Название книги:

Лестница в неизвестность. Том 2

Автор:
Вера Чиркова
Лестница в неизвестность. Том 2

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 4

В три часа ночи даже в небольших городках местного побережья достаточно бодрствующего люда. Особенно в многочисленных кафе, бистро и прочих забегаловках. Отовсюду звучит музыка и смех, и изредка доносится нескладное пиликанье губной гармошки, выдающее точнее навигатора присутствие немецких туристов. Машины с тонированными стеклами мчались мимо всех этих очагов безудержного отдыха, увозя пассажиров от широкого луга, куда по договору с владельцем усадьбы сел вертолет без опознавательных знаков. Больница, куда поместили Мэри, расположилась на окраине, в бывшей винодельне, проданной городу разорившимся хозяином.

Дину не волновало, отчего он разорился, и поющие немцы ее тоже не интересовали. Сняв все щиты эмпат бдительно вслушивалась в ночную мглу, особенно густую в промежутках между освещенными тротуарами и подъездами домов. Где-то там прятался киллер… точнее палач, и Дина хмуро вздыхала, догадываясь что и этот взялся за черное ремесло вовсе не по призванию души. Как наглядно показали выуженные из полицейских отчетов данные, подобного способа нападений на девушек в последнее время в ближайших районах побережья не зарегистрировано. Ловили конечно самоуверенных дур, гуляющих по ночам в откровенных нарядах, и даже били. Но чтоб разок ударить в собственном доме и сбежать, не взяв даже украшений – такое встречалось впервые.

– Все в порядке… – вытянулся перед произнесшими пароль незнакомцами подтянутый крепыш лет сорока пяти на вид. – В палате дежурят сиделки, окна закрыты, в коридоре мы. Каждый час заходим вдвоем и осматриваем помещение.

– Продолжайте следить, пока мы не уедем, – строго велел Симон и первым шагнул в распахнутую дверь.

Палата, в которой спала Мэри, находилась на верхнем этаже и идти к лестнице пришлось через гулкий холл, бывший когда-то одним из рабочих помещений. Чужой страх, острый, на грани безумия, Дина услышала сразу же, как вошла в помещение и тут же едва слышно выдохнула кодовую фразу:

– А здесь так тихо… все спят…

И сразу же кинула в прятавшегося за шторами человека глубокий сон, не желая давать ему ни единственного шанса напасть первым. Глухой удар упавшего тела отозвался в душе невольным торжеством, с кем тягаться силами вздумал, голубчик!

И тут же пришло отчетливое, как луч полуденного солнца понимание, что это было ловушкой… или проверкой?

Нет, всё же западня, с досадой осознала Дина в следующий момент, когда над ними вспыхнули десятки жарких шариков, постреливающих синеватыми искрами. Мощнейший боевой артефакт… из тех редчайших вещиц, какие уже давно никто не делает. Да и секрет изготовления уже утерян навсегда… известно лишь, что заряжались они не менее варварским способом, чем все прочие амулеты того времени.

Ледяной щит, блеснув зеркально гладкой поверхностью, отрезал кучку привычно сгрудившихся магов от летящей на них смерти, а в обход него наверх ринулись стремительные путы сразу трех сил. Воздушной, природной и ментальной. Но первой предсказуемо достали врага ментальные змеи. Опутали подчинением, отравили безволием, вытянули из рук силы и вернули в сумку приготовленные к бою амулеты. А затем властно и неумолимо повели вниз, где шипя и распространяя тошнотворный запах серы догорали на сочащемся каплями льду последние файерболы.

– Кто ты? – оглядев довольно молодую женщину, строго спросил старший из мужчин.

– Леона, – буркнула она и гордо задрала подбородок, – но ничего я не знаю… можете хоть резать.

– Идиотка, – презрительно фыркнула Дина по-русски, выслушав перевод мужа и искренне изумилась, когда киллерша ответила на том же языке.

– Ничего подобного… – Леона смолкла, нахмурилась и осторожно спросила: – так вы инквизиторы или мафия?

– А ты киллер или ведьма? – ехидно бросила в ответ магиня. – Кто ударил палкой несчастную калеку и чуть не убил?

– Он не должен был бить так сильно… – мрачно буркнула пойманная ведьма и прикусила язык.

Больше она не сказала ни слова, да маги не особо и расспрашивали. Все устали, хотели умыться и лечь спать. И очень надеялись, что нападение ведьмы было последним сюрпризом и теперь их ждет лишь исполнение этих простых желаний.

Так и произошло. И уже через четверть часа неожиданные гости провинциальной больницы для бедных спокойно спали в платных палатах, поставив на всякий случай надежную защиту.

Разбудил Дину не шум и даже не солнце, давно стоявшее в зените, а резкий всплеск эмоций. По большей части негативных, и это было самым неожиданным. Засыпая на узкой больничной койке, придвинутой к точно такой же, она искренне верила в завершение истории древней ведьмы.

Как оказалось – рано радовалась. Кому-то еще была небезразлична судьба Люцины, вернее, ее наследства. И именно этот кто-то сейчас напугал до дрожи небольшой персонал и пациентов бедной больнички, даже не догадываясь, что тем самым яро обозлил четырех сильнейших магов ордена.

– Я первая, – вскочив с постели, Дина ринулась в ванную, всего на несколько секунд опередив мужа. С каждым днем он все отчетливее чувствовал ее эмоции, и все лучше понимал их смысл, как и положено постоянному напарнику. Стабильная связь с эмпатом никогда не бывает односторонней.

Всего через пять минут они уже бежали вниз, в огромный холодный холл, откуда и шел поток страха и боли.

– Немедленно отпустить! – рявкнула Дина, с верхней ступеньки оценив суть происходящего.

Двое парней в одинаковых черных футболках удерживали поставленного на колени главврача, упитанного добряка со смуглой лысиной, наметившейся в черных кудрях. Смысла сказанных незнакомкой слов бандиты не поняли, зато прочувствовали сполна, когда плечи вдруг прострелило острой болью. А затем руки сами отпустили невинную жертву, ноги сделали несколько шагов в сторону и подогнулись, неосторожно роняя своих владельцев на сильно вытертый ворс старого ковра. Рядом с ними упал и их босс, до этого момента державший под прицелом бледных от ужаса медсестёр и сиделок.

Он единственный из нападавших немного понимал по-русски, но никогда не подозревал этого умения в своих шестерках. А тем более не мог представить, что маги в действительности существуют. И что для эмпатии важен не язык приказов, а способность к воображению, именно «видео» переданное эмпатом прямо в мозг реципиента, заставляет того замирать или двигаться.

– Чьи вы люди? – на чистом итальянском осведомился высокий, суровый мужчина, замерший рядом с подчинившей их женщиной, но налетчики упрямо стиснули губы.

– Отвечайте, – произнесла магиня, и тотчас в спину главаря вонзился раскаленный штырь.

– Ничьи… – с ненавистью процедил он, но ему не поверили.

– Нам нужно говорить правду, – саркастически заметил спутник магини и спину мафиози снова насквозь прожег проклятый штырь.

– Оставьте его, я уже дозвонился до дона Антонио, – велел магам крепкий старик с жестким взглядом, усаживаясь на деревянной скамье напротив распростертых налетчиков.

Его спутник в это время споро и умело освобождал мафиози от содержимого карманов. И обычных и секретных, с невероятным чутьем находя даже самые надежные тайнички.

– Дон Антонио? Извините за беспокойство, но на нас напали ваши люди. Или дона Чезаре… они молчат, а мы не стали допрашивать. Где? В известном вам городке… я сбросил координаты. Зачем? Мы тут по важному делу… забрать сестру нашего человека, пострадавшую от неизвестного маньяка. Ваших? Конечно, поймали. Да. Да, ждем.

– Снова мафиози, – недовольно фыркнула Дина и приветственно помахала доктору, – Рус, скажи ему, пусть идут сюда, я компенсирую ущерб.

– Сначала позавтракай, – заботливо посоветовал ее напарник и главарь нападающих с досадой скрипнул зубами.

Так крупно он никогда еще не ошибался… хотя давно перестал безоговорочно доверять боссу и исполнять все подряд его приказы. Но в этот раз поверил… да и дело казалось – проще некуда. Привезти дону Чезаре сестру его бывшей любовницы, пару последних месяцев жившую в этом затрапезном городишке. В тот момент он даже не подозревал, сколько очень непростых людей заинтересовано в невзрачной на вид сеньоре.

– Дина, – осторожно начал разговор глава ордена, – я ценю твое желание помочь пациентам, но это можно сделать чуть позже… сначала нужно поговорить с Леоной. Она одаренная… впрочем, ты чувствуешь такие вещи лучше меня. Я бы еще долго сомневался в Келле… слишком слаб и неверен импульс.

– Не наговаривай на себя, – отмахнулась она, – в первый раз он полыхнул, когда включилась стиралка. Каждый из нас понял бы … просто никого больше рядом не было. А потом вроде как угас… и я специально следила, даже план придумывала, как бы еще разок подтолкнуть. Ты и сам знаешь, в таком возрасте дар трудно пробуждается и медленно растет.

– Нужно было мне сказать… – мягко упрекнул верховный магистр, – но сейчас разговор не о нем, его мы теперь не упустим. А вот Леона… она – то уже опытная ведьма… но явно не осознает истинного положения вещей. Люцина постаралась, воспитала помощницу.

– Ну тогда ведите ее сюда, – не стала спорить Дина, да и глупо восставать против разумных доводов.

Каждому ясно, к тому времени, как приедут главари мафии, лучше перетянуть ведьму на свою сторону. Иначе потом хлопот не оберешься … и с ней, и с горячими южными мачо.

Леона вошла в комнату с самым независимым видом и остановилась, оглядывая сидевших за столом людей. С первого взгляда нипочем не скажешь, что они в чем-то особенные, не такие, как все… но лишь когда знаешь, куда смотреть особым зрением, отчасти осязанием, отчасти неведомым чутьем. Тогда сразу понятно – от простых в них только внешность. Хотя могли бы иметь любую… какую пожелают, как Люцина.

– Садись, перекуси с нами, – мельком глянула темноволосая женщина с миловидным, славным лицом.

Таким хочется верить без всяких условий и клятв, их любят дети и собаки… ну и мужчины, которые поумнее.

– Спасибо, – Леона присела к столу и тотчас получила большую чашку кофе со сливками и сахаром, словно незнакомцы знали ее вкусы.

 

– Меня зовут Дина, – мягко улыбнулась женщина, – и я магиня из белого ордена. А приехала из России. Да ты не стесняйся, выбирай пироги, какие любишь… И понемногу рассказывай про себя… ты же одна из нас. А я доем и расскажу все, что тебя интересует.

– Я Леона… – отпив кофе, тихо сообщила ведьма, – но отец говорил, что это не настоящее имя… Мы тоже из России… и там меня звали Лена. Однако это было давно… почти тридцать лет назад, я тогда была совсем маленькой. Моя мать погибла… подробностей я не знаю, отец никогда не говорил… и он переехал в Италию… к Люцине. Она была его учителем… и, наверное, любовницей… но точно сказать не могу. Он пропал пятнадцать лет назад… говорят утонул… только мне не верится. Его стихией была вода… такие не тонут.

Она сглотнула внезапный комок, взяла с блюда большой кусок пиццы и принялась нарочито медленно есть.

– Мы погуляем вокруг, – поднялся с места старший маг и остальные последовали за ним, оставив женщин наедине.

– Они рассердились? – тихо спросила Леона, допив кофе.

– Нет… расстроились. Я же тебе сказала… мы белые маги. Это значит – не приемлем никаких способов принуждения и давления на личность. Звучит конечно высокопарно… но на деле все очень просто. По миру бродит еще достаточно черных ведьм и колдунов, вроде Люцины… и каждый из нас может попасть к ней в ловушку… стать жертвой ритуала. Мой муж в прошлом году попал к такой… несколько месяцев сидел в подвале скованный цепями… ел помои, терпел издевательства… и чуть не погиб… едва успели спасти. Вот этого парня… что сидел с нами за столом, позавчера я тоже чудом спасла … его заперла в стиральной машине твоя Люцина. И все равно мы хотели ее лечить… не успели. Келлу пригрозили убить сестру… если он не убъет ведьму.

– Это я приказала… – угрюмо призналась Леона, – когда он ответил. Она звонила каждый день в условное время… а если звонка не было – мы должны были позвонить по одному из трех номеров. Отозвался только один… сказал, что ведьму поймали и если мы хотим жить, то должны найти способ заставить ее замолчать навсегда. Жить, да еще без ее власти… конечно, мы хотели.

– Прости… кто это – вы?

– Я и мой охранник, Ченг. Люцина давно приставила его ко мне… мы успели привыкнуть… но не подружиться, нет. Потому что знали, если она прикажет убить – он убъет. И я – тоже… ее нельзя было ослушаться. Вот и пришлось срочно выдумывать план. Но убивать и калечить несчастную девушку мы не хотели… только оглушить, иначе не получалось добыть номер телефона ее брата, она его прятала. А Ченг не рассчитал удара… и сам испугался. Если бы хозяйка выжила, наказала бы очень жестко. Она была… как бы сказать… безжалостной.

– Садисткой, так и скажи. Это я и сама уже поняла. Так это он ждал нас в холле с кучей оружия?

– Не вас… – испуганно замотала головой женщина, – про вас мы ничего не знали. Да и откуда? Тот, тайный ее помощник, ни слова про вас не сказал. Да и разговор оборвал как-то резко… будто заметил слежку… или что-то в этом роде. Больше его телефон не отвечал… был вне зоны.

– Значит, он был из свиты дона Чезаре… – тотчас сделала Дина очевидный вывод, – извини, Лена, но эту информацию я должна сообщить собратьям. Он не должен уйти… ты же понимаешь, сколько ее тайн он может открыть?

– Я тоже могу… – вдруг призналась ведьма, отчаянно глядя Дине в глаза, – если вы мне поможете. Иначе мне не выжить… Ченг ведь не слепой и не дурак… давно уже обо всем догадался.

– Ну конечно, а зачем тогда мы тут? – уверенно обещала Дина и застыла потрясенно, ощутив шквал обрушившихся на нее эмоций. Облегчения, благодарности и надежды, щедро приправленных сомнениями, – Господи, неужели ты сомневалась? Хотя… если она задурила тебе голову рассказами об инквизиторах…

– Она много лгала… – горько усмехнулась Лена, – очень много. Но не понимала, что я постепенно взрослела и начинала проверять ее байки. Сейчас в интернете можно найти все, что угодно… и везде написано, что инквизицию давно отменили. Хотя и про вас тоже ничего нет…

– Нельзя нам про себя рассказывать, – вздохнула Дина, – нас немного… а желающих нажиться на наших способностях найдется немеряно. Мы вовсе не желаем снова стать дичью для безжалостных охотников за ведьмами…тем более теперь они вооружены не в пример средневековым.

– Динь, ты звала? – ворвался в комнату Руслан.

За ним примчались и Симон с главой ордена.

– Лена рассказала про тайного помощника Люцины… – Дина коротко пересказала собратьям объяснения ведьмы и неуверенно глянула на главу, – не знаю… возможно следует предупредить дона Чезаре, чтобы следил за всеми участниками последней прогулки?

– А кому принадлежали те номера, по которым ты должна была звонить в крайнем случае?

– Один – ей самой, она всегда носила два телефона… и второй где-нибудь прятала, – ответила Леона, – У Люци есть поговорка про яйца… которые не кладут в одно место. Она вообще очень подозрительна и хитра… была. Второй номер – этого джокера… третий – дона Чезаре. Но ему можно звонить только в крайнем случае, когда не ответили первые два, и с особого телефона. А если ответит кто-то другой – нужно было сразу отключиться и выбросить симку.

– Хитра как хорек, – буркнул Руслан.

– Потому и выживала так долго… – бросил верховный магистр, и с досадой хлопнул по столу, – придется снова звонить мафиози… иначе рыба уйдет. Черт, как не хочется делать ему такой подарок!

– Может не будем звонить? Сами найдем? – задумалась Дина.

– Вы ехали туда отдыхать… – вздохнул глава, – а будете гоняться за пособником ведьмы… безо всякой надежды на успех. Он ведь знал, на что шел… когда договаривался с ней за спиной своего босса… и просто не мог не подготовить путей отступления. Не тот уровень. Беспечных бойцов у мафии просто не бывает. Значит уже летит под новым именем в приготовленную берлогу где-нибудь в Австралии или Ирландии… шарик большой, искать будем долго. Нет… это пустая трата времени и сил. Я уже вызвал самолет… отсюда мы летим домой. Леону с ее охранником заберем с собой… здесь они в опасности. Келла и его сестру тоже… а вы вернетесь к своим.

– Посмотрим… – задумчиво глянула на него Дина, – как поведут себя мафиози.

– Как мы захотим – так и поведут, – жестко усмехнулся он, – это не те люди, которые понимают доброе отношение. С ними можно договариваться только с позиции силы или взаимной выгоды. А у нас есть и то и другое. Но сначала пойдем к пациентам… я попросил собрать всех самых тяжелых в одной палате.

– А ты знаешь, Леона, – спросила вдруг Дина, откровенно глянув в глаза молодой ведьмы, бдительно прислушивающейся к их разговору, – зачем маги ходят в детские дома и больницы?

– Заработать? – неуверенно пробормотала та и прикусила губу, сообразив, что это далеко не те места, где можно разбогатеть.

– Можно назвать и так… но нужны нам от них вовсе не деньги. Твоя наставница перебила на кровавых ритуалах сотни невинных людей ради возвращения молодости… и ни разу не задумалась, какая именно энергия возвращает ей здоровье и красоту. Я скажу тебе. Эмоции людей. Но обязательно сильные, откровенные, чистые… направленные только на мага. И хотя страх, ужас, отчаяние и истовая надежда на спасение тоже действуют… но обходятся очень дорого… и жертвам и ведьмам. Те, кто отдают энергию – вместе с кровью теряют жизнь, а ведьмы – рассудок. Невозможно остаться человеком, безжалостно отнимая самое святое.

– Она и была безумной… – помолчав, тихо подтвердила ведьма. Горько усмехнулась и добавила – иначе я никогда не сказала бы Ченгу про тот приказ ее тайного агента. Мой охранник немного… простоват. Хотя это не совсем верное слово… в своем ремесле он достаточно искушен и опытен… но вот моральными проблемами свою жизнь не усложняет. Сказала хозяйка убить – значит надо выполнять, ему за это заплатили. Поэтому брат Мэри может не считать себя преступником… вся вина за смерть Люци лежит на мне. Я давно понимала, что она идет в тупик… но была связана клятвой и прошлым. Если бы она не взяла меня к себе после смерти отца, моя жизнь могла стать намного хуже. У молодой девушки без образования и рекомендаций выбор занятий небольшой. И намного проще попасть в бордель, чем в посудомойки. Хотя зачастую во втором случае только оплата меньше.

– Я рад, Леона, … – веско сообщил ей верховный магистр, – что ты думаешь именно так. За тебя рад. С таким пониманием происходящего ты быстро и главное, безболезненно примешь наши правила… а принять их тебе нужно обязательно. Иного пути для магов в нашем обществе просто нет. Все одиночки рано или поздно приходят к нам… или в тот губительный тупик, куда попала Люцина… и сотни черных ведьм и колдунов. А сейчас идем к пациентам… мы задолжали им чудо… и они его щедро отблагодарят.

Глава 5

Никогда прежде Леночке Калисовой, как тайком называл ее отец, истово желавший, чтобы дочь не забыла о своих корнях, не приходилось участвовать в подобных акциях. Да она даже представить не могла, что такое вообще возможно. И не верила, глядя в землистые лица самых тяжелых пациентов, собранных в просторной процедурной малочисленным персоналом больнички, что от этих людей можно дождаться светлых эмоций, не говоря уж о благодарности.

Но высокий сероглазый маг, внимательно оглядев притихших пациентов, заявил с непоколебимой уверенностью на чистейшем итальянском языке, что гарантирует каждому из них если не полное выздоровление, то значительное улучшение здоровья.

– Но вы все будете мне помогать, – так же твердо изрек Рус. – Я не открою вам никакой тайны, сообщив, что эмоции играют важную роль в выздоровлении человека. Каждый знает, как бесполезно лечить тех, кто уже махнул на себя рукой, кто спешит свести счеты с жизнью. И потому вы должны думать лишь о том, как сильно, всей душой желаете встать с этих кресел и кушеток поздоровевшими и высказать нам свою благодарность. Для нас это лучшая награда за труд.

В измученных болью и тоской глазах отчаявшихся людей появился интерес, и слабая надежда, однако веры там и близко пока не было. Вот только мага это ничуть не смутило.

– Для начала я создам простое лекарство… которое поможет вам поверить в мои способности, – пояснял он, сопровождая свои слова уверенными действиями.

Поставил на стол прозрачную чашу и бутылку всем знакомой минеральной воды, потом принял от главврача несколько цветных баночек с витаминами.

– Ничего секретного, – насыпая в миску по несколько пилюль из каждой баночки, пояснял он, – все это есть в любой аптеке. Для вкуса добавим меда, вишни и облепихи, для запаха – мяты и лимона. Теперь вода.

Под его взглядом сама открылась крышка бутылки и поднялся кверху прозрачный фонтанчик. Медленно качнулся как бы выбирая куда упасть, потом уверенно направился в миску. Пациенты, даже те, кто следили за незнакомым экстрасенсом с пренебрежением, замерли от изумления и неверие в их взглядах начало медленно таять, так же постепенно переходя в надежду. А вода уже скрутилась в тугую воронку, не хуже блендера перемалывая фрукты и ягоды, взбивая в необычайный коктейль.

– А стаканы… – дернулась было медсестра, но смолкла и замерла, остановленная неведомой силой.

– Не нужно, – мягко улыбнулся ей Рус, – это будут пилюли.

Обретшая винный цвет жидкость снова поднялась фонтаном, склонилась к широкому блюду и вдруг звонко застучала по нему крупным градом. Менее чем за минуту миска вновь стала прозрачной, а на блюде поднялась горка крупных удлиненных пилюль, поблескивающих в свете солнца словно драгоценные камни.

Экстрасенсы раздали пациентам необыкновенное лекарство и с ободряющими улыбками предложили попробовать. Сами тоже взяли по одной овальной льдинке, выдали и заинтригованному персоналу.

Леона сосала кисленький лед, бдительно следя за нечаянно обретенными единомышленниками и ожидая, когда же они начнут действовать. Однако маги по-прежнему ободряюще смотрели на больных и ничего не предпринимали.

Время, казалось, остановилось. Притихли и пациенты, и медработники, выдававшие свое волнение лишь напряженными, словно приклеившимися улыбками. Да еще до синевы побледнел пухлощекий главврач, прекрасно осознающий, кому придется выхлебать горькую чашу позора и вместе с выговорами и дисквалификацией унести отсюда ноги. Причем никто не вспомнит, что до этого на него сыпались только благодарности за непростой труд.

– Ой… – испуганно произнесла вдруг лежащая на каталке немолодая женщина, – кажется, начинает светать…

– Кажется или точно, донна Марта? – опасливо переспросил главврач и его голос предательски дрогнул.

– Вот это же окно? – подняв дрожащую руку, указала она на залитый солнечным светом старинный переплет.

– Ну да… – ошеломленно подтвердила стоящая возле нее медсестра, и добавила почему-то шепотом, – и вы шевелите рукой…

– И ногой… – женщина подергала правой ступней, и неуверенно сообщила, – там лежит что-то холодное.

 

– Сейчас… – медсестра как коршун бросилась в указанном направлении, откинула легкое покрывало и потрясенно уставилась на флакон с физраствором, – мы же его потеряли… Пресвятая дева Мария! К ней вернулась чувствительность! Она двигается!

– А у меня похоже, внутри перестало болеть… – изумленно выдавил худой, как дистрофик мужчина, – там ведь не было опиума? В этих пилюлях?

– Однозначно – нет… – с облегчением уверил главврач, шагнул к пациенту и приподнял его рубаху, зная, что увидит. Страшные шишки, свидетели неизлечимой болезни. – Вроде посветлели…

– Мы же не фокусники, за пять минут все исправить, – мягко сказал глава ордена, – но через несколько дней все следы должны рассосаться. Не забывайте только, ваша вера – это великая сила.

– Да уже одно только прозрение и возвращение двигательных функций донны Марты навсегда убедило меня в вашем таланте, – с чувством произнес главврач, – и теперь я готов благодарить вас днем и ночью. Она же после аварии три года лежала статуей… дети уже оплакали, муж совсем побелел… Он мой старый друг, как узнает – всю жизнь молиться за вас будет.

Его жаркая речь словно прорвала незримую плотину сомнений. Потрясенные пациенты, поверившие наконец что не обманываются и боль действительно уходит безвозвратно, как будто проснулись. Заговорили все разом, громко, с южной экспрессией рассказывая о своих ощущениях, то безудержно смеясь, то так же отчаянно плача… пока не вспомнили об оплате за чудо.

Истовые, жаркие слова благодарности, светлые слезы радости и счастливые улыбки, клятвы в преданности и любви хлынули на магов щедрой животворной лавиной. Погребли под собой, пропитали, будто струями теплого весеннего дождя волнами целительной энергии и Леона ощутила, как тело обретает юношескую легкость. Подтягивается кожа, возвращая себе былую упругость, исчезают первые, незаметные пока постороннему взору морщинки и бесследно стекает с плеч и спины усталость и тяжесть последних лет.

Неверяще покосилась на магов и замерла, изумленно приоткрыв рот как деревенская девчонка перед заезжим фокусником. Они тоже молодели на глазах, особенно старший магистр. Таял присыпавший виски серебряный иней, таяли морщины, наливались силой худой торс и плечи. Незаметно для непосвященных маг накинул на себя слабый отвод глаз, не мешающий его видеть и общаться, но не позволяющий рассмотреть детально. Однако маги не могли этого не заметить и тотчас последовали его примеру.

А вот ведьма решила не мудрить и не использовать слабо изученное заклятье. Произошедшие с ней изменения были не настолько уж сильны чтобы стать заметными незнакомым людям, а завтра она улетит… как пообещал главный маг. Тем более и Дина не стала вешать на себя отвод глаз… и ничуть о том не беспокоится.

– Мы уезжаем, – выведя главврача из комнаты, предупредил верховный магистр, – у нас в вашем городке еще небольшое дело, но сюда уже не вернемся. Вот карта, это на новое оборудование и кровати. Простите, но мы вынуждены себя защищать… поэтому рассказать про нас вы никому не сможете. Не обижайтесь… нам тоже жаль. Прощайте.

Через несколько минут два огромных внедорожника с тонированными стеклами отъехали от ворот больницы, провожаемые тоскливым взглядом доктора, еще не осознавшего, почему так чешется лысина. На ней начинала пробиваться поросль будущих кудрей.

Тройка налетчиков ехала в багажниках, сидеть рядом с ними не пожелал никто из магов. Тем более не стоило сажать кого-то из них возле Келла, бережно обнимавшего спящую Мэри.

Бывший управляющий сам вынес калеку из платной палаты, куда ее поместили люди нанятые донной Стеллой, парфюмером из соседнего городка. У донны был небольшой природный дар и она умело его использовала, изготавливая эксклюзивную парфюмерию и некоторые целебные мази. В первую ночь она сама дежурила у постели пострадавшей девушки и потому синяки и отеки больше не уродовали личико Мэри. Но сделать для нее большего парфюмеру дано не было. Даже маги могли пока немногое – запустить регенерацию и убрать боль. Чтобы попытаться исправить последствия старой травмы следовало элементарно сделать снимки и провести консультацию со специалистами.

Таковые у ордена имелись. Жили в одной из обителей, прикрываясь статусом частного пансионата для инвалидов, и лечили тех, кого орден счел достойными помощи. Не очень благородно по отношению ко всем нуждающимся, но подобной ноши маги пока потянуть не могли. Как не имели и возможности заводить беспристрастную очередь. Приоритет отдавался родичам, особенно близким и хорошим друзьям, а также тем, кто доказал свои жизненные принципы.

Лечить алкоголиков, наркоманов и откровенных хапуг орден не собирался. Первые, за редким исключением сами были виновны в своих бедах, а у последних и так были веские материальные преимущества перед честными людьми.

Одноэтажный старенький домик Келла, где постоянно жила его сестра, оказался небольшим и весьма неухоженным снаружи. Зато внутри поражал чистотой и по-спартански куцей обстановкой. Дина уже знала причину такой бедности, до тех пор, пока Келл не нашел работу управляющим, он служил в маленьком местном хосписе и получал очень небольшую оплату. А уехав на остров, вынужден был нанимать приходящую кухарку, Мэри не могла осилить походы на рынок и в магазины. Девушка вообще никуда не ходила дальше небольшого садика, и ей повезло, что кухарка имела привычку приносить на рассвете парное молоко и поить свою подопечную. Именно она обнаружила пострадавшую и вызвала врача.

Нанятые Стеллой стражи в домик не входили, загнали под деревья трейлер, включили кондиционер и наслаждались прохладой и холодным чаем, по очереди обходя участок по периметру. В этом трейлере и уехали, когда Симон сполна рассчитался с ними и за работу и за машины. Он собирался оставить джипы надежным людям, прибывшим по вызову верховного магистра, чтобы им было чем объяснить близким внезапный отъезд. Подвернулась удачная сделка… у кого не бывает?

Наверняка это скромное жилище давно не видывало такого наплыва гостей, и Келла это явно смущало, но самим магам ничто не мешало устроиться со всеми возможными удобствами. Кондиционер тут был, судя по виду совсем новенький. Но почему-то никто из охраны не стал его включать, может просто не хотели сидеть в доме. Маги эту оплошность исправили, но ждать пока он остудит прокаленный солнцем воздух Рус не пожелал. Запер наглухо окна и пустил по комнаткам холодный ветерок. Дина с Леоной тем временем накрыли стол найденной скатертью и выставили на него еду, купленную в попавшемся по пути ресторанчике.

Повар был счастлив, когда узнал, что неожиданные гости заберут не только горячие блюда, но и весь запас холодных закусок и десертов и расщедрился на пару упаковок довольно симпатичных пластиковых тарелок и чашек.

– Я могу помочь, – подошел к магиням Келл, – в подвале есть вино.

– Маги не пьют, – дружески улыбнулась ему Дина, – поэтому начинай отвыкать от этой забавы. В тебе проснулся дар… и теперь ты один из нас. Пока ученик… но это ни грана не уменьшает твоих прав. Поэтому вы с сестрой летите с магистром… он сам тебе все объяснит. А пока просто поверь, что ничего плохого никто тебе не сделает. Собери то, что считаешь самым ценным, фотографии, документы. Еще необходимы теплые вещи для тебя и сестры, в нашем городе сейчас ранняя весна и еще прохладно. Люди ходят в куртках, шапках и ботинках.

– Но… – озадаченно возразил Келл, – я ведь преступник? Меня нужно судить…

– А тебя уже судили, – невозмутимо сообщил подошедший к столу глава ордена. Так же спокойно взял с блюда оливку, сунул в рот, прожевал и пояснил недоверчиво хмурившемуся хозяину дома, – своих собратьев мы судим сами. Разумеется, мы не нарушаем социальные законы, но живем по собственным. Иногда они строже принятых в государстве, иногда мягче. Неизменно одно, они более гибкие и гуманные. К примеру твой случай. Несмотря на то, что вину за казнь Люцины взяла на себя принявшая это решение Леона, ты все равно счел себя виновным и судил очень строго… мы это ощутили. Так нужно ли применять к тебе еще какое-то наказание, если ты и сам себя казнишь? Зачем нужно запирать тебя в тюремную камеру, если ты и без того никогда больше не поднимешь ни на кого руку? И даже не помыслишь о таком? Пока я не говорю о зрелых, взвешенных решениях, какие нам иногда приходится принимать под давлением обстоятельств. Только о непредвиденных происшествиях.


Издательство:
Чиркова Вера Андреевна
Поделиться: