Название книги:

Демонический рубеж

Автор:
Серж Винтеркей
Демонический рубеж

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 5

Только вперед!

Трой, Этлай, дом с кружевами.

Покумекав про смысл письма Манивальда, я решил, что он, видимо, не смог совладать с всеэльфийской гильдией колдунов, потому и сожалеет. Что же, еще один резон мотать в параллельный мир. Если уж такой топ-клан не может отбить у них нескольких пленников, то это основание серьезно задуматься. Решил написать Манивальду через пару часиков, уточнить детали. А то я даже не знаю время завтрашней вылазки и место для сбора.

А пока что пора было убираться из города. Не то чтобы дракон скоро мог сюда прилететь, если считать по километражу, но все равно он меня нервировал, когда был на таких коротких дистанциях.

– Все, команда, собираем необходимые вещи, и портируемся в Таксас! – я встал с дивана и стал отдавать распоряжения, – Ликвол, тебе действительно нужны все вещи, что содержатся в этом сундуке? Ты понимаешь, что нам завтра нужна мобильность и скрытность? Может, переложишь все нужное в сумку?

– Да я уже часть переложил в сумку, выложив некоторые склянки с эликсирами, но там все равно не хватает отделений для всех материалов, что мне нужны для творчества! – ответил мне эльф с несчастным видом, – ты понимаешь, раньше у меня было всего пять видов материалов для кружев – сухая солома, прелая, влажная, гнилая, да мои собственные волосы. И сто с лишним лет я мечтал подержать в руках хоть что-то еще, из чего можно делать кружева! А тут на меня обрушились тысячи видов материалов, и все хочется немедленно освоить!

Вот же блин, творческие терзания! И сочувствуешь ему, конечно, но превращать наш поход в караван с товарами тоже не резон. Не та ситуация.

– Все же оставь то, что не влезет в сумку, и не переживай. В параллельном мире тоже есть лавки, и мы с Адельхейд в них были. Там много чего есть, и ты все необходимое сможешь там приобрести! Правда, Адельхейд?

Взгляд Адельхейд выразил некоторое сомнение, видимо, ее ассортимент в лавках параллельного мира устроил не полностью. Но все же она меня поддержала, и сундук остался в Этлае, а мы отправились порталом в Таксас.

Эльфа мы заселили в гостиную в нашем номере. Слишком много нужно было обсудить на троих, чтобы бегать из номера в номер каждый раз. Ликвол, конечно, заценил версию люкс в обустройстве номера, и минут на десять выпал из реальности, рассматривая и ощупывая все вокруг. Небось, прикидывает, как все это могло бы стать еще лучше, дай ему времени вволю добавить везде кружев, – подумал я.

Я использовал эти десять минут на поиски сета для эльфа. Оказалось, что искать сеты для высокоуровневого персонажа с крутыми параметрами, удовлетворяющими наборы любого уровня, легче легкого. Да и никаких тебе ограничений, как в моем уровне, на проклятые предметы! В результате, когда эльф из царства творчества и воображения вернулся в наш мир, я мог уже предложить ему два сета на выбор.

Первый сет вводил меня в сильное смущение, ибо был легендарного уровня, и стоил, соответственно, сто двадцать тысяч! Оба надетых на мне сета и близко не приближались к этой цене. Правда, и было в нем намного больше артефактов, чем в любом из моих сетов, а именно, десять. Делались в нем как раз нужные для эльфа акценты – на выносливость, скрытность, ловкость и удачу. Скрытность как раз завтра пригодится, выносливость нужна в целом, чтобы не потерять такого мастера в какой-нибудь передряге, а ловкость и удача ему будут в масть для усиления его ремесленных талантов. Но, блин, сто двадцать тысяч!

Второй сет был уникальным, стоил в два раза меньше, и содержал одиннадцать предметов. Были в нем акценты на скрытность, ловкость и выносливость, но не на удачу. А это значило, что удачу для ремесленных упражнений эльфа придется накачивать чем-нибудь дополнительно. Что не очень удобно, учитывая, что сет дает дополнительный бонус за комплект.

Выписал состав и бонусы каждого сета на бумагу и дал эльфу почитать. Его глаза тут же округлились от восторга, едва он начал читать про все параметры потенциальных обновок. И уже через полминуты уверенно ткнул пальцем в первый сет, заставив моего хомяка хлопнуться в обморок. Сто двадцать тысяч! Впрочем, чего я ожидал, я же уже обнаружил по поведению Адельхейд, что склонность к грейду прямо прописана в функционале ее ИИ. Почему бы эльф отличался?

Адельхейд подошла, пробежала взглядом по бумаге, и ее глаза тоже округлились, когда она уткнулась в цену.

– И что, у нас есть такая огромная сумма? – удивленно спросила она меня.

– Я тут прокрутил одну сделку с Манивальдом, так что да, есть! – скромно ответил я, – если купим первый комплект, еще тысяч под тридцать останется.

Поняв причину наших раздумий, эльф потянулся к листку, и написал:

– Я все отработаю, и еще добавлю! С такими бонусами к ловкости и удаче я смогу делать очень дорогие артефакты!

И ведь не врет, действительно, сможет! Блин, и опасно, конечно, вкладывать столько в едва знакомого эльфа с очень сомнительным прошлым, но ладно, рискну!

Отбросив сомнения, я залез в интерфейс, и нажал – купить. Секунда – и легендарный сет уже лежит на столе перед эльфом. Тот издал вопль восторга, достойный пассажира Титаника, проболтавшегося всю ночь в море на пробковом матрасе, содранном с койки перед эвакуацией, и увидевшего, наконец, приближающуюся к нему спасательную шлюпку.

Один миг, и невероятно счастливый эльф уже стоит перед нами в сете, с гордо, как ему кажется, но на самом деле с комично задранным носом. Мы с Адельхейд, переглянувшись, тоже улыбнулись.

Дав Ликволу пару минут насладиться обновками, я тут же напряг его задачей оценить те артефакты, что уже есть на нас троих, прикинуть, чего не хватает, и приступить к изготовлению из подходящих подручных материалов. В особенности меня интересовали кольца с бонусами на скрытность и скорость, потому что у эльфа только один палец был занят кольцом из сета, а все остальные нуждались тоже в снаряжении. Да и я с Адельхейд был не прочь временно заменить некоторые из своих колец на интеллект, удачу или ловкость на те, которые помогут нам более скрытно и быстро перемещаться по параллельному миру.

Тут эльф меня и огорошил, когда я сказал ему, что нужно надеть как можно больше артефактов на скрытность, написав:

– Общее ограничение обойти все равно не удастся.

– Какое ограничение? – удивился я.

– Общий совокупный процент по скрытности, получаемый от навыков, артефактов и достижений не может быть выше восьмидесяти процентов.

А я же и не знал! Тяжела жизнь, когда нет возможности добраться до гайдов.

Эльф объяснил, что даже снарядившись артефактами на сто двадцать процентов скрытности, все равно не будешь иметь скрытность выше восьмидесяти. Сорок будут просто автоматически убраны.

Подумав, я не мог не признать логики такого решения. При стопроцентном снаряжении артефактами на скрытность можно было бы получить полную невидимость на постоянной основе. Нужды в дорогостоящем и недолго длящемся заклинании невидимости уже попросту не было бы. Получилось бы, что первые успевшие развиться игроки массово бы ходили постоянно в стелсе, раздавая безнаказанно люли новичкам, еще не накопившим денег на подобные артефакты. И кто бы захотел играть в такую игру, поддерживая ее экономику? Разве что редкие донатеры, способные выложить сразу круглую сумму за необходимый комплект на постоянную невидимость? Но это бы не спасло игру от финансового краха со временем.

С учетом новой информации от эльфа я скорректировал поставленные ему задачи. Расписал на листке бумаги, какой процент скрытности уже достигнут им, мной и Адельхейд, и попросил тогда часть новых артефактов сверх восьмидесятипроцентного лимита на скрытность изготовить с акцентом на другие характеристики. По поводу того, какие именно в приоритете, у нас состоялась длительная дискуссия, к которой не преминула присоединиться и Адельхейд.

Она упирала на то, что прежде всего в приоритете скорость. Мы будем передвигаться с отрядом намного более высоких по уровням игроков, которые в силу этого могут передвигаться значительно быстрее нас, и нам стоит заранее озаботиться тем, чтобы от них не отстать. Эльф снова огорошил меня информацией, что по скорости тоже есть лимит, но уже в семьдесят процентов. Видимо, никто не хотел тут увидеть Флэша в роли реально существующего игрока.

Что мне понравилось, так это то, что в ходе нашей дискуссии эльф уже начал делать заготовки для будущих артефактов. Пока он беседовал и приводил разумные аргументы, его пальцы, казалось, жили собственной жизнью, вытягивая из сумки материалы для артефактов, отрезая ножницами нужное по задуманным пропорциям, раскладывая аккуратно на столе.

Наибольший накал дискуссии прошел по вопросу, чему отдать следующий приоритет после скрытности и скорости. Адельхейд предложила эльфу изготовить артефакты, делающие наши тела более лёгкими. Мол, таким образом можно обойти лимиты на ограничение по скорости, потому что более легкое тело при тех же усилиях, которые прикладывались к более тяжелому телу, будет двигаться быстрее.

В этом был резон, но он присутствовал и в словах эльфа, возразившего, что в этом случае будут проблемы с участием в рукопашных схватках. Более легкого противника легче снести ударом тяжелого оружия, и драться врукопашную будет тяжелее, поскольку мы годами привыкали к своему весу, и, если он вдруг внезапно изменится, порушится вся выработанная координация.

В итоге уговорились, что рисковать в такой опасной экспедиции мы не будем. В будущем идею стоит опробовать в спокойной обстановке, когда полно времени. Изготовить такие артефакты на легкость, надеть и потренироваться несколько дней или недель, сколько там понадобится, чтобы не быть неловкими из-за резко изменившегося веса.

Следующая дискуссия возникла из-за того, что важнее из двух характеристик – интеллект или выносливость. По обеим никаких ограничений не было, и у обеих были важные и понятные всем бонусы. Больше выносливости – больше шансов уцелеть при внезапной атаке, больше маны – больше шанс нанести критический ущерб врагу мощным заклинанием и использовать большее количество эффективных заклинаний.

 

В разгар спора эльф попросил меня рассказать побольше о том, какие отличия есть в параллельном мире от нашего. И когда я сказал, что главное отличие – это наличие красного оттенка в спектре освещения, эльф оживился и написал:

– Это самая важная информация! Теперь, зная ее, я смогу увеличить нашу незаметность выше ограничения в восемьдесят процентов!

– Это как? – удивленно спросила Адельхейд.

– Да просто буду делать все артефакты с дополнительной характеристикой – слияние с красным цветом.

Я задумался. Изящно и умно! А что, если…

– А можешь ты сделать часть артефактов на усиление прозрачности?

Эльф на минуту задумался, затем схватил перо и начал писать:

– Прозрачность намного сложнее. Может, если я доберусь до двадцатого уровня мастерства боевых кружев, я и смогу делать артефакты с высоким процентным показателем придания прозрачности владельцу. Сейчас вряд ли потяну больше двух процентов к одному артефакту.

Жаль, похоже, хищника в стиле известного фильма с Арнольдом Шварценеггером из меня явно не получится. Потому что пока эльф прокачается до двадцатого уровня по этому навыку, я, скорее всего, уже умру от старости или покину игру, выполнив все этапы.

– А по слиянию с красным цветом сколько процентов сможешь дать? – спросила заинтересованная Адельхейд.

– Пять-шесть процентов точно, – написал эльф, – может, в особо удачных артефактах и до семи удастся добить.

– А если подумать и о других эффектах, к примеру, легкой дымке на месте фигуры владельца, или в определённом радиусе вокруг его и тела? – спросил я.

– Тут нужно точно прикинуть, будет этот эффект помогать скрыть владельца, или, наоборот, демаскировать его. Нужны серьезные испытания. Нужно как изготовить несколько артефактов с такой характеристикой, так и проверить их действие в разных условиях освещения. Разве у нас есть время для таких испытаний? – серьезно посматривая на меня, написал Ликвол.

Времени, конечно, не было.

– Так, а сможешь ли ты придать артефактам мягкий зеркальный эффект? – продолжил искать возможности для увеличения скрытности я, – не знаю, как с дымкой, тут ты прав, без экспериментов не обойтись, а вот с зеркальным эффектом вроде все ясно. Основная задача – уцелеть на равнине, чтобы суметь добраться живыми до убежища сопротивления в скалах. При задействовании эффекта отражения, падающий на нас свет будет отражать для расположенного вдалеке наблюдателя ту же местность, которая находится вокруг него самого. То есть ту же пустынную равнину. Правильно?

И эльф, и Адельхейд, не сговариваясь, пожали плечами.

– Я в этом не разбираюсь, – счел нужным написать эльф, – было бы время поэкспериментировать и убедиться, так я только за, интересно, так ли все, как ты говоришь!

– Да что-то я и сам уже не совсем уверен… – ответил я, – вот, слушай, что точно подойдет, и для этого мира, и для параллельного! Эффект хамелеона!

– Эффект кого? – озадаченно переспросила Адельхейд.

– Ну, это когда ты можешь мимикрировать с окружающей средой. Попал в зеленую траву, меняешь свет на зеленый. Стал напротив коричневого камня – становишься коричневым, да еще и копируешь прожилки на камне.

Эльф пришел в возбуждение. Явно о такой вещи он прежде не думал, и она его заинтересовала.

– Я попробую! – уверенно двигая пером, написал он, – никогда не слышал о подобном, ни, конечно, не делал сам. Но звучит очень многообещающе!

– А, кстати, я вспомнила, у меня же есть от тебя подарок, чем-то похожий на эту твою мимикрию! – сказала Адельхейд, доставая из сумки браслет и протягивая его эльфу, – изучи его, может тебе пригодится при изготовлении твоих артефактов. У него есть свойство давать владельцу плюс 15 процентов к способности слиться с растительностью в лесу для внешнего наблюдателя. Можешь пока оставить у себя, судя по нашей первой вылазке в параллельный мир, там он не пригодится за неимением в нем лесов.

Эльф взял браслет, внимательно прочитал его описание, и стал вертеть в руках. Мне бы такое верчение ничего не дало в плане получения полезной информации, но, видимо для мастера боевых кружев 16 уровня все было иначе.

На этом мы оставили эльфа в покое, отправившись в свою комнату. Там я попросил Адельхейд заняться пока своими делами, а сам принялся искать в сети в продаже что-нибудь вроде тех сапог, которые были в сете Адельхейд и давали бонусы на скорость и уменьшение звука от ходьбы или бега. Обе своих пары сапог с магическими прибамбасами, которые у меня были еще пять недель назад, я потерял, попадая на круг воскрешения, потому что они были редкого уровня, а бонусы обувь могла дать серьезные, поэтому стоило прикупить что-нибудь похожее.

Минут через пятнадцать наткнулся на подходящий вариант за 2800 золотых монет, и тут же приобрел.

Чудо-сапоги. Уникальные. Плюс три к ловкости, плюс десять процентов к скорости передвижения по ровной местности, минус пятнадцать процентов к шуму от передвижения.

Вот это та вещь, которую точно не потеряешь! Могли бы стоить, конечно, и подороже на уникальном-то уровне, но, видимо, цена была поменьше из-за того, что давалась прибавка только к одной характеристике из самых котирующихся. А скорость и шум были уже на любителя, которых явно было поменьше среди покупателей, чем ищущих прибавки к традиционным характеристикам.

Когда вылез из интерфейса, обнаружил, что Адельхейд уже успела меня покинуть, уйдя к эльфу, который с горящими от удовольствия глазами мастерил артефакты для нашей команды. Войдя в комнату, я обнаружил Адельхейд восторженно наблюдающей за процессом его творчества, а вскоре обнаружил, что и сам подсел на это зрелище.

Любо-дорого было посмотреть на процесс создания артефактов мастером такого уровня! Пальцы летали между заготовок с невероятной скоростью, тут приглаживая, там отщипывая, тут легко, а там сильно закручивая. И толстые нити, из которых он делал артефакт, словно сами изгибались, становясь частью сложных плетений, шаг за шагом превращаясь в изящное кольцо.

Не менее получаса мы простояли с Адельхейд в дверях, не подумав даже присесть на имеющиеся в изобилии в гостиной стулья. Наконец, эльф протянул сделанный артефакт Адельхейд, выведя нас из ступора. И написал быстро на бумаге:

– Это первое колечко для тебя.

Адельхейд тут же скинула с безымянного пальца на правой руке кольцо на ману и выносливость, и надела изготовленное Ликволом:

– Ух ты!

– А дай-ка и мне посмотреть! – не выдержал я.

Девушка с готовностью протянула кольцо мне.

Кольцо иного мира. Очень редкое. Плюс десять процентов к скорости, плюс десять процентов к гармонии с красным цветом, плюс десять процентов к скрытности.

– Хотел включить и мимикрию, но вначале придал свойства на скрытность, а мимикрия не захотела соседствовать с ней. Следующее кольцо начну с мимикрии, посмотрим, что получится! – виновато улыбаясь, написал эльф.

– Да ты что, мужик! – восторженно ответил я, – и то, что ты сделал, это уже чудо из чудес! А скорость-то какая! Я всерьез и не верил, что ты успеешь сделать больше двух, ну трех артефактов, и даже не понимал, что мы тут так долго дискуссируем! А ты хоп – и готово!

– Это потому, что очень редкое! – тут же написал обрадованный и одновременно смущенный похвалой Ликвол, – чтобы иметь шанс получить уникальный артефакт, нужно было бы посвятить работе над артефактом в четыре раза больше времени. Все дело в тщательности деталей!

Адельхейд молча забрала кольцо у меня, надела на палец, подошла к эльфу, и чмокнула его в щеку. Тот смутился и покраснел.

Следующие несколько часов мы смотрели за тем, как эльф с кажущейся легкостью изготавливает артефакт за артефактом. Опомнились мы только тогда, когда стемнело, и в комнате сами вспыхнули свечи. Тоже прибамбас для ВИП-номеров, в номере за серебрушку я сам их зажигал, когда темнело.

Наконец, я смог отвлечься от завораживающего зрелища, вспомнив, что надо написать Манивальду. Набросал и отправил письмо:

– Привет,

Нет проблем, я уже на свободе. Где и во сколько встречаемся завтра, чтобы отправиться в параллельный мир?

Трой

Написал тут же и еще одно письмо. Галатиан оказал мне бесценную поддержку в деле поиска Адельхейд. И помог бескорыстно, и подал очень дельные идеи, как это сделать, не подвергая ее чрезмерному риску. Повел себя как настоящий друг, хотя и увидел впервые только сегодня. Нужно будет его обязательно отблагодарить однажды. Пока что мелькнула было идея послать ему пару тысяч золотых монет, но я снова не решился.

Раньше крайне редко, но встречал подобных людей в реале. Оказывая помощь от чистого сердца, они обижаются, если пытаешься перевести отношения на коммерческие рельсы. Пожалуй, посылать золото будет ошибкой, можно потерять друга. Так что сейчас пошлю только благодарственное письмо:

– Привет, Галатиан!

Огромное спасибо тебе за помощь! Адельхейд спасена и в полной безопасности! Если что будет нужно, я всегда к твоим услугам!

С искренним уважением,

Трой

Ну, а пока буду ждать ответа от Манивальда, нужно озаботиться более насущным вопросом:

– Предлагаю прерваться на ужин!

Несмотря на то, что и эльф, и Адельхейд посмотрели на меня с определенным неудовольствием, я настоял на своем. Позвал официантку, доплатил пару серебряных монет за ужин на четыре персоны. Я подозревал, что эльф запросто мог пропустить обед, увлеченный своим творчеством, и предпочел иметь побольше еды в запасе. И мои подозрения оправдались с лихвой, судя по тому, с какой жадностью набросился Ликвол на поданный ужин.

Ответ от Манивальда пришел достаточно быстро. Буду считать это признаком его заинтересованности в проводнике. Интересно, решился ли бы он, если бы все ещё считал меня узником, написать перед экспедицией письмецо с просьбой сообщить координаты базы повстанцев? Или его совесть замучила бы, не сумев освободить меня, обращаться с подобной просьбой?

– Привет, Трой!

Рад, что у тебя все хорошо. Сбор у северных ворот крепости в 12.00. Напоминаю, что в снаряжении надо делать упор на скрытность, чтобы не демаскировать отряд. Если чего не хватает, приезжай с утра в главный замок, я распоряжусь, чтобы тебе подобрали недостающие артефакты из нашего хранилища. Потом вернёшь или выкупишь, по желанию.

Манивальд

Ого, какая щедрость! – подумал было сначала я, но быстро сообразил, что о щедрости речь не идёт, моя способность замаскироваться важна не только для меня, но и для всего отряда. Кстати, стоит предупредить, что я буду не один.

– Спасибо, со снарягой полный порядок. И я буду не один, со мной идёт моя подруга и эльф-НПС. Все прикинуты как надо.

Трой.

После ужина Ликвол тут же снова взялся за крафт. Адельхейд, взяв меня за локоток, снова зачарованно принялась наблюдать за процессом. Я оказался вынужден продолжить прерванный на ужин процесс наблюдения за творчеством мастера, хотя прежнего энтузиазма уже не испытывал, наоборот, созрела мысль самому тоже заняться совершенствованием своего навыка артефакторики. Но уже через десять минут я перестал жалеть о том, что даром трачу время, поскольку получил уведомление о том, что мой интеллект подрос на единичку. Так вот почему Адельхейд было не оторвать от наблюдения, оказывается, наблюдение за работой выдающегося мастера тоже является способом прокачки! Раз уж я прокачиваюсь без гайдов, есть смысл внимательней смотреть за тем, что делает Адельхейд.

Так мы и сидели до полдвенадцатого, пока мне не стало плевать на прокачку, и я не утащил Адельхейд в постель. Эльфу тоже наказал обязательно выспаться, но не уверен, что он меня услышал, вполне возможно, просто кивнул, чтобы отвязаться. Крутые мастера в процессе творчества – они такие!

Утром мы, войдя в гостиную, увидели счастливо дрыхнувшего на диване эльфа, а на столе три горки артефактов, рядом с каждой из которых лежал листик бумаги. На одном было написано – Трою, на втором – Адельхейд, на третьем – для меня.

Тихонечко, чтобы не разбудить Ликвола, сгребли свои артефакты, и вернулись в спальню, чтобы посмотреть обновки.

Ну что сказать, не знаю, сколько эльф спал, но для Адельхейд он сделал семь артефактов, а для меня пять. Нацепив их вместо самых неподходящих для разведывательных целей своих, я догнал скрытность до максимальных восьмидесяти процентов, а кроме этого, получил пятнадцать процентов к мимикрии, и двадцать процентов к гармонии с красным цветом. Несмотря на то, что мы не успели провести испытаний, эльф все же добавил и двадцать процентов зеркального эффекта, на котором я настаивал. Скорость вместе с уже имеющимися бонусами выросла до пятидесяти процентов сверх нормы. Тут бы ещё разрешенные двадцать процентов сверху нагнать, но в этом случае эльфу спать бы уже не пришлось, а это в игре, в отличие от реальной жизни, недопустимо.

 

Эльфа решили до одиннадцати не будить, понимая, что лег он явно очень поздно. Поскольку позавтракать решили вместе с ним, нашлось свободное время для крафта. Я занялся третьим драгоценным камешком, ждавшим, когда у меня до него дойдут руки, уже несколько дней, а Адельхейд принялась прокачивать свое искусство изготовления лечебных эликсиров. Учитывая, что мы были полны решимости все же реализовать бесцеремонно прерванную Фонуаром нашу аферу с ювелирами, чтобы прокачать эльфа в этом виде крафта, понадобятся нам их тысячи, и каждый изготовленный Адельхейд эликсир является хорошей экономией для нашего бюджета.

Разбудив эльфа в одиннадцать и роскошно позавтракав, стали собираться в дорогу. Нервничали, конечно. Я из-за того, что этот день мог стать последним в моей жизни, если не удастся пробраться мимо всех этих видов чертовщины на базу сопротивления, а Адельхейд и Ликвол, потому что в полной мере представляли все риски, которые связаны с подобным предприятием. Я даже начал было думать, а стоит ли тащить с собой Адельхейд, но, все же, раскинув мозгами по новой, не увидел другого варианта. Фанатики всегда опасны, а Фонуар и его гильдия как раз такими и были.

К месту встречи мы прибыли на пять минут раньше, чтобы осмотреться. Оказалось, что такое же решение принял и Манивальд со своим отрядом, так что мы тут же оказались рядом с нашими товарищами по этой миссии. Все экипированы по высшему классу, вблизи можно различить и лица, и имена, но со ста метров разглядеть их размытые артефактами на скрытность фигуры будет уже крайне затруднительно. Особенно на фоне леса, кустов или гор, если таковые будут рядом.

– Привет, Трой, Адельхейд, и … Ликвол, – дружелюбно заговорил Манивальд, протягивая мне руку. Я пожал ее, одновременно осматривая отряд. О, хоббит и его товарищи, пытавшиеся меня освободить, тоже тут! Я тут же помахал им освободившейся рукой. Заметивший меня хоббит махнул в ответ.

– Надо бы проверить, есть ли в проходе в параллельный мир черти или бесы, – решил предупредить я Манивальда, – когда я осматривал проход в прошлый раз, черти там точно были. Не стоит особо расслабляться и идя через крепость, черти могли вновь ее захватить.

– Дельная мысль, – кивнул Манивальд, – Стрейндж, пошли троих спецов вперед, а мы пойдем уже по тому маршруту, который они подскажут.

Через десять секунд три разведчика отделились от отряда, и телепортировались на стены крепости, сразу перед этим скастовав стелс.

– Надеюсь, вы знаете, что против чертей стелс неэффективен? – решил снова уточнить я, увидев это.

– Нет, а что, действительно неэффективен? – удивился Манивальд, – спасибо за инфу! Стрейндж, напиши в чате пати, пусть все будут в курсе! А ты как узнал?

– Когда схлопотал несколько ударов кинжалом, конечно! – проворчал я, вспомнив неприятные ощущения, которыми эти удары сопровождались. Все-таки игра уж очень натуралистична. Не знаю, как для других игроков, у них же ситуация обычная, а мне было очень больно, когда в меня втыкали сталь.

– Мы же с ними тоже сражались, но этот момент не заметили, – задумчиво проговорил Манивальд.

– Его очень даже замечаешь, если ты один, и всячески стараешься избежать сражения с ними, чтобы не откинуть копыта, – пояснил я.

Стрейндж, как глава разведчиков, согласно закивал.

– Может, у тебя есть что еще сообщить полезного по этим чертям? – озабоченно спросил Манивальд.

Я ждал этого вопроса, сам не стремясь выкладывать все, что знаю. Этак и меня будут больше ценить, поскольку будут находиться в положении просителя. Болтун, раздающий важную информацию налево и направо по своей инициативе, большого уважения не заслужит.

– Ну что же, в оккупировавшей параллельный мир армии ада всего есть пять категорий опасных для нас существ. С зомби и чертями вы уже познакомились накоротке, а есть еще бесы, демоны и дьяволы! Хорошие новости – бесы слабее чертей, а с зомби их сравнивать нельзя, поскольку они практикуются в дистанционной атаке. Пуляются огненными шарами. Плохие новости – дьяволы и демоны круче всех. Особенно опасны, по словам местных, дьяволы. Три метра ростом. Передвигаются в огненных колесах. Я, кстати, одного, похоже, видел, сразу как попал туда впервые, к счастью, издалека. Говорят, что у них мощная регенерация, они используют в сражениях трезубцы, и заклинания магии огня у них чрезвычайно мощные. Демоны пониже ростом, орудуют огненными мечами, что плохо – выскакивают прямо из земли, и в нее же после атаки прячутся.

– Да уж! – поежился Стрейндж.

Манивальд наклонил голову, видимо, принимая сообщение. Потом заговорил:

– Так, во дворе крепости никого нет. Ребята не знают, что в зданиях, но они стоят на крепостной стене перед указанным Троем проходом в параллельный мир, и никто на них не нападает. Ну что же, кастуем все же на всякий случай стелс, если там есть еще какие-нибудь тварюшки, помимо чертей, и прыгаем телепортами к ним.

Через два прыжка и семь секунд мы присоединились к разведчикам. Вернее, поскольку они все еще были в стелсе, я предполагаю, что мы присоединились. А то, что мы, предполагаю по звукам, которые издавали мои соседи на стене.

– А что по безопасности самого прохода? – спросил Манивальд у них.

– Отправил своего сокола на разведку, только что влетел внутрь, – отрапортовал один из тройки разведчиков, – что узнаю, тут же сообщу.

Внезапно сверху раздался тут же оборвавшийся клекот. Недвусмысленный ответ на запрос Манивальда.


Издательство:
Автор
Серии:
Эгида
Поделиться: