Название книги:

Академия магических секретов

Автор:
Алена Федотовская
Академия магических секретов

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Отец едва не поперхнулся, увидев мою голову.

– На кого ты похожа?! – прошипел он.

– На саму себя конечно же, – ехидно ответила я. – Или ты думал, что я резко изменюсь ради какого-то графа?

Ну вот, опять я веду себя непочтительно. Но почему-то ни капельки не стыдно.

– Алексия! – пророкотал отец. – Мне все равно, как ты это сделаешь, но чтобы через час ты была внизу в приличном виде! Я прекрасно знаю про твою волшебную сыворотку, воспользуйся ею и приведи себя в порядок.

– Увы, – я похлопала ресницами, – она у меня закончилась.

– Так приготовь ее, я разрешаю! – рявкнул отец. – У тебя час, Алексия, иначе я за себя не отвечаю! И за судьбу твоей сестры – тоже!

Ну вот, начались угрозы. Отец вышел, грохнув дверью, видимо уже мало стесняясь собственного поведения. Похоже, присутствие графа его теперь не смущало. В комнату бочком протиснулась Сана.

– Зачем ты его злишь? – вздохнула она. – Познакомилась бы с графом, что в этом такого…

– Вот сама и знакомься со своим женихом, – заворчала я.

– Он не мой жених! – вспыхнула сестренка.

– Но станет им, – уверенно заметила я. – Все, иди, не мешай мне, позову, когда закончу. Лучше подслушай, что папочка графу врать будет, ладно?

– Хорошо, – улыбнулась Сана. Она явно порадовалась моему нежеланию знакомиться с графом Оттеном, а мне уже и самой захотелось посмотреть на того, кто так поразил взор моей сестры. Впрочем, ну его, обойдусь. Восемьдесят восьмое заклинание куда интересней. И я, не теряя время, уселась на пол перед котелком.

Для начала я быстро приготовила большую бутылку живительной сыворотки. Кто знает, что ждет меня после следующего заклинания, может, впору парик заказывать? Папочку удар хватит. А уж как граф удивится… лысая наяна, да он сбежит отсюда, роняя сапоги. Ладно, оставим это убийственное средство на крайний случай.

Видимо, бабуля услышала страстные мольбы обеих внучек, потому что восьмое заклинание девятого десятка все-таки удалось. Обещанное серебристое облачко и такого же цвета жидкость радовали глаз. Я осторожно отлила ее в маленький пузырек и, недолго думая, намазала на руку. В конце концов, сыворотка есть, надеюсь, успею ею воспользоваться, если вдруг останусь без кожи. Но ничего подобного не произошло, более того, жидкость случайно попала на крошечную родинку на запястье – и та исчезла! Я не верила своим глазам! Неужели получилось?!

Немедленно дотронувшись до браслета, я зашептала:

– Сана! Бегом сюда!

Сестра влетела в спальню через несколько секунд. Запыхавшись, она оглядела меня с головы до ног и облегченно вздохнула. Видимо, образ лысой наяны возник не только в моем воображении. Да, не зря говорят, что близнецы чувствуют друг друга, как себя самого.

– Что случилось? – выдохнула она, привалившись спиной к двери. Я с трудом поднялась, растирая затекшие от долгого сидения в неудобной позе ноги, и решительно приблизилась с пузырьком к сестре. Она непроизвольно отшатнулась.

– Не бойся, – уверенно произнесла я. – Трусиха. У меня сыворотка есть. И на себе я это средство уже испытала.

– И что это? – недоверчиво спросила она, а я, недолго думая, мазнула испуганную сестру по родимому пятну на щеке. Сана ойкнула и от неожиданности сползла вниз по двери. Какая же она у меня впечатлительная, или мой вечно непрезентабельный вид на нее так действует?

Впрочем, через секунду ее эмоции меня уже занимали мало. Я смотрела на чистую розовую щеку и не могла поверить.

– Что? Что там? – заволновалась сестренка, а у меня даже слов не нашлось. Я просто схватила ее за руку и подтащила к зеркалу. Прошло не меньше минуты, прежде чем Сана очнулась и снова села на пол. По ее щекам текли слезы.

– Этого не может быть, – причитала она, вглядываясь в отражение в зеркале. А я смотрела на идеальную внешность сестры и тихо радовалась, что теперь мы абсолютно одинаковые. Впрочем, насчет одинаковости я погорячилась, моя внешность от идеала была ой как далека. – Спасибо!!!

Сана обняла меня за шею и разрыдалась от души. Я похлопала ее по спине, хотя глаза предательски защипало. Я всегда была менее чувствительной, нежели сестра, да и руки опускать нельзя, надо же предупредить о подвохе этого заклинания…

– Дорогая… подожди… это же не навсегда… к сожалению, – выдавила я.

Сана резко подняла голову и со страхом посмотрела на меня.

– Как?! – испуганно схватилась за левую щеку, там, где когда-то было родимое пятно. – А на сколько?!

Я вздохнула.

– Смотри, тут написано: in danat – значит, на сутки, – перевела я. – Тебе нужно будет мазать щеку не реже раза в день. К сожалению, заклинание вечного действия мне пока не попадалось, но как только обнаружу – добавлю его в это зелье, и ты навсегда избавишься от своего пятна. По крайней мере, сейчас ты вполне можешь спуститься вниз и познакомиться со своим ненаглядным графом, – улыбнулась я.

Но Сана почему-то не обрадовалась.

– А вдруг у тебя не получится? А я в него и правда влюблюсь? Я же не смогу выйти за него замуж!

– Почему? – удивилась я. – Ну будешь мазать щеку всю жизнь, по-моему, лучше, чем отправиться в ненавистную тебе Академию, ты не находишь?

– Ты забыла про Арку Истины, – со страхом сказала Сана, а я нахмурилась. И правда, забыла. Арка Истины установлена в каждом Храме, и через нее обязательно проходят, чтобы снять все заклинания и иллюзии, и каждый из брачующихся предстает перед богиней в своем первозданном виде. Но бабуля упоминала в своей книге, что заклинание вечного действия помогает обойти даже Арку, значит, надо во что бы то ни стало его изготовить! О чем я не преминула рассказать сестре.

– А вдруг…

– Сана! – прикрикнула я. – Давай исходить из того, что у меня все получится. Ты выходишь замуж не через неделю, а в лучшем случае спустя несколько месяцев, сначала состоится официальная помолвка, потом знакомство с родителями и представление ко двору – вроде же граф не последний человек в королевстве? Думаю, за это время в Академии я успею попробовать сто двенадцать оставшихся заклинаний и добуду тебе это вечное зелье, – уверенно закончила я.

Сана захлопала глазами:

– Ты поедешь в Академию вместо меня? На факультет прорицателей?

– Вот еще, – фыркнула я. – Что я там забыла? Скажу, что отец ошибся в запросе, и пойду на факультет зельеварения. Надеюсь, там я научусь чему-нибудь нужному, да и моя вечная возня с котелками ни у кого не вызовет удивления.

– Спасибо, – растрогалась Сана. – Ты так много для меня делаешь, а я… я бесполезная совсем…

– Ты глупая – это точно, – улыбнулась я, обнимая ее. – Но самая лучшая. И вообще, ты сделаешь главное – выйдешь за своего графа и избавишь от этого меня, потому что твой Оттен мне на дух не нужен, – хмыкнула я.

– Его зовут Рэндор, – всхлипнула Сана.

– Да хоть его высочество Мартин, мне без разницы, – припечатала я. – Все, хватит сопли распускать, быстро умывайся и беги вниз изображать меня. Не забудь, что с этого дня ты отзываешься на имя Алексия.

– А ты на Алексану, – улыбнулась сестра.

– Договорились. – Я снова обняла ее и подтолкнула к двери. – Иди, у меня восемьдесят девятое заклинание на очереди. Вдруг бабуля подкинет еще что-нибудь полезное?

– Сомневаюсь, – покачала головой Сана. – Она вредная была… хотя я должна сказать ей спасибо. Но тебе – особенно!

Чувствую, она меня часами теперь благодарить будет. Приятно, конечно, но времени совсем не осталось.

– Сана, поторопись, пока папа не отправился меня искать.

– Кстати, а ты не хочешь ему рассказать об этом зелье? – вдруг спросила она.

– Нет, и ты не вздумай! – Я замахала руками. – Отец никогда не пойдет на обман графа, в мои зелья он все равно не верит и рисковать браком точно не станет. А если случится чудо и он все-таки признает, что я чего-то стою, то учебы мне все равно не видать, исполнится его мечта о двух выданных замуж дочерях, а я останусь с носом, то есть с мужем. До поступления в Академию всего неделя, и я свой шанс упускать не хочу.

– Хорошо, как скажешь, – примирительно ответила Сана и снова посмотрела на себя в зеркало. Впрочем, она почти не отрывала взгляда от своего отражения все время, пока мы разговаривали. Я вполне понимала сестренку – все-таки сбылась ее мечта, пусть даже не полностью.

– Все, беги, привет Оттену, который Рэндор, – хихикнула я. – И смотри, чтобы отец не догадался, что ты – это ты. Не надо сверлить взглядом пол, хорошо?

– Как скажешь! Спасибо! – Сана звонко поцеловала меня в щеку и выпорхнула за дверь. Отлично. Надеюсь, отец ничего не заподозрит. Впрочем, уверена, что он уже выпил не одну бутылку вина и навряд ли способен отличить дочь от служанки. Надеюсь, граф не слишком шокирован.

А я вновь уселась перед котелком в предвкушении, что же за сюрприз приготовила мне бабушка в очередной раз.

Довольная сестренка ворвалась в мою спальню как раз в тот момент, когда я вдыхала горько-пряный аромат девяносто первого зелья. Заклинание я прочитала, ничего не произошло, по крайней мере, фиолетового взрыва, как на восемьдесят девятом, или ядовито-розового облака, как на девяностом, не случилось, а запах меня крайне заинтересовал. Вот только почему-то сильно защипало глаза.

– Что… что ты делаешь? – Радужное настроение тут же покинуло Сану, и она в ужасе уставилась на меня: – Твои глаза…

– На месте? – Я не на шутку перепугалась. Хотя что за дурацкий вопрос, я же ее вижу.

– Ага… но они теперь серые!

– Не может быть! – Я вскочила и бросилась к зеркалу. И правда, ярко-синий цвет поменялся на мышиный, размер глаз значительно уменьшился, а красивая миндалевидная форма превратилась в круглую и невыразительную. Даже ресницы, казалось, стали реже и короче, а растрепанные волосы, выкрашенные частично в желтый, частично в фиолетовый, довершали новый образ. Теперь во мне никто бы не признал наяну… Так это же к лучшему! Я нашла эликсир для изменения цвета глаз, значит, в Академии мне нечего опасаться! По крайней мере, матримониальных планов сильной половины адептов. Отец же хотел отправить Сану под чужой фамилией, и чтобы никто не догадался, что она – наяна? Отлично, так тому и быть!

 

– Они навсегда такими останутся? – расстроенно спросила Сана, а я удивленно посмотрела на нее и ткнула пальцем в два уже знакомых ей слова – in danat. Сестра понятливо кивнула. – И тебе не жаль такого красивого цвета?

– Во-первых, это на время, – успокоила я ее. – Во-вторых, красота наян мне там будет только мешать. Вдруг кто жениться захочет, этого еще не хватало, отец узнает и сразу обнаружит подмену. Кстати, – я задумчиво посмотрела на сестру, – было же у бабули в третьем десятке зелий какое-то заклинание для рисования родинок, если над ним поработать, как следует, я же смогу нарисовать на щеке такое же родимое пятно, как у тебя…

Алексана в ужасе уставилась на меня.

– Ты добровольно хочешь налепить на щеку это сомнительное украшение?!

– А почему нет? – улыбнулась я. – Растрепанные разноцветные волосы, родимое пятно, очки, невзрачный цвет глаз – да на меня никто и не посмотрит! Зато я учиться буду, а не отбиваться от стайки озабоченных адептов. Все, решено! Поеду в Академию чудом чудным, дивом дивным, чтобы никто не признал во мне наяну.

– Ты сумасшедшая, – покачала головой Сана. – Я всегда мечтала избавиться от пятна, а ты добровольно хочешь себя изуродовать.

– Ну отец же сказал сегодня, что я ущербна на всю голову, – хихикнула я. – Правда, я бы с ним не согласилась, кажется, это у него… ладно, лучше расскажи, как прошла твоя встреча с графом.

Сестренка расцвела буквально на глазах.

– Он удивительный, – выдохнула она. – Красивый, вежливый, предупредительный… И так интересно рассказывает, много где побывал…

– Ты влюбилась, – констатировала я.

– Да! – с жаром ответила сестренка и тут же вспыхнула. – То есть наверное…

– Совет да любовь, – напутствовала я. – Только не забудь на Алексию отзываться, а то мало ли что…

– Я помню, – улыбнулась Сана. – Спасибо тебе за все. – И она крепко обняла меня.

– Ну хватит уже, засмущала совсем, – фыркнула я. – Иди спать, а мне еще полночи лепить родимое пятно, пора привыкать к твоей роли. Да, и самое важное, – я впихнула в руки сестры восемьдесят восьмое зелье, – мазаться не забудь!

Счастливая Сана пожелала мне спокойной ночи и наконец-то ушла. Правда, я с сомнением смотрела вслед пребывающей в эйфории сестренке и опасалась, как бы она не провалила наш план. Впрочем, в ее интересах этого не допустить, раз уж она так мечтает о графе Оттене.

Спать я легла под утро. Но с поставленной задачей справилась – родимое пятно получилось что надо и намертво прилепилось к щеке. На те же самые сутки. Потом я оттирала себя в ванной с помощью сыворотки – возвращая волосам и глазам первозданный вид. И теперь была уверена, что родной отец не отличит меня от Алексаны. А ее – от меня.

Глава 3

Неделя пролетела быстро, намного быстрее, чем я планировала. Отец не замечал подмены, хотя бы потому, что целыми днями пропадал на строительстве нового особняка. Граф Оттен оказался весьма щедрым и часть положенной платы за невесту выделил еще до свадьбы, чем наш родитель был несказанно доволен. Да и мы с сестренкой расстарались – я носила ее вычурные платья, а она – мои заляпанные бабулиными зельями, хотя тайком их все-таки отчистила. Комнатами мы поменялись, но отец все равно отсутствовал дома, так что некому было следить, кто где находится.

Мы учили друг друга: я сестренку дерзости, а она меня – молчанию, потому что понятие кротости мне совсем не знакомо. Но если у меня была возможность хотя бы просто прикусить язык – и на нем, что греха таить, уже живого места не было – и хотя бы таким образом стать похожей на Сану и не возражать отцу, то бедная сестренка краснела и бледнела, пытаясь скопировать мою манеру общения. Я переживала за нее, правда, надеялась на эйфорию отца и его желание сбыть с рук хотя бы одну наяну. И выгодно сбыть. Барон Милн был в отличном настроении и уже несколько дней не поминал витиеватыми ругательствами наших маму и бабушку.

Сана еще дважды встречалась с Рэндором и выглядела по уши влюбленной, а я забивала чемоданы необходимыми ингредиентами и штудировала бабулину книгу. Правда, теперь заниматься практикой получалось редко – все свободное время я проводила либо с сестрой, либо с Бертом. Он был в отчаянии и грозился переселиться в лес поближе к Академии, а я не могла не радоваться его намерениям. Не знаю, сколько я там проучусь, но оставлять близкого друга надолго не хотелось.

– И зачем тебе эта Академия, – ворчал он, – ты же старшие курсы на своем зельеварении за пояс заткнешь.

– Угу, если бы, – возражала я, – я же самых простейших вещей не знаю. Кроме зелий и другие дисциплины существуют, будущие адепты изучали их хотя бы дома, не говоря уже о магических школах. Я там в лужу сяду.

– Зато в зельях ты будешь лучшей, – уверенно заявлял ящер. – А история магии и прочая ерунда тебе в жизни не пригодятся.

– Так и скажу профессорам на первой сессии, – хихикала я. – Вот они порадуются. Ты точно решил переселиться в лес поблизости?

– Да, – кивнул головой Берт, – вылечу пораньше, нужно изучить окрестности, неизвестно, кто в лесу обитает и возможно ли там жить. Надеюсь, твои будущие преподаватели магических ловушек не понаставили?

– Все может быть, – нахмурилась я. – Уверена, защита там – будь здоров. Но я что-нибудь придумаю. Пока все не разведаешь, постарайся не приближаться к стенам Академии, а я при первой возможности выберусь в лес, хорошо?

– Ладно, только не задерживайся с вылазкой. – Ящер был искренне обеспокоен.

– Не волнуйся, я не оставлю тебя надолго. – Я потрепала его по загривку. – Покатаешь меня?

– Садись, коли не боишься. – Он подмигнул желтым глазом и мотнул головой, приглашая к себе на спину. Мне казалось, за последние дни Берт растет не по дням, а по часам и скоро станет размером с детеныша дракона. Но об этом я ему, понятное дело, не сказала, зачем же рану бередить?

Я возвращалась из леса, когда неожиданно увидела отца за низким забором, опоясывающим наши скромные владения, на которых не росло ничего. Все мои посадки магических растений были нещадно выполоты Тианой по приказу отца, поэтому, кроме бурьяна, палисаднику было похвастаться нечем. Барон Милн явно ждал меня, а рядом с ним переминалась с ноги на ногу испуганная Сана, судя по всему, переживавшая, что не успела меня предупредить. Отец был хмур и грозен, что явно не предвещало ничего хорошего.

– С каких это пор ты увлеклась прогулками по лесу? – вместо приветствия начал отец. – В отличие от Алексии ты за себя постоять не сумеешь, если что.

Это был комплимент… мне?!

– Прости, отец. – Я опустила голову и разве что носочком ботинка землю не поковыряла. Так хотелось рассмеяться, что я больно закусила щеку.

– Карета прибудет завтра утром, она доставит тебя в город, к стационарному порталу. Пропуск я тебе выправил, поедешь в Академию под именем Алексаны Рэйн. Я узнавал – больше никто из нашего округа в этом году не отправляется в Академию. Провожать тебя не будем, только не хватало, чтобы кто-нибудь узнал, что ты моя дочь.

«Нарини меня упаси», – подумала я, а вслух сказала:

– Да, папа.

– Но, – попыталась возразить Сана, однако отец не позволил ей закончить.

– Это мое последнее слово!

Развернувшись, он вошел в дом, а я подмигнула сестре:

– Не переживай, зато в карете я приведу себя в должный вид.

Алексана молчала, и в ее глазах снова застыли слезы. Мне было наплевать на слова отца, а она прекрасно понимала, что его пренебрежительная речь, по сути, предназначалась именно ей. Я ободряюще похлопала сестренку по плечу.

– Не переживай, тебя это уже не касается. Когда вы отправляетесь в столицу?

– На днях, – всхлипнула она, – когда будет готов мой новый гардероб.

– Отлично, не забывай рассказывать обо всем, что происходит. Зелья тебе надолго хватит, а в Академии, если потребуется, приготовлю следующую порцию. Думаю, как-нибудь смогу передать его тебе.

Сана порывисто обняла меня.

– Я буду скучать, – шепнула она.

– Я тоже…

Пришлось выдохнуть и подумать о насущных делах, чтобы не разреветься вслед за Саной. Только этого не хватало.

Но я все-таки расплакалась, в карете, по дороге в город. Ни разу в жизни я не уезжала из дома, но, самое главное, не расставалась с сестрой. Мы так и не легли спать этой ночью и проговорили до утра. Расставаться было очень больно, но, к сожалению, необходимо. Похоже, закончилось наше беззаботное детство…

Вытерев непрошеные слезы, я приступила к своему полному преображению. Захваченными из дома ножницами безжалостно состригла длинные волосы, и моя прическа приобрела привычный растрепанный вид. Остатками двух последних неудачных отваров – ядовито-желтого и иссиня-фиолетового – я намазала отдельные пряди, чтобы мои последующие эксперименты с бабулиной книгой не вызывали удивления на лицах сокурсников и преподавателей – если и поражать их своим видом, так сразу. Проверила, как держится родимое пятно, вдохнула аромат зелья, меняющего цвет и форму глаз, и в довершение образа нацепила на нос очки. Хоть в них и были простые стекла, но теперь точно никому в голову не придет заподозрить в моем облике наяну – они всегда отличались отменным здоровьем, и проблем со зрением у них не было. В желании полностью изменить внешность я задумалась, не навертеть ли чего на себя, чтобы скрыть тонкую талию, но справедливо решила, что с этим неплохо справится и студенческая мантия. Насколько я знала, ее крой был весьма просторным.

О Тарринской Академии магических секретов я почти ничего не знала. В книгах, доступных в домашней библиотеке, она упоминалась редко, а из нашей деревни в ней учился разве что Динор, и то, полагаю, это было давно и неправда. Но он любил хвастаться своим обучением, продлившимся ровно год. Поговаривали, что его исключили из Академии за пьянство, что Динор, брызгая слюной и картинно заламывая руки, рьяно отрицал, а я была уверена, что это чистая правда, судя по его пристрастиям. Кстати, после того, как мы спугнули сыновей предсказателя, в лес они больше не возвращались. Видимо, боялись, что в следующий раз могут просто не выжить после нападения очередной танарии. Оно и правильно, без Берта лес оставался практически беззащитным.

Скупые сведения, просочившиеся в нашу деревню, гласили, что в Академии существует четыре факультета. Я знала только о факультетах прорицателей и зельеварения, другие оставались для меня тайной, покрытой мраком. Впрочем, они меня не интересовали, хотя и прорицатели не входили в круг моих интересов. Мне еще предстояло как-то убедить приемную комиссию в ошибке отца. Как бы они не послали ему запрос… Хотя я и предупредила Сану, чтобы она приложила усилия и самостоятельно вскрывала любую почту из Академии. Наш план не должен провалиться из-за такой мелочи.

Мы въехали в город, и я с любопытством выглянула в окно. В городе мы с сестрой были всего пару раз, очень давно, при этом почти не покидали карету. Я категорически отказывалась ехать без Саны, а отец не хотел являть ее лицо миру, поэтому мы всего лишь прокатились по улицам, посмотрели на аккуратные домики, сложенные из белого и серого камня, узорные решетки на окнах, яркие красочные вывески и даже ни разу не заглянули в знаменитые кондитерские, хотя обе были сладкоежками. Отец нехотя зашел туда один раз и принес маленький пакетик с пирожными. Чем больше я вспоминала наше детство, тем больше меня охватывала злость на отца. Даже я не всегда замечала его пренебрежительного отношения к Сане, ведь все старалась делить с нею пополам, а она страдала и оттого, что я многого лишаюсь из-за нее. Глупая. Нужны мне эти кондитерские, если сестренка будет несчастной.

Из воспоминаний меня вырвала резкая остановка кареты, причем настолько резкая, что я слетела с сиденья и едва не ткнулась носом в противоположную стену. Больно приложившись коленками об пол, я ойкнула и поправила съехавшие на кончик носа очки – как же раздражал меня этот дополнительный аксессуар! Я уже сомневалась в своем решении его использовать, но, с другой стороны, оно было оправдано – очки точно отвадят желающих разглядеть черты моего лица. С трудом поднявшись, я плюхнулась на сиденье и выглянула из окна, недоумевая, что же послужило причиной такой непредвиденной остановки.

Наискосок от нашей кареты я заметила другую – видимо, мы неудачно выехали на общую дорогу и лошади банально шарахнулись друг от друга, да так, что кареты развернуло и чужое окно оказалось едва ли не напротив моего. Я высунулась, с интересом разглядывая невольную помеху, и ее хозяин, что неудивительно, сделал то же самое.

– У вас все в порядке? – произнес приятный мужской голос, а я уставилась на своего визави. Он был молод, не старше тридцати, ярко-голубые глаза на смуглой коже смотрелись необычно, а ямочки на щеках смягчали черты лица. Его внешность вряд ли можно было назвать совершенной, но притягательной – определенно. Аккуратный, идеально выглаженный костюм довершал образ, и я невольно потянулась к складкам на своем платье, которые мужчина никак не мог видеть.

 

– Да, все в порядке, – вышла я из оцепенения. – Простите, похоже, это вина моего кучера.

Мужчина улыбнулся:

– Ничего страшного, вы тут точно ни при чем. Торопитесь?

– Немного.

Почему он так действует на меня? Впрочем, я быстро догадалась – в отличие от остальных представителей сильной половины человечества, приходящих в наш дом, он не смотрел с вожделением, и у него не было в отношении меня никаких матримониальных планов. Да и не могло быть, я же теперь выгляжу, как…

– Не смею вас задерживать, попрошу кучера придержать лошадей, – снова улыбнулся мужчина, а я даже пожалела, что поторопилась с изменением облика. Хотя, о чем это я, будь у меня внешность наяны – у мужчины загорелись бы глаза, точно так же как у всех остальных, а в мыслях замелькали наши будущие дочери и золото, которое он мог за них получить. И в довесок – вечно юная жена… Впрочем, с таким-то мужчиной… стоп, Алексия, куда это тебя занесло! Неужели забыла о бесчисленных предложениях, сыпавшихся на твоего отца? Правда, кандидаты на мою руку были весьма небогаты, что совершенно не устраивало папочку, даже несмотря на репутацию нашей семьи.

– Леди, с вами точно все хорошо?

Ох, я же не ответила, увлекшись собственными, довольно-таки грустными мыслями. Я улыбнулась, при этом поправляя очки и сдувая челку со лба.

– Конечно, не беспокойтесь, – машинально кивнула ему, – вы очень любезны.

– Счастливого пути. – Незнакомец махнул мне рукой и скрылся внутри кареты. Чего и следовало ожидать. Наверное, стоило порадоваться, что маскировка работает, но почему-то от непонятной тоски защемило сердце.

Договорившись с коллегой, который уступил дорогу с явной неохотой, ведь правда была на его стороне, мой кучер прикрикнул на лошадей и пустил их почти в галоп. Другая карета осталась далеко позади, а жаль, мне было интересно, куда она направлялась.

Перед высоким двухэтажным зданием стационарного портала я вышла полностью преображенной, даже шнуровку на платье ослабила, чтобы талия не казалась такой тонкой. Причем я хорошо постаралась, служитель на входе вздрогнул и, кажется, приобрел нервный тик правого глаза. Надо же, какой впечатлительный. Это он меня после шестого заклинания пятого десятка не видел!

– Вам к-куда? – пробормотал он, не отводя от меня взгляда. Я вежливо поздоровалась и протянула пропуск. Служитель с трудом сфокусировал взгляд на картонке с золотым тиснением и махнул рукой, приглашая внутрь. – Пр-роходите.

И я услышала тихие слова, сказанные им себе под нос:

– Да, такое чучело только в Академии и ждут…

Ах, вот как! Ну что ж, покажу тебе чучело! Я даже сама себе не могла объяснить, почему так взъелась на этого человека, ведь, собственно, добилась именно того, чего хотела. Но почему-то его слова меня задели. Возможно, не привыкла к тому, что моей внешностью не восхищаются? Руки сами полезли в карман плаща, и я незаметно сунула за шиворот бедолаге шарик с двадцать шестым зельем из бабулиной книги. Вполне безобидное, кстати, но вызывающее не прекращающуюся в течение часа щекотку.

– Ай! – хихикнул служитель. – А-я-яй!

– Невежа, – буркнула я, проходя мимо корчащегося от смеха человека. И почему-то было ни капельки не стыдно.

Здание портала встретило меня полумраком и прямо-таки могильным холодом. Возникло ощущение, что пользуются им нечасто, впрочем, так оно и было. Город и прилегающие деревни обеспечивали себя сами, и перемещения в другие части страны здесь происходили редко, причем настолько, что требовалось выписать специальный пропуск для путешествия куда-либо. Я шла по длинному коридору со сводчатым потолком, и звук моих шагов эхом разносился по всему зданию. Не иначе, чтобы очередной служитель знал о приближении нежданного посетителя. А то, что я оказалась нежданной, было заметно еще на входе.

Встретивший меня в комнате с порталом человек в невзрачной серой одежде, слава Нарини, мою внешность не комментировал. Мне показалось, он не способен вообще ни на какие эмоции. Бесстрастно забрав пропуск, служитель кивнул, приглашая подойти ближе. Я видела портал впервые, хотя много читала о них: большая серебристая рамка внутри каменного свода, со странными надписями по его краям. Служитель пробежал пальцами по некоторым из надписей, и портал вспыхнул синим.

– Тарринская Академия магических секретов, – бесстрастно произнес служитель, махнув мне рукой. Я прижала к себе большую сумку с набором самых дорогих вещей, которые не рискнула отправлять магической почтой – в том числе с бабулиной книгой, – и, зажмурившись, шагнула в портал.

А в следующее мгновение меня снесло чьим-то довольно-таки немаленьким телом и впечатало в каменный пол, да с такой силой, что едва ребра не хрустнули, а искры из глаз посыпались самые настоящие. Кажется, я даже потеряла сознание на долю секунды и порадовалась, что обладаю регенерацией наян. Любая другая на моем месте после такого неделю провалялась бы в лазарете.

– Смотри, куда идешь! – фыркнули мне на ухо, а в следующее мгновение тяжесть, придавившая к полу, исчезла.

Меня бесцеремонно подняли на ноги и даже слегка встряхнули. Я рискнула осмотреться и натолкнулась на возмущенный взгляд изумрудно-зеленых глаз. «Лягушачий цвет», – успела подумать, пока это чудо, кстати, довольно-таки красивое, вновь не открыло рот.

– Тебя не учили, что зажмуриваться при переходе через портал – лишнее?

В ушах звенело, но я все-таки смогла уловить, что молодой человек сердится. Не поняла, он меня едва не покалечил, а я еще и виновата?!

– Руки убери, – прошипела я, отталкивая нахала и едва не роняя при этом сумку.

Ростом он был выше на голову, темные волнистые волосы падали на плечи, а четко очерченные губы кривились в ядовитой усмешке. Нет, не лягушка. Змей. Хоть и красивый. Он разглядывал меня со все возрастающим изумлением, плавно переходящим в презрительную ухмылку.

– И откуда к нам в Академию такое чудо растрепанное занесло? Девочка, ты адресом не ошиблась?

Фу, еще и хам.

– Не ошиблась, чего не могу сказать про тебя!

Я гордо вздернула подбородок и хотела обойти застывшее передо мной изваяние, но нечаянный собеседник схватил меня за плечо. Я с недоумением посмотрела на длинные пальцы и подняла глаза.

– Кажется, кто-то очень не хочет здесь учиться, – прищурившись, задумчиво протянул он.

– Сочувствую, – фыркнула я. – Портал за моей спиной, дорога открыта, счастливого пути.

И попыталась высвободить плечо, что у меня, понятное дело, не вышло. Вокруг нас уже образовалась немаленькая толпа адептов, выходящих из двух порталов, расположенных рядом. Видимо, из второго портала этот хам и появился.

– Девочка, ты забываешься, – ровно произнес он. – Я поступаю уже на третий факультет, и в моих силах не допустить, чтобы тебя сюда зачислили.

Я расплылась в улыбке.

– Третий факультет? Правда? А два предыдущих не выдержали твоего присутствия? Как я их понимаю! На твоем месте я бы даже вещи не распаковывала.

– Что?!

Вокруг нас раздалось хихиканье, кое-где переходящее в тихий смех. Изумрудные глаза блеснули, и пальцы сжали мое плечо еще сильнее. Ну вот, синяки проступят, ладно, хоть сойдут быстро. Впрочем, сцена явно затянулась. Я сунула свободную руку в карман плаща и нащупала шарик с тридцать восьмым зельем. Еще ни разу его не использовала, а тут и повод есть. И я, недолго думая, подкинула бабулин шедевр в ворот белоснежной рубашки вцепившегося в меня хама. Стоит ли говорить, что это был маленький разряд молнии? У меня после него волосы два часа стояли дыбом.

– Зараза! – крикнул мой мучитель, но мою руку выпустил. Я юркнула под его локоть и побежала вперед по широкому коридору, выходящему из зала с порталами, крикнув напоследок:


Издательство:
Автор
Книги этой серии:
Поделится: