Название книги:

Грешник

Автор:
Мэри Влад
Грешник

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

– Стоп, стоп, стоп, док. Вы сейчас серьёзно намекаете на то, что у меня плохие мозги?

– Нет, я…

– Некомпетентны?

– Нет, я…

– Хотите озолотиться за мой счёт?

– Нет, я…

– Аферист?

– Да как вы смеете?!

– О, вы сказали «да».

– Послушайте, мистер Савиано. Вы сами ко мне пришли и…

– И я разочарован.

– Мистер Сав…

– Меня это расстраивает, док. Очень расстраивает. А когда я расстраиваюсь, мне хочется убивать.

Он косится на пистолет, затем промокает лоб салфеткой. Интересно, что ещё он скажет. Мне так усиленно советовали этого мозгоправа, только вот, по-моему, это скорее я вправлю ему мозги, а не он мне. Ситуация действительно забавная. Но из нас двоих весело только мне. Доктор сейчас в штаны наложит от испуга. И как же он работает с настоящими психами? С теми, которые опасны для общества.

Не говорю, что я в принципе не опасен. Однако я вполне безобиден, пока мне ничто и никто не угрожает. А доктор не угрожает мне, он меня от души веселит. Значит, опасаться ему нечего. Странно, что такому «великому специалисту» самому не смешно. Неужели он не понимает, что я просто забавляюсь? Кто выдал ему диплом? И почему до сих пор не отобрали лицензию?

– Вы мне и слова сказать не даёте, – он вздыхает и заламывает руки, всё ещё косясь на пистолет. – Я понимаю, вы на взводе, но…

– А вы потеете как свинья. Так и кто из нас на взводе?

– Послушайте, мистер Савиано, – и снова доктор театрально вздыхает. Вот, ей-богу, ему в актёры надо. Такой талант пропадает. – На фоне многочисленных психологических и физических травм у вас развилась форма тяжёлого хронического посттравматического стрессового расстройства. Это повлекло за собой ряд последствий, которые вылились в… эммм… весьма специфические наклонности. Я бы рекомендовал…

– Красиво заливаете, док. То есть я псих?

– Я такого не говорил. Вам нужна интенсивная терапия и…

– Ну я понял, что вы хотите заработать. Дальше.

– Дело не в деньгах, мистер Савиано.

– Да неужели? Сколько стоит ваше кресло?

– Что, простите?

– Кресло, на котором вы сейчас сидите. Сколько оно стоит?

– Точно не знаю… – он запинается и делает вид, что вспоминает. – Ну, может, около двух тысяч.

– Вот и не надо заливать о высоком, док. Если бы дело действительно было не в деньгах, вы бы сейчас работали в каком-нибудь социальном центре помощи малоимущим или бездомным и протирали бы штаны, сидя на задрипанном стуле, а не на кресле за две штуки баксов.

Доктор встаёт, подходит к окну и запускает руки в карманы брюк.

– Вы правы, – произносит он наконец. – Я люблю деньги. Однако в этом нет ничего постыдного. И я готов помочь вам. Я хочу помочь. Если вы мне доверитесь, мы сможем добиться прогресса.

– Ну и каков план? Как мне избавиться от одержимости принцессой?

– Вы уверены, что хотите именно этого? Судя по тому, что все два часа вы только о ней и говорили, она правда вам нравится. По-настоящему. Разве вам не хочется узнать, что такое нормальные здоровые отношения?

– Здоровые? Нормальные? Вы глухой, док? Отношения – это не для меня. Я не встречаюсь с женщинами, я трахаю шлюх. Иногда я их душу или луплю плетью, а бывает, что и они меня. Я не грёбаный принц, я чудовище во плоти.

– Парафилию можно вылечить.

– Это что за зверь?

– Расстройство сексуального предпочтения. В данном случае – садомазохизм.

– То есть я ещё и садист? Слушайте, док. Вы, конечно, красиво распинаетесь, но не могли бы вы посоветовать кого-то менее раздражающего. А то ваше испуганное брюзжание так бесит, что хочется вас заткнуть. Не думаю, что мы сработаемся. Вам же самому не хочется вести сеансы под дулом пистолета. Он просто лежит на столе, но всё равно нервирует вас. А меня раздражают нервные люди. Вряд ли вы способны мне помочь.

– Хорошо, я вышлю вам список специалистов, которым доверяю и которые занимаются похожими случаями.

– Прощайте, док. Спасибо за попытку.

– Всего хорошего, мистер Савиано.

Зуб даю, док выдыхает с облегчением, едва я выхожу за дверь. Можно сказать, что я зря припёрся сюда. Ну хоть выговорился, и то хорошо. Вот уж не думал, что в свои тридцать два буду смущаться в присутствии какой-то девчонки.

Мне было нечего терять, я ни за кого не цеплялся и думал, что так и останется. Но всё изменилось, когда появилась она.

Любого зверя можно приручить. Даже самого страшного и беспощадного – человека.

Я хотел защитить её, огородить от этой грязи и в первую очередь от себя. Теперь я знаю, что временами, когда пытаешься поступить правильно, в итоге страдают те, кто этого не заслуживает.

Часть 1

«Ад пуст. Все черти здесь»

Уильям Шекспир

Глава 1

Двенадцать лет назад

– За тебя, мой мальчик. Я был чертовски прав: ты моё лучшее творение.

Едва заметно киваю, приподнимаю свой рокс и опрокидываю в себя содержимое. Отвратительное дорогое пойло обжигает глотку, но я даже бровью не веду. Лоренцо научил меня терпеть и не такое. Он пытается прочесть что-то во мне, но не видит ни черта. Лишь маску. Сдержанную улыбку, которую я тренировал перед зеркалом многие-многие годы, и до тошноты идеальный образ, в который я влез и из которого не собираюсь вылезать.

Чёрный костюм, сшитый на заказ, сидит как влитой. Волосы зачёсаны назад. Галстук. Белая рубашка. Начищенные до блеска туфли. Ненавижу белый цвет. Ненавижу этот костюм и гель для волос. Ненавижу эту обувь. Это не я. Лишь защитная броня, в которую я переоделся, когда вышел из больницы. Мне было пятнадцать. Прошло уже пять лет, и я понимаю, что никогда не вылезу из этого панциря.

Не врачи спасли мне жизнь, а ложь.

Как я выжил? Хотелось бы мне знать ответ на этот вопрос. По всем мыслимым и немыслимым законам я должен был уже сгнить в земле.

Не единожды я обводил смерть вокруг пальца. Дама в чёрном отчаянно хотела заполучить мою душу, но каждый раз терпела неудачу. Причина до ужаса банальна: души у меня давно нет.

Я ублюдок, заключивший сделку с дьяволом. Смерти ничего не оставалось, только смириться. Но она не в обиде. Я уже поставил ей достаточное количество душ, а скольких ещё отправлю…

От меня не убежать, не спрятаться. Не поможет смена имени, места жительства, пола, религии – ничего. Если я целюсь, то не промазываю. А теперь у меня есть привилегии и благословение самого Лоренцо. Я быстро карабкаюсь вверх, многим это не нравится, но это их проблемы. Лучше не попадаться ко мне на радар – каждая собака это знает, но всё равно находятся смельчаки, которые думают, что смогут выиграть.

Нельзя победить того, кому нечего терять.

Бездушные монстры не умеют любить. Не привязываются. Не щадят. Только калечат и забирают жизни. Лоренцо удалось слепить из меня идеальную машину для убийств. Потому что я позволил. Пять лет назад я выбрал жизнь и прогнулся под его требования. Кто я теперь? Разве уже не плевать? Возможно, стоило дать ему убить меня, довести дело до конца. Но отчаянная шальная мысль так и билась в голове. Глубоко внутри я хотел жить. Зачем – не понимаю до сих пор.

Я улыбаюсь Лоренцо одними лишь губами. Подумать только. Ровно три года назад, я сидел на этом самом месте, и он поздравлял меня со вступлением в семью. Прошло всего каких-то три года, а я стал капо. Разве так бывает? Ни одного подобного случая на моей памяти. Потому что не было такого. Я слишком молод. Но Лоренцо счёл иначе. Неужто ублюдок решил замолить свои грехи передо мной, раз, наплевав на мой возраст, сделал капитаном?

Знаю, что именно он высматривает в моих глазах. Хочет увидеть презрение, отвращение и ненависть, которые я до сих пор испытываю по отношению к нему, но ни хрена он не найдёт. Я научился прятать чувства и носить маски. Желаю ли я ему смерти? Разумеется. Но он мой Босс, и я должен его защищать. А я привык выполнять свою работу идеально. Лоренцо всё равно когда-нибудь сдохнет. И тогда я плюну на его могилу.

– Помнится, три года назад ты отказался от первоклассной шлюхи. И сегодня мой подарок не примешь?

– Ну, если ты учёл мои вкусы, почему нет?

– Ах ты, прохвост, – Лоренцо смеётся. – Она ждёт под твоей дверью. Зовут Жаклин.

– Ты её в коробку, что ли, запихнул?

– Лучше. Развлекайся. Ты заслужил пару дней отдыха. С днём рождения, мальчик мой, – Лоренцо приподнимает рокс. – Знаю, ты не празднуешь, но посиди со мной. Налей себе ещё, выпей со стариком.

– Ты не старик.

– Ещё нет, ещё нет. Но годы идут.

– Я посижу с тобой, Лоренцо, сочту за честь. Но пить не буду, хочу съездить кое-куда.

– Я тебя задерживаю?

– Мне некуда спешить. Жаклин подождёт. Как и мои дела.

– Вот что мне нравится в тебе. Выдержка. Эдриан бы уже на всех парах мчался к жгучей красотке, а ты и бровью не повёл, когда я сказал о ней. Уважаю.

– Взаимно.

Спустя минут двадцать Лоренцо меня наконец отпускает. Около моей комнаты и правда сидит девушка. Наверное, её колени давно просят о пощаде, потому что она радуется моему появлению. Её длинные тёмные волосы спадают по плечам мягкими волнами, голубые глаза смотрят на меня с обожанием. Руки Жаклин связаны за спиной, во рту кляп. Тонкие ремешки стрепов оплетают всё тело, но не закрывают интимные места.

Жестом велю ей подняться на ноги, открываю дверь и пропускаю Жаклин вперёд. Первым делом я вынимаю кляп. Мне нравятся крики, так пусть кричит. Руки ей из-за спины лучше убрать, поэтому освобождаю и их.

– Зачем ты здесь?

– Доставить тебе удовольствие.

– Тогда ты знаешь, что делать.

Жаклин кивает, подходит к стене, упирается в неё руками и отклячивает задницу. Шикарный вид, надо сказать.

Достаю из ящика комода плётку и крепко сжимаю рукоять. Длинные плети – как продолжение моей руки. Я сросся с ними. Стоит взять в руку – и огонь распространяется по телу, требуя немедленного выхода. Возможно, правда в том, что я болен. Да и хрен с ней, с правдой. Какая бы она омерзительная ни была, правда лучше, чем сладкая ложь. А боль всегда вскрывает правду. За это я её и люблю.

 

Делаю два шага и замираю сбоку от Жаклин. Она дышит часто и отрывисто. Её дыхание не похоже на предвкушение, скорее – на страх.

Подхожу вплотную, откидываю её волосы на одну сторону, оголяя шею, и втягиваю воздух. Да, она боится. Пусть так. Мне не жаль её. Девчонка на работе, а работников я не щажу. Страх – самый сильный инстинкт. Он даёт много энергии. Но и забирает достаточно. Если человек силён, страх сделает его лишь сильнее. Если слаб – добьёт окончательно.

Жаклин слаба. Лоренцо опять промахнулся.

Кружу вокруг неё, выжидая момент и нервируя свою гостью. И, когда она доходит до точки кипения, наношу первый удар. Я не обрушиваю на неё всю силу, а лишь оставляю легонький шлепок, но этого хватает, чтобы Жаклин вздрогнула.

Самая распространённая ошибка – показывать зверю слабость. Меня это лишь распаляет. И мне действительно не жаль Жаклин. В конце концов, она здесь для того, чтобы удовлетворить мои желания. Это не первая наша встреча, я видел Жаклин в борделе. Она первоклассная шлюха и давно работает на Лоренцо. По своей воле. Вот только я ни разу не замечал за ней пристрастия к теме. Это плохо. Вряд ли ей понравится то, что я хочу с ней сделать.

В последующие удары я вкладываю больше силы, и Жаклин дрожит всем телом. Тёмно-красные полосы на её коже прекрасны. Провожу по ним пальцами, сожалея, что не могу растянуть удовольствие на подольше. Я оказался прав, Жаклин точно не их тех, кто разделяет мои увлечения. Печально. Но, с другой стороны, хорошо. Время поджимает. Меня ждут.

Я хочу ещё. Хочу большего. Но скоро я должен быть в другом месте. К тому же Лоренцо в который раз ошибся с подарком. Мне не нужна шлюха, которая не кайфует от того, что я с ней делаю.

Чертыхаюсь сквозь зубы и отбрасываю плётку.

– Повернись, – произношу, не узнавая свой голос. Так происходит каждый раз, когда я погружаюсь в пучину тьмы. – На колени.

Она послушно опускается и расстёгивает мои брюки. Жаклин больше не дрожит и не боится. Поняла наконец, что я не наврежу ей. Да и когда я вредил шлюхам? Только когда они сами просили. Люди бы удивились, узнав, сколько боли может выдержать человек. А от осознания того, что многие боготворят боль, пришли бы в ужас.

Наблюдая, с каким облегчением Жаклин берёт у меня в рот, я убеждаюсь в том, что Жаклин годится лишь на одноразовый минет. Я не сплю с обычными шлюхами. Даже не со всеми теми, кто со мной на одной волне.

У меня было много женщин и будет ещё больше, но отбираю я их тщательно. Мне нужны только те, которые всегда согласны. На всё. И сами кайфуют от этого. Текут, стоит лишь щёлкнуть пальцами. Да, хорошие шлюхи текут всегда. Даже Жаклин завелась, вижу. Она была бы рада раздвинуть свои изящные ножки. Но я найду вариант получше. Ту, которая удовлетворит все мои потребности. Жаклин для этого не подходит.

Сжимаю её волосы, фиксируя голову, и быстро достигаю разрядки. Я возбудился сразу, как взял в руки плеть.

– Можешь идти. Лоренцо заплатил тебе?

– Да, – она кивает, поднимается с колен. – Точно больше ничего не нужно?

– Нет.

– У нас ещё есть время. Я могла бы…

– Пошла вон. Учись понимать с первого раза.

Жаклин тихонько выскальзывает за дверь, а я иду в ванную и наскоро принимаю душ. За окном уже темно, значит, можно снять свой идеальный панцирь. Оставляю ненавистные костюмы висеть в шкафу, влезаю в джинсы и чёрную футболку, быстро перекладываю необходимое в карманы кожанки и покидаю спальню.

– Дерек, ты, что ли? – удивлённо спрашивает постовой на выходе из особняка.

– Я. Останусь в городе. Закрой ворота.

Ночь и скорость. Крутая тачка, но пока не своя. Подарок того, кого я ненавижу всей своей несуществующей душой. Но я куплю свою. На собственные деньги. Не обагрённые кровью, не запятнанные именем Савиано. Я стану свободным. Никто больше не будет иметь надо мной власти. Моя жизнь будет принадлежать только мне.

Несколько лет назад я дал себе слово, что не буду зависеть от Лоренцо и этой семьи. По крайней мере – материально. А я всегда выполняю обещания.

Разумеется, я отстёгиваю процент в карман клана, как и все. Однако есть кое-что, о чём пока никто не знает. Я строю свой бизнес. Честный, легальный, без поддержки семьи Савиано. При таком раскладе я никому ничего не должен. До миллионов мне ещё как до Луны, но я работаю. И заработаю. Обязательно заработаю.

Сейчас весь мой доход от семейного бизнеса уходит на новое дело. Я стал получать приличный процент, однако необходимой суммы у меня и близко нет. Деньги нужны были ещё вчера, так что я принял решение, которое мне чертовски не нравится. Но иначе никак. Если не достану необходимую сумму в срочном порядке, о своём деле можно забыть. Разумеется, просить в долг у Лоренцо я не стану.

Я как чёртов фанатик одержим идеей независимости. Ненависть превратилась сначала в кровь, а затем – в помешательство. Меня ничто не остановит. Я освобожусь от него. Очень скоро.

«Я не раб», – твержу себе каждый день и впахиваю. На Лоренцо и на себя. Строю за его спиной свою собственную империю.

Двойная жизнь? Окей, пусть так. Но никто меня за это не осудит. А если посмеют, я закопаю их живьём. Любой, кто встанет у меня на пути, будет мёртв.

Я. Не. Раб.

Глава 2

Особняк Дарио встречает меня темнотой. Это странно, ведь сегодня день рождения Карлоса. Неужели праздник закончился? Хотя всё возможно. Сейчас глубокая ночь, а у Дарио строгие правила. Вряд ли он разрешил сыну устраивать затяжное веселье. Если вообще разрешил. Вполне может быть, что Карлос посетил своё излюбленное место, где оторвался на всю катушку. Надеюсь, он сейчас вменяем.

Официальное мероприятие назначено на завтра, потому что Дарио до сих пор в отъезде. Приглашены члены всех семей и особо влиятельные люди. Завтра здесь будет скучно и чинно. Репутация для Дарио важнее, чем что-либо ещё. Он мог вернуться к дню рождения сына, но предпочёл не подстраивать своё расписание под такую мелочь.

Постовые совершенно не удивляются моему появлению. Разумеется, их предупредили.

Даю глазам привыкнуть к темноте и прохожу в гостиную. Из источников света здесь только старинный камин. Этот дом всегда наводил на меня жуть. А уж его обитатели и вовсе странные люди. Но сейчас это неважно.

– Дерек, ну наконец-то! – восклицает Карлос и поднимается мне навстречу. – Я уж думал – не приедешь.

Его улыбка кажется искренней, однако я знаю, что это не так. В мире мафии нет друзей. Только партнёры и враги. Наклоняю голову в знак приветствия, и Карлос раскидывает руки. Ненавижу обнимашки, но я вынужден соблюдать наши законы, если хочу чего-то добиться. Пока я никто. Когда стану кем-то, тогда и установлю свои правила игры.

– С днём рождения, Карлос.

– Взаимно.

– Договор в силе?

– Обижаешь, – Карлос строит гримасу. – Разумеется. Ты же мой друг, – он достаёт из-под кресла большой кейс, но отдавать мне не спешит. – Всё здесь, как договаривались.

– Верну с процентами.

– Может, сочтёмся иначе? – Карлос прищуривается, и мне это не нравится.

– Это как?

– Скажем, мне нужно убрать кое-кого с дороги.

– Я не наёмник, Карлос.

– Конечно нет! Ты лучше. Круче. И ты никогда не промахиваешься. Это все знают. Ну так что, по рукам?

– Я бы предпочёл вернуть тебе всю сумму. С надбавкой.

– Тогда я перефразирую, – Карлос ухмыляется. – Я не дам тебе в долг. Но готов оплатить услугу. Даже добавлю сверху.

– Ладно.

– Значит, договорились?

– Нет, Карлос. Я не возьму твои деньги. Прощай.

– Ты пожалеешь, – доносится мне в спину.

Прохладный ночной воздух оглушает. Мне становится нехорошо. Я надеялся получить нужную сумму. Но не таким же способом. Да, я убиваю по приказу Лоренцо. Я убийца, но не наёмник и никогда им не стану. Стоило сразу понять, что сделка с Карлосом обречена на провал. Этот ублюдок не умеет действовать честно. Все эти годы он лишь притворялся моим другом, а сегодня показал истинное лицо.

Всё не то, чем кажется. Все не те, кем кажутся…

– Дерек! – окликает меня Беатрис, и я сбавляю шаг. – Дерек!

Она ловит меня за рукав, разворачивает к себе. Только её сейчас не хватало. Мне и так хреново.

– Что такое, Беатрис?

– Нам надо поговорить.

– О чём?

– Пойдём со мной, пожалуйста.

– Может, отложим до завтра? Я очень устал.

– Это ненадолго. Пожалуйста, Дерек.

Что-то в её голосе заставляет пойти на уступку. Иду за ней по дорожке к беседке. Беатрис очень любит эту беседку. Она проводит здесь много времени, сбегая от отца-деспота и ненормального брата. Девчонке не повезло родиться в этой семье. Мне немного жаль Беатрис, но что я могу сделать? Она и сама давно чокнулась. А в последнее время словно помешалась на мне. Сколько раз я уже говорил ей, что между нами ничего не может быть? Ну ладно, скажу ещё раз.

– Так в чём дело? – спрашиваю, едва мы заходим внутрь беседки, которая немного подсвечена.

Я могу видеть лицо Беатрис, она выглядит смущённой, но её глаза возбуждённо блестят, отдавая безумием.

– Это тебе, – Беатрис протягивает мне толстый конверт.

– Что это?

– Подарок. У тебя ведь день рождения.

– Я не праздную, ты же знаешь.

– Знаю. Но мне хочется сделать тебе приятное. Я случайно услышала ваш разговор.

– Подслушала.

– Ну да, – она пожимает плечами. – Пусть так. Карлос бывает сволочью, не злись на него.

– Я не злюсь.

– Открой конверт. Пожалуйста.

Медленно вскрываю верхний слой и заглядываю внутрь. Там деньги.

– Знаю, тут мало. Тебе наверняка нужно гораздо больше. Но это всё, что у меня было в наличии. Завтра я сниму со счёта и…

– Нет, – закрываю конверт и отдаю ей. – Беатрис, спасибо тебе, но я не могу принять твой подарок.

– Почему нет?

– Беатрис, милая, – беру её за руки и усаживаю на скамью. – Я говорил тебе много раз и скажу ещё: между нами ничего не может быть. Я не люблю тебя. И я не сплю с девушками, принадлежащими к какой-либо семье.

– Знаю. Это же просто деньги. Они нужны тебе. Мы ведь можем быть друзьями?

– Конечно.

– Значит, ты мой друг, – она улыбается. – Я просто хочу помочь другу.

– И я ценю это, правда. Но деньги я не возьму.

Ведь это капля в море. Она мне никак не поможет. У Беатрис не найдётся нужной суммы. А даже если бы и нашлась, я бы не взял. Не хочу быть ей обязанным.

– И что ты будешь делать? Попросишь у Лоренцо?

– Нет. Я бы не хотел, чтобы Лоренцо узнал о моём визите и просьбе.

– Карлос ему уже сказал. Как только ты вышел, он позвонил Лоренцо.

– Чёрт!

– Мой брат… он… такой.

– Да. Такой.

Какое-то время мы сидим в тишине. Пора бы мне уже валить. Деликатно. Когда я открываю рот, чтобы попрощаться, Беатрис хватает меня за руки.

– Иди к Маттео, – возбуждённо шепчет она. – Он тебе не откажет.

– Спасибо, Беатрис, – целую её в лоб и встаю. – Береги себя.

Спешно покидаю территорию особняка Дарио и сажусь в машину. Слова Беатрис до сих пор звучат в голове. Возможно, она права, и мне действительно стоит обратиться к Маттео. Он всегда был настроен ко мне более чем лояльно. Уж не знаю, с чего такое особое отношение. Проблема только в том, что уже очень поздно. Звонить Боссу в такое время – дурной тон.

Однако если я не достану деньги до восьми утра, то всё рухнет. Мои вложения сгорят, сделки сорвутся, репутация полетит к чертям. Последний пункт самый важный. Если я оплошаю, никто больше не поверит в меня, никто не захочет иметь со мной дел. К тому же Лоренцо сейчас явно в бешенстве. Лучше мне пока не возвращаться в особняк.

Набираю нужный номер, подношу телефон к уху. Маттео отвечает довольно быстро. В ответ на мой вопрос он говорит, что готов принять меня.

Дорога к его особняку занимает почти сорок минут. Внутри нарастает непонятная тревога, но я её игнорирую. Интуиция подсказывает, что с Маттео это никак не связано.

Он встречает меня радушно, даже слишком. Всё не перестаю удивляться его моложавости. Время идёт, а Маттео словно игнорирует его. Выглядит он лет на десять или даже пятнадцать моложе своего возраста. А ведь он старше Лоренцо. Но, если их поставить рядом, ощущение будет обратное. При том, что Лоренцо в хорошей физической форме, а Маттео за последние несколько лет слегка располнел, да и ростом он значительно ниже, но всё равно на фоне Лоренцо Маттео выглядит моложе. Хотя это нихера не так. Он что, заключил сделку с дьяволом? Или регулярно ложится под нож пластического хирурга? Хотя какая разница?

 

Маттео предлагает пройти в его кабинет, наливает мне выпить, не спрашивая, и я понимаю, что отказ будет равен оскорблению. У меня есть правило: не садиться за руль нетрезвым. Видимо, потом придётся попросить кого-то отвезти меня в город.

– Ты можешь остаться здесь, – произносит Маттео, словно прочтя мои мысли. – Время уже позднее, не нужно никуда ехать. Мой дом – твой дом, – он присаживается напротив. – Говори, я слушаю.

– Мне нужно восемьсот сорок миллионов долларов.

– Большая сумма.

– Отдам с процентами через полгода.

– А если не выгорит, Дерек? – Маттео смотрит на меня с насмешкой. – Что будешь делать? Молодой бизнес часто загибается на старте. Тебя никто не прикрывает. От помощи своей семьи ты отмахнулся, даже не сказал им ничего. Неужели надеешься справиться в одиночку? Не думаешь, что найдётся много желающих уничтожить то, что ты с таким трудом выстраиваешь?

– Откуда вы знаете?

– Я много о тебе знаю, мальчик. Очень много. Ты подкопил денег, нанял хорошего юриста и консультанта. С их помощью заключил несколько сделок на покупку зданий в центре и на окраинах Нью-Йорка. Внёс небольшую предоплату, чтобы застолбить эти здания за собой и обеспечить выгодные для себя условия. Хороший ход, не спорю. Но ты один. Без поддержки, без денег. Нужными связями ты пока ещё тоже не оброс. Разумно ли было бросаться в омут с головой и ставить на карту всё, в том числе и свою жизнь?

Молча опрокидываю в себя алкоголь, а Маттео продолжает:

– Когда ты последний раз нормально спал? Начнём с этого.

– Не помню.

– Вот сегодня и выспишься.

– С утра мне нужно…

– Не нужно, – перебивает он меня. – Отправлю к ним своего адвоката. Платежи по сделкам отсрочат на день. Я не волшебник, Дерек. Деньги надо сначала изъять из оборота, это не делается ночью. А в наличных и в банках я такие суммы не держу. Мои деньги работают на меня. Поэтому только к вечеру восемьсот сорок миллионов будут у тебя на руках. Не раньше. Конечно, я могу утром перевести напрямую, но вряд ли тебя устроит такой вариант, я прав?

Киваю, а Маттео вновь наполняет мой стакан. Когда я опустошаю его, Маттео произносит:

– Тебя проводят в твою комнату. Сегодня ты остаёшься здесь.

– Спасибо.

– Это самое малое, что я могу сделать.

– Почему вы помогаете мне?

– Я люблю деньги, – Маттео улыбается. – Ты ведь вернёшь с процентами.

– А если не смогу, что тогда?

– Тогда будешь должен. Уважаю тех, кто всегда платит по счетам. Ты в их числе, Дерек, иначе я бы даже слушать тебя не стал. Иметь в должниках такого парня, как ты, очень выгодно. Как тебе виски? Скажи же, весьма хорош. Друг привёз на днях. Разлей, скрепим договор.


Издательство:
Автор
Поделиться: