Название книги:

Лестница в неизвестность. Том 2

Автор:
Вера Чиркова
Лестница в неизвестность. Том 2

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

– Красота! – потянулась Дина, стоя на пороге узенького балкончика, где помещались лишь два плетеных кресла. Исподтишка оглянулась на мужа, лежащего с закрытыми глазами, и невинно добавила, – и мужчины какие роскошные… мм…

– Серхио? – по-прежнему не открывая глаз, осведомился Руслан, не расслышав в голосе любимой обмана.

– При чем тут Серхио? – изумилась она неподдельно, – его я вижу каждый день.

– Значит этих ты каждый день не видишь… – для спящего магистр рассуждал на удивление быстро и логично.

– Нет, не вижу, – огорченно подтвердила она, и задумалась, – хотя это легко исправить. Пожалуй, мне пора пить кофе.

Дина шагнула в комнату, развязала поясок халата и легко сбросив его с плеч принялась рыться в чемодане. Безоблачное небо и довольно высоко поднявшееся солнце обещали жаркий день и все вытекающие из этого развлечения. Купание в море, плаванье с аквалангом, катание на катамаранах и водных мотоциклах… да мало ли тут способов отлично провести время?

Однако надеть она успела только купальник, прохладная и влажная водная лапа крепко захватила в плен и вернула на место, под бочок к мужу.

– Это нечестно… – сообщила ему Дина, даже не пытаясь вырваться – магия не аргумент и тем более – не инструмент для убеждения.

– Ты первая начала, – сонно зевнул Рус так и не открыв глаз и зарылся носом в ее волосы, – начав хитрить. Никаких мужчин с этого балкона увидеть невозможно.

– Да? А на что спорим, что я не лгу? Точнее, не хитрю, как ты это дипломатично обозвал.

– На что угодно, – не повелся он, – но сначала спим еще два часа… которые ты проспорила.

– Так что же мне угодно? – задумалась вслух Дина, – может, чтобы ты посадил пенька в ледяной сундук… для профилактики? Или нет… это мелочно, он все-таки старый, простудится еще… Тогда пусть купит мне замок… в Карпатах. Или не стоит? За ним ухаживать нужно, содержать… налог опять же платить… Или пусть найдет в море большую жемчужину… я недавно читала, один нашел жемчуг больше тридцати кило. Мне такой без надобности… но грамм на десять не откажусь. Или это слишком малая награда за правду? Тем более, если ты начнешь ее требовать с главы ордена? Рус? А чего ты молчишь? На самом деле веришь в возможность меня обмануть?

– Я похож на чукотского юношу? – хмыкнул маг и со вздохом поднялся с широченной кровати, – Ты же отлично чувствуешь, когда я уже не сплю. Просто слушаю твои планы. Ну… так где там твои красавцы?

– Когда это я сказала, будто они мои? – догоняя его возмутилась Дина и замерла рядом в дверях, – вот, полюбуйся!

– Черт… – с досадой выдохнул Рус, разглядывая огромную как лайнер яхту, вставшую на якорь точно напротив замка.

И моряков, гулявших по палубам в одних светлых шортах и с интересом рассматривающих старинный замок. У многих в руках были бинокли.

– Дина! – рявкнул маг, узрев, как один из наглецов направил бинокль прямо на них, и стремительно отодвинул жену в сторону, – где твой халат?

– Я собиралась надеть сарафан, – хихикнула она довольно, – когда ты меня утащил. – Вот он.

В доказательство магиня потрясла маленькой светлой тряпицей.

– Это сарафан? – Иронично поднял бровь ее муж, но его глаза сердито сузились.

– Верхняя часть, – примирительно вздохнула Дина, понимая свою неправоту.

Не стоит испытывать терпение магистра, еще не полностью восстановившего резерв. Вот доберется он до пляжа, поплавает пару часов в море, нырнет с аквалангом и станет намного добродушнее и снисходительнее. А если сначала еще и хорошенько позавтракает…

– Я кушать хочу… – заявила она безо всякой связи с предыдущими претензиями, и Руслан мгновенно притих, успокоился, глянул нежно и виновато.

– Идем, я только умоюсь.

В столовой уже собрались все приехавшие с ними, но никто не сидел за накрытым столом. Гости острова толпились у окон и на каменной террасе, огибавшей замок по периметру.

– Вот это яхта… – не скрывая восторга бормотала Сонечка, рассматривая многоэтажное судно, – хорошо живет наш орден.

– Это не орден так живет… – усмехнулся Руслан, – а Артур. Он уже шел сюда и согласился подбросить магистров. У него на верхней палубе вертолетная площадка.

– Да? – девушка поверила ему сразу и тотчас притихла, нахмурилась.

И даже Дина не смогла определить, о чем думает ее подруга. Но спрашивать не стала, сейчас ее волновало совсем иное.

– А почему они до сих пор не пришли сюда? – задала она возникший первым вопрос, – Чего ждут?

– Когда вы проснетесь, – пояснил капитан, – верховный магистр попросил сразу сообщить.

– Ну? – поднял бровь Руслан, – ты сообщил?

– Когда бы? Вы же только вошли! И сами теперь можете, – рассудительно заметил тот.

– Сначала нужно поесть, – тотчас приняла решение Дина, направляясь к столу, – они уже час ждали, подождут и еще чуток. А где официантки?

– Здесь, – немедленно отозвались девушки, вкатывая из буфетной тележку с кофейниками и чайниками.

– Спасибо. Пока наливаете кофе, поясните мне, есть в замке большая комната, где можно принять гостей? Нужно будет поставить там фрукты и напитки.

– Тут таких три, кинозал, библиотека и игровая.

– Лучше всего в кинозале, – посоветовал Серхио, – мы уже его осмотрели. Хотя зал рассчитан всего человек на тридцать… зато диваны и кресла стоят по периметру и видно всех сидящих напротив. Столики там тоже есть.

– А мы все уместимся? – засомневалась Ирина.

– А зачем мы все там нужны? – желчно передразнил физик.

– Действительно, – робко поддакнула его жена, – это секретные дела ордена.

– Вы все уже завязли в них по уши, – насмешливо заметила Дина, подкладывая мужу фаршированных блинчиков, – поэтому я не позволю никому ничего запрещать. Кто захочет – тот и идет в зал.

Как она и предполагала – отказываться никто не пожелал.

Руслан спокойно доел блины, допил кофе и позвонил учителю. Разговаривали они на незнакомой Дине языке, но она ни грана не обеспокоилась. В эмоциях мужа не слышалось ни огорчения, ни досады, лишь неколебимая уверенность в своей правоте.

Сама магиня в этот момент будила Чезаре, и внушала ему перечень дел, которые тот должен был срочно проделать. Как они выяснили еще вечером, мафиози неплохо понимал русский и еще пару ходовых европейских языков, но никогда этого не показывал. Скорее всего, проверяя таким способом на искренность персонал гостиниц и всевозможных заведений.

К моменту появления гостей они успели спокойно осмотреть кинозал и удобно устроиться за столиками, по негласному уговору заняв диваны и кресла стоящие напротив входа. Справа от них висел огромный экран, под которым располагался невысокий подиум. Как пояснила Анна, в пасмурные дни персонал устраивал здесь для постояльцев веселые игры, маскарады, караоке и танцы. Многие из официанток и охранников специально проходили курсы конферанса.

Первым в широко распахнутые двери вошел Симон Глинский, окинул присутствующих молниеносным бдительным взглядом и отступил в сторону, пропуская вперед одного из верховных магистров ордена, Степана Ефимовича Тевринского, известного за границей как Стефан Теврински. Впрочем, никто не знал точно, какое их этих имен истинное, и нет ли у магистра другого, а может даже и не одного.

За ним неотступно следовали магистры из команды Глинского, и лишь затем в зал вошел мужчина среднего роста с живыми, проницательными черными глазами и густо присыпанной серебром буйной смоляной гривой. Он резко выделялся из компании прибывших безупречно отглаженным белоснежным костюмом и крупными алмазами, сияющими с замысловатой золотой булавки, украшавшей черный атласный шейный платок. Последним появился Артур Заресский, не менее внимательно оглядел сидящих на диванах людей и уверенно двинулся к ним, обогнав неторопливо шагавшего верховного магистра.

– Привет! Очень рад видеть вас целыми и невредимыми… – откровенно признался он, одарив всех широкой улыбкой, – даже подумать не мог, что в такой глуши могут водиться всякие гадины.

Сочтя ритуал приветствия завершенным, бизнесмен уверенно втиснулся на диванчик возле Софьи. Но заглянув девушке в лицо, и рассмотрев, как она удрученно прячет взгляд, помрачнел и как-то резко поник словно игрушка, в которой села батарейка.

– Добрый день, – остановившись перед отпускниками, приветствовал их Степан Ефимович, – мы тоже счастливы что вам удалось захватить ведьму, не пострадать самим и спасти наших людей. Всем вам за это особая благодарность. И за спасение незваных гостей – тоже. Вы ведь и сами знаете, что они прибыли сюда не по своей воле. А теперь я хочу представить вам дона Антонио. Он старший родственник спасенного вами дона Чезаре.

– Мафиози, – едко комментировал физик.

– Вы что-то имеете против нас? – мгновенно подобравшись, на чистейшем русском языке ледяным тоном осведомился мужчина в белом костюме.

Теперь ни у кого не осталось сомнения, кем является дон Антонио.

– Против кого – вас? – так же холодно справился физик.

– Георгий Иванович, – вежливо, но с едва заметной укоризной произнес верховный магистр, – давайте оставим споры о личных пристрастиях на свободное время. Сейчас у нас есть более важная задача, допросить ведьму и выяснить, не приготовила ли она ловушку на случай неудачи. Точнее… ловушки на подобный случай они делают всегда, но одну вы уже нашли. Теперь осталось выяснить, была ли она единственной.

– Извините, – произнес физик, однако никакого раскаяния в его голосе не прозвучало, – возможно я выгляжу неоправданно грубым, но вся вина за этот инцидент лежит именно на них. Не знаю… какие именно факторы оказались решающими, недостаток бдительности, дисциплины или чего-то иного, но реальная гибель грозила моей жене и моим детям. Троим, если вы помните!

– Мы тоже виноваты… – вздохнул магистр, проходя к креслам и жестом предлагая спутникам сесть, – но, никто даже не подозревал такой наглости… хотя теперь, когда нам известны некоторые подробности, становится понятно, на что она рассчитывала. На удаленность этого места и на сводку погоды… надеялась, что шторм позволит ей беспрепятственно завершить ритуал. Но давайте перейдем к делу. Где эта гадина?

 

– Тут, – отозвался Руслан, указывая на подиум.

В этот же момент Дина, тайком следившая за главным мафиози, сняла свой отвод глаз. И довольно усмехнулась, когда он не сумел скрыть невольного изумления. Значит все-таки не верил в существование настоящих магов, считая их либо ловкими техниками, вроде цирковых иллюзионистов, либо шарлатанами со способностями к внушению.

– Можно посмотреть ближе? – осведомился дон Антонио, так и не убежденный до конца, – я несколько раз видел девушку, с которой жил мой друг.

– На фото или вживую? – снова не сдержался физик.

– По-разному, – сухо ответил мафиози.

– Смотрите, и можете даже потрогать, – невозмутимо позволил Рус, – но не удивляйтесь, если не узнаете. На ней прежде была личина, очень качественная. Это здесь она гуляла под обычным мороком, так как не боялась разоблачения. Все ваши люди были уже опоены зельем повиновения.

– Но это какая-то старуха… – брезгливо произнес мафиози, возвращаясь на место, – а где Чезаре?

– Я здесь, дон Антонио, – убито отозвался от двери его подчиненный, – а это на самом деле она… я сам все видел.

– Разбудите ее, – попросил магистр, глянув на Руса, хотя точно знал, что будить будет Дина.

Но не имел никакого желания выдавать мафии эту тайну.

– Проклятые инквизиторы… – хрипло проскрипела ведьма по-французски, резко садясь на подиуме.

Ударившись о ступеньку звякнули застегнутые выше щиколоток наручники, скрипнули вставные зубы. Ведьма бросила на присутствующих быстрый, злобный взгляд, махнула спутанными седыми волосами, на несколько мгновений занавесив ими лицо, и медленно, с жалобным стоном, отвела назад уже русые локоны.

– Чезаре? – на замершую публику перепуганно смотрела прелестная юная девушка, лет пятнадцати, не старше. – Что со мной произошло, милый?

Ее нежный, мелодичный голосок прерывался, как будто от ужаса, огромные ланьи карие глаза полнились слезами, припухшие розовые губы дрожали, а закованные в металл тонкие руки тянулись с немой мольбой о помощи.

– Пресвятая мадонна… – потрясенно выдохнул дон Антонио, – так какая же настоящая?

– Обе, – огорченно просветил его глава ордена, – но такой она была лет сто пятьдесят назад.

– Двести пятьдесят… – горько поджав губы тоненько всхлипнула ведьмочка, – граф де ля Моль проезжая со своей свитой через деревушку сыроделов, заметил у ручья молодую пастушку… Рассказывать дальше?

– Не надо, – строго качнул головой Степан Ефимович, – тут дети.

– Да этот мальчишка уже старше и просвещеннее, чем была та девочка, – злобно фыркнула ведьма, – но ей пришлось быстро повзрослеть. К утру, когда к пьяной компании присоединилась ватага отставших охотников, она поняла, что жить ей осталось немного… и последние ее минуты не будут скрашены благословением священника. Святой отец прибыл вместе с ними и в его взоре горела такая же звериная жажда крови. Вот тогда она их прокляла… припомнив слова своей бабки-отшельницы. И неожиданно проклятье сработало… обидчики корчились от мук, стремительно старели и седели… а на ней заживали синяки и раны. Ей хватило ума не возвращаться домой, а бежать в город. Стражники графа вскоре потеряли ее след, пастушка знала такие тропы, по каким не ездил ни один всадник. Несколько лет она пряталась под чужим именем, научилась лгать и кокетничать… заработала кучу денег и громкую славу… а когда решилась на денек вернуться в родную деревню, хоть издали взглянуть на родителей, братишек и сестренок – обнаружила что их давно нет в живых. Инквизиция замучила всех… требуя выдать убежище ведьмы.

– Хватит, – решительно остановил ее верховный магистр, – я знаю все, что ты можешь сказать в свое оправдание. Это не ты убивала невинных людей, чтобы в очередной раз вернуть себе молодость, это божья рука вела тебя к тем, кто заслужил наказания. Сначала ты принесла в жертву тех инквизиторов, затем других, потом начала наказывать всех, кого считала более греховными, чем следует. Ну а позже просто находила себе оправдание, превратившись из Робин Гуда в такого же инквизитора, с какими боролась изначально. А сейчас приговорила того самого Чезаре, от которого сейчас ждешь помощи. И не одного, вместе со всей его охраной и командой матросов. Тебе ведь шести человек уже не хватает? Нужно десять или двенадцать. А о том, что у многих из них останутся вдовами жены и сиротами дети ты даже не задумываешься.

– Почему это? – резко меняя тон, едко усмехнулась девчонка, – я никогда не трогаю ни простых земледельцев, ни рабочих, ни детей. Может тебе неизвестно, откуда у малыша Чезаре и его холеного крестного отца столько денег, домов, машин и яхт? Или ты думаешь, будто все девушки, которые прошли через их постель, делали это по доброй воле?

– Я не судья и не собираюсь заниматься делами, на которые не имею полномочий, как и мои собратья, – резко отрезал магистр, – потому что мы точно знаем – каждый, взявший на себя право судить и карать всех, кого вздумается, однажды преступит закон и станет убийцей. Нам хватает и тяжкой обязанности разыскивать и судить таких, как ты. И лишь потому, что кроме нас никто вас не поймает и не остановит.

– Просто вы трусы… не желающие понять, ради чего бог вложил в ваши руки такие способности, – с презрением выплюнула она и вдруг вскочила и ринулась к матросу, сидевшему к ней ближе всех.

– Дьябло… – рявкнул дон Антонио, выхватывая пистолет и тут же охнув, выронил его, дуя на обожжённую ладонь.

И сразу же забыл о боли, вместе с доном Чезаре изумленно следя, как стремительно седеющая старуха бессильно бьется о невидимую стену.

– Мы сами будем ее судить, – сурово глянув на мафиози, холодно сообщил магистр, – а вы собирайте всех своих людей и возвращайтесь домой. И постарайтесь не трогать ничего из принадлежащих Люцине вещей… запомните, жадность может очень дорого вам стоить. В самое ближайшее время наши люди заберут ее имущество и документы… от вас требуется лишь содействие.

Итальянцы ушли непривычно тихо, даже не попытавшись спорить или благодарить. Лишь один охранник попробовал было поднять пистолет своего босса, но тут же резво отпрыгнул в сторону, заметив, как оружие медленно, но упрямо ползет в сторону верховного мага.

– Усыпите ее, – устало шлепнувшись в кресло, попросил тот, и оглядел присутствующих, – если ни у кого нет срочных вопросов, мы пойдем отдыхать. Вторые сутки на нервах.

Срочных вопросов к нему не оказалось, но расходиться никому не хотелось. Дождавшись, пока горничные уведут магистров, а матросы под руководством капитана унесут крепко спящую ведьму, спутники дружно уставились на Дину и Руслана.

– Я чего-то недопонимаю… – первой не выдержала Ирина, – зачем вы показали этим макаронникам свои способности? Ведь это же секрет?

– А вы думаете, они этого не осознают? – иронически поинтересовалась Дина, – это же не простые земледельцы, как сказала ведьма. Среди них наивных и неосторожных давно не осталось. И наш глава ничем не рисковал, устраивая для них это представление. Никому ничего рассказывать они не начнут… наоборот, постараются не встречаться с орденом без крайней нужды. И на этот остров сами теперь не сунуться и внукам закажут.

– А им и не надо соваться, – буркнул физик, – втихаря натравят кого-нибудь… хоть тех же пиратов.

– Недооцениваешь ты их опасливости, – не согласился Рус, – натравить конечно можно, но сначала необходимо быть уверенным, что орден никогда не докопается до того, кто это сделал. А такой уверенности у них нет и быть не может… как вы думаете, почему главный мафиози так присмирел после слов главы о наследстве Люцины?

– И почему? – заинтересовался физик.

– В тот момент дон Антонио как раз думал, что нужно найти и забрать все ее запасы. Амулеты, зелья… – весело пояснила Дина.

– Ну откуда ты это знаешь, нам понятно… – задумалась Ирина, – но Руслан…

– Я давно знаю таких людей, как эти мафиози, – фыркнул тот, – они все думают одинаково. Ну и следил за учителем и любимой… они улыбалась очень выразительно.

– А мне хочется знать другое… – хмуро глянула на мага Сонечка, – что теперь будет с этой ведьмой?

– Это решит суд… – понимающе кивнул он, – и я могу лишь уверить вас, что собратья докопаются до каждой из ее тайн и всесторонне оценят все аспекты. Ни один суд ни одного государства нашей планеты не бывает настолько дотошливым как суд ордена. Ведь все понимают, что судят одну из своих и потому не имеют никакого права ошибиться. И если будет хоть малейшая надежда, хоть самый крохотный шанс на ее возвращение к честной жизни – ей его дадут. Хотя и предпримут все меры безопасности и сделают невозможным побег или обман.

– Круто… – одобрил Никита, – мне это нравится. Хоть я и знаю, сколько зла она натворила, но не могу не понимать, что сначала ей искалечили психику те нелюди. Да и вообще инквизиторы были на всю голову больными уродами.

– И почти половина из них были одаренными, – вздохнула Дина. Оглядела пораженных собеседников и пояснила, – все, кто посообразительнее, быстро смекали, где для них самое безопасное место. Но у самых совестливых и сильных хватало ума выводить из-под удара одаренных. Хотя таких было и не так много. Те, что без дара – хватали всех подряд по малейшему подозрению или глупой примете. Ну и по доносам злобных завистников. А уж сколько мужей таким способом избавилось от надоевших жен… и любовниц… страшно представить. Но давайте отложим этот разговор до вечера и начнем уже отдыхать? Там море успокоилось, солнце, песок…

– А где остальные гости? – невинно осведомился Даня, не забывший про обещанных девушек.

– Мы решили плыть в Венецию, – поднялся с дивана мрачный Артур, – давно мечтали посмотреть.

– Позволь задержать тебя еще на пять минут, – успокаивающе погладив руку мужа, вежливо окликнула нового собрата Дина, – иди за мной.

– А может, не нужно? – ворчал он, но неотступно следовал за эмпатом, хотя собирался идти совсем в другую сторону.

Глава 2

– Что именно – не нужно? – приведя его в библиотеку, магиня плотно притворила дверь и заперла воздушной плетью, – садись, не стой.

– Ничего не нужно, – заупрямился Артур, – ни садиться, ни разговаривать… я ведь не дурак и не мальчик… все понимаю. Она молодая, хорошенькая и редкая умница… может найти себе сильного магистра. А я лишь слабый ученик мага. Вдобавок вдовец с проблемными дочерьми.

– Еще и несообразительный, как лемур, – поддакнула Дина и огорченно вздохнула, – но тебе придется осознать и принять одну непреложную вещь… теперь ты нам собрат и значит мы будем помогать тебе избежать фатальных ошибок независимо от того, хочешь ты этого или нет. Потому что просчеты приводят одаренных к неправильным выводам, потом – к неверным действиям и в конце концов могут подтолкнуть на путь черных магов. И тогда с тобой придется бороться… а такой исход никому из нас не нравится.

– Хорошо… я понял. – мужчина подошел к стулу и демонстративно присел на краешек, – Читай уже мне свою нотацию и простимся… мне нечего тут делать.

– Нотацию? – искренне удивилась она, – ты так считаешь? Ну тогда расскажи пожалуйста, что именно я должна тебе сказать.

– Что я не должен на неё обижаться… у меня изначально не было шансов заинтересовать такую умную девушку. Должен позвать сюда дочерей, разместиться в выделенной мне комнате и, отбросив глупые собственные прихоти проникаться духом вашего ордена.

– Все, замолчи, – резко остановила его Дина, – не громозди глупостей, которых на самом деле не думаешь. Нашел кого обманывать! Лучшего эмпата ордена. Да я могу описать тебе все, что ты почувствовал, едва оказавшись на пороге кинозала! Но не буду… ты и сам это знаешь. Лучше расскажу про эмоции своей подруги Сонечки.

– Для кого лучше? – мрачно огрызнулся он.

– Наверное для всех… – магиня вскочила с места, прошла к окну, распахнула створки, впуская пахнущий свежестью ветерок, постояла, вдыхая его полной грудью и стараясь унять возмущение, – для тебя… для неё и для ваших детей. И для нас… всех, кто живет рядом с вами. Ты никогда не замечал, как неуютно жить рядом с несчастными или тяжело больными людьми? Очень немногие выдерживают, не ломаются, не предают дружбу и не сбегают. Впрочем… вряд ли ты мог это заметить. Все, кто зациклен на своем бизнесе, на добывании и приумножении богатств как правило очень черствые и бесчувственные люди.

– Тебе нравится меня оскорблять? – едко прищурился Артур, – давай, не стесняйся. Я все стерплю… мне теперь деваться некуда. Сам подписался… добровольно влез в вашу компанию.

– Ты сам-то в это веришь? – Дина уже отчаянно жалела, что завела этот разговор, не дав ему немного успокоиться.

 

Нужно было всего лишь послать упрямцу незаметный приказ… пусть бы почувствовал усталость… или голова заболела…

И он бы остался на денек, искупался, позагорал… понемногу угомонился и начал рассуждать логически… к этому тоже можно подтолкнуть незаметно. Но ей очень не хотелось нарушать неписаные правила эмпатов и манипулировать, пусть и во благо, своими собратьями. Даже вот такими упрямыми, слепыми и глухими. Вот и попыталась заинтриговать, вызвать на откровенный разговор… и проиграла.

И теперь Артур раздражен еще сильнее, злость так и кипит… и сильнее всего ощущается яростное желание бежать прочь… куда-то на край света. Черти бы его взяли… как можно было предположить, что такой успешный бизнесмен имеет психотип холерика? Обычно эти вспыльчивые и увлекающиеся шальными, авантюрными идеями люди заняты более интересными делами. И как теперь все это исправить…

– Дина! – рявкнул за дернувшейся дверью ее муж и воздушная плеть сгорела бикфордовым шнуром.

– Дина… – Руслан ворвался в библиотеку не в одиночку, следом бежал его учитель.

Босой и встрепанный, в молодежных цветных шортах и расстегнутой белой рубашке с длинным рукавом. Явно хватал первое подвернувшееся под руку.

– Что случилось? – сцапав любимую как добычу, маг пытался заглянуть в залитое слезами лицо, но она упрямо отворачивалась, – он тебе сказал какую-то гадость, да? Стеф, какие эмоции ты ощутил?!

– Я не смог опознать всех… – огорченно признался тот, – но точно почувствовал острый укол боли и разочарования. И то лишь благодаря артефакту, усиливающему способности эмпата. Специально надел, с дикими ведьмами нужно быть во всеоружии. Никто не заметил, как она попыталась взять под свой контроль мафиози… и ему очень повезло. Дина за ней следила и сразу накрыла магическим зеркалом.

– Ничего я ей не делал… – убито пробормотал Артур, – просто спорил…

– И из-за простого спора моя жена плачет?! – неверяще процедил маг, – да ни за что не поверю. Она никогда не была изнеженной и капризной как ваши наглые мажорки. Даже когда нас расстреливала сумасшедшая ведьма – Дина рассуждала четко и хладнокровно, как минер.

– Я не потому плачу… – тихо всхлипнула в плечо любимому магиня, – просто жаль Сонечку. И этого дурака…Он ведь сейчас уедет… и она никогда больше не простит… как не простила отца и того альфонса. И будут мучатся… и я с ними.

– Ты так уверена в ее чувствах? – задумался верховный, – но почему тогда Софья ему не обрадовалась? Я следил за мафией и ведьмой… на всех моей силы не хватает… но это заметил.

– Она расстроилась еще раньше… – припомнил Рус, – когда я сказал, что огромная яхта принадлежит Артуру. До этого Сонечка ею восторгалась… а потом сразу притихла. Так ведь, Динь?

– Ну да, – печально вздохнула его любимая, – ты же знаешь Софью. Она невероятно честный в отношениях человек и всегда говорила, что в любви оба должны отдавать поровну, иначе это не любовь, а рынок. И до сегодняшнего утра до нее просто не доходило, какая между ними разница… А теперь Соня ясно поняла, что у нее нет никаких шансов стать ему равной… и у меня рвется душа от её боли. Беседовать с нею нет смысла, моих объяснений она не примет… поэтому я хотела поговорить с Артуром. Но он обиделся на нее и теперь настроен еще непримиримее…

– И что же мне теперь делать? – бизнесмен предсказуемо соображал очень быстро, когда разговор заходил о его деньгах, – отказаться от всего что заработал? Продать бизнес конкурентам и отдать деньги в фонд бедных? Или просто бросить на произвол судьбы пять тысяч рабочих? Подскажите… я не знаю ответа.

Он испытующе всматривался в лица сидящих напротив магов, но они лишь печально отводили взгляды. Дина утомленно прижималась к мужу, нежно гладившему ее руку, верховный магистр неторопливо застегивал пуговицы и закатывал рукава рубашки.

– В подобных ситуациях каждый находит ответ сам … – наконец, явно сжалившись, неохотно пробормотал он, – как подсказывает история, чужие ошибки и примеры никого не учат. А советы только раздражают… особенно людей, привыкших все решать лично.

– Примеры? – моментально вычислил нужное Артур, – а можно хоть один? Хоть самый простой?

– Динь? – Руслан вопросительно заглянул в лицо любимой, и та лишь незаметно вздохнула.

Да ради бога… эту боль она уже пережила и оставила в прошлом, как ненужный старый хлам, который не стоит тащить в новый дом. И если теперь их история хоть немного поможет её верной сотруднице, давно ставшей надежной подругой, то почему бы не поделиться?

– Я расскажу про нас… – тяжело вздохнув, произнес Рус, – мы встречались с Диной почти год… я был уверен в своих чувствах и собирался предложить ей руку и кольцо… но не спешил. А зачем, если и так неплохо? Но прошлой весной мне пришлось срочно отправиться на задание, нашелся сильный артефакт и его нужно было доставить в орден. Прощаться с любимой девушкой я не стал, предупреждать ее среди ночи счел неуместным, ведь через два дня собирался вернуться. Однако артефакт оказался ловушкой… тропой в плен к черной ведьме. Выбраться не было никакой возможности… силу она отбирала вместе с кровью… и восстановиться не давала. Нас было больше десяти… закованных в цепи пленников… и мы успели поведать друг другу все свои тайны… кроме тех, какие закрыты клятвами. Рассказал и я про свою жизнь… про отца, который считал меня шарлатаном и жуликом, про мать, тайком присылавшую скупые весточки… и конечно про девушку, ставшую для меня светом в жизни. И с каждым сказанным словом все яснее понимал, каким дураком был, откладывая на потом самые важные, самые нужные в жизни вещи. Простые на первый взгляд, но истинные ценности… признания в любви и верности, заботу о любимой и нежность ее благодарного взгляда… совместные вечера и рассветы… да разве всего перечислишь? Но больнее всего ударили слова немолодой знахарки… в ловушку попадали только одаренные. – «Она никогда тебя не простит… – сказала эта мудрая женщина, – ты нанес девушке самое глубокое оскорбление… уехал не предупредив, не попрощавшись и тем самым открыто показал, насколько тебе безразличны ее чувства. Ведь понимал, что она будет волноваться и переживать?»

Рус смолк, и отвернулся, приникнув лицом к волосам жены, уложенным пышным венцом.

– Но она ведь простила? – подождав пару минут, с надеждой спросил Артур, глядя на замершую пару.

– Через полгода… после того как меня привезли домой, – неохотно пробормотал маг, и горько добавил, – но никакому врагу не желаю прожить такие полгода…

– И как ты выпросил прощение? – подумав, осторожно осведомился бизнесмен.

– Просто честно рассказал… – помогла мужу Дина, – и я все поняла. Кто хочет услышать другого, тот всегда услышит.

– Но я ведь ничего такого не сделал… – новый ученик ордена задумчиво хмурился, решая неразрешимую на первый взгляд задачку, но в его взоре уже угадывался неудержимы азарт человека, привыкшего разбираться со сложными проблемами и обращать в свою пользу даже проигрышные ситуации.

– Вот именно… – тихо пробормотала Дина, но услышали все.

– Бывают случаи, – хмуро подтвердил верховный магистр, – когда бездействие это приговор. Самому себе.

– А где ее комната? – все-таки соображал миллионер очень быстро.

– Второй этаж, номер семь, – подсказал Руслан и усмехнулся, глядя вслед ринувшемуся прочь Артуру.

– Пойду спать… – со вздохом поднялся с дивана глава ордена, – вечером собираюсь еще раз поговорить с ведьмой. Кстати, среди тех амулетов, которые вы с нее сняли, Симон нашел медальон с минифлешкой. Люцина оказалась далеко не чайником. Там два десятка адресов, и точные приметы схронов. Он уже отправил своих людей по ближайшим… к вечеру будем знать, чего от нее можно ожидать.

Он ушел, шлепая босыми ногами по старинному буковому паркету и плотно прикрыл за собой дверь, отчетливо ощущая нежелание собеседников куда-либо сейчас идти. А уже на лестнице поймал исходящие от Артура опасения и тревогу и беззлобно усмехнулся. Молодежь… ему бы их заботы. Любимая жена давно уже ушла… а Тамара, сначала проявлявшая к нему однозначный интерес, вдруг резко передумала и теперь держится очень прохладно. Хотя ни с кем не встречается… он проверял.


Издательство:
Чиркова Вера Андреевна
Поделиться: