Название книги:

Академия магических секретов

Автор:
Алена Федотовская
Академия магических секретов

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Федотовская А., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Глава 1

Взрыв! Котелок вырвался из рук и выплюнул в воздух мерцающее облако ядовито-желтого цвета. Я даже успела зажмуриться, и это спасло мои глаза, потому что в очередной раз забыла надеть очки, а вот прическа снова пострадала. Приличный клок волос, покрытый желтыми каплями, приземлился у ног. Я вздохнула. Да, желтого цвета на моей голове еще не наблюдалось, можно сказать, приобрела эксклюзив. Я от фиолетового еле-еле избавилась! Ну, бабуля, ну, удружила! В этот раз седьмое по счету заклинание – и опять мимо!

Утро определенно не задалось. Сначала я обнаружила исчезновение белладонны – подозреваю, что ее умыкнула Тиана, наша служанка. Вот ведь зараза, вечно сует свой нос, куда не просят. Пришлось срочно бежать в лес и пополнять запасы. Но мне была нужна сушеная, поэтому я воспользовалась горелкой – и, конечно же, обожгла пальцы. Правда, теперь они уже в порядке, но целый час я вспоминала недобрым словом Тиану вместе с папочкиными запретами. Шестое заклинание из девятого десятка также не удалось, но тут я хоть ограничилась порезом на щеке и черной пылью на голове – мои волосы изначально цвета воронова крыла, так что не заметно. Но седьмое… как я буду от последствий избавляться? У меня и сыворотка почти закончилась.

Но самое неприятное поджидало меня спустя несколько минут.

– Девочки, я дома! – Голос отца прозвучал подобно воплям раненого дракона. Или у меня слух обострился? И как же ты не вовремя вернулся, папочка!

Подскочив с пола, я бросилась к окну и распахнула его – мерзкий отвар не только выглядел ядовитым, он и пах так же. Затем я сгребла книгу, волосы и котелок и затолкала их под кровать – еще не забыть бы стянуть покрывало пониже, а то вдруг отец все-таки заметит. Я молила Нарини, чтобы он сначала к Сане зашел, но, к сожалению, отказать в уме родителю было нельзя.

– Алексия!

Я услышала, как приоткрылась входная дверь и отец поперхнулся на полуслове. Наверняка на него произвели впечатление мои ноги, торчащие из-под кровати.

– Что ты там делаешь? Вылезай немедленно! И чем тут так пахнет?

Все… началось…

– Алексия! – снова прогрохотал отец. – Ты опять магичила, несмотря на мой запрет?!

Конечно, я же не виновата, что ты против! Я спешно отодрала половицу от пола и спрятала книгу, предварительно вытащив флакон с сывороткой. Котелок, конечно, спрятать не удастся, но невелика потеря, я ими основательно запаслась. А вот терять книгу было нельзя.

– Я колечко обронила, – не моргнув глазом, соврала я. – Оно под кровать закатилось.

Спешно открыла флакон с сывороткой и размазала ее по волосам. Чудесная вещь, без цвета, запаха и самоиспаряющаяся, девятое заклинание четвертого десятка, хоть за это бабуле можно спасибо сказать. Волосы отрастали прямо на глазах и меняли свой цвет на родной.

– Этими сказками свою бабушку кормить будешь! – рявкнул отец. – Вылезай немедленно!

– Сейчас-сейчас!

Я спешно намазала еще и лицо, вдруг оно тоже желтым стало? Жаль, что зеркало прихватить не удосужилась, придется являться родителю на свой страх и риск. Я запихнула бутылку под половицу и начала торопливо выбираться из-под кровати.

Папуля был зол. И при виде молний в его злющих карих глазах сразу стало понятно, что с задачей возвращения неземной красоты моему внешнему виду я не справилась. Хотя я и так это видела – парочка прядей, увы, остались короткими.

– Изволь объясниться, моя дорогая. – Голос барона Милна звенел от возмущения. Я вздохнула. Как же он любит эти никому не нужные фразы. Зачем объяснять очевидное?

– Видишь ли, папа… – начала я и замолчала. Слова даже не подбирались.

– Вижу, – скептически протянул отец, разглядывая меня. – Вижу неповиновение и очередной урон твоей внешности. Дала же Нарини дочек – одна на лицо ущербна, другая на всю голову! Даже не верится, что вы обе – наяны!

– Не говори так про мою сестру! – прошипела я. Чего-чего, а обижать Сану я не позволю даже родному отцу.

Но он и сам понял, что перегнул палку, поэтому не стал ругать за неподобающий для разговора с родителем тон. Но голос не понизил.

– Ничего, скоро все изменится, – угрожающе начал он, но закончить не успел. В комнату вбежала, явно услышавшая его крики, моя любимая сестренка. При виде нее отец привычно скривился, а она так же ожидаемо вздрогнула. А я сжала кулаки – никогда не привыкну к такому очевидному пренебрежению отца к сестре.

– И ты здесь, – фыркнул он. – Что ж, тем лучше. Сядьте, обе!

Мы не стали спорить и присели на кровать, поближе друг к другу. Я взяла сестру за руку и легонько сжала, на что Сана ответила тем же. Почему-то казалось, что сейчас мы обе услышим нечто очень неприятное.

Отец сцепил руки в замок и уставился на нас.

– Три дня назад, к моей вящей радости, вам исполнилось восемнадцать, и пора уже определять вашу судьбу, – начал он. – Так как богиня явно посмеялась надо мной в тот день, когда я женился на вашей матери, а затем в другой, когда вы родились…

Отец, как всегда, был слишком прямолинеен и бесцеремонен, я прекрасно понимала нашу маму, сбежавшую от него.

– …придется исправлять ее ошибки. Ты, Алексана, – он посмотрел на сестру, – отправляешься в Академию магических секретов, я уже послал туда запрос. А для тебя, Алексия, – отец недовольно посмотрел на меня, – я нашел подходящего жениха. Граф Оттен с удовольствием возьмет в жены наяну, даже несмотря на репутацию, коей наградила семью ваша беспутная бабушка и ее не менее беспутная дочь.

Вот это новости! Я выпустила руку сестры и вскочила, сжав кулаки.

– А ты ничего не перепутал? – зловеще начала я. – Может, наоборот, Сану замуж, а меня в Академию? Это будет логичнее, ты не находишь?

– Не нахожу, – отрезал отец. – Кто же ее возьмет, с таким украшением на лице?!

Я невольно обернулась и посмотрела на сестренку. У нее дрожали губы, и две слезинки повисли на длинных черных ресницах. Довел-таки до слез. Гад. Других мыслей о родителе в этот момент у меня не было.

– Если ты не заметил, мы с ней как две капли воды, – начала я. – А небольшое различие…

– Небольшое? – вдруг захохотал отец. – Это ты называешь – небольшое?! Да кто согласится жениться на ней?

Сана не выдержала, и слезы градом покатились по ее лицу. Я бросилась к сестренке и обняла ее. Довел-таки. И чем она виновата, что родилась такой? Мы с Саной близнецы, из рода наян – самой красивой расы на Таррине. Наяны всегда гордились поистине идеальной внешностью – высокая грудь, длинные ноги, густые волосы, а ярко-синие глаза в обрамлении длинных пушистых ресниц были отличительной чертой нашей расы. Ко всему этому добавлялась отличная регенерация и вечная юность – достигнув восемнадцатилетия, мы не старели, жили больше ста лет, радуя мужа красотой и свежестью. У наян обычно рождались только девочки, и особенности расы передавались исключительно по женской линии. Редкие сыновья довольствовались способностями отца. Женитьба на одной из нас была подарком судьбы для любого жителя Таррина: к внешней красоте прилагались и другие важные для женщин качества – кротость, покорность и добрый нрав. Правда, с этим, начиная с моей бабушки, в роду было не совсем гладко. Скорее, подобными качествами обладала только Сана, но, увы, в ее главной ценности всех наян – красоте – был изъян, которым вечно попрекал отец. Большое, в полщеки, родимое пятно, отравлявшее сестренке жизнь. К сожалению, все испробованные магические и немагические средства не дали положительного результата, пятно не убиралось никакими методами, видимо, это было все-таки родовое проклятие. Очень жаль, потому что из сестры получилась бы идеальная жена, в отличие от меня.

– Ты считаешь, что твою дочь невозможно полюбить? – возмутилась я. – Если ты не смог, то это не значит, что и другие не смогут! – и я прикусила язык. Кажется, на этот раз палку перегнула я.

– Как ты смеешь! – возмутился отец.

Я выпустила Сану из объятий и поднялась, гордо вздернув подбородок:

– Не надейся, что я выйду замуж за твоего графа. А если и выйду, то воспользуюсь правом расторжения брака в течение месяца! Может быть, хотя бы тогда ты поймешь, что в нашей семье настоящая наяна – это моя сестра, а не я!

Отец зло прищурился:

– Ничего у тебя не выйдет. Я предупредил графа о странностях твоего характера, он не согласится на расторжение, но даже если ты применишь все свои штучки и разведешься – подумай о сестре. Никто не возьмет Сану на работу после такого, а держать ее в нахлебницах всю жизнь я не собираюсь!

Я нахмурилась:

– На какую еще работу? Ты же не дал нам никакого образования!

– А для чего, ты думаешь, я отправляю ее в Академию? Какие-никакие, а способности к предсказанию у нее есть, с погодой она еще ни разу не ошиблась, надеюсь, у твоей сестры хватит мозгов закончить хотя бы первый курс факультета прорицателей. Вернется, будет в нашей деревне погоду предсказывать, Динор собирается на покой, и ему нужна достойная замена. Правда, насчет достойной я сомневаюсь, но альтернативы у него не будет, я позабочусь об этом. И да, поедет она под фамилией моих дальних родственников, только не хватало позорить Милнов такой красотой, еще расстроит твою свадьбу. Далеко не каждый за пределами нашей деревни знает, что у меня две дочери, а глаза… спрячет как-нибудь, очки наденет!

Я смотрела на него, не веря своим ушам:

– Ты же понимаешь, что это неразумно? Из Саны получится идеальная жена, а мне самое место на факультете зельеварения, я как раз хотела просить тебя об этом!

– Забудь! – отрезал отец. – Хоть одну дочь я пристрою, как положено, и у меня будет то, что родители наян получают безо всякого труда!

– Смотрю, деньги для тебя значат намного больше, чем счастье собственных дочерей! – не выдержала я.

 

– Алексия! – вскипел отец. – Я все сказал! Через неделю Алексаны в моем доме не будет, и я вздохну спокойно!

Он развернулся на каблуках и вышел, зло хлопнув дверью.

Я вернулась на кровать и снова обняла всхлипывающую сестру. Как все-таки несправедлива жизнь! Мне бы это самое родимое пятно ничуть не мешало, я не собиралась замуж, по крайней мере, быть проданной отцом в мои планы не входило. Да и жена из меня, так скажем, никакая. А вот из Саны… я посмотрела на сестренку и тихо спросила:

– Что будем делать?

Она пожала плечами, но ничего не ответила. И я прекрасно знала, что решение все равно принимать мне. Что ж, начнем с малого.

– Ты знаешь этого графа Оттена? Может, поговорить с ним и он сам от меня откажется?

И тут сестренка заплакала еще горше, а я недоумевала, глядя на нее. Что я такого спросила?

– Сана, успокойся, – попросила я. – Если ты будешь постоянно рыдать, я ничего не смогу придумать.

Сана вытерла слезы рукавом, а я удивленно посмотрела на нее. Сестра никогда не позволяла себе такого, ее наряды были безупречны, прическа идеальна, в отличие от моего постоянно заляпанного платья и растрепанной гривы. Я обернулась к зеркалу – да-а-а, желтый цвет я все-таки убрала не до конца, а сыворотка почти закончилась. И ингредиентов нет…

– Он приезжал в гости на прошлой неделе, – судорожно вздохнув, ответила Сана. – Меня отец, понятное дело, не выпустил, а ты сидела с красно-зелеными волосами и ожогом на щеке, помнишь?

Я кивнула, как не помнить, второе заклинание девятого десятка было ничуть не лучше седьмого.

– Отец сказал, что ты немного приболела, и общался с ним наедине. Но дверь была приоткрыта, и я подсмотрела… Граф – красивый молодой человек, по разговору очень приятный, из него хороший муж получится, тебе повезло, – вздохнула она. А я фыркнула. Из него, может, и неплохой муж выйдет, а вот из меня хорошая жена – вряд ли. Подожди-ка…

– Ты что, влюбилась? – охнула я. Сана потупилась, но ничего не ответила. – Ты влюбилась! Не может быть!

– Я бы так не сказала, – упрямо мотнула головой сестра, – но…

– Понятно, – протянула я. – Отлично! Давай выдадим тебя за него замуж!

Сана захлопала глазами.

– Но это невозможно! Он никогда не женится на девушке с такой уродливой внешностью, как у меня! – Ее глаза снова наполнились слезами.

– Подожди расстраиваться, – одернула я. – Бабуля в конце девятого десятка заклинаний обещала нечто выдающееся. У меня осталось три, вдруг что-нибудь да получится?

Сестренка вздохнула:

– Ты уже целый год пробуешь, только сама калечишься, а толку нет. Лекса, я тебя очень люблю и благодарна за все, что ты для меня делаешь, но от этого пятна мне не избавиться никогда. Если самые лучшие маги не смогли, то… Я знаю, ты умная, – быстро сказала она, увидев, как я закипаю, – но ты же не можешь не признать, что все бесполезно?

– Почему это бесполезно?! – возмутилась я. – Бабуля, конечно, была та еще юмористка, но я много чего полезного из ее книги вынесла! Зелье, убирающее прыщи, та самая сыворотка – отличные же вещи, и если их продавать – обогатиться можно!

Сана улыбнулась сквозь слезы.

– Кто тебе позволит ими торговать? Да и потом, из десятка заклинаний только одно полезное, остальные – калечащие, и если бы не наша регенерация…

Я фыркнула.

– А книга и не предназначена для чтения не наянами! Более того, никто, кроме меня, ее и не прочитает!

Это была истинная правда. Книга попала ко мне случайно два года назад, когда я в очередной раз пробралась на запрещенный для нас с сестрой чердак дома и откопала в числе других маминых вещей эту книгу. Судя по имени на обложке, написана она была нашей бабушкой, причем не на тарринском, а на наянском. Я его не знала, но, к своему счастью, рядом откопала и словарь. За несколько месяцев я вызубрила его и худо-бедно смогла прочесть книгу.

В самом начале бабуля намекнула на наличие какого-то проклятия на нашем роду и сообщила, что ее изыскания по его снятию увенчались успехом. Однако прочесть книгу сможет только прямая наследница, тоже наяна, для остальных творение бабушки чревато смертельным исходом. Да, это она верно подметила, любая другая на моем месте давно бы ушла в Бездну. Заклинания, они же зелья, требующие произнесения определенных слов во время приготовления, в книге были разбиты на десятки, и мелкой припиской бабушка предупредила, что только одно из десяти заклинаний – нужное, остальные грозят потерей здоровья или жизни. Восстановиться после них могла только наяна! Ну я и восстанавливалась… то ожоги, то ссадины, даже перелом как-то случился… когда я от неожиданности котелок на ногу уронила. С тех пор зелья варю исключительно на полу. Кстати, потеря волос у меня почему-то не подлежала регенерации, и создание сыворотки стало для меня спасением. Как-то боязно было навсегда лысой остаться.

И тут передо мной встала другая проблема – где искать ингредиенты для зелий. Конечно, большинство из них можно было купить в местной магической лавке, но отец, прознавший про мое увлечение, на правах хозяина наших земель строго-настрого запретил мне их отпускать. Правда, насчет хозяина я погорячилась, земля давно принадлежала другому, подозреваю, как раз графу Оттену. Отец разорился почти сразу после побега моей матери – наяны в качестве жены еще и благополучие в дом приносят.

Но определенное влияние в нашей деревне отец все же имел, так что я быстро осталась без зелий. Хорошо, успела купить книгу по сбору магических трав, пришлось самой добывать их в нашем лесу. То, что у нас не росло, закупала на приезжающей раз в две недели ярмарке, и одну из составляющих сыворотки можно было приобрести только там. Я ждала послезавтра как манны небесной, возьму пупырчатого лапчатника побольше, чтобы на год хватило. Надеюсь, в качестве оплаты они примут одну из бабушкиных безделушек, найденных на том же чердаке. Все-таки чистое золото. И как это папочка ее пропустил – не представляю. Впрочем, он и книгу не нашел, а то бы сжег сразу же. Он тещу терпеть не мог, постоянно обвинял в негативном влиянии на поведение дочери.

Сана дотронулась до моей руки и преданно заглянула в глаза.

– Лекса, я тебе очень благодарна, но, боюсь, что все бесполезно. Тебе придется выйти замуж, а мне – поступить в Академию…

– Вот еще! – нахмурилась я. – У нас есть целая неделя! Если бы у меня были два нужных ингредиента, я бы сегодня же попробовала приготовить десяток зелий! Но ярмарка будет только послезавтра…

– Подожди, – встрепенулась Сана, и у нее даже слезы высохли. – Сегодня с утра был град!

Я недоуменно посмотрела на сестру:

– И?

Сана расплылась в улыбке:

– А вчера я предсказала его господину Труверу! Понимаешь? Он мне должен!

Ах, вот к чему она клонит! Господин Трувер был владельцем магической лавки в нашей деревне, и предсказатель погоды ему был жизненно необходим, ведь некоторые из растений он выращивал на собственном огороде. Сильно увлекающийся вином Динор не всегда был в состоянии предсказывать погоду, и вчера, после прогулки, Сана похвасталась мне, что поведала Труверу о граде. Думаю, он ей не поверил, но, как сказала Сана, все-таки позаботился о том, чтобы защитить свои посадки. Что ж, это мне на руку, теперь он точно не откажет нам в продаже необходимого!

– Сана, ты гений! – восхитилась я. – Может, это тебе самое место в Академии, а не мне?

Сестра, уже окончательно успокоившаяся, фыркнула.

– Знаешь, это максимум того, на что я способна, а вот ты – настоящий фанат учебы. Если бы можно было все переиграть…

– А мы и попробуем! – отозвалась я. – Я тебе сейчас список напишу, беги к Труверу, только смотри, чтобы отец тебя не видел. А я приготовлю все для зелий. Не бойся, я думаю, что у нас все получится, бабуля, конечно, была очень вредной особой, но не до такой же степени, чтобы обманывать собственную наследницу?

Конечно, моя уверенность была наигранной, но я не могла допустить, чтобы Сана вновь надумала плакать. Да и мне ой как не хотелось замуж, пусть даже за красивого и приятного графа, особенно если на него положила глаз собственная сестра. Дороже Саны у меня никого нет… как и у нее нет никого ближе меня.

Глава 2

Сана вернулась через два часа с целым мешком трав и склянок согласно моему заказу. Я не стала мелочиться и написала длиннющий список необходимого, и сестренка со смехом рассказывала, как скривился Трувер. Но отказать не посмел, насколько я поняла, своим предсказанием Сана спасла нечто очень ценное на его огороде.

Все складывалось на редкость удачно, отец уединился с вином в библиотеке, в последнее время он часто прикладывался к бутылке, сетуя на судьбу-злодейку и жену-изменницу. Но сегодня, похоже, у него был другой повод – он уже давно распрощался с мыслью удачно пристроить своих дочерей, а тут такой подарок в виде графа. Странно, неужели до того не дошли слухи о моей матери или желание взять в жены наяну, да еще наверняка относительно дешево, так его прельстило? Ой, не в того влюбилась моя сестренка…

Разложив на полу котелок и все необходимое, я сверилась с очередным списком и с досадой выругалась. Ведь знала же, что омела закончилась, и совсем забыла о ней утром! Боялась, что отец застанет меня за очередным зельем, и слишком торопилась домой. А без нее я не смогу приступить к восемьдесят восьмому заклинанию. Что ж, сама виновата, придется снова идти в лес.

Сана вызвалась со мной, но я решила, что это не самая лучшая идея.

– Лучше пригляди за отцом, вдруг он решит проверить, чем я занимаюсь, если что – предупредишь меня, – распорядилась я. Сана согласно кивнула и отправилась вниз, шпионить у библиотеки, а я, подоткнув юбку, полезла в окно.

Этот способ покидать спальню я освоила еще несколько лет назад. Прямо перед моим окном рос раскидистый дуб, одна из веток которого буквально просила ею воспользоваться. Первый раз я, правда, чуть не навернулась с нее и порвала платье, зато, повиснув вниз головой на трещащей по швам материи, научилась ловкости и даже почти не поранилась, приземляясь в крапиву. Чесалась только долго. За несколько лет способ был доведен до совершенства, а то хлопающую входную дверь отец слышал в любом состоянии и всегда интересовался, куда это собрались его дочери.

Быстро спустившись вниз, я одернула юбку, поправила висящую через плечо сумку и бодро зашагала в сторону леса. Наш дом стоял почти рядом с деревней, сразу за ним начинался лес. Этот разваливающийся особняк отец приобрел восемь лет назад, когда окончательно разорился и вынужден был продать родовое поместье. Он достался ему дешево: никому не хотелось селиться так близко от леса, по поверью, там проживало невиданное чудовище и водилась разная мелкая нечисть. Врут. Я облазила все – ни одного завалящего чудовища так и не нашла. Ну не Берта же они имели в виду?

Берт был самым лучшим на свете летающим ящером. Назвать его драконом язык не поворачивался, хотя рожден он был именно драконихой, но вот от кого… история умалчивает. У драконов он не прижился – они не считали его своим, поэтому обосновался в нашем лесу и коротал время в одиночестве, пока я год назад не начала свои активные вылазки в лес за недостающими травами. Берт, правда, решил меня напугать, подозреваю, как и многих, но в этот раз попытка была неудачной – пикируя вниз, он сломал крыло. А вот сыворотку свою я взяла тогда не зря, крыло ему вылечила, и мы подружились. И большинство растений, расположенных высоко, таких как омела, мне приносил именно Берт.

Свистеть я научилась довольно быстро, а ящер – узнавать мой свист. И прилетал тут же, входить в штопор и уворачиваться от веток он уже умел.

В этот раз даже свистеть не пришлось – Берт поджидал меня у самой кромки леса. За последние месяцы ящер значительно подрос, хотя для дракона он все равно был слишком маленьким, а крылья – непропорционально большими. Кстати, он обещал, что когда-нибудь меня даже покатает, но я на это особо не рассчитывала.

– Лекса, я и не думал, что ты вернешься сегодня!

Наверное, только я могла принять этот оскал двойного ряда зубов на зеленой морде за улыбку. Между прочим, я считала Берта очень красивым, он был намного лучше любого надменного дракона, о которых я, впрочем, только читала.

– Омелу забыла, – призналась я. – Поможешь?

– О чем разговор, – снова улыбнулся Берт. – Я мигом.

Взмах зеленых перепончатых крыльев, громкий треск – и пучок нужных веточек уже лежит передо мной. Я с благодарностью погладила чешуйчатую морду, отчего Берт утробно рыкнул, что у него означало довольное урчание. В этот момент он всегда напоминал мне кошку.

– Спасибо, – обрадовалась я и присела рядом с ним на поваленный ствол. Кстати, вчера этого дерева здесь не наблюдалось. – Ты балуешься?

– Вот еще, – фыркнул Берт. – Пришли сегодня двое мальчишек с топором, и вот результат… Может, вернешь мне обещание не нападать на людей, а? Этих очень хотелось сожрать.

 

Я погрозила ему пальцем:

– Ты обещал! Да и зачем их есть, напугал бы, и все.

– Тогда они меня бы увидели, – вздохнул ящер. – И зачем мне это? Нет уж, либо есть, либо не есть, третьего не дано. В следующий раз съем, даже если придется нарушить слово – очень уж они меня разозлили.

– И кому ты лучше сделаешь? – удивилась я. – Тут же прибудут представители Департамента контроля над магическими существами, а ты у нас неучтенная особь, да еще неизвестного вида, – хмыкнула я. – На опыты пустят, ты этого хочешь?

– Но ты же меня защитишь? – И желтые глаза, размером с мою ладонь, такие просящие сделал, что я рассмеялась.

– Как? Сывороткой их облить?

Ящер склонил голову набок.

– А девятое заклинание пятого десятка? Там же настоящий взрыв получается, я помню!

– Ты всерьез предлагаешь мне взорвать представителей Департамента? – изумилась я. – И кто потом меня из тюрьмы вытаскивать будет?

– Я! – гордо расправил крылья Берт, а я снова рассмеялась. Затейник.

– Смотри! – вдруг шикнул ящер. – Они возвращаются!

И правда – за деревьями мелькнули две светлые головы, и я узнала братьев Динор, сыновей нашего предсказателя. Насчет мальчишек Берт, конечно, погорячился, этим оболтусам уже за двадцать, хотя ума, как у пятилетних. Вредные и злобные, они были способны на все. И зачем им понадобилось рубить деревья?

– Садись, – вдруг сказал Берт, подставляя свою спину, – спрятаться тут негде, разве что в лес подальше уйти, но тогда ничего не увидим.

Я с сомнением посмотрела на него:

– А ты меня выдержишь?

– Легко, – отмахнулся он. – Ты как пушинка, а все не доверяешь. Садись, говорю. В крайнем случае, через час будешь как новенькая, с твоей-то регенерацией, наяна.

– Утешил, – хмыкнула я, но проворно полезла на чешуйчатую спину и уселась между крыльев, обняв Берта за шею. Покататься на ящере хотелось всегда, но боялась я до жути.

– Не задуши, – захрипел он, а я подумала, что, кажется, зря согласилась… а-а-а-а-а!

Ящер взмыл в воздух и завис, прячась в кроне деревьев, а затем пристроился на ветку одного из них, и я инстинктивно ухватилась за ствол. Ну точно погорячилась, когда согласилась на это!

– Не пыхти, – отозвался ящер. – И не вопи, а то жертву спугнешь.

Он что, прямо сейчас на них нападать собрался?!

Братья Динор услышали либо мой вскрик, либо нашу перебранку, потому что недоуменно завертели головами по сторонам. Никого не обнаружив, они успокоились, даже не догадавшись поднять головы. Поплевав на ладони, выхватили из-за поясов топоры и, оглядев ближайшее к ним дерево, принялись его рубить. Ящер подо мной вздрогнул, впрочем, как и я. Мы же пристроились на этом самом срубаемом дереве. Зачем оно им понадобилось?

Звук, издаваемый топорами, к сожалению, заглушал негромкий разговор, но я и без него догадалась, что задумали братья. Мы с Бертом расположились на ветке танарии, коей являлось и уже срубленное дерево. Она не слишком часто встречалась в нашем лесу; первое кольцо в стволе имело наркотическое свойство – при добавлении в алкоголь вызывало длительную эйфорию и обострение чувств, судя по записям в бабулиной книге. Значит, вот зачем они дерево рубят, Динору для предсказаний перестало хватать обычного вина, ему теперь дурман подавай! Этак его сыновья все танарии в лесу изведут…

Злость охватила меня и передалась Берту. Он сжался подо мной и явно собирался спикировать вниз на разорителей леса, который давно считал собственным домом. Я была солидарна с ящером, но вот обнаруживать свое присутствие не хотелось, а существование Берта – тем более. Да и убийство не входило в мои планы. Я расстроилась от собственного бессилия и сжала кулаки, мысленно пожелав, чтобы безмозглые братья немедленно убрались из леса. Но никак не ожидала того, что произойдет дальше. Внезапно корни танарии вырвались из земли за спинами братьев, чего они, увлеченные рубкой, не заметили, и, взметнувшись вверх, обвились вокруг ног незадачливых дровосеков. Те громко закричали, выронили топоры и замахали руками. А корни не щадили их, подвесив вниз головой, и даже пару раз приложили о ствол. Кровь брызнула на землю, и братья заверещали громче. Я испуганно зажала рот руками, и корни тотчас выпустили свои жертвы. Шлепнувшись в траву, братья, не прекращая кричать, вскочили и, прихрамывая, пустились наутек. Я в восторге смотрела, как они покидают поле боя, в надежде, что никогда больше не вернутся.

– Поздравляю, Лекса, а я все думал, когда же это случится, – довольно протянул Берт, выпустив из лап ветку и осторожно приземляясь. Я с облегчением сползла с чешуйчатой спины, но, услышав слова ящера, удивленно взглянула на него.

– Что ты имеешь в виду?

– Магия земли, – улыбнувшись, пояснил он. – Я всегда подозревал, что она у тебя есть, давно пора было ей проявиться.

Я недоверчиво покачала головой:

– С чего бы? Ни одна наяна никогда не владела стихиями.

Я осторожно выудила из сумки остатки сыворотки. Хоть во флаконе и было на донышке, но я ни минуты не сомневалась, жертвуя зелье несчастному дереву. Раны на стволе затягивались, и на их месте вырастала новая кора. Кто-то тронул меня за плечо, и я с удивлением заметила поднятый корень танарии. Дерево благодарило меня, а я не могла в это поверить.

– Ты необычная наяна, – уверенно заметил ящер. – Хотя бы то, что замуж не хочешь, уже отличает тебя от сородичей.

– Не хочу, – согласилась я. – Отец, правда, этого не понимает и надумал меня выдать.

– За кого? – вытаращил глаза Берт, а я со вздохом рассказала ему утренний разговор. Ящер нахмурился, выглядело это умильно. – Надеюсь, ты что-нибудь придумаешь?

– Постараюсь, – вздохнула я и тут же почувствовала, как нагрелся браслет на руке. Дотронувшись до него пальцами, тихо позвала: – Сана?

– Отец тебя ищет, – послышался голос сестры. – Возвращайся скорее! Я у тебя воду в ванной включила, но не уверена, что он не поднимется к тебе еще раз.

– Уже бегу! – Я снова дотронулась до браслета и виновато посмотрела на Берта. – Мне пора.

– Буду скучать. – Ящер потерся головой о мое плечо.

– Я тоже.

Улыбнувшись, бегом припустила к дому. Только очередного недовольства отца мне не хватало, я и так сегодня разговаривала не слишком вежливо. Боюсь, еще за это поплачусь.

Браслет снова ожил, когда я уже подходила к особняку.

– Граф Оттен приехал, – прошептала Сана. – Будешь спускаться к ужину?

– Еще чего, – запротестовала я. – Я не в форме, и отец это отлично знает!

– Боюсь, он будет настаивать…

– Боюсь, я буду вынуждена его разочаровать, – фыркнула я. – Я уже рядом, проследи, чтобы в моей комнате отца не было.

– Хорошо.

Браслеты для нас с сестрой оказались незаменимой вещью. Они остались от мамы, точнее, от того мага, с которым она сбежала, когда нам было по восемь лет. Он на пару дней остановился в нашем родовом имении, и через две ночи мы проснулись в доме, где мамы уже не было. А накануне этот странный человек, внешность которого не отложилась у нас в памяти, подарил мне браслет, сказав, что таким образом мы в любое время сможем пообщаться с мамой. Правда, я тогда не поняла, что он имел в виду, а Сана чуть ли не первый и последний раз в жизни нарушила правила поведения и стянула второй браслет из кармана мага. Это я узнала в тот день, когда мама исчезла, и, повинуясь словам мага, попыталась связаться с ней. А ответила мне сестренка из соседней комнаты. Как я тогда ругалась… Потом до нас дошли вести, что маму и ее спутника заметили на борту корабля, плывущего в соседнюю Лионию. К сожалению, судно потерпело крушение, и с тех пор о маме мы ничего не слышали.

Я ухватилась за ветку дерева и привычно подтянулась на руках. Попасть в свою спальню необходимо как можно скорее.

Я спряталась в ванной в последний момент. В следующий в комнату ворвался отец – я слышала хлопнувшую дверь и его тихий рык, видимо, чтобы гость раньше времени не испугался проявления родительской любви:

– Где тебя носит, Алексия?! Долго еще будешь прятаться?

Я быстро схватила лежащие на раковине ножницы и от души оттяпала половину локонов спереди, а затем намочила их водой. И выглянула из ванной.


Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Поделится: