Название книги:

Академия магических секретов

Автор:
Алена Федотовская
Академия магических секретов

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Приятно познакомиться!

Ох, надеюсь, я палку не перегнула? Но на преподавателя он не тянул, наверняка какой-то представитель золотой молодежи – насколько я знала, здесь таких много. Столичные франты, что с них взять. А этот еще и бездарь, раз его с двух факультетов выгнали.

Я лавировала между студентами, а они с улюлюканьем кричали мне вслед. Ну вот, не успела появиться, как уже нажила проблем на свою голову. И чего мне стоило промолчать? Но почему-то этому зеленоглазому совсем не хотелось уступать.

До приемной комиссии я добежала одной из первых. Гордая надпись «Добро пожаловать в Тарринскую Академию магических секретов. Приемная комиссия» красовалась над огромными дубовыми дверями, перед которыми толпилось несколько человек. Будущие адепты удивленно посмотрели на взъерошенную от быстрого бега меня, кое-кто даже захихикал. Еще бы, мой вид и так далек от совершенства, а теперь волосы растрепались еще больше, а очки сползли на нос.

– Торопитесь, девушка? – подмигнул мне коренастый молодой человек приятной наружности. Его волосы были стянуты в хвост, а темные, почти черные, глаза искрились смехом.

– Очень. – Я с трудом перевела дух.

– И куда поступаете? – задал он новый вопрос.

– На зельеварение, – призналась я.

– Видимо, у вас богатая практика, – хмыкнул он, задержав взгляд на моих волосах, и снова подмигнул. – Джордан.

– Алекси… сана, – быстро поправилась я. – Можно просто Лекса.

– Очень приятно. Проходи, – и он пропустил меня вперед. Вовремя, потому что зеленоглазый упырь уже почти достиг дверей приемной комиссии с самым зверским выражением на лице. Я ойкнула и быстро просочилась внутрь.

Дверь за моей спиной с грохотом захлопнулась, и я оказалась в огромном зале с высоким сводчатым потолком. Стены, лишенные каких-либо окон, были завешаны мрачными гобеленами, изображающими сцены каких-то баталий, и чем дальше я продвигалась вперед, тем мрачнее были картины с поля боя. Поежившись, я припустила едва ли не бегом, в последний момент затормозив у массивного стола, за которым сидели трое, судя по всему, преподавателей. Они неодобрительно глядели на меня, и их вид не предвещал ничего хорошего. А здесь-то я в чем провинилась? Что ж поделать, если на дух не выношу сцены войны.

Пожилой старичок с седыми волосами, собранными в хвост, протянул мне руку. Я недоуменно уставилась на него, но решила вести себя вежливо и пожала суховатую ладонь. На лице старичка отразилось искреннее изумление, а сидящие рядом с ним высокий кудрявый блондин в синем костюме и темноволосая худенькая женщина в строгой фиолетовой мантии едва сдерживали смех.

– Очень приятно, – пробормотала я. – Алексана Рэйн.

Старичок вырвал руку и машинально представился:

– Профессор Бруни. – Но тут же насупился и требовательно добавил: – Я хотел увидеть ваши документы, леди Рэйн.

Ой, кажется, я сделала что-то не то.

– Конечно-конечно. – Я полезла в сумку, едва не выронив при этом книгу. – Они были где-то здесь…

– Вам помочь? – Блондин явно веселился, глядя на меня.

– Нет, благодарю, – рассеянно ответила я и наконец нашла искомое. – Вот! – Я протянула папку старичку, но тут же предупредила: – Только там ошибка в факультете, отец неправильно заполнил, а времени исправлять уже не было.

Профессор Бруни недоуменно хмыкнул, но папку забрал и пролистал ее содержимое. А затем пристально взглянул на меня.

– Здесь указано, что отец записал вас на факультет прорицания, – заметил он. – И как сильно он ошибся?

– Сильно, – вздохнула я. – Я хочу учиться на зельеварении.

– Амалия, тебе крупно повезло, – усмехнулся блондин.

– Я вижу, – улыбнулась женщина, с интересом меня разглядывая, а мне стало как-то не по себе. Старичок кашлянул.

– Если ваш отец действительно ошибся, мы это сейчас узнаем, магический кристалл поможет определить предрасположенность к факультету. Предварительное заявление от родителей требуется, если вы обладаете несколькими талантами и существует проблема выбора. Правда, за оформлением перевода, если кристалл покажет ваши способности к зельеварению, вам придется обратиться к ректору. Воля родителей учитывается в случае спорного распределения.

– Как скажете, – потупилась я.

Все, обещаю, с этой минуты я сама кротость. Вот бы научиться этому у собственной сестры, чью личину я надела на себя. И тут же покрылась холодным потом. О чем думал отец, когда отправлял Сану на факультет прорицателей под чужим именем? Ведь они бы сразу поняли, что фамилия у нее ненастоящая… А о чем думала я, когда приехала сюда под именем своей сестры? Да этот кристалл им сразу глаза откроет! Или все-таки прорицание не может определить ложь до такой степени? Вдруг они видят образами? Сестра точно ничего подобного не могла определить, но и дар у нее небольшой!

Отступать было некуда, и я покорно протянула руки к появившемуся на столе передо мной большому, размером с апельсин, многогранному переливающемуся камню на подставке, как мне показалось, из чистого золота. Ничего себе, как все серьезно… и страшно. Я хотела было зажмуриться, но почему-то вспомнила насмешливые слова о моих закрытых при переходе через портал глазах и передумала, решительно дотронувшись до кристалла. Он мгновенно вспыхнул фиолетовым светом, настолько ярким, что профессор Амалия вздрогнула.

– Да-а-а-а-а, – протянул профессор Бруни. – Девочка не обманула, очень сильные способности к зельеварению. Что ж, Амалия, принимай пополнение.

Женщина почему-то сглотнула, уставившись на меня, и что-то черкнула в моих документах.

– Добро пожаловать, – пробормотала она. – Слева от стола дверь, откроете ее, подниметесь на третий этаж и пройдете до конца коридора. Перед вами будет кабинет ректора. Оформите у него перевод и возвращайтесь. Будем определяться с вашим заселением.

– Спасибо! – просияла я, сгребая со стола папку. – Поверьте, я вас не подведу!

– Почему-то даже не сомневаюсь, – криво улыбнулась она, не сводя взгляда с моих волос. Наверное, с желтым зельем я переборщила. Ладно, смою сывороткой, всего делов.

Бодро зашагав в указанном направлении, я открыла нужную дверь, но, не выдержав, оглянулась. Трое преподавателей перешептывались, не сводя с меня глаз. Да, произвела я на них впечатление…

За дверью обнаружился узкий коридор, освещаемый яркими лампами, судя по всему, имеющими магическую природу. Бодро пройдя вперед, наткнулась на обещанную лестницу, спиралью закручивающуюся вокруг каменного столба. Я осторожно начала подниматься по ступеням, каждые три десятка которых заканчивались небольшой каменной площадкой с уходящим в сторону коридором. Надеюсь, правильно определила, что вторая площадка – это третий этаж? Не хотелось бы сюрпризов, их и так с самого утра достаточно. А еще очень хотелось спать – все-таки бессонная ночь давала о себе знать…

Но мне повезло – коридор за второй площадкой закончился внушительным шестиугольным залом с дверями на каждой грани и огромными стрельчатыми окнами между ними. Панели из темного мореного дерева делали зал строгим, а вот ярко-синие мягкие диваны добавляли легкости этому странному помещению. Наверное, чтобы пришедшие не слишком пугались перед встречей с начальством. Я вздохнула, собираясь с духом, и все-таки постучалась в дверь с золотой табличкой «Ректор Академии магических секретов – профессор Шелдон Ферт».

– Войдите!

Услышав это, я толкнула дверь, но она не собиралась поддаваться. Еще одно испытание для посетителей. Из чего она сделана, из камня, что ли? А на вид дуб дубом. Я навалилась всем телом и даже подумала: а не надо ли разбежаться для верности. Может, это еще одно испытание – вынеси дверь, получи перевод?

Но предмет моих мучений неожиданно поддался – похоже, кто-то дернул его с другой стороны, и я, ойкнув, влетела в кабинет, тут же попав в чьи-то крепкие объятия. Мне сегодня определенно везет! Впрочем, в этот раз меня хотя бы не уронили. Кстати, от дурной привычки зажмуриваться все-таки пора избавляться, прав тот гад зеленоглазый…

Разлепив ресницы, я уставилась на того, в чьи объятия по случайности угодила. Вид изумленного мужчины тут же привел меня в чувство. Как-то не планировала я с утра обниматься с ректором… О том, что это ректор, было несложно догадаться, – кто еще мог находиться в его кабинете в одиночестве? Но я не могла поверить своим глазам! Кто же знал, что хозяин кареты, которая едва не столкнулась с моей, – ректор Академии?!

– Прошу прощения, я совсем забыл, что закрылся на ключ. – Приятный баритон ласкал слух, и я даже как-то расслабилась в чужих объятиях. – А вы опять торопитесь, леди, – засмеялся он.

Нарини, какая улыбка… у меня рука непроизвольно зачесалась, так захотелось содрать со щеки ненужное родимое пятно и найти в сумке свою сыворотку. Ничего себе, что это на меня нашло?! Не о том ты думаешь, Алексия!

– Не хотелось опоздать на поступление, – потупившись, призналась я. И услышала веселое фырканье.

– Каждый год одно и то же. Адепты почему-то думают, что чем раньше они попадут в приемную комиссию, тем больше привилегий получат. Уверяю вас, условия проживания в общежитии у нас неплохие, комнаты на двух человек, разве что вы хотите отдельные апартаменты, но это заказывается заранее. Во всем остальном никакой разницы нет, попадете вы в Академию первой или последней.

Я нашла в себе силы и мягко высвободилась из объятий ректора. Он весело на меня посмотрел и отошел на пару шагов, скрестив руки на груди.

– Что же привело вас в мой кабинет? Только не говорите, что вы что-то натворили, не поверю.

– Пока не успела, – машинально вырвалось у меня, и я покраснела. А ректор рассмеялся.

– Герцог Шелдон Ферт, можно лорд Ферт, – все еще смеясь, сказал он. – А ваше имя, адептка? Как я понимаю, будущая?

Я вздохнула.

– Надеюсь… то есть надеюсь, что… – Мысли путались, но я взяла себя в руки и твердо посмотрела ему в глаза. В красивые голубые глаза, между прочим. – Леди Алексана Рэйн. Мне нужен перевод, отец неправильно указал факультет, – и я протянула ему папку.

 

Ферт забрал у меня предложенное и, обойдя большой массивный стол, уселся за него, жестом предложив мне занять одно из кресел по другую сторону. Я осторожно присела на краешек кожаного кресла и огляделась. Во многом кабинет напоминал атриум, с той лишь разницей, что синего цвета здесь не наблюдалось, обстановка была строгой, под стать должности ректора Академии, но не особенно подходящей улыбчивому Ферту. Возможно, с ее помощью он пытался выглядеть солиднее?

Я отвлеклась от разглядывания портретов хмурых мужчин в длинных мантиях и перевела взгляд на ректора. По мере прочтения моих документов его брови неумолимо ползли вверх.

– Очень интересная ошибка, встречаю такое впервые. – Он поднял на меня глаза. – Ко мне часто приходят за переводом с факультета зельеварения на артефактику и обратно, все-таки у них много общего, но чтобы вот так… Почему отец записал вас именно на факультет прорицания? Была причина? Не думаю, что можно ошибиться в документах на представление в Академию, все-таки это не счет в овощной лавке.

Его взгляд прожигал, и я поежилась. Но играть свою роль собиралась до конца.

– Понимаете, я один раз случайно предсказала погоду, – вдохновенно начала я врать. – Честно признаюсь – пальцем в небо, но сошлось, что удивительно. Отец обрадовался, потому что ему не нравится мое увлечение зельями, он считает, что на внешности девушки оно отражается не лучшим образом.

Ферт не смог сдержать смешка.

– Кажется, я начинаю его понимать, – произнес он, но тут же поправился: – Не обижайтесь, но у вас очень оригинальный цвет волос, я бы даже сказал, эксклюзивный. Поверьте, я уже не один год принимаю на первый курс адептов факультета зельеварения, но вы – уникальны в своем роде.

Конечно, у них же не было бабулиной книги!

– Спасибо, – машинально произнесла я, хотя, собственно, за что?! Очарование знакомства начинало потихоньку отступать, и мне даже стало как-то легче от этого. – Собственно, я и хочу поступить на зельеварение, чтобы научиться хотя бы мерам предосторожности.

– Похвально, – кивнул ректор. – Я смотрю, профессор Горрейн записала третий балл по способностям – это высший балл, очень интересно. Полагаю, у меня нет причин вам отказать, иначе факультет зельеварения потеряет перспективного мага. – Он был серьезен, но в глазах плескалось веселье. – Хорошо, адептка Рэйн, вы приняты и переведены на желаемый вами факультет. Вернитесь в приемную комиссию, там выдадут листок на заселение и список необходимых книг, которые вы можете получить в библиотеке.

Мое сердце радостно подпрыгнуло, и я снова улыбнулась ректору, на этот раз с искренней благодарностью. Моя мечта сбылась! Я буду учиться там, где хочу!

– Спасибо, лорд Ферт, – продолжая улыбаться, сказала я. Забрав протянутую папку, прижала ее к груди, однако обнять и даже расцеловать хотелось именно ректора. Тьфу, да что за мысли, Алексия! Хотя что еще должен чувствовать человек, у которого сбылась мечта всей жизни?! Кажется, я еще весьма сдержанна, по крайней мере, не набрасываюсь на Ферта в порыве благодарности. А чего это он так улыбается, неужели был бы не против? Ой, я же не выгляжу сейчас, как наяна, какое «не против», просто воспитанный и вежливый…

– На здоровье, адептка Рэйн, – ответил ректор, поднимаясь. – Надеюсь, ваше обучение станет и для вас, и для Академии приятным.

– Что-то я сомневаюсь.

Услышав насмешливый голос за своей спиной, я резко обернулась. Дверь я так и не закрыла, и в ее проеме увидела того, кто пострадал от моей руки. Точнее, пострадали мы взаимно, но… Я сглотнула. «Змей», а других слов в отношении его у меня так и не подобралось, мягкой походкой хищника приблизился ко мне и встал рядом. Я физически ощущала исходящие от него волны презрения и непроизвольно попятилась.

– Тем более что… хм… адептка нарушила третий пункт восьмого параграфа Устава Академии, – и зеленые глаза удовлетворенно блеснули.

Я со страхом переводила взгляд со Змея на лорда Ферта и обратно, с силой вцепившись в папку с документами. Только не хватало, чтобы за нарушение какого-то там пункта меня исключили, не успев принять!

– Эриан, какой сюрприз. – Ректор смерил моего обидчика внимательным взглядом, в котором все так же плясали смешинки. – Третий заход? Что на этот раз? Только не говори, что прорицание.

– Не скажу, лорд Ферт, – хмыкнул Змей. – Зельеварение, само собой.

У меня сердце ушло в пятки от его ответа. Неужели я буду учиться вместе с этим упырем?!

– Что ж, добро пожаловать, мы скучали по тебе, – усмехнулся ректор. – А насчет третьего пункта… Тебе напомнить, что по нему тебя можно было отчислить уже раз десять, или сам догадаешься?

– О, – усмехнулся он в ответ, – то есть сей пункт Устава давно затянуло паутиной, и я могу воспользоваться Конвенцией о защите жизни и здоровья? Спасибо, господин ректор, я всегда хотел услышать это от вас!

– Не паясничай, Олберт, – одернул его Ферт. – Не хочешь ли ты сказать, что леди Рэйн первая напала на тебя и использовала заклинание?

– Именно так, – осклабился Змей, – у меня в свидетелях половина факультета. Но я, пожалуй, в кои-то веки проявлю снисхождение и не буду требовать ее немедленного отчисления, все-таки очередной год в Академии мне бы хотелось провести, как обычно, весело и с огоньком. – Он внимательно посмотрел на меня. – Правда, веселье, как я полагаю, для кое-кого будет недолгим, но, надеюсь, забавным.

Я захлопала глазами, а ректор нахмурился.

– Не тебе решать, кого оставлять, а кого отчислять, Олберт. Мой тебе совет – хотя бы в этом году веди себя прилично, – строго сказал он. – Иначе, сам знаешь, я не посмотрю, что…

– Конечно, лорд Ферт, можете не сомневаться. – Его улыбка была настолько злорадной, что я вздрогнула.

– Что привело тебя ко мне, Эриан? – поинтересовался ректор.

Змей довольно ухмыльнулся.

– Леди Горрейн, когда узнала, что я буду учиться на ее факультете… в общем, ей требуется помощь, – охотно пояснил он.

Ферт повысил голос:

– Что ты ей сделал?!

– Клянусь, лорд директор, ничего, даже пальцем не тронул, только в зал приемной комиссии вошел. Она, кстати, еще что-то шептала перед обмороком про разноцветные волосы, так что, полагаю, ответственность за недомогание леди Горрейн мы можем разделить с адепткой… как тебя там, Колючка?.. на двоих.

Я возмущенно посмотрела на него и хотела достойно ответить, но непроизвольно вырвалось:

– Почему «Колючка»?

– Потому что твое заклинание, милый мой растрепыш, для меня стало разве что колючим, а вот если применить его к тебе… Сама формулу выдашь или помочь?

– Адепт Олберт! – грозно произнес ректор. – Отправляйся к себе! Полагаю, ты давно уже знаешь, как туда добраться. Список книг и прочее… – Он неожиданно замолчал. – Уйди уже, Эриан, с глаз моих.

Змей расплылся в улыбке:

– Как скажете, ваше ректорство, – насмешливо поклонился он. – Позвольте мне проводить адептку Колючку.

– Обойдешься, – прошипел Ферт. – В этом году даже не надейся на поблажки, Эриан.

– Само собой, – хмыкнул Змей. И вдруг повернулся ко мне и тихо, так, чтобы Ферт не слышал, спросил: – На каком факультете учиться будешь, трехцветик?

Ну это уже совсем никуда не годится! Долго он будет меня обзывать?!

– На зельеварении, и можешь не сомневаться, что у кое-какого Змея хвост окажется лишним, как у ящерицы! – не вытерпела я.

Эриан запнулся на мгновение, а затем, широко улыбнувшись, неожиданно наклонился к моему уху и прошептал:

– Сама отрывать будешь, убогая?

– Эриан Олберт!

Но ответить Змей не успел – неожиданно на пороге появился тот самый кудрявый блондин из приемной комиссии. Выражение его лица было, мягко говоря, взволнованным.

– Лорд Ферт, вас ждут внизу. Амалии стало нехорошо, – он бросил неприязненный взгляд на Змея, – и у нас не хватает участников в приемной комиссии.

Ректор кивнул.

– Олберт, ты свободен. – Он повернулся к блондину. – Я провожу адептку Рэйн к коменданту, думаю, он сам разберется и со списком, и с заселением, а затем присоединюсь к вам.

Тот понятливо кивнул.

– Пожалуй, я не премину сделать то же самое с адептом Олбертом. – Он посмотрел на Змея, на что последний усмехнулся и язвительно ответил:

– Надеюсь, вы не станете копаться у меня в голове, лорд Теллер? Хотелось бы напомнить, что это запрещено.

Ни один мускул не дрогнул на лице профессора, и он невозмутимо ответил:

– Не переживайте. И можете не сомневаться, я помню не только о ваших правах, адепт Олберт, но и об обязанностях. И да, на всякий случай предупреждаю, что на мой факультет вы не поступите ни при каких условиях, ибо бездарны в прорицании.

Змей пожал плечами.

– Поверьте, лорд Теллер, я и не стремился, ибо бездарным считаю не себя, а ваш факультет. О, простите, – он склонил голову, – примите мои извинения, погорячился, у вас учатся весьма талантливые мистификаторы. – Он повернулся и смерил меня насмешливым взглядом. – Скоро увидимся, Колючка, и поверь, ты надолго запомнишь нашу встречу.

Развернувшись, Эриан вышел из кабинета, и лорд Теллер, кипевший от негодования, нехотя отправился за ним. Я хотела было последовать их примеру, но внезапно лорд Ферт опустил руки на мои плечи и пристально взглянул в глаза, и я порадовалась, что их натуральный цвет надежно скрыт.

– Адептка Рэйн, вы действительно напали на Олберта?

Ох, как же не хотелось отвечать на этот вопрос!

– Не совсем, он меня толкнул, вцепился, и…

Я замолчала, но Ферту, судя по всему, продолжение и не требовалось. Он покачал головой:

– Нашли с кем связаться. По Эриану давно отчисление плачет, но, к сожалению, Гильдия магов против, они ждут его с нетерпением.

Я удивленно посмотрела на ректора:

– Гильдия ждет адепта, который третий раз определяется с факультетом и никак не может доучиться?!

– Если бы все было так просто, – вздохнул Ферт. – Олберт закончил два факультета за два года вместо положенных трех на каждый. Прорицание – да, ему не дано, но вот остальное… Прошу вас, леди Рэйн, не связывайтесь с ним. Щадить я его не собираюсь, но и скандалы в Академии нежелательны. Однако, уверяю вас, вы всегда можете ко мне обратиться, возможно, удастся выставить Эриана отсюда.

Да-а-а… ну что же, ты влипла, Алексия. Вот уж повезло так повезло! Однако если у меня получилось поступить сюда, обмануть отца и обвести вокруг пальца приемную комиссию, то никакой, даже самый гениальный адепт меня не испугает! Тем более на факультет зельеварения он только что поступил, и мы еще посмотрим, кто кого!

Глава 4

Пока мы спускались на первый этаж, лорд Ферт был молчалив и явно погружен в свои мысли, а я не рискнула его тревожить. Наверняка он подумал, что кроме одной проблемы в виде Змея получил другую в моем лице. А мне бы очень не хотелось доставлять проблемы ректору. Я вообще-то учиться сюда приехала.

Лорд, как и обещал, проводил меня к коменданту – веселому и улыбчивому человеку с лучистыми морщинками у глаз. Едва мы вошли в его маленький кабинет на первом этаже, с неприметной дверью, но чистой, буквально вылизанной до блеска скромной обстановкой, он поднялся из-за стола и удивленно посмотрел сначала на Ферта, а затем на меня. Видимо, нечасто ректор сам приводит к нему адепток.

– Добрый день, – вежливо поздоровалась я, и комендант ответил мне тем же.

– Ирвин Корел, – кивнул он мне и улыбнулся, отчего морщинки у глаз стали глубже. – Лорд Ферт, что-то случилось? – обеспокоенно спросил он.

– Пока ничего, – машинально ответил ректор и, запнувшись, покосился на меня. Да, права я была о его мыслях. – К сожалению, в приемной комиссии произошло недоразумение, и леди Рэйн не успела забрать листок распределения и прочее необходимое. Полагаю, вы справитесь и без них.

– Конечно, лорд директор, – кивнул Корел и посмотрел на меня. – Неужели эта милая девушка могла устроить что-то нехорошее?

Я – милая?! А вот в приемной комиссии посчитали иначе.

– Не она, – хмыкнул Ферт.

– Понимаю, – нахмурился комендант. – Олберт уже был здесь. Как я надеялся, что хотя бы в этом году его не будет! Когда же у нас закончатся факультеты, способные его принять! Ох, простите, лорд Ферт, – опомнился Корел.

– Ничего страшного, – отмахнулся ректор, – вряд ли найдется кто-то из администрации в Академии, кто бы относился к Олберту иначе. – Он повернулся ко мне. – Всего доброго, леди Рэйн, успешной вам учебы. И не забудьте о том, что я вам сказал.

Я, потупившись, робко улыбнулась. Все, я скромная и тихая… с бабулиной книгой, ага.

– Спасибо, лорд Ферт. Я буду очень стараться.

Ректор кивнул коменданту и направился к выходу. Но не успел он открыть дверь, как едва не столкнулся с ворвавшейся в помещение девушкой. О, да ректору сегодня однозначно везет! Хотя полученный опыт пошел ему на пользу, потому что он ловко увернулся от очередных девичьих объятий.

 

Вошедшая, или, правильнее сказать, влетевшая, была очень красива. Конечно, ей далеко до наян, но впечатление она умела произвести. Светлые, аккуратно уложенные длинные волосы, пухлые розовые губы, правда, сейчас недовольно скривившиеся, шикарное дорогое платье – девушка тщательно следила за собой и явно гордилась этим. Но все очарование померкло после ее слов:

– Что вы себе позволяете! Вы дали нам с сестрой одну комнату на двоих! Дочери графа Ламмер не могут жить вместе, нам даже платья развесить негде!

И тут я услышала смешок Ферта:

– Адептка, зачем вам платья в Академии? Здесь носят мантию принятого на факультете цвета.

Она возмущенно посмотрела на ректора, хотя при виде него надменный взгляд немного смягчился. Однако уже заготовленные слова Ламмер сдержать не успела:

– Это ужасно! Я должна три года ходить в одном и том же?! Я протестую!

Ферт пожал плечами:

– Вы можете не учиться здесь и блистать при дворе в том, в чем хотите. Забирайте документы – и проблема решена, – предложил он.

Глаза девушки превратились в узкие щелочки, и она зло выплюнула:

– А вот это уже не вам решать!

– Неужели? – развеселился Ферт. – Как ректор Академии я могу просто не принять у вас документы, леди… как вы сказали? Ламмер?

Девушка, выпучив глаза, открывала и закрывала рот, чем сразу напомнила мне рыбку. Золотую. Но соображала пучеглазая быстро – всплеснув руками, она притиснула их к груди, выставив ее перед собой и едва ли не задев корсажем Ферта.

– Простите, лорд ректор, я не знала, кто вы, мы с сестрой долго добирались из столицы, так устали и перенервничали, уже сама не знаю, что говорю! Конечно же я буду носить все, что вы скажете!

Вернее, снимать – это ближе к истине.

– Использование портала из столицы, безусловно, тяжкое испытание, – усмехнулся ректор. – Не перетрудитесь во время учебы, леди Ламмер. – Он повернулся к нам с Корелом. – Всего доброго, – и, мягко подвинув рыбку, наконец-то вышел за дверь.

Выражение лица девушки вновь стало злобным, и она неприязненно посмотрела на нас с комендантом, в особенности на меня. Ее губы снова скривились, когда осмотрела волосы, родимое пятно и задержала взгляд на очках. Кажется, я обрела очередного недруга – не каждый простит минуту позора его свидетелю.

– Я требую, чтобы меня обслужили перед этим пугалом. – Девушка ткнула в меня изящным пальчиком, обращаясь при этом к коменданту.

Я опешила, а Корел, явно забавлявшийся произошедшим, тут же перестал улыбаться и резко ответил:

– Я никого не обслуживаю, леди Ламмер, я предоставляю студентам все необходимое. К тому же в заявке вашего отца черным по белому написано – одна комната на двоих с сестрой. Надеюсь, выход сами найдете.

– Да как вы смеете! – возмутилась девушка.

Я не выдержала:

– Если сестра похожа на вас, то ваш отец абсолютно прав – пираний лучше держать вместе. Может, покусаете друг друга или даже съедите.

– Ты!!!

В это мгновение дверь внезапно распахнулась, и леди Ламмер вынесло в коридор, где она с легким стуком ударилась о противоположную стену. Замок щелкнул, отрезав скандалистку от кабинета коменданта. Я удивленно перевела на него взгляд, и Корел правильно расшифровал его:

– Предыдущий ректор наложил это заклинание, очень удобно. К сожалению, в Академии учатся разные студенты, и некоторых родители намеренно отсылают сюда на перевоспитание. Только обсуждать решение опекунов они почему-то предпочитают у меня. Чревато, знаете ли.

Я понятливо кивнула, мысленно оформляя в голове список врагов. Если они будут множиться с такой скоростью, придется записывать.

– Не слушайте ее, леди Рэйн, – вдруг сказал Корел, – вы очень милая, правда. Похожи на мою старшую внучку, которой пять лет, но ей прямая дорога на зельеварение. Вы ведь поступили на него?

Я улыбнулась, хотя сравнение с пятилетним ребенком слегка покоробило. Но менять внешность было уже поздно.

– Да, – ответила я. – Пожалуйста, если не трудно, выделите мне комнату подальше от Олберта и Ламмер.

– Само собой, – кивнул Корел. – Держите, это список книг для библиотеки, поторопитесь, пока там есть приличные экземпляры. А вот это, – он протянул мне круглую металлическую пластину в половину ладони, – приложите к двери комнаты, а затем коснитесь ее рукой – дверь считает информацию и будет открываться только вам. Ну и вашей соседке, конечно. Комната четыреста двадцать пять, четвертый этаж, отсюда направо, пройдете по коридору и увидите лестницу в общежитие.

– Спасибо, господин Корел, – тепло улыбнулась я.

– Пустяки, – отмахнулся комендант, – обращайтесь, если что.

Я думала, что Ламмер поджидает меня в коридоре, однако мои опасения оказались напрасными: она явно посчитала ниже своего достоинства преследовать какое-то пугало. Эх, список обзывательств, коими меня сегодня наградили, растет. А то ли еще будет…

До своего нового жилища я добралась быстро, никого по пути не встретив. Преодолев ступени очередного каменного серпантина, прошла несколько шагов и увидела три нужные мне цифры. Дверь была закрыта, и я, немного помедлив, сделала все, что сказал комендант. Едва приложила к двери руку, как она призывно щелкнула и приоткрылась, а я с любопытством заглянула внутрь.

Комната оказалась просторной и, самое главное, светлой. Больше всего порадовало огромное, почти во всю стену, окно с широким подоконником, множеством полок под ним и двумя деревянными стульями рядом. Похоже, именно здесь предлагалось учиться. Что ж, неплохо, надеюсь, солнце не будет светить в глаза.

По левой стене имелась дверь в ванную, в которую я тут же сунула нос – обычная ванная, безо всяких излишеств, но имелось все необходимое. В противоположных углах комнаты располагались две кровати, застеленные одинаковыми темно-фиолетовыми покрывалами, и рядом с каждой – небольшой двустворчатый шкаф. Пол, покрытый вытертым местами ковром, внушал опасения – как же я буду на нем котелок размещать? Впрочем, мне же обещали соседку, значит, придется искать другое место для варки своих зелий.

Ни соседки, ни ее вещей в комнате я не обнаружила, поэтому, недолго думая, выбрала кровать справа. Запихнув сумку в шкаф, уселась на покрывало и наконец-то окончательно осознала, что моя затея удалась. Я поступила в Академию, пусть даже вместо сестры! Ох, как там Сана, надо бы с ней связаться, я же обещала!

Но я не успела воспользоваться браслетом – в дверь неожиданно постучали. Недоумевая, кто это мог быть, я подошла и распахнула ее. В коридоре прямо у порога стояли мои чемоданы, однако того, кто их принес, рядом не наблюдалось. Наверное, домовики – у нас в доме остался один, а два других сбежали, очень уж брезгливые оказались – выносить бутылки за отцом им совсем не нравилось.

С трудом втащив чемоданы внутрь (еще бы, котелки да жидкие ингредиенты весили немало), я сгрузила их у кровати и принялась за разбор. Конечно, лучше бы воспользоваться советом Корела и сходить в библиотеку, но мне совсем не хотелось демонстрировать будущей соседке содержимое своих чемоданов. Слишком много будет вопросов.

Быстро разложив вещи в шкафу, я повесила на плечики немногочисленные наряды, запихнула бабушкину книгу под матрас и вытерла пот со лба. Вот теперь можно и в библиотеку. Или сначала поговорить с Саной?

Но ни то, ни другое сделать не удалось. Дверь неожиданно распахнулась, и на пороге я увидела свою будущую соседку. Невысокая, немного растрепанная, с рыжими, торчащими во все стороны кудряшками, в зеленом дорожном платье, она ворвалась в комнату как ураган и притормозила, только едва не налетев на меня.

– Привет! – бодро начала она. – Я – Сильвия. Оригинальный цвет волос, долго подбирала? Приемная комиссия работает так медленно, думала, состарюсь быстрее, чем они меня примут. О, какое окно, на подоконнике даже сидеть можно! А тут миленько, удобства, надеюсь, не на этаже? Ты чего молчишь, как тебя зовут?

Я едва не рассмеялась. Да я и слова вставить не могу! А отец говорил, что это я много болтаю.


Издательство:
Автор
Книги этой серии:
Поделится: