Название книги:

Я – другой. Книга 2

Автор:
Денис Деев
Я – другой. Книга 2

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 10

– Знаешь, капитан, как я тебе завидую, что ты в это время в космосе болтался? – Майор вцепился в столешницу так, что костяшки пальцев побелели. – Здесь такой ад творился, что вспоминать не хочется. А поначалу даже весело с этими модами было. Шоу всякие снимали. Про безграничные возможности человеческого тела. У меня возле дома импы-акробатки прямо на улице выступали, так я на них каждый вечер с балкона любовался, кофе попиваючи. Мда-а-а…

Майор молчал, а Гвоздев понимал, что погруженному с головой в воспоминания человеку лучше сейчас не мешать.

– Потом инциденты всякие начались. То налет на банк, где импы чуть ли не голыми руками двери у сейфов отрывали. Хакеры с мнемомодами финансовые сети как консервным ножом вскрывали. А теракты? Представляешь человека, который может перехватывать управление самолетом? На борт даже бомбу проносить не надо!

– Но все равно, это ж были гражданские. Где была полиция? Армия?

– Гражданские?! – Максим рывком оторвался от стола.

– Эй-эй-эй! – Гвоздь примиряюще поднял руки. – Я ж не в курсе, что у вас произошло, мне просто интересно.

Майор вспомнил, что Гвоздев действительно ни при чем, мысленно одернул себя и продолжил:

– Правительство попыталось взять установку модов под свой контроль. Ну, знаешь, всякие там строгие сертификации и лицензирования для модов, разрешительная система для людей, которые их устанавливают. Тут же возник черный рынок, улучшения стали ставить в каждом подвале. Когда попытались задушить и его… тут началось. Сначала митинги с протестами. В духе «наше тело – наше дело».

– В общем-то, оно так и есть.

– Ага, только эти «тела» раскидывали полицейские машины, как игрушки. Я в оцеплении не стоял, армию до последнего в конфликт не вмешивали. Но по новостям переломанных ментов видел, которыми все больницы забиты были. Эти протесты однозначно кто-то подогревал снаружи. Импам пошли поставки боевых модов и оружия. Молодежи задурили голову идеологией: «Стань лучше уже сегодня!»

– И тут вмешалась армия, – предположил Гвоздев.

– Ага, президент отдал приказ. Затянули с этим приказом, ох затянули… – Майор замолчал, уставившись в одному ему видимую точку на потолке. – В часть, где я служил, ночью ворвались модифицированные. От полка из двух тысяч человек в живых осталось несколько офицеров да наряд, который в оружейке заперся.

– А ты как выжил?

– В штабе округа был. Нас там учили, как надо объяснять солдатам, что импы нам не враги. Что они наши сограждане, просто слегка запутавшиеся.

– А дальше была анархия.

Майор кивнул:

– Несколько сражений мы выиграли, несколько – они. У нас еще оставалась артиллерия и авиация. Но много ими навоюешь, когда враг скрывается в жилых кварталах большого мегаполиса? Часть городов объявила себя свободной от имплантов, другие, наоборот, начали упиваться возможностью изменять свои тела. Правительство кое-как еще функционировало. Собрали, какие смогли, огрызки частей и отправили в центры переподготовки. Я попал под Омск, на инженерный полигон. Там нас улучшили, а вытащив из генных реакторов, сколотили на скорую руку батальон.

– Ты мне не верил насчет регенерации. А я что-то не особо верю, что вы лет пятьдесят воюете. Вы что, бессмертные зомби? – высказал свои сомнения Гвоздь.

– После ускоренной подготовки наш батальон гордо обозвали резервом главного командования и уложили спать на то время, пока шло формирование остальных частей будущей дивизии.

– Спать?!

– Ты мне только что рассказывал, как проспал сто лет. Такие же капсулы для гибернации стояли и у нас на полигоне. Мы должны были проспать три месяца, пока шло развертывание прочих подразделений. Дабы просто так не проедать ресурсы, которых и так у армии оставался мизер. База одновременно могла поддерживать не более тысячи человек, остальных – в люльку, чтобы не мешались.

Гвоздев все равно не понимал, к чему клонит майор. Три месяца, плюс-минус, в том временном интервале, о котором они говорили, это так – секунды.

– Проснулись мы четыре месяца назад. Да и то лишь потому, что питающий анабиозные капсулы реактор встал. Батя связался с Управлением специальных операций. Ему приказ пришел занять этот квадрат и партизанить, перерезая коммуникации. Вот мы и заняли. И перерезаем. Только знаешь, что? У нас в процессе этой партизанщины людей не более сотни осталось. От всего батальона.

– Ребята, у меня для вас плохие новости – войну мы проиграли. Теперь Землей рулят импы! За редким, насколько я понял, исключением.

– Ты думаешь, я дебил? – Майор поглядел на Гвоздева как на дурачка. – Я это давно понял. Но генерал уперся. Раз есть приказ – будем его выполнять до последнего человека. С материально-техническим снабжением у нас все хорошо. Как-никак склады на целую дивизию забивали. А люди… люди действительно кончаются.

– Так и пролейте свет в его разум!

– Нет там под фуражкой никакого разума. Ты не подумай, он не тупой служака, типа приказ получил и с девятого этажа выпрыгнул. Во время беспорядков жена у него погибла. И дочь. И внучка. У него в черепе теперь только лютая ненависть. К импам.

Гвоздя проняло. Он и сам в Первую континентальную всех родных потерял. Всего один самолет, прорвавшийся через заслоны ПВО. Всего одна вакуумная бомба, сброшенная на город. И нет города – чистенькие скелеты зданий по краям и огромная проплешина в центре. После этого замкнуло Гвоздя накоротко: и сам смерти искал, и щедро ее вокруг себя разбрасывал. Только в полете более или менее отойти смог.

– У вас же штаб есть. Поговори с другими офицерами, да и скинь этого психа на фиг. Майор, я не обманываю, вы реально пропадете ни за грош.

– У нас половина офицеров такие же, как генерал. Травмированные. Я тебе говорил – жуткая бойня была. Да и потом, вдруг кто-нибудь уцелел и до сих пор сопротивляется?

Гвоздев покачал головой:

– Система меня недаром главнокомандующим назначила. Нет больше никого. Так бы генерала вашего выбрала, но вы на спецзадании в глубоком тылу. Вам командование передавать смысла нет.

– Это тебе древний компьютер старого бункера выдал?

– А тебе какое подтверждение надо?

– Отмена приказа из УСО. Без него смещение генерала будет открытым мятежом.

– УСО?

– Управление специальных операций, – пояснил Максим.

– Так сбегай в это УСО и поинтересуйся.

– Не могу. Это будет прямое нарушение приказа. А генерал вообще за дезертирство примет. Знаешь, что у нас с дезертирами делают?

– На осине вешают или в болоте топят. Мне извращенные фантазии вашего командира знать ни к чему. Лучше скажи, майор, зачем ты сейчас эти душевные излияния устроил?

– Я тебе, голубчик, не только красивые истории расскажу. Я тебе еще координаты УСО выдам. И транспорт.

Не к добру, ох не к добру, когда с тобой так изысканно мило разговаривает особист со змеиными глазами.

– На хрена мне твой транспорт, майор? – Больше манерничать с Максимом не имело смысла.

– Ты отправишься в УСО. Выяснишь, что там творится. И вернешься с докладом. Либо с вышестоящим офицером. На все про все две недели. Сбежишь – приятелей твоих ждет судьба дезертиров. Все-таки я тебе расскажу, что с ними генерал делает…

– Да заткнулся бы ты уже, майор, – осадил Гвоздь особиста. В глазах Максима сверкнул недобрый огонек. – Я вас из дерьма, куда вы угодили, и так попробовал бы вытащить.

Майор сник, недобрый огонь в его глазах погас.

– Прости, – тихо произнес он, не глядя на Гвоздева. – Что-то я совсем за последнее время оскотинился.

Дождавшись, пока стемнеет, майор вернул конфискованного «Бехтерца» и «Катюшу» и самолично вывел Гвоздева из лагеря, перекинувшись парой фраз с караульными. Он надел прибор ночного видения и повел Гвоздя тайными тропами. Под ногами жадно чавкало, и Гвоздев осознавал, что если вляпается в трясину, то и его сверхсила не поможет из нее выбраться. Поэтому старался идти, упираясь особисту в спину носом.

– Пришли, – сообщил майор на берегу заросшего озерца, присаживаясь возле сваленного в кучу камыша.

Скинул с плеч рюкзак, порылся в нем и протянул Гвоздеву очки дополненной реальности.

– Маршрут я уже забил. В рюкзаке боеприпасы, легкая палатка и провиант. Помоги-ка. – Майор начал разбрасывать камышовые маты, и Гвоздев к нему присоединился.

– Что за уродец? – Гвоздев с явным недоверием рассматривал плод любви небольшой надувной лодки и зарешеченного вентилятора.

– Лодка на воздушной подушке. Для наших мест – самое оно. – Майор забрался в лодчонку и запустил двигатель.

Лодка приподнялась над берегом на десяток сантиметров, а поток воздуха от «вентилятора» заставил Гвоздева сделать пару шагов назад.

– Друзья твои пока в дивизионе у зенитчиков побудут. Это те ребята, которые самолет ваш сшибли. Буду их прятать так долго, как смогу. Генералу скажу, что в расход пустил. Но… ты постарайся вернуться побыстрее, хорошо? А то и меня самого… того могут. За нарушение приказа и укрывательство врагов.

Гвоздев протянул Максиму руку:

– Договорились. Одна нога тут, другая там. И снова у вас.

Несмотря на полученные от майора очки ночного видения, Гвоздю пришлось заглушить двигатель и потихоньку грести одним имеющимся в наличии веслом. Выступающие из озера кочки и плавающий топляк делали передвижение на большой скорости невозможным. Но как только забрезжил рассвет и видимость улучшилась, Гвоздь запустил двигатель. Шум от винта был такой, что в радиусе пяти километров все были предупреждены – несется на шайтан-машине гвардии капитан Гвоздев. Хотя перехватить его было непросто. Следуя маршруту, который услужливо отрисовывали очки прямо перед его взором, Гвоздь летел по руслу небольшой речки со скоростью выше ста двадцати километров в час. Увидев стаю уток в прибрежных зарослях рогоза, он с трудом подавил желание остановиться и настрелять себе пару крякв на ужин. Ведь с момента возвращения на Землю у него во рту не было ни единого кусочка сочного, прожаренного, подрумяненного, шкворчащего, присыпанного порезанной зеленью… в общем, ни единого кусочка мяса.

 

Едва не врезавшись в целый остров из веток и древесных стволов, собранных течением, Гвоздь с неимоверным усилием вышвырнул из головы картинку с утиной тушкой, висящей на вертеле. Над дымящимися угольками… А, черт! Сжав штурвал так, что он жалобно хрустнул, Гвоздев сосредоточился на управлении лоханкой.

Глава 11

Если на воде судно на воздушной подушке летело как стрела, наплевав на земное притяжение, то даже по ровному полю управлять им было сущим адом. Так как судно скользило на воздушной прослойке, остановить на месте его не получалось. У него была инерция парящего воздушного шарика. Маневры тоже давались с трудом и с большим заносом. Гвоздев крутил рулем как осатанелый, объезжая пеньки и валуны, о которые можно было повредить гибкую «юбку» аппарата и остаться без транспорта.

Но добил его лодчонку затяжной подъем на холм. Машина сначала лихо туда влетела, потом начала сбавлять ход, зависла на полпути на вершину и, разгоняясь все сильнее и сильнее, понеслась обратно к подножию. Покрутившись по полю, как юла, и еле-еле остановив машину, позеленевший Гвоздь выбрался из-за штурвала и заглушил двигатель. Желания продолжать аттракцион не было никакого, поэтому он забросал судно срезанными ветками, взвалил на плечи рюкзак и дальше двинулся пешком. Благо виртуальный навигатор говорил, что до места назначения осталось менее двенадцати километров.

Заборы из рабицы вечны. Пирамиды Египта, подточенные временем, рухнут, реки Сибири потекут вспять. Полюса у Земли поменяются местами, но металлическая сетка, прикрепленная к незатейливым бетонным столбикам, будет стоять как новая. Гвоздев издали заметил ограждение, подойдя поближе, он обнаружил проржавевшую табличку, на которой нельзя было различить ни одного символа. Можно было просто перемахнуть через сетку, но Гвоздь решил проверить истину, что если долго идти вдоль забора в любую сторону, то рано или поздно наткнешься на вход. А там можно и уточнить, написано на заборе: «Добро пожаловать» или «Сдохни, подлый нарушитель».

Гвоздь похвалил себя, что не стал торопиться с преодолением препятствия. Коробка КПП из серого бетона показалась всего после пятнадцати минут прогулки, и она дала много пищи для размышлений. Серое строение с покосившимся, наполовину поднятым шлагбаумом и надолбами, ограничивающими въезд справа и слева, вроде было обычным и банальным. Однако Гвоздев смог отыскать кое-что интересное – пяток выбеленных солнцем черепов, валяющихся прямо на земле в симпатичном окружении из ребер и позвонков.

Хотя сразу было заметно, что неудачники отправились на тот свет давным-давно, но идеально круглая дырка во лбу одного из них прямо-таки кричала, что это не было самоубийством. Или пищевым отравлением. Гвоздь щелкнул предохранителем «Катюши», давая красотке разрешение привнести в мир доброе и светлое. Крадучись дошел до будки КПП и присел под ее стеной. Выбитые окна, гуляющий по пустому помещению ветер, груда сгнивших досок на месте стойки и поеденный ржавчиной шкаф в углу. Если тут и сидела когда-то строгая и смертельно опасная охрана, то теперь царило запустение и пыль.

Больше ничего не опасаясь, Гвоздев поднялся, прошел под тихо поскрипывающим на ветру шлагбаумом и оказался на территории охраняемого объекта. Виртуальный навигатор проинформировал, что перед ним искомое УСО, и отключился. Потрескавшаяся дорога вела к комплексу из нескольких зданий армейской постройки. Только Гвоздь к ним направился, как позади него раздался душераздирающий скрип.

Разворачиваясь и припадая на колено, Гвоздев вскинул винтовку. Шлагбаум все так же печально и неподвижно указывал в небо, а вот на КПП наблюдалось какое-то движение. Мягко переступая с ноги на ногу и не сводя ствола с разбитого окна караульного помещения, Гвоздев подошел и заглянул внутрь. Дверь железного шкафа открылась полностью, и оттуда вывалился… гуманоид. Потрепанный и стальной.

Тело жителя шкафа больше всего напоминало пузатую бочку, поверх которой присобачили голову-котелок. Передвигался выскочивший из шкафа уродец на ромбовидной резиновой гусенице. К туловищу на мощных шаровых шарнирах крепились две руки-манипулятора, сжимающие ручной пулемет, из которого свисал обрывок пулеметной ленты. Две из трех камер на голове было разбито, но он вперился в Гвоздева единственной уцелевшей и проскрипел:

– В-в-в-нимание! З-з-закрытая территория! Немедлен-н-н-о ее покиньте или пройдите идентификац-ц-ц-ц-кац-кац…

– Двигай сюда, чугунная голова, будем твою идентификацию проходить! – Гвоздев был на сто процентов уверен, что его чип любую проверку пройдет на «ура».

– Запуск процедуррррры-ыи-ыи проверки. – Голосовой модуль уродца сбоил безбожно.

Робот выкатился из караулки, роняя на землю куски задубевшей резины с гусеницы. Он остановился в метре от Гвоздева.

– Пос-с-смотрите в камеры, – скрипя, потребовал робот, и Гвоздь скосил глаза, глядя в единственную уцелевшую камеру охранника, гадая, сможет ли он отсканировать сетчатку.

– Приложит-т-т-е руку к идентифика-ц-ц-ционной пластине, – продолжил робот-заика.

На железной груди откинулся помятый щиток, открывая доступ к панели идентификации. Которая в двух местах была пробита пулями. Сомневаясь, что из этого выйдет что-то толковое, Гвоздь приложил руку к панели.

– Сис-с-стемный сбой! Идентификация не пройдена! Повтор-р-рная попытка!

– Эй! Какая попытка?! У тебя панель вся к чертям разворочена!

Спорить с древней железякой было делом пустым.

– Повтор-р-рная попытка! – настаивал охранник.

– Да хрен с тобой! – Гвоздь снова приложил руку к панели на груди робота. С ожидаемым результатом.

– Сис-с-стемный сбой! Идентификация не пройдена! Третья попытка! Вним-м-мание! Третья попытка – последняя!

– Достал! – Гвоздев шлепнул ладонью о панель без всякой надежды.

– Сис-с-стемный сбой! Идентификация не пройдена! Немедленно покиньте охраняемую зону, в пр-р-ротивном случае будет открыт огонь на пор-р-ражение!

Глядя на то, как робот суетливо задергал ручным пулеметом, Гвоздев поежился. По паспорту «Бехтерец» спокойно держал пулю калибра «семь шестьдесят два», но проверять это на практике, да еще словив очередь в упор, не хотелось. Можно было залить чокнутую машину дротиками из «Катюши», но на таком расстоянии можно получить неприятный рикошет.

– Жги! – прикоснулся Гвоздев к плечевому шарниру робота.

– Н-н-нападние! – Робота колотила лихоманка, и его заикание только усилилось. – Запуск дир-р-рективы на уничтожение!

– Жги-и-и!!! – Новый электрический импульс пронзил тело робота.

– Н-на… по-по-по… – Робота трясло так, что Гвоздь еле смог удержать руку на его теле. – Д-д-добро пож-ж-жаловать!

Из черепушки механического охранника повалил густой и едкий дым. Робот уронил голову на грудь и затих. Конструкторы при проектировании готовили его к встрече с вооруженным и особо опасным человеком, но никак не с электрическим угрем. Гвоздеву даже стало немного жаль верного служаку. Стоял, охранял, почти никого не трогал. Цель была у машины, а теперь она будет бесполезно ржаветь под открытым небом.

Минутка молчания в честь железного дровосека, отдавшего жизнь за защиту периметра, внезапно прервалась жутким грохотом, раздавшимся из караулки. Меж двумя плитами пола пробежала трещина, плиты разошлись и раскрылись, подобно створкам двери. Откуда-то снизу механический лифт подал наверх небольшую платформу, на которой находился покрытый непроницаемой коркой пыли пластиковый чехол.

– Это еще что за…

В чехле что-то зашевелилось, пыль начала миниатюрными лавинами скатываться с пластика, который вдруг пробило острозаточенное лезвие. Лезвие распороло толстую пленку, и из разрыва выехал… брат-близнец почившего охранника. Только этот весь блестел, будто только что сошел с конвейера завода и был покрыт толстым слоем консервационной смазки.

– Да елки зеленые! У вас там что, целый склад? Или завод? Никакого электричества на вас не напасешься!

– Внимание! Закрытая территория! Немедленно ее покиньте или пройдите идентификацию! – бодро повторил робот фразу своего предшественника и открыл щиток на груди.

– Мы это уже проходили. Но что ж, попробуем еще раз. – Гвоздь приложил руку к панели доступа.

– Процедура завершена. Объект опознан. Капитан Андрей Гвоздев, главнокомандующий. Отмена процедуры досмотра. Смена приоритетов. Сеанс связи с УСО.

Робот застыл истуканом. Гвоздев помахал перед его объективами рукой:

– Э-эй! Мне уже можно проходить? Стрелять в спину не будешь? Да очнись ты!

– Задействован протокол сопровождения. – Робот подъехал вплотную к Гвоздю и остановился.

– Это что, ты теперь мой персональный телохранитель, что ли? – удивился тот.

– Сопровождающий.

Вдруг дернулся старый, вырубленный Гвоздевым, охранник:

– Н-н-найден альтернативный источник э-э-энергии. Перезапуск операц-ц-ционной системы.

Его голова поднялась, и он уставился единственным глазом на Гвоздева:

– Запуск дир-р-рективы на уничтожение!

– Директива охраны ВИП-персоны! – почти одновременно с ним завопил его более новый собрат.

Гвоздев вскинул «Катюшу», но его опередили. Ручной пулемет робота-сопровождающего разразился длинной очередью, град пуль высек искры из корпуса потрепанного коллеги. Старый робот пытался навести оружие на Гвоздева, но под огнем его кидало из стороны в сторону. Гвоздев аккуратно выцелил голову и нежно нажал на курок. Убийственные дротики прошили железную башку насквозь. Старая железяка опрокинулась навзничь и затихла.

– Спасибо за помощь, – поблагодарил Гвоздь своего нежданного телохранителя.

Тот великодушно отмолчался.

– Ну что ж, начнем, пожалуй, экскурсию. – Гвоздь двинулся было к зданиям, потом задумался на секунду и вернулся к поверженному роботу.

– Чтобы наверняка. – Гвоздев очередью из винтовки крест-накрест перечеркнул лежащий на земле корпус робота. Помедлил, нагнулся, вытащил из застывшего манипулятора пулемет и отшвырнул подальше. Оценил плоды своих трудов и обратился к застывшему телохранителю: – Все, ВИП-персона готова, веди.

Робот не шелохнулся, видимо, программу гида в него не загружали. Но когда Гвоздев пошел к виднеющимся зданиям, он преданно двинулся вслед за ним.

– Как вообще житуха? Деды не задирают? Пайки хватает? – Гвоздь решил внести некоторое разнообразие в беседу.

– Вопрос не понят. Для получения интересующей вас информации обратитесь к оператору.

– Что-то я искренне сомневаюсь, что мы твоего оператора разыщем. Звать-то тебя как?

– Мой инвентарный номер ВАС-138975.

– ВАС… как? – Из головы моментально вылетели все последующие цифры в имени робота. – Буду тебя Васей звать. Ты не против?

– Запрос на смену инвентарного номера. Приоритет наивысший. Запрос удовлетворен, – своеобразно согласился на смену имени робот.

– Вася, – вдруг как вкопанный встал Гвоздев, шагах в двадцати заметив легкое дрожание кучки земли, – там что?

Робот или принял вопрос за риторический, или просто не понял, о чем его спрашивает главком. Тем временем из земляной кучи выбрался диск, похожий на сложенные друг с другом тарелки. Сверкнув красным сканирующим модулем, он поднялся метра на полтора в воздух. Медленно поплыл к Гвоздеву, кренясь на один бок. Остановившись прямо напротив лица, «летающая тарелка» возвестила:

– Процедура сканирования. Поиск запрещенных модификаций.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
ИДДК
Поделиться: