Название книги:

Я – другой. Книга 2

Автор:
Денис Деев
Я – другой. Книга 2

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 4

– Слушай, и правда деревня. Деревня деревней… – Из густого подлеска Ласка рассматривала поселение «хозяев локации». – Может, ну его на фиг – с этими селянами договариваться? Что они нам сделают? Дохлой рыбой закидают?

Деревенька явно не была прибежищем Темного Властелина и средоточием мирового зла. Три кособоких сруба, укрытых почерневшей от времени дранкой. Чуть поодаль притулился большой амбар, сколоченный из гнилых досок и мечтающий развалиться от легкого дуновения ветерка.

– Договориться надо. В реестре у Люминов именно эти рыбачки прописаны как лица, ответственные за распространение мути в этой локации. Если рыбаки нас обнаружат и полезут в бутылку, а мы их случайно перебьем, то Люмины могут заинтересоваться и прислать сюда Арбитров. Нам лишнее внимание точно нужно? – Как и всегда, Рома проявлял осторожность.

– С соседями надо стараться поддерживать хорошие отношения. Плюс пищевые концентраты – это хорошо, а свежий балык – лучше. Идем побеседуем с промысловиками. Ласка, ты останешься возле «Горыныча». – Гвоздю не хотелось брать с собой бесшабашную девушку, которая в лагере мирных рыбаков могла устроить ненужный кипиш. – Здесь же Сеть работает?

– Сеть везде работает, у нее глобальное покрытие. Надень очки да проверь.

– Не хочу, они мне в переносице жмут. – На самом деле Гвоздь еще до конца не разобрался, как держать постоянную связь посредством голосовых сообщений.

– Правда, если стоят глушилки, то сигнал они пропускают избирательно. Но откуда у этих лапотников такое оборудование?

– Жди возле танка, если что-то пойдет не так, мы свистнем, – продолжил давать указания девушке Гвоздь.

– И грозная кавалерия тут же примчится на выручку, мой генерал! – Ласка шутливо отдала честь.

– Я маршал. – Гвоздь вспомнил, что система военного бункера подняла его до главнокомандующего. Правда, войска, которым он «главнокомандует», уже давным-давно не существует.

Оружие у Гвоздя висело на наплечном ремне. Рука сама собой тянулась к ложу, но он себя одергивал – негоже со стволом в руках знакомиться с будущими соседями и арендодателями. Рома пацифистского настроя не разделял и незаметно старался идти за спиной Гвоздева.

Встретили их не залпы орудий, не слепящие лазерные лучи и не испепеляющая все живое плазма. А хмурый чернявый мужик, вышедший из ближайшей избушки и направившийся им навстречу. Невысокий, но поперек себя шире. Его глаза глядели из-под кустистых бровей на незваных гостей с открытой неприязнью.

– Чего надо? – буркнул он.

– Здравствуйте, – приветливо махнул рукой Гвоздь.

– Здрасте, – выглянул из-за его спины Рома.

– Здрасте-здрасте, – пробубнил мужик и встал, выжидая продолжения беседы.

– Мы соседи ваши. Новые. Пришли познакомиться. – Гвоздев решил с ходу обозначить проблему, долго не ходя вокруг да около.

– Из соседней локации? – Густая бровь чернявого выгнулась дугой.

– Э… не совсем. Из вашей. Вот пришли познакомиться и…

– Валите отсюда, – грубо оборвал Гвоздя мужик.

– А, собственно, почему? – Рома набрался смелости и выглянул из-за спины Гвоздева.

– Потому что локация у нас небольшая и бедная. Из ресурсов, – хмурый мужик кивнул на небольшое озерцо, к которому прижалась деревенька, – один этот пруд. И мы его не намерены делить с чужаками!

– Да на фиг нам ваша рыба не нужна! Мы своими делами заниматься будем. Можем вам и деньжат подкинуть. Немного.

– Можете это «немного» себе оставить. И чтоб к вечеру здесь духу вашего не было! – Хмурый мужик повернулся и пошел обратно в деревеньку.

– Эй, уважаемый! – окрикнул мужика Гвоздь, но Рома на него зашикал:

– Оставь его в покое, пусть идет.

– Но почему… – Гвоздь осекся.

А ведь верно, чего он докопался до нормального трудяги? Вокруг придурки в войнушку играют, модули друг у друга с мясом выдирают. И немудрено при этом, что староста рыбацкой артели не обрадовался соседству с мутными типчиками.

– Я его уровня не вижу, – прошептал Рома, получивший на складах Шершня небольшой мод, позволявший считывать уровни окружающих.

– И что?

– Как «что»! Я тридцатка – чтобы скрыть свой уровень, он минимум пятидесятым должен быть! – Инженер выглядел испуганным.

Испугаться было отчего – пятидесятый уровень имели бойцы-биороботы Арбитров. Вот тебе и «простой трудяга-парень» с хмурым взором. Насколько понимал местную экономику Гвоздь, на ловле уклейки и карася до такого уровня в жизни не прокачаться. Это надо исключительно белугу вагонами ловить и черную икру тоннами продавать. А заросшее и слегка подванивающее тиной озерцо не производило впечатления водоема, изобилующего ценными породами рыб.

– И глушилки тут есть. Я Ласке сообщение отправить не могу.

– Все веселее и веселее… – призадумался Гвоздев, медленно отходя от деревеньки. – А почему этот бугор на груди знак пятидесятника не носит? Тарится. Если тарится, то что-то скрывает. А ну, пойдем, кадет.

Скрываясь за высокими зарослями ковыля, Гвоздев по широкой дуге обогнул поселение.

– Если у них глушилки есть, то и датчики движения тоже, – поскуливал идущий за ним Рома.

– Да пусть хоть три сканера, до ветру мы пошли. По естественным надобностям. – Гвоздь остановился с подветренной стороны и с шумом втянул воздух. – Хех, так и знал!

Рома тоже осторожно принюхался.

– Ничего не чувствую, – признался инженер. – Сюда бы Ласку с ее сканерами, она бы нам всю раскладку по химическому составу воздуха дала.

– Какую еще раскладку? Это деревня рыбаков! Тут такой дух стоять должен, что датчики Ласки на фиг бы закоротило. Однако ничего! – Гвоздь еще раз втянул воздух. – Вообще ничем не пахнет. А ну-ка, давай прогуляемся до этих рыбачков еще раз.

На этот раз, подходя к деревне, Рома отстал от Гвоздева шага на четыре. И развитый инстинкт самосохранения его не обманул. Когда до ближайшей избы оставалось метров тридцать, из амбара с грохотом и лязгом вышли две высоченные фигуры. Экзоскелеты! Мощные рамные конструкции, не прикрытые броней. Зато в каждой лапе антропоморфный робот, ведомый пилотом, сжимал по автоматической пушке. В орудия были вставлены пулеметные ленты с пулями размером с хороший огурец. Не хотелось бы таким «овощем» получить в грудь: «Бехтерец» Гвоздя обеспечивал отличную защиту, но и нее были свои разумные пределы. Из избушки выскочил и давешний чернявый мужик. Теперь он выглядел не хмурым, а взбешенным.

– Вам сказали – убирайтесь! Зачем вы вернулись?!

– Брат Митька помирает, ухи просит! – выдал Гвоздь первое, что пришло ему в голову.

– Чего-о-о? – Лицо чернявого вытянулось от недоумения.

– Ухи, говорю, просит. Может, есть у вас рыбка? Окушки и те пойдут. – Гвоздев ломал комедию не останавливаясь.

– Окушки? – Чернявый все меньше и меньше понимал, чего от него хочет странный тип, без приглашения пришедший в деревню.

– Ну да откуда у вас окуни, сами вон пищевые концентраты жрете. – Гвоздев кивнул на пустую упаковку от питательных таблеток, валявшуюся возле крыльца избы. – Была бы у вас рыба, вы бы это дерьмо не ели.

От возмущения лицо мужика окрасилось в цвет переспевшего баклажана.

– Командир, нам ваши делишки неинтересны. У нас своих невпроворот, – более миролюбивым тоном произнес Гвоздь. – Давай спокойно поговорим?

– Ага, поговоришь ты у меня. С ними! – Мужик махнул в сторону застывших ребят в экзоскелетах.

Броней парни толком защищены не были, жестяные щиты, которые их прикрывали, «Катюша» прошила бы навылет. Если подрубить усиление, то можно одним прыжком уйти за угол избы и оттуда досыта накормить вольфрамом бойцов в экзоскелетах. Оставалась одна проблема, которая стояла и беспомощно хлопала глазами. Рома пал бы смертью храбрых в первые же секунды боя.

– Стоп-стоп-стоп, не горячись. Мы еще можем спокойно поговорить, – попытался спасти жизнь инженера Гвоздь.

– Не-е-е, сейчас мы сделаем так, что вы больше ни с кем поговорить не сможете! – довольно заухал чернявый.

Врезав все еще пребывавшему в столбняке Роме под колено и сбив его на землю, Гвоздев в длинном прыжке отправился за угол дома. Но прежде чем воздух начали рвать крупнокалиберные пули, раздалось тонкое завывание турбины, и над головами парней в экзоскелетах появился очень сердитый дрон, нацелив на них свои излучатели.

– Чего вылупились?! – надрывался чернявый мужик. – Сбейте его к чертям собачьим!

Парни едва задрали стволы вверх, как раздался рев, разом заглушивший пение турбины дрона. Врезавшись в амбар и разметав бревна, точно соломинки, на сцене появился «Горыныч». Грозно рыкнув движком, он развернул главное орудие прямохонько на бойцов в экзоскелетах.

– А… как?! – Чернявый вновь поменял цвет, став мертвенно-белым. Появление ударной машины Арбитров изумило его до глубины мозжечка.

– А вот так. – Гвоздев поднялся на ноги и отряхнул прилипшие к грудным пластинам «Бехтерца» травинки.

Рома тоже встал и по инерции рванул с плеча оружие. И пусть его станган не мог изрыгать огонь и пули, а всего лишь вырубал электронику, отошедший от испуга инженер жаждал крови. Гвоздь медленно подошел к чернявому, стоящему в ступоре.

– Мы ведь хотели по-хорошему. По-доброму! – Гвоздев с размаха приложил кулак к скуле оторопевшего мужика.

Пятидесятый у того был уровень или выше, но усиление еще работало, и рыбацкий староста отправился в непродолжительный полет. Грохнувшись на спину, он вскочил на ноги и уже было кинулся на Гвоздева, но тут опять ожил «Горыныч». Боевая машина слегка шевельнула гусеницами, покачнув орудием главного калибра. Как бы намекая: «А вот этого делать не надо».

– Так бы и сказали, что Арбитры в гости нагрянули. Зачем было ваньку валять? – Староста повел челюстью вправо-влево, проверяя ее целостность.

– Мы не Арбитры. Мы… – Гвоздь решил напустить тумана.

Он подошел ближе к старосте и заговорщицким шепотом сообщил:

 

– Церберы. Сам понимаешь, о таких вещах не стоит сильно распространяться.

От мозговых усилий глаза чернявого скосились к носу. Гвоздев почти наяву слышал, как в голове у того крутятся шестеренки и он пытается вспомнить, что слышал о великих и ужасных «Церберах».

– Спецоперация, – еще более доверительно произнес Гвоздев. – Не могу разглашать детали. Но мы поживем с вами бок о бок какое-то время?

Бурной радости его предложение у рыбачков не вызвало. Но и бурных протестов – тоже. Протестовать вообще сложно, когда на тебя с осуждением смотрит адская колесница, прозванная «Горынычем». А над головой закладывает виражи боевой дрон. Правда, Гвоздь не был уверен, что Ласка сможет в одиночку эффективно управлять двумя боевыми машинами во время схватки. Ей и так сейчас доступно для стрельбы только главное орудие в неподвижной боевой рубке, которым одиночных пехотинцев хлопать – все равно что комаров.

Но рыбачки об этом не знали. Им-то казалось, что экипаж боевой машины на месте, да и в десантном отделении яблоку негде упасть.

– Хорошо, давай поболтаем, – нехотя согласился чернявый.

– Гвоздь! Гво-о-оздь! – Рома, дергая Гвоздева за руку, не дал ему открыть рот. – Гляди!

Андрей перевел взгляд туда, куда указывал инженер. Среди разбросанных бревен амбара валялся синий пластиковый ящик. Один бок его был надорван, и из него на землю просыпались ампулы с бирюзовой, переливающейся перламутром жидкостью. Причем Гвоздь заметил, что таких ящиков под развалинами амбара разбросано немало. Даже на его неискушенный взгляд было очевидно, что той мути, которую «рыбачки» здесь хранили, небольшому городку хватит на полгода. А то и вовсе на год.

Глава 5

Стволы опять направлены на противников, палец предательски подрагивает на спусковом крючке. «Рыбачки» так завелись, когда Рома и Гвоздев увидели ящики с мутью, что снова схватились за оружие. И что-то Гвоздю подсказывало, что на этот раз они точно будут стрелять.

– Мужики! Дышите глубже! Нам на вашу муть – плюнуть и растереть!

– Ага, как же! Приперлись вместе с Арбитрами и сказочки рассказываете! – Чернявый выхватил из-за пояса пистолет и направил его в лоб Гвоздю.

Его подельники взяли на прицел застывший танк.

А ведь понимают, что этот бой будет последним в их жизни. Что-то они тут такое делают, что живыми в плен не собираются сдаваться?

– Нам правда наплевать…

– Гвоздь! – перебил Гвоздева инженер, который сделал несколько шагов к амбару и что-то там внимательно разглядывал. – Они муть не воруют, они ее… они ее делают!

Все. Сейчас начнется пальба! Воровать ценнейший продукт, необходимый каждому импу на Земле, – это одно. Преступление, конечно, тяжкое. Но за контрафактное производство Люмины распылили бы «рыбачков» на атомы прямо на месте. Кому нужна конкуренция в деле, приносящем триллионы? А может быть, и сотни триллионов!

Как же «вовремя» о своей находке объявил Рома!

– Круто! – Гвоздь радостно замахал винтовкой и чуть не кинулся обниматься с чернявым, вызвав у того полную оторопь. – Красавчики! Молодчики! Муть они гонят в амбаре! Как же нам с вами повезло! – не давал опомниться Гвоздев рыбакам.

– С чего это повезло? – чуть опустил ствол чернявый.

– С того! Не стой столбом, пойдем поговорим. Ты от счастья прыгать будешь, когда поймешь, как тебе поперло. – Гвоздь подхватил чернявого под локоток и потащил к избе.

Товарищи старосты быстро взяли его на прицел, но стрельбы за этим не последовало.

– Постарайтесь друг дружку не перестрелять, – пожелал удачи своим спутникам Гвоздь и шагнул в избу. – Ничего себе вы тут устроились!

Если снаружи домик напоминал век где-то так пятнадцатый, то внутри блистал исключительно хай-тек. Целую стену занимал верстак с приборами, о назначении которых Гвоздев мог только догадываться. В воздухе висело объемное изображение деревеньки и ее окрестностей, на котором как на ладони были видны и Рома, и «Горыныч». А вот лавки в избе были из самого настоящего дерева. Гвоздь опустился на одну из них и повесил винтовку за спину.

– Я могу предположить, что вы варите муть…

Чернявый хотел было возразить, но Гвоздев с нажимом продолжил:

– А еще я могу предположить, что у вас со сбытом этой бодяги проблемы. От Арбитров приходится прятаться, продавать – мелкими партиями, стараясь не отсвечивать, да?

Чернявый кивнул.

– Всё, кончились ваши проблемы! Я знаю клиента, который заберет все с вашего склада и еще добавки попросит. И платить будет без задержек.

– Звучит интересно. Но мы стараемся не работать с одним и тем же покупателем. – Староста был все еще хмур, но в его голосе появились заинтересованные нотки.

– Не стоит переживать. У будущего клиента у самого проблемы с Арбитрами. Он не выдаст – это в его же интересах.

– Такие заманчивые предложения только в сказках бывают. – В первый раз с момента их встречи староста улыбнулся.

– Сейчас сам убедишься. – Гвоздев подошел к двери и кликнул Рому. – И выключи глушилку, моему приятелю надо кое с кем связаться.

– Подкрепление хотите вызвать?

– Признай – мы вас и без подкрепления раскатаем в блин. Отправь сообщение Шершню. Мы нашли, как справиться с его неприятностями, – дал распоряжение Гвоздь зашедшему Роме.

– Шершню?! – По испуганному лицу чернявого было понятно, что с владетелем он знаком. – Куда вы меня втягиваете?!

– Не втягиваем, а вытягиваем. Из этого болота вытягиваем. Сосед, да мы тебя озолотим! Тебя, кстати, как звать-то?

– Мефодий. – Судя по кислому выражению лица, главный рыбак в нежданно прикатившееся к его порогу счастье не верил.

– Да я серьезно…

– Да я тоже. – Староста наконец решился и, поднявшись, протянул руку Гвоздю: – Мефодий я.

Как Гвоздя ни подмывало в ответ протянуть руку и произнести: «Кирилл», – но он сдержался.

– Андрей, для своих – Гвоздь.

На слове «своих» он сделал акцент. Мефодий скривился:

– Свои на танке не приезжают…

– Шершень заинтересовался. Готов платить по десять бонов за дозу, – отрапортовал Рома.

– У Люминов она по двадцать идет.

– Это уже вы с Шершнем напрямую поторгуетесь и решите, – не стал лезть в чужой бизнес Гвоздь.

– Он готов выслать эмиссаров, – поддакнул Рома.

– Черт с ним, пусть присылает, – махнул рукой староста. – Теперь нам наше соседство обсудить надо.

Гвоздь встал, странно покачнулся и, неуклюже взмахнув рукой, схватил стоящего рядом Рому за плечо.

– Нам не к спеху, будет еще время поговорить. Вам вон ангар чинить надо. За разгром извиняемся, в гости не зовем. Рома скинет координаты, куда вам лучше не соваться. Пока.

Гвоздев слишком резко оборвал разговор – по мнению Ромы, с «рыбаками» можно было обсудить еще кучу всего полезного. Но напарник требовательно подталкивал его к выходу, не отпуская руку. Так они и дошли до танка, держась за руки, как первоклашки. Инженер смог удержаться от ненужных вопросов, и только когда за ними закрылся люк, тихонько поинтересовался:

– А чего мы…

– Я ослеп, – огорошил его Гвоздь. – Сначала рябь перед глазами пошла. Как от помех. Потом в глазницах началась адова боль, как будто мне череп кто-то сверлом вскрывает. Хорошо еще, что не отключился.

– Повезло нам. – Рома представил, как Гвоздь во время трудных переговоров хлопается в обморок. Да прояви вожак слабость на секунду, их бы там и порвали, не глядя на «Горыныча»! – Ты хоть что-нибудь видишь?

– Ни черта. – Гвоздь поднес руку к глазным протезам и помахал ею. – Черная стена.

– Вот блин! Вот же блин! Гвоздь, ты до базы продержишься? Гво-оздь?!

Не успевший пристегнуться Гвоздь кулем сполз с кресла прямо на пол.

– Ласка! – Рома хлопнул по клавише внутреннего интеркома ладонью. – Гони быстрее! Мы Гвоздя теряем!

– Как – теряем? Там же стрельбы не было, – раздался спокойный голос девушки.

– Вот так! Плохо ему!

«Горыныч» оправдывал свое прозвище. Многотонная махина не быстро ехала, а практически низко летела по пожелтевшей от летнего солнца степи. Как ни была искусна Ласка в вождении, но, залетая в пещеру, она слегка чиркнула бортом по стене. Загнав танк в ангар, она выскочила из машины и бросилась к люку десантного отсека, откуда Рома уже выволакивал бессознательное тело Гвоздева. Закинув его руки к себе на плечи, девушка и инженер потащили своего главного внутрь базы.

– Ничего, – успокаивал сам себя Рома, – нам бы его только до медблока дотащить. Там такая аппаратура…

– Помолчи! – Ласка хорошо помнила, чем закончился прошлый похожий забег.

Гвоздь обнадеживающе застонал.

– Живой! И почти пришли!

Закинув на «раз, два, три» Гвоздева в кресло и прикрепив ремнями, Рома кинулся к пульту автодоктора. Считанные секунды, в течение которых робот пробуждался в жизни, инженер еле вытерпел, приплясывая от нетерпения. Наконец оборудование запустилось, и сразу несколько зеленных лучей пробежалось по голове пациента.

– Что там? Что?!

– Да погоди ты… – Рома, кусая губы, вчитывался в бегущие на мониторе строки. – Не может этого быть… Откуда там это вообще… чужеродное – чего?!

Рома вдруг резко выпрямился и со всей силы хлопнул себя по лбу:

– Вот мы идиоты!

– Не обобщай, – слегка обиделась Ласка.

– Да как мы сразу не догадались! – Руки инженера запорхали над пультом.

– Гвоздю не навредит то, что ты делаешь?

– Ему это поможет, только… только сама будешь с ним общаться, когда он придет в себя.

– Если он придет в себя. – Ласка была полна пессимизма.

Из щупальца робота выехал инъектор, который начал обкалывать лицо и голову пациента анестетиком. Одновременно с этим из другого щупальца показался резак. На белоснежную одноразовую простыню на кушетке брызнула кровь.

Гвоздев, вопреки прогнозам девушки, в мир живых вернулся. Причем это возвращение не сопровождалось никакими негативными эффектами или болевыми ощущениями. Он просто вздохнул, проснулся и… не смог открыть глаза. Приложил руку к лицу и нащупал тонкую эластичную повязку.

– С добрым утром! – раздался где-то рядом заспанный голос Ромы.

– Если оно доброе, почему я до сих пор ничего не вижу? – задал резонный вопрос Гвоздь, вскакивая на кушетке.

– Увидишь, не переживай. Тут такой прикол случился…

– То, что я зрения лишился непонятно из-за чего, – это прикол?!

– Да ты послушай! Мы же тебе установили ген ускоренной регенерации, так?

– Было дело, – неуверенно ответил Гвоздь.

– Я тебе еще рассказывал, что у тебя теперь как у ящерки руки-ноги отрастать будут. А про глаза мы забыли! Твой организм сначала восстановил зрительные нервы, а потом начал выращивать новые глазные яблоки!

Гвоздев представил картину «прорастания» в черепе утерянных органов, и его передернуло.

– Но место-то оказалось занято! У тебя там моды стояли!

– Логично. И что вы сделали?

– Та-да-ам! Мы выдернули из твоего черепа моды! – сообщил Рома донельзя радостным голосом.

– Чего?! – Гвоздев замахал руками, пытаясь поймать инженера. – Что вы сделали?!

– Да не переживай ты так! – Рома старательно ускользал от загребающих рук. – У тебя новые глаза вырастут. Они уже растут! Повязку снимем через несколько дней!

– Я хочу об этом услышать от Ласки. Она умеет более объективно оценивать происходящее.

– Видишь ли, ее сейчас нет…

– Ну так позови!

– Э… ее нет на базе. – Голос Ромы предательски дрогнул.

– Куда она подевалась?!

– Уехала по делам. К рыбакам.

– Твою ж дивизию! Сколько я здесь провалялся?!

– Третий день пошел.

– Три дня! Всего три дня меня в строю не было, а эта вертихвостка уже какие-то аферы мутит! Есть способ регенерацию ускорить?

– Конечно, – услышал Гвоздь, и в его вскинутую в отчаянии руку легка ложка. – Есть надо больше. Организм получит дополнительный строительный материал, и восстановление пойдет быстрее.

– Универсальный совет. При любых проблемах – больше жрать, – вздохнул Гвоздь. – Говорят, это и нервы успокаивает.


Издательство:
ИДДК
Поделиться: