Название книги:

Выживальщики 2. Свалка

Автор:
Константин Денисов
Выживальщики 2. Свалка

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 9

Беш с девчонками залезли в какую-то дыру возле основания мусорной горы и через небольшую дырочку между искорёженных корпусов старой техники наблюдали за происходящим. Оказалось что у чудища довольно низкая скорость перемещения.

Это было хорошо. Значит он не будет метаться тут как угорелый и дольше будет реагировать на каждую провокацию. С их позиции они хорошо видели костёр, от которого валил настолько густой дым, как будто загорелось пол свалки. Да, интересную дрянь нашёл Гадёныш. Костёр горел уже не менее получаса, а интенсивность дыма не снижалась.

Монстр только сейчас подъехал. Это значило, что двигается он примерно со скоростью человека. Ну это было объяснимо, масса была очень большая. Но они не сомневались, что вооружение у него куда более подвижное. Все эти штуки на сервоприводах обычно очень быстрые. Они не раз сталкивались с ними в разных вариантах. Да и зачем ему быстро ездить, если к нему невозможно подойти. Неуязвимая гора.

Медленно подкатив к костру, он потыкал его своей палкой из скрученных рельс. Костёр был настолько крошечным по сравнению с этим оружием, их размеры были настолько несопоставимы, что от костра тут же осталось только тёмное пятно на бетоне. Однако это пятно продолжало гореть и дымить. Более того, видимо часть этой жижи прилипла к железной палки и теперь дымила и она тоже. Робот поднял её и замер. Если его очеловечить, то это было похоже на то, как человек поднёс горящую палку к лицу и внимательно разглядывает. Потом вдруг резко ударил концом палки по бетонному покрытию.

Удар был настолько сильным, что земля дрогнула, со скрежетом сместилось что-то внутри горы и обрушилась часть свода рядом с ребятами.

– Чёрт, надо выбираться, а то нас здесь похоронит к чёртовоё матери, – сказала Стерва и полезла к выходу.

– Погоди, смотри – эта штука распространяется как зараза! – остановил её Беш.

Там куда стукнул монстр образовался ещё один очаг задымления. Эти очаги были каждый меньше предыдущего, но зато росло их количество, и монстр был явно сбит с толку. Он ещё раз саданул палкой по бетону в другом месте. Там образовалось ещё одно пятно. И от удара гора опять заскрежетала, и потолок над ребятами просел.

– Бежим, – крикнул теперь уже Беш, и они устремились к выходу, – уходим подальше, у нас перерыв, – добавил он и побежал между обломками железных конструкций.

Удалившись на более-менее безопасное расстояние и выбрав место, где ничего не грозило обрушиться, по крайней мере на первый взгляд, они остановились и перевели дух. За то время пока они бежали последовало ещё два удара об землю и свалка каждый раз отзывалась скрежетом и звуками обрушений где-то в недрах мусорных гор.

– Сначала мне показалось что этой штукой управляет человек, – сказала Конченая, – он так внимательно рассматривал свою палку. Но когда он начал ей молотить по земле, то теперь мне кажется, что это автономная машина.

– Или очень глупый человек, – сказал Беш, – да, машину надурить проще, человек может раскусить наши манёвры. Но пока рано делать выводы. Может он просто изучал с чем имеет дело.

Раздался ещё один удар.

– Ты глянь, никак не успокоится. Интересно, эта штука до сих пор пачкается? Она какая-то неистощимая. Мы налили не так уж и много, а дыму-то напустили…

– И вони, – поддержал Беш сестру.

Стерва всё это время возбуждённо ходила перед ними взад-вперёд.

– Ребятаааа… – наконец не выдержала она, – это было очень весело! И очень страшно! Давненько я так не встряхивалась. Спасибо папе за подарок! – и она рассмеялась своим звонким заразительным смехом.

– Погоди, – осадил её немного Беш, – спасибо скажешь, когда мы его развернём.

– Это да, но уже классно! – и Стерва попрыгала на месте, потом покрутила руками, понаклонялась в разные стороны. Видно пыталась погасить бушующую внутри энергию, вызванную всплеском гормонов, но это у неё не очень получилось, – Я сбегаю, посмотрю, что там происходит, – наконец сказала она.

Беш кивнул.

– Только очень осторожно.

– Не учи учёного! – весело огрызнулась она и быстро убежала.

– Ну, а ты что думаешь? – спросил он сестру.

– Не знаю, пока вроде всё хорошо складывается. Даже лучше, чем мы рассчитывали. Мы пока почти не рисковали, а монстр реагирует. Посмотрим что дальше будет.

– Да уж, спасибо Гадёнышу.

– Может правда сходить в контейнер, посмотреть там ли он?

– Рано уходить, мы только начали. Сейчас Стерва вернётся – решим что делать дальше.

Когда монстр стал колотить своей палкой по земле это хорошо почувствовали и те, кто трудился на мусорном терриконе в начале свалки. Лёгкая вибрация дошла даже да Мразоты, сидящей на вершине дерева на своём наблюдательном пункте. Это было вне планов и внушало некоторые опасения.

Та работа которую вела основная масса её людей, была достаточно ювелирной и такие землетрясения были совсем ни к чему. Всё могло просто обрушиться. Оставалось надеяться, что этот проклятый робот начнёт смещаться дальше, к следующей точке провокаторов. Что и зачем он там лупит было не ясно, она надеялась что не по её ребятам. Но сила ударов внушала некоторый трепет.

Без сомнения эту штуку нужно уничтожить. Если она вдруг решит двинуться за территорию свалки, то в лесу они ей ничего не смогут противопоставить. Для этой громады лес, тоже что открытое пространство. А совладать с ним можно только там, где есть складки местности. В горах, которых здесь практически нет, или в искусственных горах, которыми по сути являлась свалка.

Мразота довольно долго уже сидела на своём наблюдательном пункте. У неё всё затекло, поскольку она, всё-таки, не птица и на ветке, так долго, было трудно высидеть. Она поняла, что ещё немного и она уже не сможет спуститься и полезла вниз. Иначе это будет очень глупая смерть лидера племени в разгар ответственной операции.

Спустившись Мразота слегка размялась и отдала подзорную трубу Трусихе.

– На, твоя очередь, только смотри не пересиживай. Я вон еле слезла. Давай, час не больше. Гонцов не было?

– Пока нет, значит всё идёт по плану, – ответила та, и стала карабкаться по дереву наверх.

– Хорошо, – сама себе сказала Мразота, и повалилась на кучу свеженаломаных веток, которые кто-то услужливо приготовил для отдыха.

Она чувствовала себя неуютно. Как будто её отстранили от дел. Возможно лидер не должен лезть в пекло и сохранять холодную голову. Но в данном случае она ощущала себя в ссылке. Отсюда даже руководить было невозможно. Слишком далеко. Она твердо решила, что если ситуация будет усложняться, то она не будет здесь отсиживаться, а переместится в эпицентр событий. И после этой мысли, неожиданно для себя провалилась в сон.

Монстр занялся дымящейся жижей надолго. Каждые пол часа кто-нибудь бегал посмотреть что происходит, но и без этого было слышно, что он возится возле бывшего костра. Он перестал колотить и стал пытаться размазать чёрную жидкость, которая раз загоревшись никак не хотела гаснуть.

Часа через два она стала потихоньку прогорать и он очевидно стал терять интерес. На следующей точке это заметили и дымовой костёр запылал уже там. Монстр замер как бы вглядываясь в даль, а затем медленно покатил к следующему костру. Тем более, что от этого остались только жалкие дымящиеся точки, рассеянные по большой территории. Казалось что это просто поверхность бетонного поля слегка дымится сама по себе.

Если он будет двигаться с постоянной скоростью, то второй точки достигнет не раньше чем через полчаса. Они пока могут отдыхать. Как всегда бывает в таких случаях, они стали постепенно привыкать к опасности, и только монстр отъехал на более-менее приличное расстояние, тут же вытащили старый ржавый ящик на край бетонной полосы, уселись на него и стали смотреть вслед удаляющейся махине.

Наконец он достиг второго костра и повторил алгоритм действий. Сначала стучал по костру, когда палка загорелась стал стучать просто ей, распространяя огонь и дым. А потом начал размазывать чёрную горящую жижу. Твари и Стерва смотрели на всё это и покатывались со смеху.

– Ой, ну и тупая железяка. А мы, страху-то напустили. Да его гонять тут одно удовольствие, – воодушевлённо тараторила Стерва, – ну вы посмотрите, ничему его жизнь не научила. Всё повторяет. Да мы тут скоро заскучаем от такой тупизны.

Беш вдруг посерьёзнел.

– Не стоит радоваться раньше времени. Если сейчас всё идёт так, не значит что и завтра будет то же самое. А вдруг манера его действий изменится? А может сейчас он на автопилоте, но потом подключится оператор, когда поймёт, что он не справляется?

– Ой, любишь ты испортить настроение. Мальчишки должны быть безбашенные. А ты ведёшь себя как Мразота. Нет, я её конечно люблю, но иногда её опека, рассудительность и предусмотрительность становятся просто невыносимы.

– Вот когда ты будешь командовать людьми, и, под твоим руководством, кто-нибудь погибнет, хочешь не хочешь, станешь рассудительной. Это ты, ни о ком кроме себя не думаешь. А ей приходится.

– Ой, защитник! Ты всё время её защищаешь.

– Потому что я всё помню. А некоторые стараются забыть.

– Помни не помни, а иногда людей нужно просто отпускать. Поэтому я сейчас стараюсь меньше времени проводить в племени. Мне так дышать легче.

– Дело твоё, у нас никто никого не неволит. Если считаешь что лучше справишься, возглавь племя сама, Мразота с радостью уступит тебе эту честь.

– Ой, да откуда ты знаешь…

– Просто знаю. Потому что у меня глаза есть. Но тут присутствует проблема.

– Какая?

– Само племя вряд ли захочет, что бы ты его возглавила.

Стерва рассмеялась.

– Это точно. Я не очень ответственный человек. Да я в общем и не претендую. Ну что? Может пока приготовим следующий костерок, всё равно делать нечего?

– Давайте, – согласился Беш, – только немного разнообразим сценарий, есть у меня одна идея.

Они быстренько натаскали дров на старое место, облили их горючей жижей, а потом Беш реализовал своё нововведение. Взяв бочонок, он налил жижу полоской, от места где они прячутся, до костра и дальше, до противоположного конца бетонной дороги.

 

– Умно! – похвалила сестра, – не надо бегать, чтобы поджечь.

– Заодно посмотрим, является ли полоска огня для него препятствием, – добавил Беш, – если он побоится её пересечь, значит у нас есть ещё один инструмент контроля. Эта штука становится всё менее и менее опасной.

– Или мы становимся более беспечными, – возразила Конченая, – он так и держит трактор в одном из манипуляторов. Как ты думаешь, куда он полетит, если эта гадина заметит кого-нибудь из нас?

– Понятно, что голову терять не стоит. Но я-то думал, что мы будем бегать и камнями в него кидаться, чтобы увлечь за собой. А то что происходит, просто чудо какое-то.

Стерва была права, Гадёныш и не собирался идти в контейнер отсиживаться. У него созрел план. Нет, лезть на рожон он тоже не хотел. Но пока мог заняться изготовлением нового оружия, которое сам придумал. Заскочив в контейнер буквально на минутку, он взял большой, самодельный, кожаный рюкзак, в котором обычно таскал свои находки и отправился в маленькую экспедицию.

Идти было довольно далеко, поэтому он очень торопился, чтобы не исчезнуть надолго и его не хватились. Бежал, как мог, быстро по своим тропам, тоннелям, пещерам и наконец добрался до погребённого в толще горы контейнера. Пробраться к нему можно было только по узкому лазу сверху, и попасть внутрь через прогнившую дыру.

Добравшись, он расположился на краю, снял рюкзак, запалил свечу стоящую в банке и спустил её на верёвке вниз так, что она повисла на полпути к полу и освещала как можно большее пространство. Привязал к себе верёвку, которая была здесь заготовлена и которой он всегда пользовался, и осторожно стал спускаться. Внутри от света свечи всё искрилось и сверкало. Кругом было очень много битого стекла.

Гадёныш спустился на островок из мусора, который он накидал сверху специально, чтобы было куда встать. Потому что иначе можно было изрезаться. Это был контейнер со стеклянной тарой. Большинство банок и бутылок было разбито, и горы битого стекла с обилием торчащих в разные стороны осколков, превращали это место в довольно экстремальный аттракцион.

Он никогда никого сюда не приводил, как раз по этой причине. Боялся что кто-нибудь покалечится, и ему не хотелось чувствовать себя за это виноватым. Зато сам наведывался сюда регулярно и потихоньку добывал целые сосуды, банки и бутылки.

У всех без исключения в племени была посуда добытая Гадёнышем. Эти вещи были довольно ценными, и все думали, что он не говорит где их берёт из жадности, хочет сам контролировать ценный ресурс и использовать для обмена. Что, впрочем, он и делал.

А ещё ему нравился сам процесс добычи целых банок и бутылок из груд осколков. Это было похоже на рыбалку. И приспособления, которые он для этого использовал, были похожи на удочки. Расшурудить кучу осколков, найти целую бутылку и, осторожно подцепив, достать – это было его тайное и одно из лучших развлечений. А если прибавить волшебную атмосферу, создаваемую миллионом крошечных отражений свечи в битом стекле, то это вообще получалась сказка.

Но сейчас ему рыбачить было не нужно. Рядом с утоптанным островком мусора на котором он стоял, грудились горы целых бутылок и банок. Это было то, что он нарыбачил раньше, но не успел ещё перетаскать. Потому что процесс рыбалки нравился ему гораздо больше.

Большинство найденных контейнеров на свалке были тематическими. Это было так потому, что изначально, когда свалка только образовывалась, здесь планировалось построить заводы по переработке вторсырья. Поэтому стекло, бумагу, пластик и так далее в разных городах рассортировывали по контейнерам и привозили на этот остров.

Здесь их аккуратно складировали, вели подробный учёт, и когда заводы бы заработали, они были бы обеспечены сырьём на долгие годы. Возможно в этом и заключался план. Сначала накопить сырьё, а потом уже строить заводы. Но время шло, свалка росла, а заводов всё не было.

Время, погода и людская небрежность приводили к тому, что кое-где стеллажи контейнеров стали обрушиваться. Место на свалке стало заканчиваться. И тогда туда, где уже произошли обрушения, стали валить мусор прямо сверху, с воздуха. Горы стали расти хаотично.

Наконец было принято решение строить заводы, под них расчистили место в центре свалки, но они уже были не способны переварить скопившиеся колоссальные горы отходов, свезённые сюда со всей планеты.

Свободной оставалась только одна часть острова, там находился город, где жили работники свалки и построенных заводов. От него вела длинная прямая и очень широкая дорога через весь остров.

Раньше, свалка была похожа на город, поделенный на кварталы, но со временем из-за обрушений она стала совершенно непроходимой, и мало где сохранились дороги, по которым можно пройти или уж тем более проехать. Свободным оставалась только центральное шоссе. За ним следили сколько могли и оно было слишком большим, чтобы его вот так, сразу, завалило.

Потом война и свалка вообще оказалась предоставлена сама себе. Только высоченные горы мусора постепенно оседали, разрушались и приобретали более естественные очертания. Вот поэтому в недрах этих гор и попадались иногда контейнеры с товарами одного типа. Они пролежали там сотни лет, но за счёт того что были закрыты, иногда неплохо сохранялись.

Так и с этим контейнером. Многое конечно побилось, но и целого было предостаточно. Главное суметь его выудить не покалечившись. Гадёныш осторожно наложил целый рюкзак, стараясь выбирать бутылки с узким горлышком.

Потом влез по веревке наверх и втянул привязанный к другой верёвке баул с бутылками. Затем втянул свечу, задул, и уже в полной темноте стал осторожно выбираться наружу, по знакомым переходам, которые он знал наизусть.

Прибежав к себе в контейнер, он поставил рюкзак в угол и задвинул старым ящиком, чтобы он не бросался в глаза. Потом взял четыре набора с едой, по одному для каждого, включая его самого, и решил сбегать покормить ребят, так как время уже пришло.

Отбежав недалеко, вспомнил что забыл воду, вернулся и набрав кожаных бурдюков уже гораздо медленнее двинулся в путь. Груз оказался тяжёлым. Но он подумал, что обратно придётся идти налегке. Эта мысль немного утешила, и он с новыми силами, тяжело пыхтя, побежал вперёд.

Глава 10

Они уже давно выпили всю воду у страдали не столько от голода, сколько от жажды. Но уйти со своего поста не решались. Потому что монстр, продолжая свой обряд тушения в любой момент мог покатить назад. Где гарантия, что третья группа провокаторов сможет его привлечь? И тогда между копошащимся на горе племенем и этим треклятым роботом окажутся только они. И им нужно будет задержать его во что бы то ни стало. Именно поэтому на этот пост поставили самых отчаянных. Утром их должны будут сменить, но до этого ещё нужно дожить.

Поэтому, когда прибежал Гадёныш, радости их не было конца. Тот обливался потом и был красным, как лист переплюй-травы.

– Знаете что, – задыхаясь сказал он, – носить еду это нормально, но для воды мне нужен будет помощник!

– Приходил бы почаще, пришлось носить бы поменьше, – меланхолично заметила Стерва, – Ты где шлялся?

– Дома сидел, как и планировалось, вы же сами меня отослали, сказали что опасно!

– Так мы тебе и поверили. Говори что задумал?

Гадёныш наивно таращил глаза.

– Я вам поесть принёс, хватит на меня нападать. Мне сейчас ещё три группы обойти надо. Хорошо хоть, что еду не отсюда тащить.

Каждая группа принесла с собой запас еды и воды, и они были сложены в местах, которые Гадёныш указал им для отдыха.

– Ко второй бригаде пока не лезь. Они как раз работают, обойди и сходи к третьей и к поджигателям. А потом, когда это чудо техники, надеюсь, уедет дальше, покормишь вторую группу, идёт? – сказал Бешеный.

– Как скажешь. Я бы, наверное, и сам так сделал. Ну что? Поедим?

– Ты же дома сидел? Не наелся? – не унималась Стерва.

– Что же, думаешь я там сидел и в одного общие запасы трескал? Все пайки на месте. Поем вместе с вами. Мы же одна команда.

– Да отстань ты от него! Он молодец. Работает, ничего плохого не делает, зачем к нему цепляться? – вступилась Конченая Тварь.

– Да это я так, для поддержания разговора, мне вообще всё равно, – ответила Стерва, взяла свой свёрток и отойдя в сторонку уселась на торчащую железку. Достала кусок вяленого мяса и начала задумчиво жевать, изредка подбрасывая в рот фиолетовые ягоды.

Когда они закончили есть, робот как раз закончил растирать по бетону дымящуюся жижу, и вдалеке в небо стал расти уже третий столб дыма. Монстр на минуту застыл, потом потихоньку покатил туда, с явным намерением её потушить.

– Он, наверное, очень не любит огонь, у него какая-то мания его тушить, – сказал Гадёнышь.

– Но нам это на руку, – сказал Беш, – ну, ты понимаешь, что ко второй группе сейчас идти можно, а вот третью лучше не отвлекать.

– Понял, не дурак! Я побежал? – спросил Гадёныш.

– Беги, а то они там тоже наверное от жажды изнывают.

– Да, воды здесь не найдёшь, по крайней мере такой, которую можно пить. Попрошу у Мразоты пару человек ночью натаскать воды, а то заканчивается.

– Ночью будешь спать, – остудила его пыл Конченая.

– Днём отосплюсь, будет время, как сегодня, – с этими словами он скрылся между мусорных куч.

– Надеюсь он так и будет кататься между вторым и третьим постом, – глядя на копошащегося вдали монстра, сказала Стерва.

– Мы все на это надеемся, – ответил Беш.

Первый день прошёл как по маслу. Работы на горе шли с опережением графика. Робот застрял на третьем посту. Потушив, наконец, там огонь, он замер и остался стоять. Было предположение, что топливо кончилось и он ждёт заправщик.

Группа поджигателей приготовилась к встрече гостя. Об этом сообщил прибежавший оттуда гонец. Это было хорошо. На гору скоро должна была полезть вторая смена. За день, ребята работающие там, очень умотались. Ночью возведение ловушки продолжится, но из-за темноты темп будет конечно ниже. Да и работать станет опаснее.

Главное, что пока обходилось без жертв. Это было для Мразоты самое важное. Робот пока не проявлял своих боевых возможностей. Скорее всего из-за того, что племя не давало ему повода. Охота на роботов в племени считалась праздником и развлечением. Но в этот раз всё было иначе.

Это было больше похоже на опасную и изнурительную работу. Для большинства членов племени весельем и не пахло. Мразота подумала, что когда они уничтожат монстра, нужно будет повысить градус ажиотажа, чтобы люди успели повеселиться. Но сначала нужно уничтожить.

Весь остаток дня Гадёныш потратил на то, чтобы разнести еду и воду и смог вернуться к своему контейнеру уже ближе к закату. Заглянув внутрь, он понял что никто не приходил. Нужно было вести смену для групп провокаторов и пополнить запасы воды. Времени на осуществление собственного проекта не оставалось. Он с сожалением вздохнул, и, решив сначала заглянуть на первый пост, отправился за сменой.

Твари и Стерва изнывали от безделья. Гадёныш поделился с ними последними новостями, о том что робот встал. В этот раз доставать его никто не стал и он, поскольку робот был далеко, побежал в основной лагерь прямо по дороге, чтобы сэкономить время.

В лагере его ждал сюрприз. Все резервы были брошены на гору, и пока с роботом складывалась такая благоприятная ситуация, всем провокаторам нужно было отдыхать на своих местах, оставив по одному дежурному. Выделили только двоих человек, которые должны были усилить поджигателей, сейчас было главное уничтожить заправщик. Воду было предложено таскать своими силами.

Нагрузившись сам и нагрузив бурдюками выданных ему людей, Гадёныш, опять же по дороге, отправился обратно. Разнеся воду и приведя к поджигателям помощь, он наконец почувствовал себя свободным.

Сидящие в засаде рассредоточились на уступах мусорной горы в разных местах, чтобы было больше шансов попасть в заправщик. Гадёныш подумал, что ему нужно будет вернуться как раз сюда, если успеет.

Он, что есть мочи, побежал домой. Там, взяв рюкзак с бутылками и старые тряпки побежал к озеру с вонючей и горючей жижей. Наполнив бутылки и заткнув горлышки тряпками, он отобрал восемь штук, решив что такое количество не очень будет сковывать его перемещения, и, сложив их в рюкзак, побежал обратно к поджигателям.

Все трое поджигателей расположились на одной, правой стороне дороги. Для Гадёныша это было странно. На его взгляд им было лучше разделиться. Он не видел куда определили ещё двоих, которых он привёл. Но почему-то был уверен что там же.

А что если заправщик поедет по другой стороне? Они до него просто не достанут, или не попадут. Довольно далеко, чтобы попасть в движущуюся цель. Они конечно все хорошие охотники и стрелки, но стрелять придётся огненными стрелами, считай факелами, а они летят гораздо хуже и не так точно.

 

Поэтому, Гадёныш решил разместиться на противоположной от них стороне дороги. Перебежал он туда между первым и вторым постом. Уже давно стемнело. Было наверное около полуночи. Дальше он двигался в глубине свалки по своим набитым тропам и тоннелям. И хотя он знал их наизусть, ночью идти было трудновато. Поэтому добирался он довольно долго.

Вычислив где приблизительно находятся поджигатели, в темноте это было сделать тоже проблематично, ориентиры на другой стороне тонули во мраке, он постарался разместиться напротив них.

Это был, по сути, четвёртый пост. Он находился на глубине около десяти километров от края свалки. Учитывая, сколько ему сегодня пришлось бегать туда-сюда, а зачастую с грузом, Гадёныш вдруг резко осознал, насколько он вымотался за день. Ноги были ватными и гудели.

Он решил что высоко забираться не стоит и нашёл себе что-то вроде балкончика на высоте семи метров. Чем ближе к цели, тем проще попасть. Балкон был образован из искореженного куска контейнера, который плавным изгибом выдавался наружу, внутрь нанесло земли, так что сидеть было довольно уютно, гораздо лучше чем на железе.

Лист металла закрывал его со всех сторон, место было отличное. Но был у него серьёзный недостаток. Не было путей отхода. Было бы здорово, если бы можно было залезть внутрь горы. Именно такие места всегда выбирали они для засад. Но с этого балкона был только один путь, снаружи по торчащим кускам арматуры.

Гадёныш немного посомневался, но решил что ничего лучше он не найдёт в этой темноте. К тому же, ему нужно просто швырнуть бутылку. Выставив свою батарею бутылок вдоль одного из бортиков, он вдруг понял что глаза у него слипаются и он не может с этим ничего поделать. Поборовшись с минуту, он сдался и свернувшись калачиком на земляном полу мгновенно отключился.

Проснулся он неожиданно, от странного звука. И хотя он не помнил, чтобы слышал звук работающего двигателя, тем не менее сразу его узнал. Без сомнения это был он. Гадёныш резко вскочил и выглянул с балкона. К нему приближался источник света. Он видел такое в книгах на картинках. Это автомобиль с включенными фарами. Заправщик ехал по его стороне. Как же ошиблись поджигатели! Если они никого не послали на эту сторону, то надежда будет только на него.

Тряпки, которыми были заткнуты бутылки пропитались содержимым и намокли. Это было хорошо, значит их можно будет поджечь. Он высунул голову, наблюдая за приближающимся заправщиком и стал чиркать огнивом. От волнения руки тряслись и искра никак не получалась.

Когда до заправщика оставалось метров сто, с противоположной стороны дороги почти одновременно из разных мест полетели огненные стрелы. Он промахнулся с местом. Знаток свалки думал что находится напротив поджигателей, но ошибся метров на сто. Цистерна ехала не очень быстро, но как только полетели стрелы двигатель взревел и она стала набирать скорость.

Только одна стрела попала на лобовое стекло, оставила горящее пятно и отскочила. Это пятно, не смотря на то, что продолжало гореть, не несло никакой угрозы заправщику. Все остальные стрелы пролетели мимо. Пять человек продолжали выпускать их одну за другой вслед заправщику, но это уже был жест отчаяния, достать его они не могли.

Автомобиль стремительно приближался, Гадёныш судорожно чиркал по огниву, но руки не слушались, и искра не шла. Наконец одна маленькая искорка отскочила и попала на тряпку. К счастью, та сразу вспыхнула с лёгким хлопком. Зажигать остальные не было времени, он схватил бутылку и швырнул в приближающийся заправщик. Вращаясь она перелетела через кабину и врезалась прямо в верх цистерны.

Гадёныш успел заметить это только краем глаза, потому что хватал и швырял вслед за первой остальные бутылки, в надежде что они загорятся от первой. Примерно половина из них попала в цель. Они врезались в большую бочку и разбиваясь разбрызгивали по ней чёрную жижу. Но, так как все они попали в разные места, то возможно пламя от первой на них бы и не перекинулось, если бы не произошло неожиданное.

Как только первая бутылка, та, которую удалось поджечь, врезалась в бочку, пламя от неё стало стремительно распространяться. Огонь побежал вдоль бортов, окружил верхнюю горловину, нырнул под низ и через несколько секунд заправщик пылал как факел, наверное его заливали не очень аккуратно, и он был весь перепачкан топливом.

Неожиданно стало светло как днём. Гадёныш замер и зачарованно уставился на мчащуюся полыхающую цистерну. И тут бабахнуло. Яркая вспышка ослепила, и взрывной волной его швырнуло на дно балкона. По борту забарабанили обломки, на него что-то обрушилось, а потом пришла стена огня, пахнуло нестерпимым жаром и он отключился.

Гадёныша принесли на рассвете. Мразота видела взрыв вдалеке, решила что поджигатели справились со своей задачей и спокойно легла спать.

Поджигатели сразу поняли кто взорвал заправщик, они видели откуда прилетел огонёк и видели что стало с этим местом после взрыва. Тем не менее, не дожидаясь пока погаснет пламя, они бросились искать Гадёныша. Нашли далеко не сразу. Балкон его защитил, но не спас.

Было очевидно что у него переломаны кости, и он сильно обгорел. Они даже не сразу поняли что он жив. Но когда поняли, то тут же соорудили носилки из арматуры и собственной одежды и побежали в лагерь. Бежали по дороге, только возле самого монстра они углубились в свалку чтобы его обогнуть, но ориентировались они там плохо, идти было тяжело, и как только миновали робота вновь выбрались на бетон и побежали быстрее.

Мразота, когда увидела Гадёныша, что есть силы стиснула зубы, так что было ощущение что они начали крошиться. Потом опомнилась и заорала на них:

– Почему сюда? Почему вы принесли его сюда? К врачу, живо!

Ребята, полуголые и запыхавшиеся тут же подхватили носилки и побежали в лагерь. Мразота подошла к ближайшему дереву, обхватила его руками, отклонилась назад и со всей силы врезала лбом по стволу. Перед глазами всё поплыло, она почувствовала что по лицу бежит кровь, но ей было всё равно. Она развернулась, прижалась спиной к стволу и сползла по нему вниз и уже не сдерживаясь зарыдала в голос. Потом повалилась набок и подтянув колени к груди обхватила их руками и продолжала лежать так, судорожно всхлипывая.

***

Разгружаться решили утром. Те, кто ночевал раньше в вездеходах взяли свои спальники и переместились в палатки. Все очень устали за день, но посты всё равно выставили. Решили дежурить по двое. В первую смену заступили Сёма с Лианой. Они вдвоём сидели у костра, Лиана длинной веткой шевелила угольки. Иногда конец ветки вспыхивал, и тогда она втыкала его в землю, а потом начинала опять катать раскалённые головешки. Они молчали и каждый думал о своём.

– Что-то лодочник совсем пропал, – наконец заговорил Сёма, – как думаешь, что происходит?

– Думаю, что всё будет хорошо. Просто ему нужно дозреть, привыкнуть к мысли о расставании со своим любимым детищем. Но мы, в общем, не торопимся. Я столько лет ждала, не вижу смысла теперь пороть горячку.

– А если он не дозреет?

– Ну, если не дозреет, возьмём «Краснопёрку», но я думаю дозреет. «Краснопёрка» всё-таки для нас маловата.

– Мне кажется…

Лиана оборвала его прижав палец к губам. Потом приложила ладони ко рту и протяжно крикнула ночной птицей. В палатках тут же возникло небольшое движение, люди стали выскальзывать из них под бортами и рассредотачиваться по окрестностям лагеря.

Сёма и Лиана пока остались у костра. Она подняла руку, привлекая к себе внимание, а потом махнула в сторону дальнего вездехода. Значит угроза была там. Тени заскользили в темноте, постепенно сжимая кольцо.

Лиана встала и прошла вокруг по большой дуге внимательно вглядываясь и вслушиваясь в окружающее. Она не пряталась, видно хотела спровоцировать тех, кто затаился в темноте. Сёма продолжал по-прежнему сидеть у костра, якобы с беспечным видом, но его рука уже давно лежала на рукоятке пистолета, а предохранитель был снят.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: