мгновение – и на стекле визора лейтенанта появилась трёхмерная картинка местности. Каньон, тонкой лентой старого шрама надвое рассекающий скалистую равнину, чёрные дымящиеся прямоугольники вражеской техники на юго-западе, россыпь небольших зелёных точек, обозначающих бойцов отряда.

– Капрал, какого хрена? Где ваши жизненные формы? – возмутился лейтенант. – Опя… Что за нахрен?!

На экране визора мигнули две тусклые синие точки. Судя по трехмерной карте, они располагались чуть дальше по каньону. Но там была лишь груда серых, безжизненных валунов.

– Эй, Корбуч, проверь уровень сигнала. У меня, кажется, визор барахлит.

– Товарищ лейтенант, приём нормальный. Даже отличный.

– Отставить! Оружие в боевой режим, рассредоточиться! Если это очередные фокусы братства, мы должны быть готовы. Корбуч, разворачивай Марка.

– Есть! – отрапортовал солдат, переводя бронетранспортёр в режим турели. Загудели сервомоторы. Массивные колеса машины, скребя по грунту чуть разъехались в стороны и со скрежетом вгрызлись в неподатливую почву.

– Приём, приём. "Штаб", это "Красный орёл", как слышите нас? – бросил лейтенант, не отводя взгляда от подозрительной груды камней. Обманка братства? Прощальный подарочек, оставленный победителям. Заложили под камни две ложных сигнатуры и напихали мин или радиовзрывчатки? Ну не мог же и вправду кто-то из наших выжить в этой бойне.

– Видим и слышим вас хорошо, парни. Докладывайте!

– У нас тут два сигнала прямо по курсу, метрах в трёхстах, – ответил командир группы, приказывая своим бойцам занять позиции. Погибших в сражении и так было слишком много. Не стоило гробить еще нескольких парней из-за каких-то подозрительных сигналов.

– Так точно, видим их. Оставайтесь на месте! Вчера у нас был взлом систем связи и взаимодействия, так что это может быть враг. Как поняли меня? Подтвердите!

– Вас понял, штаб! Оборону заняли, ждём подтверждения данных!

Спустя мгновение над каньоном промелькнула едва заметная тень. Авиасканер. Сейчас у штаба будет картинка, и они уже точно скажут, какого хрена вообще происходит.

– Всё в порядке, парни. Авиаразведка ничего не обнаружила. Энергетических сигнатур нет. Спутники тоже молчат, так что проверяйте дорогу на наличие мин и двигайте свои задницы к сигналу.

– Понял вас, штаб, конец связи. Корбуч, сворачивай эту дуру в походный режим и выпускай дронов!

– Так точно! – ответил техник, после чего на несколько мгновений замер, проводя на своём визоре лишь ему одному видимые манипуляции.

Внезапно массивная стальная туша боевого гиганта пришла в движение. Механические захваты вырвали слежавшийся гравий из истерзанного вчерашним боем дна каньона и медленно, казалось даже вальяжно, убрались внутрь стального зверя. Огромное, с виду неповоротливое, но очень мощное и скорострельное орудие плавно утонуло в корпусе, оставив наверху лишь три небольшие автоматические турели. На мгновение наступила тишина, нарушаемая лишь едва слышным дыханием бойцов, раздававшимся в динамиках внутренней связи. Мгновение… А затем от стального туловища боевой машины отделились три небольших стреловидных дрона и неторопливо поплыли вперёд, ощупывая своими сканерами безжизненную поверхность каньона.

– Мернак, Зельский – за ними, – скомандовал лейтенант, – остальные – стоять на месте. Визоры в тепловой режим, связь со спутником отключить. Корбуч, врубай связь через Марка и дай нам картинку.

– Понял вас, – техник был, как всегда, немногословен.

Из монолитного корпуса Марка выдвинулся небольшой прямоугольник, медленно развернувшийся в небольшую тарелку, смотрящую в небо.

– Мать честная… – пробормотал лейтенант по внутренней связи, когда двое бойцов, раскачали один из валунов и с видимым усилием спихнули его в стороону, – Корбуч, быстро давай нам две медкапсулы! У нас тут живые!

Глава 1 «Побег с планеты»

– Всех пассажиров рейса "Деймон" – "Сарас-12" убедительно просим пройти в зал номер десять, – мелодичный женский голос чуть приглушил тихую музыку, льющуюся из вживленного в ухо микронаушника. – Отправление через пятнадцать минут. Если вы желаете задержаться – убедительная просьба изменить дату поездки в индивидуальном регистрационном чипе. В противном случае вы не сможете попасть на следующий челнок. Спасибо.

Вокруг начали сновать люди. Кто-то пошел к небольшим углублениям в стенах зала, где посредством вакуумных труб вещи доставлялись прямо в трюм челнока, другие встали на транспортную дорожку и неторопливо поехали в сторону зала отправки, а третьи, закрыв глаза, начали сосредоточенно копаться в настройках своих электронных паспортов, выбирая более удобное время отлета. Закричал проснувшийся младенец, но его мать тут же накрыла покачивающуюся в воздухе люльку звуконепроницаемым полем, пахнуло духами, почему-то отдаленно напомнившими мне запах сирени с легкой примесью крыжовника, тихо зашелестел автомат, печатавший очередной завтрак. Я был почти дома.

Три недели мое сознание держали в состоянии стазиса, пока робот-хирург вживлял мне искусственные позвонки и наращивал нервные ткани взамен утраченных. А потом меня отправили в почетное увольнение, списав в запас. Выкинули, проще говоря. Мда. После того как я семь лет на них угробил. Прошел три кампании против Хеймдрама. Сказали: мол, с искусственными имплантами, от работоспособности которых зависит жизнь, я буду представлять легкую мишень для электромагнитного оружия этих уродов и могу в самый неподходящий момент подвести отряд. Впрочем, оно верно конечно. Если спина откажет в самый неподходящий момент, то подставлю под пули я всех, да и задание сорвать могу. Что ж, остается только учиться. Учиться жить, как нормальный среднестатистический человек.

– Алекс Янковски, – раздавшийся практически над ухом голос, оторвал меня от мрачных мыслей. – Ваш багаж, – рядом со мной висел большой черный куб, на матовой грани которого светилась дружелюбная рожица. – Желаете получить его сейчас, или доставить сразу к вам на дом?

Я махнул перед ним ладонью, в которую был встроен микрочип, отображающий данные моего личного счета, и молча кивнул. Военная пенсия позволяла мне очень многое, хоть и в определенных рамках. Этой самой пенсией военные комиссариаты завлекают к себе новобранцев. Ну конечно, а кто откажется отпахав на свое же государство пять-шесть лет, потом около сотни сидеть на его шее. Впрочем, судя по тому, что им до сих пор нужны "пробирочники" вроде меня, желающих рисковать все равно находится немного.

– Хорошо. Рекомендуем вам воспользоваться услугами транспортной сети «Трубнет», чтобы ваша поездка до дома была быстрой и максимально комфортной.

Нет уж, спасибо. Запихивать себя в черную капсулу и лететь по вакуумной трубе… Я еще не готов почувствовать себя тем, что когда-то давно спускали в канализацию. Уж лучше по старинке: на такси с открытым верхом, ветром в лицо и стаканом прохладительного. Да, все-таки и у мирной жизни есть свои плюсы. Хоть она и до одурения скучная.

Темный куб обволок мой багаж и понес его куда-то в глубину зала, а я медленно побрел к выходу из космопорта. Больше мне тут делать нечего.

Двое солдат в серых экзоброне, сторожившие выход из космопорта, вскинули руки в приветственном салюте. Ветераны боевых действий сейчас, после того, как ученые дали людям возможность жить неограниченное время, в большом почете. Мало кто решался записываться добровольцем, ведь во время обострения отношений Директората и Хеймдрама. Его запросто могли грохнуть, считай, ни за что. А тех, кто все же переступил через страх, не столь уж важно ради чего: денег, славы или идеи, государство поддерживало всеми доступными ему способами. Насколько я знаю, на их визорах, как и на имплантах всех остальных людей, я помечен специальным значком, обозначающим мое звание, срок службы и количество боевых заданий. Бесплатное обслуживание в больницах, доступ на курортные планеты по первому требованию, развлечения на любой вкус, уважение всех окружающих и даже возможность спустя лет десять-пятнадцать вернуться в строй в виде боевого инструктора или вовсе с полным восстановлением в звании – все это обеспечивала мне выслуга. Вот только нужно ли это все?

 

Стеклянные двери бесшумно разъехались в стороны, пропуская меня на залитую мягким оранжевым светом улицу. Солнце медленно тонуло в древесных кронах, между которыми виднелись крыши низеньких двухэтажных домиков, расплескивая свои лучи на белоснежное здание космопорта и поднимающийся над ним темный силуэт пассажирского шаттла. Небо было удивительно чистым. Ни аэротакси, ни дронов, ни парящей рекламы… Да, тут многое за семь лет поменялось. Пышущий жизнью, шумный, быстрый, сверкающий тысячей огней, подпирающий небо башнями своих небоскребов город превратился в тихое, уютное местечко, больше напоминающее поселок на какой-нибудь курортной планете. Оно, впрочем, и понятно. Правительство разгружало перенаселенные правительственные миры, высылая людей в окраинные колонии. Расширяло сферы влияния и увеличивало добычу необходимых для войны ресурсов. Так что, даже жизнь тут можно считать привилегией.

Мое такси ждало в конце узкой дорожки, упирающейся в широкий пешеходный проспект, по бокам которого выстроились стройные колонны аккуратно постриженных деревьев. Обычный с виду летун, какие вовсю сновали тут семь лет назад. Даже как-то удивительно, что они еще остались. Но это и хорошо. Гораздо лучше, чем эти их новомодные вакуумные трубы.

– Желаете ли чего-нибудь выпить? – приятный женский голос прозвучал у меня прямо в ухе, когда я сел на одно из двух кресел в небольшом салоне.

– Да, – кивнул я, – виски. И откройте верх.

– Боюсь, в нашем ассортименте нет виски, но если у вас встроены вкусовые импланты, то вы можете придать воде подобный вкус.

Зараза, вот это могли бы и оставить. Иногда мне кажется, что весь этот прогресс идет нашей цивилизации только во вред. Но, вроде как, в госпитале меня оснастили всеми последними достижениями науки, так что проблем особых быть не должно.

– А хрен с ним, давай воду, – я махнул по привычке рукой. – И какого Дагора мы все еще тут стоим?

– Как вам будет угодно, – ко мне по воздуху проплыл черный стакан, с плескавшейся в нем прозрачной жидкостью, – не забудьте настроить свой вкус.

Мда. Еще бы мне кто-нибудь объяснил, как всей этой техникой пользоваться. Ну да ладно, надеюсь в местной сети найдутся какие-нибудь инструкции. Как-никак планета богатая, и такую роскошь, как нейроинтерфейс тут могут себе позволить многие.

Летун медленно поднялся над газоном, а затем, постепенно набирая скорость, рванул в залитое оранжевым огнем чистое небо. На мгновение у меня перехватило дух. А после… Я увидел огромную равнину, расчерченную ровными линиями проспектов, по бокам от которых ютились небольшие домики, утопающие в вездесущей зелени. Интересно, куда они дели все небоскребы и тех, кто их населял.

Немного покатав в своей черепушке эту мысль, я выбросил ее к такой-то матери и посмотрел на стакан с водой. Инструкция и вправду нашлась быстро. Правда озвучивал видеоряд, как будто какой-то подросток, который даже стабилизатором камеры пользоваться не научился, но разобраться с настройкой прибора по его подсказкам у меня получилось. Странно. Вроде бы импланты подобного типа вживляют только в организмы, у которых полностью завершился период взросления и изменения прекратились. Впрочем, у богатых людей всегда были свои причуды. Да и хрен бы с ними, лучше попробуем, чего это наши умники тут наизобретали.

Вкус оказался вполне неплох, хоть и немного отличался от настоящего, выдержанного виски. Вполне, однако, себе. Жаль, опьянеть от такого не получится. Впрочем, надо ли мне оно сейчас? Нет, не думаю. Чистый до одурения воздух и так пьянит, похлеще всякого алкоголя. Уже и забыл, когда в последний раз таким дышал. Последние семь лет моей жизни воняли металлом, потом, кровью, гарью и обугливающимся мясом. А тут пахло… Свободой? Свободой и миром.

– Вот вы и дома, – мелодичный голос вывел меня из полудремы. – Приятна ли была поездка? Наша компания будет рада, если вы оставите ей отзыв и продолжите пользоваться ее услугами.

Мать твою, ну ведь только прикрыл глаза. Зараза. Неохотно отодрав себя от мягкого, удобного кресла, я кое-как выполз из летуна и окинул взглядом свое будущее жилище. Обычный двухэтажный домик, ничем не отличающийся от своих соседей слева и справа. Белый фасад, крыша, стилизованная под красную черепицу, небольшой садик, разбитый вокруг, а на заднем дворе, может быть, даже бассейн. И все это – на центральной планете Директората. Прям райское местечко. Большинству людей остается только мечтать да молча завидовать.

Я обернулся, чтобы посмотреть, что там с такси, и поставить компании оценку за вполне приятную поездку, но летуна уже рядом не было. Только темная точка неторопливо ползла по оранжевому небосводу. Ай, ну и хрен с ним. Попозже в приложении ляпну им девять звезд. Все-таки поездка была довольно приятной, да и кампанию надо поддерживать, если в будущем я не хочу запихивать себя в капсулу и нестись по трубе. А пока надо бы отдохнуть. Нельзя сказать, что возвращение на родину было трудным, но события последних дней меня все-же изрядно вымотали. Госпитали, операции, комиссии, шум космопортов, пересадки с рейса на рейс.

Дверь дома была выполнена из какого-то странного полупрозрачного металла. Мда, далеко шагнул прогресс. Вот только надеюсь, все это дело можно будет потом настроить. Не люблю, когда с улицы кто угодно может увидеть, что у меня там происходит. Внутри обстановка была крайне скромная: шкаф для одежды, диван, столик, несколько кресел, белые стены и проходы на другой этаж да боковые комнаты. Но то было только на первый взгляд. Стоило только мне переступить через порог, как перед глазами всплыло меню со множеством настроек внутренней обстановки. Недолго думая, я натянул на стены море в лучах заката, с набегающими на песок волнами, двери с окнами поставил прозрачность на минимум и плюхнулся на диван. В ушах тут же тихо зашелестел шум прибоя.

– Желаете что-нибудь? – голос не дал мне закрыть глаза и погрузиться в полудрему. Я лениво оглядел небольшой черный куб, медленно вылетающий из соседней комнаты. Личный помощник, который будет следить за состоянием дома и приусадебной территории? Неплохо. Директорат конечно расщедрился на льготы для военных. Вот только, выгодно ли ему это вообще? Неужели все эти цацки выгоднее, чем самостоятельное выращивание людей в государственных репликационных центрах? Впрочем, наверное да. Тут новобранец приходит уже взрослым, его не надо содержать на протяжении восемнадцати лет, как нас, пробирочников. Быстрее, дешевле. Подготовка у такого набора, понятное дело, на порядок хуже нашей, но тут уж приходится выбирать между "дорого и долго" и "побыстрее и подешевле". Вроде как, срок выплаты пенсий хотели тоже сократить в половину. До пятидесяти лет. Не знаю правда, или нет, но с наших политиков такое станется. Есть среди них личности, готовые удавиться за каждую копейку. Но тут уже народ взбунтовался и не позволил. Слишком хорошо люди осознают, чем мы рисковали ради их безопасности. Ладно. Сейчас надо отдохнуть как следует, а не забивать себе голову подобными вопросами. Я заслужил, в конце-концов. Жаль, только никто бойцов моего отделения не дожил до демобилизации и военной пенсии. Все остались на той гребаной планете, которая за каким-то хреном понадобилась Директорату.

– Кусок жареной свинины в пару сантиметров толщиной, горошка и… – на секунду я замешкался, прикидывая, брать воду или все же попробовать попросить нормального алкоголя. Да не, ну нахрен. Лишний раз организм поганить – оно как-то тоже нехорошо. Тем более за новые органы или вовсе – новую тушку, если дойдет до пересадки мозга, мне придется платить уже из своего кармана, – Фруктового сока, пару стаканов.

– Хорошо. Прошу вас пять минут подождать, пока печатается ваш ужин.

Меня передернуло. Опять, блин, эта синтетика. Завтра надо будет слетать в ресторан с нормальной едой. Говорят, тут, на Деймоне, они еще остались, как диковинка для гурманов и прочих едовых извращуг. У нас то таким баловался только старший офицерский состав, и то, лишь изредка. Всем остальным оставалось только облизываться, когда случайно удавалось заглянуть внутрь командирской столовой. Мда, завтра точно начну наверстывать упущенное. А сегодня…


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Книги этой серии:
Поделится: