Название книги:

Не Смей Меня Любить

Автор:
Оксана Ильина
Не Смей Меня Любить

001

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

В оформлении обложки использована фотография с бесплатного стока ссылка:https://pixabay.com/ru/photos/%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA-%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%89%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80-2933984/

1 ЧАСТЬ. МОЯ ЦЕЛЬ ТВОЯ СМЕРТЬ

Глава 1

Страшный, завывающий ветер сорвал капюшон с головы, но Яр не спешил снова его надевать. Он стоял на выступе горы Кайлас, и смотрел на поселок у ее подножья. Мыслями парень был далеко от этих мест, несмотря на то, что провел здесь последние двадцать лет жизни, Тибет не стал его домом. Да и был ли вообще у него дом? Отец отправил сюда Яра еще ребёнком, и с тех пор он не видел его. Редкие звонки пару раз в год, и разговоры ни о чем. Все это время парень ждал, когда отец позовет в родную страну, учился, готовился, взрослел. И вот, когда пришло это время, Яр не был уверен, что готов. Вернее он был готов, только вот тот мир, в котором придется дальше жить, готов ли он принять Яра?

Много лет назад отец спрятал его от всех, единственный сын короля криминального мира, единственное уязвимое место Олега Барсова. Отец жестокий безжалостный человек, он растил сына, вернее за него это делали другие люди, своим подобием. Только вот сын получился на много хуже. У Ярослава Барсова было отличное образование, которым он никогда не пользовался. Так же парень был обучен различным видам боевых искусств, отлично стрелял из любого оружия, и напрочь был лишен страха и вообще, каких бы то ни было чувств. Отец даже представления не имел кем, вернее, чем стал Яр. Машина для убийств, беспринципный мерзавец, без капли эмоций. Его мастер говорил, что парню не место в нормальном мире, а Ярослав лишь усмехался, спрашивая:

– Разве не для этого меня готовили, учитель?

– Я знаю, чем дышит твой отец, но даже в том мире есть рамки, а есть ли они у тебя сын мой? Сможешь ли ты, нацелив дуло пистолета в голову, не выстрелить, а замахнувшись мечом, не отсечь шею? – мастер всегда был хмур и говорил серьезно. – Молчишь, не знаешь! Я знаю, что не сможешь, ты всегда завершаешь начатое.

– А иначе, зачем начинать? – ухмыльнулся Яр.

– Вот видишь, сын мой, ты не видишь разницы, между смертью и жизнью. Не ценишь ни свою, жизнь ни чужую. Так разве есть тебе место среди людей?

Мастер Ешэ, был не первым наставником Ярослава, он обучал его последние двенадцать лет. Первый учитель, мастер Жалсан, вот он то и закалил Яра, как говорит Ешэ – превратил в монстра. Жалсан ненавидел чувство страха, да и любое проявление эмоций, что так присуще человеку. Он говорил: "Хороший воин – воин без эмоций". И Жалсан еще в детстве отучил Яра бояться, чувствовать боль и смеяться.

Это были тяжелые упорные тренировки, зачастую переходящие в мучения, и явно непосильные пятилетнему ребенку. Но мальчик справлялся, злился и терпел. Пока учитель не сказал: "Злость не удел война, она сбивает с цели". Тогда пришлось задавить и это чувство, оставшись совсем без эмоций. Но Яра все устраивало, он не был ограничен семейными или дружескими узами.

Да, у него есть отец, но это скорее просто слово, не вызывающее ничего. Он всегда знал, что Олег Барсов, однажды вернет его домой и окунет с головой в свой мир. И парень ждал этого, потому что последние годы жизнь здесь, наскучила. Он больше не обучался, а скорее коротал время. Нет, Яр, конечно, периодически покидал Тибет, путешествовал, выполняя задания. Даже служил в самой ожесточённой армии мира. Но всегда возвращался в Дарчен, как домой.

Сейчас ему нужна цель, которую он выполнит любой ценой, ни смотря, ни на что. Последнее время он не ощущал себя живым, порой, чтобы почувствовать хоть какие-то эмоции, он уезжал в более цивилизованный мир участвовал в уличных боях без правил. И иногда нарывался в каком-нибудь баре, и позволял себя отметелить. Яру нравилось приглушенное чувство боли, это означало, что он еще не сдох. Барсов младший слизывал кровь с зубов и выплевывал в рожу тех, кто месил его кучкой, зная то, что может убить каждого из них. Но парню не нужно было это, все что хотел получить, это очередную порцию адреналина. После таких стычек мастер с упреками выхаживал его несколько недель, говоря, что Яр может найти свой покой с помощью йоги, но он не находил. Да и не нужен ему покой, бурлящая в венах кровь от адреналина вот, что заставляло чувствовать себя живым.

Ярослав знал, что раз отец зовет, значит, для него есть особая работа. Олег постоянно твердил, что однажды сын займет его место, и парень должен быть готов к жестокости этого мира, вот только готов ли тот мир к жестокости Яра? Отец никогда не ограничивал его в средствах. Конечно, он устраивал ему различные испытания, типа прокорми себя сам. И парень всегда справлялся, даже больше, он во всем имел свою выгоду.

Отец с огромного расстояния пытался контролировать его жизнь. На четырнадцатилетие он прислал Яру женщину, мол, пора становиться мужчиной. Только вот отец не знал, что мальчик давно уже мужчина. Красивая, с прекрасным телом и томным взглядом. Ярослав был удивлен подарку. Но когда девка сказала: "Мальчик я научу тебя всему, что нужно", он схватил ее за горло и спросил: "Кто здесь мальчик?". Этот мальчик с пятиста метров вышибал мозги из винтовки, ломал кости голыми руками, отлично владел холодным оружием, и умел то, что ей не снилось. Яр прогнал женщину она была не интересна, он мог и сам получит то что нужно

Ветер шумел в ушах, толкая в спину, наполняя куртку воздухом, становилось опасно стоять на краю горы на такой высоте, но Яр не спешил уходить, он лишь наслаждался остротой ощущений. Его взгляд скользил по ночному небу, но фонарям, освещающим небольшой городок, скорее даже поселение. Здесь протекала спокойная, размеренная жизнь, но это точно не для него. Парня не волновала встреча с отцом спустя столько лет. Он был полностью спокоен. Яр не знал, вернется ли сюда снова, скорее всего, нет. Ему не было тяжело покидать это место. Возможно, будет не хватать нравоучений мастера Ешэ. Учитель на протяжении многих лет пытался исправить последствия обучения Жалсана, но было тщетно, он так и не смог разбудить в парне чувства, сказав: "В пустыне твоей души, высох последний оазис".

– Сын мой, пора, – с ветром донесся голос учителя.

Яр обернулся и посмотрел на старика, плотно закутавшегося в плащ.

Он направился к нему, преодолевая шквал, похоже, ожидается буря.

– Одумайся, прошу тебя, – мастер, пытаясь, перекричать завывающий ветер.

– Я ждал этого много лет, – выкрикнул Яр.

– Не в том ты видишь смысл своей жизни! – ветер содрал капюшон Ешэ.

– Возможно, учитель, возможно, – согласился парень.

– Ты не умеешь слушать, и не можешь подчиняться. Тебе еще нужно постичь самоконтроль.

– Уж это я освоил, как ни что другое, – усмехнулся Яр.

– Нет, я говорю о другом. Тот мир обрушит на тебя новые эмоции, к которым ты не готов, – настаивал учитель.

– Значит, я буду учиться на практике, ответил парень, надев капюшон. – Учитель вам меня не остановить.

– Тогда мне остается только пожелать доброй дороги, и молится за тех, кто встретится тебе на пути.

Тем временем в России.

Олег Барсов остановился у окна, занимающего пол стены его кабинета. Мужчина направил свой взор вниз, разглядывая, завывающую вьюгу. Здесь в его офисе было тепло и тихо, в то время, как на улице буйствовала стихия. Только и в мыслях у него не было спокойно. Олег ожидал сына. Мальчика, которого он отослал от себя двадцать лет назад. И не удосужился ни разу за это время навестить. Не видел в этом смысла, ребенок должен был вырасти сильным и закаленным, а не изнеженным его вниманием. И действительно Ярослав стал, таким как он хотел. Барсов узнал об этом из отчетов его наставника. Сын сейчас нужен ему. Отношение Олега с конкурентом накалились до предела. Они вели ожесточенную войну за территорию, за власть в городе.

Кругом были крысы, мужчина мог доверять единицам, нужно было действовать. Конечно и у Барсова была своя стая шестерок, регулярно докладывающих ему о всех передвижениях Морозова и его дочери. Вот только ближе подобраться к ним было сложно. Глеб, как чуял приближение беды, или же кто-то ему настучал, и поэтому он усилил охрану в несколько раз. Олег жалел, что не убрал его лет десять назад. Тогда было выгодно сотрудничество с Морозовым. За это время Глеб поднялся, обнаглел, стал ставить палки в колеса. Барсов больше не собирался мусолить, решил действовать наверняка, уничтожив противника. И для этого ему нужен сын, лишь ему он может доверить это дело. О существовании Ярослава знает всего несколько доверенных лиц. Парень новое лицо в их мире, с чистой историей, и тщательно подготовленной биографией, и даже если будут глубоко копать, все равно ничего не найдут.

Олег ждал сына с несвойственным ему волнением. Как мальчик встретит отца? Зол ли на него за то, что так долго держал вдали от себя? Как Ярослав отнесется к уготованной ему судьбе? Мужчина знал, что сын предпочитает сокращенное имя Яр, а также слывет в Тибете как Ярый. Но перед его глазами все еще стоял тот хрупкий, пятилетний мальчик, сломленный потерей матери.

Марина не была женой Олега, он вообще никогда не был женат. В его мире семья это дуло пистолета, нацеленного в твою голову. Поэтому он ограничивался только любовницами. И одна из них забеременела, и утаила этот факт. Когда мужчина узнал, было поздно ей делать аборт, тогда пришлось спрятать женщину.

После рождения Ярослава он навещал их несколько раз, и не заметил, что мать сына не в себе. Отвратительная история, Марина вскрыла вены, и пролежала в ванной несколько дней, пока соседи не забили тревогу из-за того, что ребенок рыдал без остановок.

 

Олег до сих пор вспоминает, сжимая кулаки, если б он только знал, что задумала эта сука, задушил бы собственными руками. И сын не провел несколько дней в закрытой квартире с мертвой матерью. Олег примчался сразу, как только узнал, но ничего уже было не исправить.

Ярослава отправили в интернат. Когда мужчина забрал его оттуда, мальчик не разговаривал и смотрел все время в одну точку. Руки сына были сильно изодраны, психолог сказал, что это он сделал сам не в силах вынести страх и душевную боль. Он не узнавал отца, да и должен ли был? Ведь они виделись всего несколько раз за пять лет.

Ярослав провел с Олегом месяц, и душераздирающий крик сына среди ночи до сих пор звенит в ушах, и холодит кровь. Мальчик сходил с ума. Ночами плакал, как безумный, не помогало ничего. Тогда Барсов не выдержал, и отослал сына в Тибет к монаху, который должен был вылечить разум ребенка, и закалить его душу. Так и не решился приехать к сыну, потому что до сих пор слышал его плач ночами, и не знал, помнит ли сын тот пережитый ужас.

Глава 2

– Здравствуй, отец! – Яр смотрел на крепкого, седого мужчину, стоявшего неподвижно в дверном приёме.

Олег не встретил сына, как положено в аэропорту, и оттуда Ярослав не поехал в дом отца. Парень прилетел частным самолетом, пилот который вручил ему лист с адресом квартиры и ключи от нее. Он поймал такси и отправился прямиком туда, а спустя пару часов явился Барсов старший. Яр совсем не помнил этого мужчину, и даже никогда не задумывался, как выглядит отец. Но зато много слышал о нем, о власти который он владел, о городе, в котором считался королем. Взгляд парня был цепкий и пронзительный, и от него не укрылось, что отец взволнован. Мужчина, про жестокость которого ходила молва даже в Тибете, волновался при встрече с сыном, это удивило Яра. Но больше Барсов младший не почувствовал ничего, никаких родственных связей. Признаться честно, он думал, сможет ли эта встреча всколыхнуть хоть какие-то эмоции, единственный его родной человек, которого не видел двадцать лет. И для нормальных людей это должно значить ни мало, но у Яра не шевельнулся ни один нерв, и внутри все также глухо. В голове снова звучали слова мастера: "В пустыне твоей души высох последний оазис".

Олег смотрел на сына, внешне так напоминающего его самого в молодости. И в глубине серых глаз парня не видел ничего кроме пустой бездны.

Мальчик, когда-то переполняемый эмоциями, сейчас стал мужчиной, в котором словно не было ничего живого. Спокойное лицо, пронзительный взгляд, который казалось, видел все насквозь. Барсов за всю жизнь научился хорошо разбираться в людях, и, глядя на своего собственного сына, поразился мысли появившейся в голове: "Не дай бог ему такого врага". Да же его закаленного годами, парень, стоявший перед ним, заставлял напрягаться.

– Как долетел? – спросил мужчина, не зная, что еще сказать.

– Отец, давай обойдемся без этих бессмысленных разговоров, и перейдем к делу, – произнес Яр, поразив отца.

Олег готовился к тому, что придется объяснять, почему отослал его, почему не приехал, почему только сейчас позвал. Но холодность и расчетливость парня, заставляли его уважать. Да и Барсов вздохнул с облегчением, что не нужно ничего объяснять сыну.

– Как скажешь, Ярослав.

– Яр, – поправил он отца.

– Извини, думаю, ты понимаешь, что я позвал тебя, потому что нужна твоя помощь, – серьёзно произнес Олег.

– Понимаю.

– Так вот, сейчас сложное время, доверять можно только единицам. Поэтому это дело могу доверить лишь тебе.

– Что конкретно от меня нужно? – Яр терпеть не мог эти предисловия, ему нужна цель без лишних ненужных подробностей.

– Ты должен внедриться к моему конкуренту и убрать Морозова и его дочь. Тебе придумали легенду, сделали новые документы, мы подстроим покушение на дочь Морозова, а ты ее спасешь, – объяснял отец, а парень не понимал к чему такие сложности.

– А смысл?

– Смысл в том, что ты бывший солдат спецназа особого назначения, спасаешь его драгоценную дочь, и узнав твою подноготную он по любому захочет тебя заполучить в свою охрану. Внедрившись туда, ты уберешь Морозова при подходящем случае, и девчонку заодно.

– А что без этого нельзя его шлепнуть? – усмехнулся Яр, он и не таким пробивал мозги.

– А думаешь, я не пробовал? Мы положили половину его людей, но он постоянно ускользал. После чего усиливал охрану в десятки раз. К нему не подобраться так просто с улицы.

– Пусть так, какая моя легенда? – ему было плевать, как именно он должен выполнить задание. Хочет отец, чтобы он внедрился, пусть будет так. Но Яр не собирался растягивать и мусолить, при первой же возможности, хлопнет Морозова и его наследницу.

– Имя остается твоё, фамилия будет в документах твоей матери… – Олег запнулся не зная как сын отреагирует на упоминание о Марине, но когда увидел на его лице полное безразличие продолжил. – Так вот, вырос ты в детском доме, последние семь лет служил на востоке по контракту, после его окончания вернулся проведать родной город, но и задерживаться здесь как бы не собираешься.

– Где гарантии, что Морозов не сунется в детский дом и не выбьет там нужную информацию? – спросил Яр серьёзно.

– Конечно, Борис сунется туда, и узнает, что действительно там был воспитанник Ярослав Калинин, потому что он действительно там был.

– Как это?

– Все эти годы ты числился там, я хорошо платил за это директору, а когда ты якобы выпустился, руководство детского дома быстро сменились. Не подкопаться, – объяснил отец.

– Хорошо, что дальше? Я спасаю девчонку, пробиваюсь в охрану, убиваю семью Морозова. Не пойму, почему сразу не прикончить его дочь? А следом не положить ослабленного горем отца? – действительно так было бы проще, хотя Яр не искал легких путей, но время он ценил, и по его мнению так быстрее.

Барсов с гордостью отметил хладнокровие сына, он говорит об убийстве и ни один нерв на лице парня не вздрагивает, будто это то же самое, что выпить бокал коньяка. Сам Олег привык к смерти спустя много лет после того, как повяз в криминальном мире, но Ярослава этому обучали с детства.

– Потому что, сначала убив девчонку, спугнем основную цель. Морозов закроется в своем доме, окружит его армией наемников, и будет вынашивать план мести. И тогда его точно не достать, – вздохнул мужчина, этого полностью вина Олега, что Борис смог так высоко прыгнуть.

Он был занят другими делами и не обращал внимания на мелких рыбешек, которые должны были тихо сидеть на дне. Барсову не доложили, что Морозов плетет заговор, и отнимает его территории. Оказалась эта падла много лет подкупала людей Олега. Конечно, продажные суки поплатились за это своей жизнью, но и Борис уже сидел крепко.

Примерно в то же время.

– Папа ты серьезно? – девушка распахнула дверь в кабинет отца и влетела туда со скоростью света.

– Александра, я просил тебя не врываться вот так в мой кабинет! – строго отчитал дочь Борис, хотя сам понимал, что это бесполезно, и она не начнет выполнять его требование. – Что на этот раз стряслось?

– Трех, папа, на этот раз уже трех? – она демонстративно показала ему три пальца, Саша бушевала, возмущенная до предела поступком отца. – Ты издеваешься надо мной? Как я по-твоему должна передвигаться с этими бугаями?

– Саша, я объяснял тебе, что сейчас неспокойные времена. А твоя безопасность для меня превыше всего, – в очередной раз Морозов попытался достучаться до своей упрямой дочери. – Ты самое дорогое, что у меня есть.

– Ну конечно, – воскликнула девушка усмехнувшись. – Если бы я была действительно так важна тебе, то ты давно бросил бы свое мерзкое дело, и мы бы уехали из этого болота!

– Ты знаешь, я не могу! – ответил спокойно отец.

Она миллион раз умоляла его оставить все и уехать куда-нибудь подальше, но всегда получала один и тот же ответ. Девушка каждой клеткой своего организма ненавидела эту жизнь, она уже устала бояться, что когда отец уходит из дома, то может не вернуться. Устала считать покушения на него, совершенные только с одной целью убить ее единственного родного человека. Он скрывал, а Саша все равно узнавала о них из СМИ. Десятки раз девушка оплакивала папу, а когда он чудом возвращался живой, рыдала еще больше, устраивая истерики. Устала от бесконечной смены охраны, и перестала уже задаваться вопросом, куда делся прежний, теперь знала все они на том свете. Она не желала такой жизни и не просила. Постоянный страх, напряжение, опасность заставляли сходить с ума. Первое время, когда Александра узнала кто ее отец, и что она постоянно под угрозой, сильная паранойя мучила ее, ей везде мерещились убийцы. А потом смирилась и решила, что сколько б она не боялась, никто не знает где, поджидает опасность. Но последнее время отец усложнял жизнь, постоянно увеличивая число ее охраны. И теперь она должна ходить на учебу с тремя здоровенными лбами.

– Признайся, что не хочешь, а не можешь! – обвинила девушка, и они с отцом оба знали, что так и есть.

– Это не уменьшает моего беспокойства о тебе! – зарычал мужчина, теряя терпение. Единственный человек на земле, который мог позволить себе разговаривать с Борисом в подобном тоне и остаться безнаказанным это его дочь. Которая пользовалась любовью отца и пыталась манипулировать им. Морозов сам удивлялся, как Саша могла вырасти такой мягкой, в этом жестоком мире. Он пытался защитить и уберечь дочь, но не всегда уделял ей достаточно времени. Александра гордая и своевольная, но между тем очень добрая девочка, так похожая на свою покойную мать. Рита была единственной любимой женщиной в жизни Бориса. Казалось, в ней сосредоточен весь его мир. Мужчине тогда не нужна была власть и деньги, они ждали долгожданного ребенка, были счастливы. Она оставила его спустя несколько дней после того, как родила дочь. Что-то пошло не так началось внутреннее кровотечение, и врачи не смогли спасти жену. Мужчина думал тогда, что не переживет этого, замкнулся в себе, разъедаемый болью, и лишь вечно плачущий комочек смог вернуть его к жизни.

– А каково моё беспокойство, когда я узнаю из новостей, что на Морозова было совершено очередное покушение! Так вот не на меня, а на тебя! – Саша ткнула в сторону отца пальцем.

– Поэтому у меня достаточно охраны! – серьезно ответил Борис, хотя сам в последнее время убедился, что достаточно охраны не бывает. Особенно теперь, когда Барсов перешел все грани, желая его уничтожить. Он не гнушался устраивать покушение средь белого дня в людных местах. Но ничего за Морозовым не заржавеет, обязательно скоро ответит тем же. Жаль, у этого гада нет семьи, Борис бы с радостью ее истребил.

– Хватит! – закричала дочь. – Я смертельно устала от этого, порой хочется чтоб уж поскорее меня прибили, и я перестала мучиться.

– Не смей так даже думать, – заорал отец, он редко позволял себе повышать на Сашу голос, и всегда спокойно терпел ее скандалы. Но если дело касалось жизни дочери, тут Борис выходил из себя.

– Если еще раз я узнаю о покушении на тебя папа, я уеду так далеко, что ты никогда меня не найдёшь! – пообещала Александра.

Она много раз думала об этом, но все заканчивались только мыслями, а на самом деле не могла оставить отца одного. Остановившись у двери, она повернулась к нему и спокойно произнесла:

– И отзови своих псов!

Глава 3

Яр накинул капюшон, выходя на улицу, отец велел не высовываться, но он не собирался атрофировать сидя в четырех стенах. Парень вдохнул морозный воздух и перевел шаг на бег. Его путь нисколько не усложнял снег засыпавший тротуар, Яр обычно устраивал себе пробежки в горах. Только вот он предпочитал шум ветра, гуляющий по скалам, а не гул машин и свист колес. Несмотря на многочисленные смены мест обитания, Барсов никогда не менял свой распорядок, выработанный с детства. Олег хотел тщательно подготовить сына к предстоящему делу, но парень настоял на том, чтобы не затягивать. Его квартира находилась недалеко от университета, в котором училась дочь Морозова. Он знал время, в которое она приезжает на учебу, отец предоставил Яру подробное досье на девчонку. Парень спланировал пробежку так, чтобы в то время, когда девчонка приедет, он будет в районе университета.

Яр сбавил скорость, когда в поле зрения показалось два Гелендвагена, он уже знал, что это машины Морозова. Первый автомобиль припарковался на тротуаре, из него вышли два телохранителя внушительного телосложения, и оценили периметр. После чего открыли заднюю дверь, и из Гелендвагена показалась девушка, она строго отчитала охранников. Яр не мог слышать, что именно Морозова говорит, но видел, что девушка явно чем-то недовольна. Она оказалась слишком легкой целью, видимо ее отец не ожидал покушения на дочь. Или же охрана настолько плохо подготовлена, что делает девчонку мишенью со всех сторон. Он мог бы пустить пулю в ее голову с любого угла, и в течение считанных секунд мозги девчонки красовались бы красным пятном на белом снегу. Если охрана самого Морозова подобная этой, то значит и люди отца не лучше, это просто мечта киллера. Яр лишь на секунду прикрыл глаза и уже представил пулю со свистом устремлённую в цель. Запах пороха, щекочущий ноздри, адреналин будоражащий кровь, когда металл пронзает тело жертвы, зрелище словно в замедленной съемке. Нет он не испытывал от убийств, никакого нездорового удовольствия, это его работа и чем лучше ее выполнишь тем приятнее. Яр пробежал мимо, глядя вслед девушке, входящей в здание и недовольно бросающей взгляды на охрану, идущую следом. Парень усмехнулся проще просто не может быть, телохранители мнутся возле девчонки, будто боятся, что она их покусает, ни собранности, ни бдительности, одна показуха.

 

Яр спокойно ждал кортеж дочери Морозова, он расположился на соседней улице так, чтобы открывался полный обзор. Люди отца перекрыли дорогу, инсценировав аварию, из-за чего машины Морозова не смогут проехать дальше, и им придется ждать. Тогда и будет совершено, нападение. Задача Яра простая – вмешаться, отнять девчонку и вернуть ее домой. Наконец показался первый Гелендваген, парень приготовился, обвел взглядом периметр, все на своих местах. Автомобили остановились, как и ожидалось. Охранник вышел оценить ситуацию, и в считанные секунды оказался прижат к земле человеком отца. Завязалась потасовка, людей Барсова было в два раза больше, и им не потребовалось много времени, чтобы уложить людей Морозова. Яр видел, как вытащили девчонку, и направился в их сторону, человек отца нацелил в ее голову пистолет. И она не кричала, умоляя о пощаде, парень заметил ее спокойный обреченный взгляд, будто Морозова смирилась, и знала, что это случится когда-нибудь. Яр резко подскочил, ударив локтем в лицо того, кто держал девчонку на прицеле, мужчина упал без чувств. Барсов младший схватил ее за руку и потащил Морозову за собой, сбив по пути еще двоих человек отца.

Девчонка, ничего не понимая, следовала за ним, возможно, была в состоянии шока. Когда они были на приличном расстоянии от места покушения, она остановилась и спросила:

– Что это было?

– Это я тебя должен спросить, – равнодушно ответил Яр, заметив, как на ее лице отразилось понимание того, что произошло, и оно быстро сменилось ужасом.

– Кто вы? – насторожилась дочь Морозова.

– Видимо тот, кто спас твою жизнь.

– Мне… мне нужно домой, – произнесла растерянно девушка.

– Похоже, тебе не помешает сопровождение? – предложил Яр, зная то, что если она откажется, он все равно пойдет с ней.

– Если вам не сложно, – подумав, все же согласилась.

– Нет. Только я плохо знаю город, – усмехнулся он.

Саша внимательно смотрела на человека, спасшего ее жизнь. Парень держался за поручень в метро с безразличным видом. Девушка была благодарна ему, но почему-то ее седьмое чувство тревожно верещало, что нужно бежать от спасителя. На вид очень симпатичный парень, даже нет, красивый, и это не портят мелкие шрамы усыпавшие лицо. Александра понятия не имела, где можно заработать столько ранений, самый широкий рубец украшал переносицу, о переломе которой говорила заметная горбинка. Чувственный рот, изогнутый в ухмылке, и серые холодные глаза, о металл которых казалось, можно порезаться. Что-то было в этом парне опасное, напоминающее дикого зверя, и из-за этого хотелось держаться от него подальше. Но все же, Саша преодолела, не унимающееся чувство самосохранения, протянула парню руку и произнесла:

– Я Александра, друзья зовут Алекса.

– Яр, – ответил парень, проигнорировав ее руку.

– И все просто Яр? А как полностью? От чего сокращение? – затараторила девушка, она в нервном напряжении порой, становилась чересчур болтлива.

– Просто Яр, – отрезал он, метнув в нее молнию из серых глаз.

– Странное сокращение, – пожала плечами Александра.

– Что действительно странно, так это то что ты явно не из тех кто ездит на метро, кто ездит на метро, но все же, подозрительно хорошо ориентируешься в нем, – усмехнулся Яр.

" Яр, так Яр, чего заводится-то?" – подумала девушка.

– Да, мне иногда удается улизнуть от охраны и прокатится в метро, – призналась она добавив: – Надеюсь, вы никому не расскажите, и это останется нашим маленьким секретом.

Саша улыбнулась своей самой обворожительной улыбкой, но парня она явно не тронула, на его лице осталась все та же непроницаемая маска. Эта ее любимая улыбка срабатывала даже на угрюмом телохранителе отца, и он всегда пропускал ее, несмотря на запреты.

– Вы, значит, не местный? – спросила девушка, так и не дождавшись его ответ.

– Просто последние семь лет жил в другом городе, – нехотя произнес Яр.

– А в каком? – не унималась Алекса.

– Тебе не говорили, что ты слишком много говоришь?

Это было невыносимо, девчонка болтала без умолку, взрывая мозг Яра. Он никогда не был сторонником бессмысленных разговоров, и не собирался слушать ее бред. Парень начал жалеть, что не прихлопнул Морозову сразу, а согласился на игру отца. Если она будет и дальше так балаболить, он закроет ей рот единственным надежным способом известным ему, как говориться – мертвые не болтливы. Бросил взгляд на симпатичную девчонку, внимательно смотревшую в окно, юная почти ребенок. Сколько ей? Вспомнил из досье девятнадцать, рановато становиться трупом. Но он не испытывал ни жалости, ни сожаления, удел Александры быть убитой, и это только дело времени.

Саша не ответила ему ничего, молча повернулась к окну, и попыталась отвлечься, разглядывая мелькающие стены. Она старалась не думать о нападении, но стоило остаться наедине с мыслями, как перед глазами всплыло дуло пистолета нацеленное ей в голову. Александра тогда смотрела, перестав дышать, время словно остановилось, взгляд скользил вглубь в темноту металлической трубки откуда вот-вот должна была вылететь пуля. И она просто ждала, запретив себе думать, иначе сошла бы с ума от мысли насколько это больно. Умрет ли она сразу или будет мучиться? И что ждет ее после смерти? Но страшнее всего было бы подумать про отца, как он без нее?

Кажется, в тот момент в Саше что-то щелкнуло высвобождая прежние страхи. И сейчас она почувствовала, как паника снова завладевает ей, нет девушка не готова к этому. Приступов не было уже много лет, Алекса просто не знает, как с ними бороться. Обычно, когда они случались, была дома, и отец успокаивал ее. Господи, только не это! Она почувствовала, как испарина выступает на лбу, а руки начинают дрожать. Внутри нарастает чернота, из-за которой хочется выть от ужаса, мозг перестает трезво соображать, не справляясь с эмоциями. Нужно было отвлечься, но Саша понимала, что уже слишком поздно процесс запущен, и страх проникает в каждую клетку организма.

Яр заметил, как лицо девушки покрывается каплями пота, и ее перекосила гримаса ужаса, а тело начало дрожать. В чем, в чем, но в медицине он не был силен, хотя видел невооруженным глазом, что у Александры какой-то припадок. За шкирку вытащил пацана, сидевшего рядом с ней, и занял его место.

– Что с тобой?

– Па-па-ническая атака, – заикаясь, ответила девчонка.

– Как тебе помочь? – спросил он серьезно, не хватало еще, чтоб сама сейчас коней двинула, вот будет ирония.

– Мне нужно отвлечься, – прошептала, втянув воздух. – Таблеток не-е-ет с собой.

И как, черт возьми, он должен отвлечь ее? В забитом народом вагоне метро не так много вариантов. И Яр сделал то, что первое пришло на ум, поцеловал Морозову.

Сквозь пелену мрака Саша почувствовала жесткое прикосновение губ, и наглый язык скользнул ей в рот. Девушка растерялась, поцелуй парня был требовательный, настойчивый, и постепенно отогнал тьму. Странное чувство разлилось по телу, ей не были противны прикосновения незнакомого парня, она ощутила необычайный трепет.

Яр почувствовал, что девушка перестала дрожать, и отстранился, посмотрев на ее лицо. Александра открыла глаза не сразу, а когда распахнула, удивленно посмотрела на парня. В следующую секунду его щеку обожгла пощечина, рефлекторно сжал кулаки, и благо, что ладонь сомкнулась не на ее шее, сдержаться Яру стоило больших усилий, потому что такое сходила с рук лишь если он сам это позволял.


Издательство:
Автор
Поделиться: