Название книги:

Не Смей Меня Любить

Автор:
Оксана Ильина
Не Смей Меня Любить

001

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

"Александра – мужественная, защитница" серьезно? Это про нее? Порой казалось, что ее имя насмешка судьбы, Саша даже себя не могла защитить, да и приступы явно не от великого мужества. Просто все в ее жизни наперекосяк, словно сама жизнь не её. Девушке даже не хотелось думать о будущем, она просто не видела его.

– Саша! Саша, ты слышишь меня? – откуда-то издалека донесся мужской голос, холодный, но такой знакомый. И кажется, ее трясут, с такой силой что мозги встряхнулись.

– Морозова, посмотри на меня! – произнес кто-то требовательным тоном, не терпящим неподчинения.

И Алексе захотелось подчиниться, открыть глаза и укоризненно посмотреть на того, кто хочет сделать ей сотрясение, не переставая активно трясти. Разлепила с трудом веки, но взгляд долго не фокусировался, а потом сквозь туманную пелену, пробились темно-серые глаза. Ярослав. Снова ее спаситель. Дрожащей рукой дотронулась до его щеки, чувствуя под пальцами жесткую щетину. Туман спал, но взор все равно еще не совсем четкий, провела по его мелким шрамам на коже, заглянула в глаза. Смотрит серьезно, в недоумении.

– Поцелуй меня, – выдала, сама не понимая как, наверное сознание девушки все еще во власти приступа.

В глазах Яра промелькнула растерянность и не понимание, но Саша не просит сейчас понимать ее, она хочет, чтоб он просто поцеловал.

Замер, наблюдая за ней молча, и хмуря брови, тогда Александра сама прикоснулась к его губам. Ответил не сразу, но ответом был напористый жесткий поцелуй.

Он сжимал ее тело сильно, до боли, а язык проник ей в рот и терзал, словно рыча: "как ты посмела”, или “ты пожалеешь потом". Но Алексе было все равно, она не обращала внимание, как его зубы впиваются в кожу, как треснула нижняя губа, как он атакует рот так, что не хватает воздуха. Главное, что ее тьма ушла, словно испуганный зверек забилась назад в глубину. Саша запустила пальцы в его волосы, отвечала на поцелуй, стараясь не уступать. Слабость в теле сменилась бурей адреналина, будоражащего кровь, и сладким вихрем зарождающемся внизу живота. Пальцы Ярослава врезались в ее рёбра, грубо сжав талию, еще секунда он резко отстранил девушку, опрокидывая на кровать. Александра смотрела ему в глаза, и видела, как он сжал зубы, а на скулах забегали желваки, ноздри дергались, словно парень еле сдерживал злость.

– Дура! – гаркнул Яр, и быстро вышел из дома.

Саша не моргая смотрела на дверь, захлопнувшуюся за ним. Чем она его так разозлила? Он сам не раз без повода целовал ее. Снова почувствовала сильную головную боль, она и не переставала мучить, но девушка отвлеклась от неё. Укуталась плотнее в покрывало, без его объятий ей стало очень холодной, и зазнобило сильнее.

Яр пнул ногой сугроб, не понимая, что его так разозлило. И это чувство было чуждо ему, хотелось придушить и отыметь девчонку одновременно. Он тот, кто с детства обладал отличным самоконтролем, искоренил все эмоции еще тогда на корню, а сейчас потерял на секунду власть над собой. Это было для него идиотски глупо, просто не допустимо. Из-за чего? Из-за чертовой девчонки, которую нужно было убрать уже давно. И если б не отец со своими бессмысленными планами, Яр уже бы завершил задание. К черту, он убьет Морозову сейчас, а там решит, как быть с ее отцом.

Решительно ворвался в дом, обуреваемый желанием довести дело до конца. Подошел к кровати и остановился, глядя на свернувшуюся калачиком девушку, похоже Саша спала. Напоминала сейчас беззащитного ребенка. Взял тихо подушку и сжал в руках, а в голове всплыли слова учителя: " Злость не должна влиять на твои действия, не позволяй эмоциям принимать решения за тебя, твои поступки должны быть независимы ни от чего. Решение правильное то, которое принято чистым разумом". Голос Эше зазвенел у него в ушах, мастер мудрый человек, но слишком дотошный. "Не позволяй чему-то вывести себя из равновесия" – говорил тот, а Барсов с усмешкой отвечал:

– Вряд ли это кому-то пол силу.

А разве сейчас произошло не это? Он разозлился впервые за столько времени, и решение принятое им только что, убить Морозову, скорее всего было с подвигнуто злостью. Отшвырнул подушку в сторону, Яр не привык устранять слабые цели. Тем более кого-то добивать. Он исполнит все, что от него требуется, когда сочтет нужным, без единого сомнения. Жалел ли парень Морозову? Нет, она и так в его ловушке, не подозревающая ни о чем. И убивать ее сейчас ослабленную как-то по-крысятнически.

Яр тронул влажный лоб девушки, огненный, температура достаточно высокая, и черт подери, что ему с ней делать?

Намочил тряпку холодной водой и обтер лицо Саши, а потом положил ей на лоб. Вздрогнула, заметил, как кожу покрыли мурашки.

– Терпи, деваться некуда, – подумал Барсов, хотя нет, произнес вслух.

Убрал волосы, прилипшие к вискам и щекам, и снова намочил ткань. Ей нужно много пить, вспомнил, как учитель лечил его в детстве, только воды чистой как назло нет. Сам бы он и талым снегом не побрезговал, а как организм Александры воспримет такое питье, фиг знает. Хрен с ним, Яр расчистит колодец, хотя и не собирался этого делать.

Он разгребал завалы около двух часов, надеясь, что колодец еще пригодный для использования. Время было около полуночи, и плохая видимость осложняла работу. Потом еще час настраивал ворот, и искал подходящую веревку с ведром. Когда, наконец, все было готово и Яр достал воду, смог выдохнуть, потому что она оказалась чистая и все было не зря.

Вернувшись в дом, сразу поставил ведро в печь, чтобы подогреть воду и подошел к Саше. Жар не спадал, а теперь еще она возилась, как в бреду, он поднес голову к ее груди и, прислушавшись, уловил хрип. Стал быстрое соображать, чем ей помочь, жир. Точно, соседка бабулька дала ему вместо масла свиной жир, им можно растереть грудную клетку и ноги Александры.

Снял с нее свитер, девушка осталась в одном бюстгальтере, но и его смысла не было мазать. Яр приподнял ее, избавив от белья, и начал натирать скользкой массой, стараясь не смотреть на обнаженное тело. После прижал к себе, что бы растереть спину, и его организм отреагировал на женскую грудь, прожигающую его торс. Но парень не обращал на это внимание, продолжая дальше своё дело. Прикрыв покрывалом, не став укутывать, чтобы температура не поднялась выше, принялся натирать ее ступни.

Когда с растиранием было закончено, Барсов решил напоить девушку, согревшейся водой. Саша пила жадно чуть приоткрыв глаза, брызги падали на покрытую жиром кожу образуя причудливые капли.

– Мне очень холодно, холодно, – охрипшим голосом произнесла Морозова, ища рукой покрывало.

Спустя время она начала дрожать, причем так, что Яр слышал, как стучат ее зубы.

– Черт тебя возьми, – выругался парень, снимая свитер, и лег рядом, прижав обнаженное тело девушки к своему. И поморщился, остро ощущая не очень приятный запах свиного жира.

Глава 14

Яр прижимал к себе пылающее, влажное тело девушки. Дрожь прошла, но температура упорно держалась. Саша ровно сопела, уткнувшись носом ему в грудь, обжигая дыханием кожу парня. Он старательно выполнял роль телогрейки, стараясь лишний раз не прикасаться к Морозовой. Но она сама обняла его, плотнее прижавшись, странное ощущение прошлось по телу, будоража кровь. Барсов не двигался, почти не дышал, желая побыстрее отстранить девчонку, но не стал этого делать, решив, пусть спит, как ей удобно.

Открыл глаза и почувствовал холод, чёрт, сам заснул согретый телом Александры, дрова прогорели и печь погасла. Убрал с себя руку девушки, чтобы подняться, но она вернула ее обратно, прошептав:

– Не уходи.

– Как ты себя чувствуешь?– заглянул ей в лицо, дотронувшись до лба, жар значительно спал.

– Кажется лучше.

– Хорошо, мне нужно разжечь печь, – не понятно, зачем объяснил ей причину своего ухода.

– Не надо мне с тобою теплей, – хриплым голосом произнесла Саша.

Не понял, она, что все еще в бреду? Прижилась как ребенок, ищущий защиты. Яр растерялся, не зная, что делать. Черт бы побрал эту безбашенную девчонку. Его никто еще не ставил в такие тупики.

– Саш, дом промерзнет.

Впервые он так тепло произнес ее имя, словно успокаивал, и голос не такой ледяной, как всегда. Внутри Александры от него растеклась сладкая патока. И больше всего сейчас не хотела его отпускать. Чувствовала сердцем эту близость, и в груди словно зарождалась новая жизнь.

– Потом… пожалуйста, – попросила, надеясь, что он останется, унижается перед ним – ну и пусть.

Не ответил, лежит не шевелиться, а у нее в голове появилась сумасшедшая мысль. Но боялась, что снова оттолкнет… плевать, ей нечего терять, кроме времени. Саша не знает, что будет завтра, не знает что, решит отец.

Положила ладонь на грудную клетку Ярослава, почувствовала, как он напрягся. Невыносимо приятно было ощущать под пальцами сильные удары его сердца.

Потянулись к его лицу, заметив замешательство парня, пусть думает, что она ненормальная, наверное, так оно и есть… Но он первый заставил узнать вкус его поцелуев. Прикоснулась своими губами к плотно сжатым губам Яра, и замерла в ожидании. Даже сердце остановилось в груди, боясь, быть отвергнутым. А потом решилась на еще большее безумие, провела языком по его нижней губе. Вздрогнул, приоткрыла глаза и наткнулась на серый недоумевающий взгляд. Что она делает? Сама не знает, просто хочет почувствовать его близость, попробовать вкус. Зажмурилась, ощутив безнадежное отчаяние, не дождавшись ответа. Тут же стало стыдно, охватило сомнение и вина.

Но ладонь Яра скользнула по ее спине, так словно по маслу. А язык парня ворвался ей в рот. Из ее груди вырвался выдох облегчения вперемешку со стоном наслаждения. Неистовый, уносящий за собой поцелуй, в незнакомый, неведомый мир, о котором Саша не имела понятия. Соприкосновение голых тел ощущалось очень остро, доставляя удовольствие и отключая рассудок. Его рот не щадил, жестко сминая ее губы, а язык вырисовывал влажные пируэты внутри.

Грубая ладонь Яра обрисовала талию, пальцы сжали тазовую кость, прижимая плотнее. Волна от этого прикосновения пронзила и заставила трепетать мышцы внизу живота Саши. Его рука скользнула к груди и сжала упругой холм. Александру накрыли ощущения, для описания которых у нее просто не было слов. Казалось, от его рук проходят невидимые нити, они проникают в тело девушки, оплетая все чувствительные точки в нем. Удовольствие разливается ручьем по телу, заставляя желать еще и еще.

 

Яр опрокинул Сашу на спину, нависая над ней своим широким телом. Завел ее руки за голову, продолжая страстно целовать. Только эта страсть переливалась с чем-то еще непонятным, зубы врезались в кожу. Поняла. Злость. Его поцелуй был наполнен яростью. Обвила руками его шею, отдавая в ответ всю свою нежность. На что она готова пойти? Как далеко может зайти? Нет ответа, лишь знает, что не хочет, чтоб это заканчивалось.

– Останови меня! – зарычал ей в губы, сверля обезумевшим взглядом глаза девушки. – Останови! – потребовал холодно. – Или потом пожелаешь.

Да, плевать! Ее жизнь, итак, сплошное сожаление. Жизнь без права выбора, без шанса на свободу. Но сейчас она выбирает сама. Выбирает его.

Потянулась к нему, желая, приблизить к себе, а он отстранился, собираясь встать.

– Нет! – отрезал Ярослав, сжигая все внутри Саши в прах.

Схватила за плечи, не давая подняться, зная, что все равно не сможет удержать.

– Я не пожалею! – заявила уверенно, готовая до последнего цепляться за то, что между ними зародилась. Или это жестокий самообман?

– Ты слышишь? Я не пожалею! – Почти прокричала ему, нет скорее себе.

Это ее решение! Ее! Ведь может она хоть что-то решить в этой жизни сама. Возможно, было бы правильно, если б Яр сейчас ушёл, но тогда это разбило ей сердце.

Он мешкал, она не растерялась, притянула к себе, отдаваясь во власть его губ. Ответил, наполняя удовлетворением ее душу, пробуждая в теле невиданные грани удовольствия.

Целовал с бешеной жаждой, так будто в последний раз, телом вжимал девушку в кровать, рукой убирая ее мокрые пряди с лица.

Александра не знала, что будет дальше, позволила инстинктам вести себя, остро чувствуя, как внутри нарастает пожар.

Парень опустил голову к ее шее, впиваясь в кожу губами, прикусывая зубами и оставляя след после себя. Руки в грубой ласке гуляли по телу, так будто сдерживался, чтоб не раздавить. Он знал, что делал – с диким напором изучал ее тело, вызывая бурю желания в ответ. Неужели этот вихрь всегда жил в ней? И прикосновения Ярослава освободили его, давая познать нестерпимое блаженство. Саша не знала, что может испытывать подобное. Не знала, что ее тело способно реагировать так. Даже не догадывалась, что внутри кроются столь чувствительные точки, что его дыхание заставляет их изнывать.

Отважилась, неуверенно прикоснулась к его груди, провела по выпуклым мышцам, ощущая ладонью их сталь. Рука опустилась на живот Яра, и он с шумом втянул воздух, прикусив ее плечо. А потом поднялся, глядя ей в глаза, и стал расстегивать молнию на джинсах Александры. Девушка немного испугалась и подобралась. В столь развратном мире, у нее практически отсутствовали знания, да и сама никогда не стремилась узнать. Но почему-то сейчас полностью доверилась Ярославу, настолько, что готова ему себя отдать. Позволила стянуть с себя штаны, он смотрел на ее трусики, а щеки Саши залились румянцем. Парень напоминал ей волка готового вот-вот напасть на свою жертву, он не спешил и изучал.

А когда принялся снимать свои брюки, Алекса забыла, как дышать. И надо бы отвернуться, отвести взгляд, вместо того, чтобы глазеть, как первобытная. Но не могла, пожирала глазами каждое движение Яра, слыша, как сердце долбит в ушах.

Ему нравилось, что она смотрит, на его лице царило победное превосходство, и дерзкая ухмылка на губах. Не стесняясь стащил белье, усмехнувшись тому, как глаза девушки округлились.

Ей не приходилось видеть обнаженного мужчину вживую, и она с открытым ртом таращилась на него. Вернее на то, что видит впервые, поражаясь, какой он большой. И сжалась, боясь того, как он сможет поместиться в ней, уж об этом-то она знала.

Ярослав накрыл девушку своим телом, завладел ее губами. От ощущения его плоти обжигающей бедро, между ног девушки настырно затрепетало. Он изводил ее ласками, от пылких поцелуев голова шла кругом, все органы сжимались. Александра не заметила, как сама оказалась без трусиков. Их тела скользили друг о друга, прожигая кожу, соприкасаясь.

Ярослав чуть приподнялся над ней, заглянул в глаза, и ворвался языком глубоко в ее рот. Почувствовала, как его горячий орган протиснулся между ног, заставляя содрогаться от нетерпения. Резкий толчок и вспышка ужасной боли, словно ее разорвали изнутри.

Яр почувствовал преграду слишком поздно, и преодолел в один толчок. Блядь! Открыл глаза и посмотрел на девушку, вскрикнувшую под ним от боли. Смотрит, широко открыв глаза, а в них стоят слезы, моргнула, и они покатились по щекам. Возненавидел себя за глупость, как мог потерять голову вот так? Черт побери! Отстранился, вытер большим пальцем капли на ее висках.

– Почему не сказала?

– Я… я не знала… что нужно, – ответила дрогнувшим голосом, и прикусила губу.

– Прости, – прошептал в миллиметре от ее губ, собираясь уйти. И его «прости» означало многое, он не помнил чтоб это кому-то говорил. Тогда зачем сказал ей?

Хотел отодвинуться, но глупая снова прилипла к его губам. Неужели не понимает что, будет? Дьявол он тоже не железный, и уже не может держать себя в руках. Ответил, заглушая ее боль осторожным поцелуем, размазывая ладонью слезы по щекам. Вцепилась пальцами в плечи парня, словно боялась отпустить. Он приподнялся и очень медленно вошёл в узкое лоно, лаская языком ее язык. Замерла, снова хотела вскрикнуть, но он поглотил ее крик. По миллиметру продвигаясь глубже, сдерживая напор, когда самому хотелось надавить.

Барсов предпочитал равных партнерш, грубый секс без излишеств. И сейчас больших сил ему стоило, чтоб не сделать все, как обычно. Двигался осторожно, давая ей привыкнуть к себе. И увеличил скорость только когда она прогнулась, запрокидывая голову. Кровь кипела в венах, а исход был близок, но он держался, доставляя удовольствие ей. Саша стонала, явно смущаясь от этого, а Яр страстно поцеловал пока она не оторвала свои губы, ловя ртом воздух и содрогаясь в конвульсиях оргазма.

Александра парила в звездном небе, и звезды врезалась в ее тело, лопаясь в нем вспышками безмерного наслаждения. Казалось, она провалилась сквозь кровать и летит со скоростью света, вокруг стерлись все грани, пропало ощущение реальности. Саша блуждала в вакууме своего тела, упиваясь блаженством о котором и помыслить не могла. Это было волшебно, искры в глазах, собственный крик в ушах, и его хриплое рычание.

Только теперь Александра поняла подруг, которые постоянно обсуждали свои интимные связи. Ей стало любопытно всегда ли так? Сладко до того, что ломает все тело?

Туман сходил медленно пеленой, не спеша отпускать из рая. Приоткрыла глаза и улыбнулась Ярославу, который внимательно изучал ее лицо. Алексе хотелось, чтоб этот момент длился вечно, в его объятиях ей было уютно и тепло. Но почему-то казалось, что стоит разорвать их, и все это рухнет.

Глава 15

Александра вырисовывала указательным пальцем восьмерки на гриди Ярослава, восьмерки или знак бесконечности, не столько важно. Парень, подложив руку себе под голову, смотрел в сторону, а она внимательно на него. Девушка провела по длинному широкому шраму с правой стороны под ребрами, и ужаснулась спросив:

– Откуда это?

– Не важно, – ответил он, поднявшись, и принялся быстро натягивать брюки.

Саше не хотелось, чтоб Ярослав уходил, но не стала снова уговаривать остаться. Да и в его голосе вновь сквозил холод, отчего ей стало не по себе. Яр поспешно вышел на улицу, а она сразу же ощутила мороз, царивший в доме, и плотно укуталась в одеяло. Алекса не ждала, что после того, что было между ними, его отношение к ней измениться, не ждала, но где-то глубоко таила эту надежду. И от мысли, что он не придал их близости значения, становилось очень неприятно на душе.

Ярослав вернулся с охапкой дров, высыпал у печи, и стал разжигать ее. Когда огонь запылал, парень даже не глядя в сторону Саши, снова вышел во двор, и от этого ей стало не хорошо.

Девушка поднялась с кровати, и сосредоточилась на поиске своей одежды. Самочувствие ее улучшилось, не считая слабости, но это и не удивительно после такого жара, и недавнего приступа.

Она надела куртку и направилась к выходу. На улице оказалась хорошо, погода вроде наладилась, и солнце своими лучами ласкало сугробы, от чего они переливались как драгоценные камни.

Яр стоял за калиткой и внимательно куда-то смотрел, Саша, подавшись детскому порыву шалости, скомкала снежок и кинула в спину Ярослава. И попала точно в цель. Он повернулся и посмотрел на нее, Александра не разобрала его взгляд, просто мило улыбнулась ему. Парень явно не оценил ее шутку, хмуро спросив:

– Ты не в курсе, где мой телефон?

Растерялась, она совсем забыла про это, от его пронзительных глаз щеки обдало жаром.

– Нет, – все, что смогла ответить, но подумав, добавила:

– Может он в машине?

Яр подошёл к автомобилю открыл дверь и стал искать телефон. Сердце в груди девушки барабанило так словно, хотело выбить ребра. Паническая мысль пульсировала в голове – "Только бы не нашел! Пожалуйста, не сейчас".

Но никто не услышал ее мольбы, через пару минут он вылез из машины с телефоном. И его недовольный взгляд ударил по Саше так, что девушка еле сдержалась, чтобы не сделать шаг назад.

– Зачем? – его голос прозвучал, как раскат грома, останавливая кровь в венах.

– Что зачем? – спросила, придавая голосу спокойствие, но вышло как-то пискляво.

– Зачем ты спрятала мой телефон? – Ярослав был уверен в своих словах, словно видел ее насквозь.

– Я не…

– Не ври!

С шумом втянула воздух, глядя, как он приближается, а внутри зародился страх. Но отступать было слишком поздно.

– Я хотела защитить тебя, – выпалила она поспешно.

– От кого? – нахмурился парень.

– От отца, он думает, ты готовишь на него покушение, папа отправил за тобой своих людей.… Я не знала, как его остановить, – Саша говорила быстро, голос то и дело сбивался.

– Почему?

– Что почему? – Не поняла, что он имеет в виду.

– Почему ты решила его остановить?

– Я просто не хочу, чтоб с тобой что-нибудь случилось, – искренне ответила Александра.

Усмехнулся, и произнес настолько ледяным голосом, что казалось, острые сосульки от него впились в ее кожу:

– А если твой отец прав?

– О чем ты? – Саше не нравился этот разговор, а еще больше не нравилось выражение лица Ярослава, оно очень пугало.

– Что если я действительно хочу убить твоего отца? – безразлично произнес он.

– Этого не может быть! – подняла высоко голову, конечно не может! Яр специально вводит ее в заблуждение. Но зачем? Чтобы оттолкнуть?

– А если может? Что тогда? Что ты сделаешь? – не унимался, пытая девушку.

– Я… я просто не верю в это!

– И с чего вдруг? – его взгляд резал, и в глубине серых льдин пылала ярость.

– С того что я люблю тебя… – О Господи, ну почему она это сказала? А-а-а, идиотка! Больше всего на свете ей сейчас хотелось вернуть свои слова назад.

– Дура, твой отец прав я собираюсь убить его, и тебя, – прорычал сквозь зубы, а у Саши все поплыло перед глазами.

– Что ты такое говоришь?– голос сорвался и перешел на шепот.

– Правду!

Алекса, не дыша, искала в его глазах хоть какую-то надежду на обман, хоть шанс, что это ложь. Шутка, проверка, не важно, но главное, чтоб не было правдой. Искала, но не нашла. Как он вообще может ей такое говорить, ноги ослабли, а в глазах защипало.

Взмах руки, и влепила пощечину Яру. Он не шевельнулся, лишь смотрел с полным безразличием на нее.

– И ты говоришь это после того что было между нами? – прокричала ему в лицо, чувствуя, как внутри нарастает отчаяние. Молчит, и в глазах ни капли раскаянья.

– Ну, давай убей меня! Ведь для этого ты здесь! – со всей силы ударила кулаком ему в грудь. Но он даже не отреагировал. – Зачем тогда ты спас меня?– голос звучал сдавленно, а из глаз вот-вот брызнут слезы. – За-а-а-чем?

– Так было нужно.

– Нужно?– Алекса была на гране истерики, снова стала пешкой в чужих руках, для достижения чьих-то целей. Ее разрывало от переполнившей боли.

– Какая я дура, доверила тебе свою жизнь, – рассмеялась сквозь слезы. – Да еще чувствовала себя с тобой в безопасности! – снова ударила ладонью в его грудь. – За что ты так со мной? За что?

Саша не могла терпеть, внутри бушевал мучительный пожар, сжигая все надежды, все мечты, все живое.

– Да что ты молчишь? – закричала не в силах вынести эту обреченность.

 

– Мне нечего сказать, все так, как есть, – ответ, который вонзил нож в ее сердце, она была убита этими словами. Что ж может терпеть добивать! Как можно быть таким равнодушным? Просто не укладывалась в голове.

– Что дальше? Ты убьешь меня? Да? На это тоже нечего сказать?

– Нет, -"Нет – нечего сказать, или нет – не убьет?" – Алекса не поняла, что значит его «нет», но видимо он смилостивился, добавив:

– Тебя не убью.

– Супер, – нервно воскликнула девушка.

А следом до нее дошло, что значит «тебя не убью». Ее нет, а отца да!

Боже, кто этот человек, которому она так легко отдала сердце? Что он намеревается сделать, неужели правда убить ее папу. Может быть еще не все потеряно? Ведь должно в нем быть что-то человеческое! Не может не быть!

– Ты хочешь убить отца?– спросила затаив дыхание.

– Да, – прозвучал равнодушный ответ.

– Почему?

– Не важно.

– Ты не обязан этого делать… Что это изменит?

– Ничего, но так надо, – пожал плечами он.

– Скажи то, что было между нами, хоть что-то значит для тебя?– говорила дрожащим голосом, казалась, что сердце выворачивают в груди, пытаясь вырвать.

Ведь не зря говорят, что надежда умирает последней, и в Саше она жила до сих пор. Но его ответ способен все разрушить, все, о чем по глупости посмела мечтать.

– Даже если и так, это не спасет жизнь твоему отцу, – Нет Яр не может к ней ничего чувствовать, в его глазах сплошное равнодушие, ее душа со скрежетом свернулась узлом.

– Скоро расчистят дорогу и ты сможешь уехать, – добавил он и пошел прочь.

Александра смотрела ему в след, и казалось, уже не может быть больнее. Почему все должно происходить именно так? Неужели нельзя ничего изменить? Ярослав убьет отца, или охрана папы убьет его. Должен быть другой выход! Пока что все живы. Непременно должен быть! Она достучится до Яра.

Побежала за ним, забыв, что нараспашку, девушка должна его остановить, обязана. Спотыкаясь, догоняла парня, сердце вырывалось вон из груди. Надежда, это кусок самообмана и разочарование будет сильнее.

Схватила за руку останавливая, готовая бороться за счастье до последних сил.

– Я умоляю тебя, остановись! – прокричала, заливаясь слезами, цепляясь за последний шанс. – Если есть хоть крошка чувств ко мне, прошу, не делай этого! Ты разбиваешь мне сердце! Неужели я это заслуживаю?

Обняла, не дожидаясь ответа, крепко, крепко, стараясь хоть что-то в нем разбудить.

– Пожалуйста! Давай уедем, далеко, далеко, где нас не найдут, – шептала прижимаясь к нему, как к спасательному кругу. Вот только сможет ли он ее спасти? – Все зависит от тебя, ты никому ничем не обязан. Неужели ты хочешь, чтоб на твоих руках была чья-то кровь?

Наивная его руки и так по локоть в крови, одним больше, одним меньше уже не сыграет роли. Знала б она кого так крепко обнимает, сама убежала со всех ног. Яр не знал почему, решил сохранить Саше жизнь, это пришло спонтанно. И пусть радуется, что не последует вслед за отцом. Значила ли для него что-то Александра? Он не знал ответ на этот вопрос. Возможно, где далеко во тьме его сознания, Барсов испытывал к ней жалость, но это ничего не может изменить.

Отцепил ее от себя, словно навязчивого ребенка. И Саша физически чувствовала, как рушиться ее мир. Нет, ей до него не достучаться, видимо это не возможно.

– У тебя есть шанс предупредить отца, если доберешься первая, – произнес Ярослав, убрав руки с ее плеч, и девушка осела на снег.

Парень пошел дальше, не оборачиваясь на рыдающую Александру. За что это ей? Чем она так провинилась?

– Остановись, прошу! – прокричала ему вслед охрипшим голосом. – Не оставляй меня одну!

Глупо и наивно было ждать ответа, он даже не замедлил шаг. Алексе его не догнать, да и не хочет этого делать. Он сжег ее заживо, пощадил, но напрасно, какая теперь ей жить?

– Ты монстр! – в истерике заорала. – За что ненавидишь меня?

Рыдала в голос, кричала в пустоту, хотелось замерзнуть от этой боли, сама не знала сколько, пролежала на снегу, но сил уже не было подняться. Человек, которого она любит, хочет убить ее отца, какая-то злая кара, насмешка судьбы или ее проклятие.

Вспомнила слова Яра, что может еще предупредить папу. Поднялась понимая, что похоже, отморозила руки. Но несмотря не на что, Саша должна предотвратить беду.

Глава 16

Эше стоял на выступе горы и смотрел на город внизу, в столь поздний час его освещало небольшое количество фонарей. Ветер безустанно завывал вокруг, и свистел в ушах мужчины. Это место когда-то облюбовал его ученик, мальчик мог стоять здесь часами, наблюдая за жизнью в городе, или внимательно рассматривал скалы. Ярый был для него больше чем просто ученик, мастер привязался к парню. За его долгую жизнь, он воспитал много детей, но к Яру относился по-особенному. Мальчик с растерзанной душой, зарыл глубоко в себе детскую рану, которая когда-то сломала его. Ярослав не излечился, как думает его отец, он отрекся, но не принял то, что произошло, а это страшнее всего. Эше знал, что парень не готов к жизни, которую уготовил ему Олег.

Тот мир другой, непредсказуемый. Всю жизнь Ярослав готовился, выполнял задания, добивался поставленных задач, но не жил. Он солдат, которому нужны инструкции, и если что-то выйдет из-под контроля, бог знает, как Ярый себя поведет. Барсов младший не различает плохое и хорошее, для него все в одном сером цвете. Он не социализирован, Яру не приходилось долго находиться в обществе. И Барсов старший не счел нужным готовить его к этому, но тот даже сам не подозревает, что парень бомба замедленного действия. Стоит только пойти чему-то не так, как Яр разнесет все вокруг.

Эше волновался за Ярослава, а также понимал, что он не послушает его и не вернется. Оставалось надеяться, что ученик сможет сохранить контроль.

Яр прошёл около пяти километров, обуреваемый смятением. И это совсем не то чувств, которое он привык испытывать. Его раздражали мысли о Саше, появилось желание вернуться и проверить, как она там. Но Барсов не собирался сворачивать назад.

Парень включил телефон и набрал номер отца, тот ответил спустя три гудка.

– Куда ты пропал, черт возьми? – голос из трубки звучал раздраженно.

– Сопровождал Морозову в поездке, – спокойно ответил Ярослав.

– В какой мать твою, поездке? Здесь весь город на ушах. Морозов думает, ты похитил его дочь. За любую информацию о тебе назначена круглая сумма. – Олег, похоже, был в ярости.

– Ты убрал девчонку?

– Нет.

– Так сделай это, и возвращался, как можно быстрее, – потребовал мужчина.

– План изменился, Морозова в не игры, – произнес Яр чётко.

– С чего вдруг?

– Она не представляет угрозы.

– Нет, сын, ты уберешь ее, – зарычал отец. – После вашего исчезновения, нам не подобраться к Морозову и на километр. И это единственная возможность ударить по нему.

– Я, кажется, понятно сказал, что она вне игры! – ледяным тоном произнес парень, так чтобы больше не возникало сомнений. – А насчет Морозова не волнуйся, ему недолго осталось.

– Не нужно ничего предпринимать самостоятельно, ты меня слышишь Ярослав?

– Ты хотел, чтобы я его убил, именно это сейчас и собираюсь сделать, – уверенно произнес Яр. – И Александру не советую трогать.

Он сбросил вызов, и резко развернулся, направляясь назад.

Барсов ускорил шаг, хотя и без этого шел очень быстро. Яр решил вернуться за Сашей, если дорогу не расчистят, девчонка просто замерзнет там. Он доставит ее в город и их пути разойдутся, да и вряд ли она захочет его видеть, после того, как парень убьет ее отца. Выдумала себе какую-то любовь к нему. Глупая, как можно быть такой наивной? Но возможно она приняла за это чувство благодарность за списение ее жизни. Ничего, скоро возненавидит Яра, после того, как он разрушит жизнь девчонки. Барсов хотел сохранить Саше жизнь, ни больше, искал внутри себя, но не находил даже жалости к девушке. Все так, как должно быть.

Издалека заметил машину Александры, она даже не попыталась уехать. Черт, как можно быть такой беспомощной? Подойдя ближе, увидел рядом с автомобилей что-то на снегу, похожее на тело, и бросился бегом туда. И только сейчас обратил внимание на след от протектора шин.


Издательство:
Автор
Поделиться: