Название книги:

Квалификация для некроманта

Автор:
Дарья Сорокина
Квалификация для некроманта

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Сказала сумасшедшая некромантка, видящая во мне Фирса Хассела. – В зеленых глазах появилась горькая усмешка. – А я думал, мы уже перешли на «ты».

– Пусти!

– Тебе придется дать клятву, что вернешься.

– Я ничего не решила и не собираюсь давать никаких клятв.

Холодные губы призывателя коснулись шеи некромантки.

– Придется убедить передумать. – От низкого, слегка охрипшего мужского голоса по телу пробегали вибрации. – Всего одна темная клятва.

– Нет!

Дэл отстранился.

– По-хорошему с тобой не получится?

– Отпустите меня, господин Флэм, – уже не так твердо попросила девушка.

– Понятно. Упрямишься… Если честно, мне не нужно быть милым, чтобы заставить тебя. – Холодные пальцы призывателя больно вцепились в подбородок Мёрке. – Ты очень доверчивая или глупая, а может, все сразу. Там, в башне, так легко пустила в свои мысли и воспоминания.

Метаморфоза оказалась настолько внезапной, что некромантка потеряла дар речи. Из взгляда новенького исчезла нежность, уступив место чему-то обжигающе-злому.

– Он нравится тебе? – Снова пугающие нотки в голосе мужчины. Ревность?

– Кто? – растерялась девушка.

– Брорд Кьют. Ты по-особенному смотришь на него. Нравится?

– Он мой студент. Не говори ерунды.

– Отвечай! – приказал Флэм.

– Ты же копался в моей голове, сам скажи. – Мёрке попыталась отвернуться, но мужчина крепко держал ее за подбородок.

– Отвечай! – Он почти рычал, а пространство вокруг натянулось до предела, грозя внезапными разрывами.

– Все сложно, – покорно начала Натт, – он чем-то похож на Фирса…

Эндэлиге громко расхохотался и на миг ослабил хватку.

– Все хуже, чем я думал. Видимо, тебе все вокруг напоминают Фирса Хассела. Декан Анд тоже на него похож?

Мёрке высвободила руку и наотмашь ударила Флэма по лицу, ей удалось вырваться и броситься к двери, но призыватель быстро опомнился, нагнал ослабевшую заклинательницу и прижал к себе спиной.

– Так вот, Натт Мёрке. Мне по большому счету плевать, кто там тебе симпатичен, однако так уж случилось, что мне нужен послушный некромант. Когда поступило заманчивое предложение приехать в Тэнгляйх, где работает наивная молоденькая девочка, я понял – это мой шанс. И ты не разочаровала, сама дала мне в руки все ниточки.

– Ты нарочно принял облик Фирса?.. – Мир начал уходить из-под ног некромантки, она пошатнулась, но Флэм не дал ей упасть.

– Я не настолько циничный урод. Нет. Это только твои личные галлюцинации, я к ним не имею отношения. Просто воспользовался.

– Почему ты думаешь, что я послушаюсь?

– Ну вот, опять. Не хочешь по-хорошему, – покачал головой мужчина, а затем достал сферу памяти.

На поверхности сначала проступили силуэты двух целующихся людей.

– Не удержался и записал. Ты такая вкусная. Столько отчаяния и слепой веры. Безумное сочетание, и ты прекрасна в своем безумии.

Натт кусала губы в кровь, ненавидя себя за то, что спутала любимого с этим чудовищем.

– Смотрим дальше?

Дэлу не нужно было согласия Мёрке.

Теперь на поверхности хаотично проступали иные картинки. Чаще всего Синд Форсворд, нарушивший не одно правило инквизиторов, помогая Натт в Тэнгляйхе. Затем призыватель показал ее практику в могильнике и запретные заклинания, а еще раньше то, что она сделала с телом брата. Как смолчала в детстве о келпи, боясь наказаний. Как заключала сделку с собственным демоном. Как по ее вине ребята угодили в этерна сомниа.

– Близнецы не просто так сорвались сегодня. Такое невозможно забыть. Сама знаешь, ты была там. Не так долго, как твои студенты, но все же.

Слезы катились по щекам девушки, а руки бессильно сжимались в кулаки.

– Всего этого достаточно, чтобы тебя вместе с инквизитором Форсвордом подвергли перевоспитанию в Скьерзилдене. Вы ведь до сих пор много чего не рассказали властям.

– Что тебе нужно? – Боль и ненависть топили разум некромантки.

– А вот это уже другой разговор. – Мужчина развернул Натт лицом. – Ну-ну. Не плачь.

Большими пальцами он ласково вытер мокрые дорожки на щеках своей жертвы.

– Илвмаре очень больна. Ты видела это сегодня. Ей нужно лекарство, и ты достанешь его для нас.

Глава 3

– Лекарство. Звучит безобидно. И ради этого стоило идти на такие ухищрения? – Мёрке боролась с подкатывающим к горлу отвращением.

Каких-то несколько часов назад он показался роднее всех на свете, припомнил легенду о платанах. А теперь выяснилось, что просто-напросто бесцеремонно покопался в ее потаенных воспоминаниях, чтобы начать шантажировать при удобном случае. Остановится ли, когда получит желаемое, или Натт навсегда попала в сети Эндэлиге Флэма и его невесты?

– Безобидно. Под каким углом посмотреть… Готова к клятве?

– Хорошо, сделаю, что ты просишь. Но на этом все!

– А это уже мне решать. – Дэл самодовольно улыбался, продолжая удерживать девушку. – Проверим твою безотказность?

Мёрке испуганно дернулась, а мужчина внезапно отпустил ее.

– Поцелуй меня, Натт.

– Что?

Он склонил голову набок и ласково, но требовательно повторил:

– Поцелуй меня, Натт Мёрке!

Новая волна ужаса и отвращения поднялась в сердце, когда девушка осознала, что он в точности копирует Хассела и ту самую сцену в башне астрономии, навсегда извращая светлый момент их общего прошлого.

– Поцелуй меня, Мёрке!

В аудиторию ворвалась осенняя свежесть и звуки мерного плескания воды. Фирс стоял на берегу Иннсо Тод и так же просил о ласке.

– Перестань, – прошептала девушка, чувствуя, как к глазам вновь подступают слезы. – Зачем ты делаешь это?

– Ты жалкая, – холодно бросил призыватель. – Мне нужен сильный некромант. Сейчас либо сломаешься, либо соберешься впервые за всю свою жизнь. Малышка Натт Мёрке с детства привыкла страдать по своей судьбе. Адепт смерти, проклятая, едва испустила первый крик.

В голосе Дэлиге не было сострадания. Он открыто издевался, смакуя момент, а девушка продолжала пятиться к двери.

– В этом вся ты. Убегаешь, когда становится жарко. Жалеешь тех, кого нужно наказать. Ты не смогла уничтожить демона, лишь приковала его к парку развлечений. Сбежала из Ри’Вилле, оставив обидчиков не отмщенными. Простила насильника. Стерла воспоминания о возлюбленном, когда поняла, что чувства к нему слишком сильны…

Он перевел дух, не сводя ядовито-зеленых глаз с Натт.

– Никогда и ничего ты не доделываешь до конца, темная. Ноешь, причитаешь и ждешь помощи. Но сейчас тебе никто не поможет. Только ты и я. Спустишь мне все с рук?

Мёрке молчала и незаметно шарила по двери в поисках ручки.

– Ты оставила его там. Не спасла. Он погиб из-за тебя.

Миг, и стеклянная дверца шкафа с экспонатами разбилась вдребезги. Скелет летучей мыши, сорвавшись с подставки, устремился к удивленному мужчине. Он только и успел вскинуть руку, защищая лицо от внезапной атаки. Острые клыки и коготки глубоко впились в ладонь.

Дэл Флэм наблюдал, как крупные алые капли срываются на пол, затем снова рассмеялся. В этот раз не жутко, почти радостно.

– Да! Ну наконец-то. Будучи на нуле, ты сделала это. Мёрке, ты прекрасна. Только… опять левая! – Он зашипел, тряхнул рукой, и хрупкий остов рассыпался прахом.

Некромантка тяжело дышала, чувствуя, как комната плывет перед глазами. Дэлиге быстро подхватил ее. Он что-то долго говорил – уже другим голосом, ласковым и взволнованным, но Натт не могла разобрать слов. В ушах звенело, металлический запах крови заполнял легкие.

Она уткнулась призывателю в плечо и пыталась прийти в себя. Больше всего на свете хотелось вгрызться ему в плоть, молотить кулаками по груди, но вместо этого заклинательница сомкнула руки вокруг ненавистного мужчины.

Его ладонь невесомо гладила по волосам, мерное дыхание успокаивало.

Это не Фирс Хассел… От него не веяло теплом. Лишь подделка, укравшая ее воспоминания. Он говорит его фразами, копирует жесты и мимику, но это не он. Горечь от осознания ошибки душила. Если бы не внезапный шантаж, Натт сбежала бы навсегда, но теперь прикована к этому мерзавцу. И только тьма знает, насколько богато воображение Дэла Флэма и что еще он придумает.

За спиной послышались торопливые шаги.

– Госпожа Мёрке! Господин…

– Эндэлиге Флэм, – на помощь вошедшей в аудиторию девушке пришел ее спутник.

Натт сразу узнала голоса лаборантки Янты и Ронда, единственного аспиранта некромантии в Тэнгляйхе.

– Что тут стряслось?

– Двое студентов случайно призвали треонде на занятиях, – отозвался призыватель, все еще обнимая и гладя преподавательницу.

– Твил и Цвей?

– Они. Это не первый раз? – спросил мужчина.

– Такого сильного духа впервые, но да. Близнецы не могут взять под контроль свои способности, – вступил Ронд. – Боюсь, заберут в Скьерзилден. Они становятся опасными. Гостклиф Анд, госпожа Мёрке и Онни Веккер оказались бессильны.

– Я поговорю с ними завтра. У меня богатый опыт работы с одержимыми, – предложил Дэлиге.

– Даже не сомневаюсь. Ваш курс лекций в Форкентурме оставил неизгладимое впечатление. Кто, если не вы? – восхищался аспирант.

– А что с Натт? – тревожно спросила Янта.

– Истощение. Я отвезу ее в Рискланд показать одной моей хорошей знакомой. Целительница быстро поставит на ноги госпожу Мёрке, и она сможет спокойно отправиться в свой отпуск.

– Отпуск? – Оба подопечных некромантки встрепенулись.

– Декан Анд посчитал своим долгом отпустить Натт на время зимних каникул поправить душевное здоровье.

Молодые люди понимающе переглянулись, а Натт стиснула зубы. Слух вернулся, и ей не нравилось, что ее обсуждают в третьем лице.

– Ронд, разрешишь взять твоего дредхоста? – попросил призыватель.

– Конечно, магистр Флэм. Главное, зарядите кристалл, мы только что из Рискланда, конь немного устал.

– Спасибо. Думаю, вам нужно будет здесь прибраться до завтра. – Мужчина обвел взглядом опрокинутые парты со столами и разбитый шкаф.

 

– На полдня нельзя ничего оставить! – ворчала лаборантка, расставляя мебель.

Ронд тут же бросился ей на помощь.

– Не переживайте, господин Флэм. Все сделаем!

Мужчина кивнул и повел Натт к выходу.

– Не хочу, чтобы ты ехал вместе со мной, – слабо отозвалась девушка, едва они отошли подальше от аудитории.

– Это не обсуждается.

Сферы снова ярко горели, и на одежде призывателя она разглядела внушительное алое пятно.

– Вот же… – простонала Натт и поднесла палец к влажному носу.

– Осторожнее нужно управлять силой. Не понимаю, как ты дожила до своих лет, – ворчал Дэл.

– Разве это не было твоей целью? Довести меня до такого состояния.

– Изучал пределы. Это еще не все. Мы сегодня заедем в одно место, где ты дашь мне клятву.

– Простого слова недостаточно, хочешь сковать по рукам и ногам? – злилась Натт.

– Ты должна вернуться сюда, – упрямо твердил призыватель.

– Пытаюсь убедить себя, что тобой движет благородный порыв спасти любимую, но не могу, – хмыкнула девушка.

– Так оно и есть. Я спасаю любимую.

– И при этом весьма откровенно целуешь другую?

– Это часть плана.

– Отвратительный план, и ты урод. Бедная Илвмаре.

Дэл Флэм удивленно вскинул брови.

– Когда-нибудь ты поймешь меня, Мёрке.

Натт хотела запретить называть ее, как это делал Хассел, но не смогла. Как бы сильно ни злилась на призывателя, где-то на границе сознания ей нравилось, как говорит Флэм, немного коверкая фамилию. Легкий восточный акцент превращал «ё» в «у», и получалось Мурке. Это было забавно и даже мило. Мило… Желудок мгновенно скрутило спазмом. Почему все так обернулось?

– Стой здесь! – приказал Дэл, прислонил шатающуюся спутницу к стене и скрылся за дверью их с Илвмаре комнаты.

Натт осталась одна в темном холодном коридоре наедине с внезапно проснувшейся ревностью и отвращением к самой себе.

Дэлиге долго не было, и Натт сползла по стене на пол и задремала. Разум, воспользовавшись внезапной передышкой, отключился. Образы еще хаотично всплывали в голове, но уже не мучили. Обнимали и успокаивали, и заклинательнице очень хотелось им верить.

Глаза она открыла, уже лежа на кровати в своей каморке. Первой мыслью было, что все случившееся сон, слишком безумными казались события прошедшего дня. Сейчас она умоется, приведет себя в порядок, спустится к Фирсу, чтобы прибраться. Преподаватель из Истболверка еще не приехал, и его поселят в другой части замка. И главное, новенький не будет похож на возлюбленного.

От этих рассуждений стало и грустно, и легко одновременно, но ровно до того момента, как девушка осознала, что сфер в комнате больше обычного. Именно их Инист и Брорд помогли перенести из квартирки Хассела.

– Проснулась?

В голосе Флэма вновь появились трепетные нотки, или Натт это показалось? Она решила не отвечать, все еще надеясь, что мужчина лишь плод ее воображения.

– Обиделась?

– Ты считаешь, это уместное слово после всего, что ты сделал? – Заклинательница резко села, и комната тут же закачалась перед глазами.

– Если я скажу, что мне жаль, поверишь? – Дэлиге сидел на полу у изголовья кровати.

– Нет.

– Значит, не скажу. Илвмаре отпустила меня в Рискланд. Одна ты не доедешь, а время терять нельзя. – Он встал и оглядел жилище некромантки. – Подумала, что возьмешь с собой?

– Сейчас. – Натт спустила ноги на пол, но не нашла в себе сил слезть.

– Сиди, я сам соберу. Говори, что достать.

Дэлу понадобилось десять минут, чтобы, следуя указаниям, найти нужную одежду и запасные сферы для жезла. В сумку отправились краткий путеводитель четырех земель и походная аптечка. Девушка была даже благодарна, что он обошелся без ехидных замечаний, складывая белье и предметы личной гигиены.

– Это все? – Призыватель повесил поклажу через плечо.

Натт похлопала рядом с собой. Кинжал и кнут лежали на кровати. Осторожно закрепив их на поясе, она кивнула.

– Помоги встать и дай мне куртку. Не представляю, как спущусь по лестнице. Тебе придется меня тащить.

– Один раз отнес, смогу и второй. Хотя есть более короткий путь. – Дэлиге бросил тоскливый взгляд на балкон, и Натт нахмурилась.

Странное поведение темного двойника Фирса настораживало, но вникать уже не было желания. Мерзавец вполне мог разыгрывать очередной спектакль, зная ее слабости. Тот самый прыжок с балкона в обнимку со стихийником он тоже легко мог подсмотреть в ее мыслях.

Флэм легко подхватил Натт на руки и понес к двери.

– Держись за шею, мне будет легче идти.

– Нет уж. Или опять будешь угрожать инквизиторами?

– Не демонизируй меня, Мурке, – Дэл снова произнес фамилию заклинательницы с ошибкой.

– Я и не думала. Ты гораздо хуже демонов, а я успела вдоволь пообщаться с ними.

Призыватель резко остановился и со свистом втянул воздух.

– Обними меня за шею.

– Или что?

– Сброшу тебя с лестницы, я не шучу, Мурке. Сама сравнила меня с темными порождениями. Хочешь, выясним, насколько ты права?

Натт обняла мужчину и попыталась отвернуться подальше, чтобы не ощущать на себе его тяжелое сбивчивое дыхание.

Они больше не препирались. Оставили башню и мрачные коридоры Тэнгляйха позади. На улице было заметно холоднее, в воздухе кружились редкие пухлые снежинки. Дэл высунул язык и попытался поймать одну. Он разбежался вместе с Натт на руках и подпрыгнул.

– Ненормальный! – Пришлось крепче вцепиться в плечи шантажиста.

– Сама чокнутая! А я люблю снег и зиму. Ночи длиннее. – Снова долгий выжидающий взгляд зеленых глаз.

– Почему ты так смотришь?

– Наверное, слишком много жду от тебя, Мурке. Забудь. Все равно уже ничего не исправить. Слишком поздно.

У вольеров нежити Дэл наконец осторожно опустил девушку на землю. Убедившись, что Натт твердо стоит на ногах, вывел Нега из загона. Темно-буланый дредхост вяло перебирал копытами, кристалл во лбу тускло мерцал. Коснувшись гладкой поверхности камня, призыватель быстро зарядил его.

– Ты вообще не устал после сражения с треонде? – с легкой завистью спросила некромантка.

– Немного. Просто ты была несобрана и думала о другом. Это тебе наука на будущее: оставляй переживания за дверью.

Натт закатила глаза.

– Давай подсажу. – Флэм помог ей устроиться, приторочил сумку к седлу и забрался сам.

– Я планировала уехать, чтобы исцелиться, а ты увязался следом. Для двоих тут очень мало места. – Мёрке раздражала близость Флэма.

– Потерпи немного.

Дэлиге прижался к ней сзади и одной рукой продолжал придерживать. Отбросив все условности и собственное отвращение к мужчине, Натт позволила себе откинуться ему на грудь и закрыть глаза. Усталость все еще не отпускала некромантку, а времени после стычки с треонде прошло слишком мало.

Дредхост плавно несся по тракту в сторону Рискланда, казалось, мертвая лошадь не скачает, а парит над землей. Дорогу с обеих сторон обнимал хвойный лес. На лапах елей лежал тонкий слой снега, отражавший звездный свет. Дэл прав. Зима прекрасное время года, по крайней мере здесь. И почему она раньше не замечала? Или замечала, но забыла?

– Забыла, – отозвался призыватель.

– Разве я разрешала тебе лезть в мои мысли?

– Сейчас мне не нужно разрешение. Ты слаба. Не хочешь, чтобы читал твои мысли, – не думай или не кричи так громко.

– Ненавижу тебя, – пробормотала девушка.

– Хорошо. Ненависть – это очень хорошо. Равнодушие гораздо хуже, а ты ко мне явно неравнодушна.

– Я убью тебя, Дэл Флэм.

– Конечно убьешь. Буду с нетерпением этого ждать. – Холодные пальцы ласково погладили Натт по щеке, и она снова задремала, не расслышав последние слова.

Лошадь свернула с дороги и поскакала по белому полю, оставляя за собой черные следы от подков. Дредхост с наслаждением втягивал проклятый воздух. Чем ближе к узкой речушке, тем быстрее мчался Нег. Дэлиге тоже отчетливо улавливал разливающуюся в воздухе тяжесть и боль. Неудивительно, что это место обходят стороной, и вовсе не из-за трагической гибели Квелда Мёрке почти восемь лет назад.

– Приехали, – Флэм тихо позвал свою спутницу и обнял ее второй рукой, когда дредхост остановился у самой кромки холодной темной воды.

Как он и ожидал, Натт стала вырываться. Паника затмила разум некромантки, но, к счастью, сил у нее хватило ненадолго. Девушка вновь обмякла в руках призывателя.

– Тебе было мало? За что ты так со мной, Дэл? – Она едва сдерживала слезы.

– Не со зла. Есть такое поганое словечко, Мурке, называется «надо».

– Давай уедем, я согласна на все. Привезу, что скажешь. Умоляю, только не здесь…

– Слезай, – ледяным голосом приказал Флэм, и девушка лишь испуганно захлопала ресницами.

– Пожалуйста…

– Слезай! – повторил мужчина, спрыгнул на землю и стянул за собой упирающуюся заклинательницу.

Ноги у некромантки подогнулись, и она упала на колени, не сводя безумного взгляда с темной глади воды.

– Мёрке! Посмотри на меня, – Дэлиге развернул ее лицо к себе, – слушай и делай, что скажу.

Девушка оскалилась и сплюнула в его сторону.

– Можешь беситься, ненавидеть меня. Как тебе угодно. А теперь раздевайся.

– Иди к черту.

– У нас очень мало времени. Повторять не стану, либо ты раздеваешься, либо… Как думаешь, старик Йеден Стаат переживет допрос инквизиторов, когда кое-кто расскажет, что он создал двух личей в стенах академии? Сначала из своей сестры Йоханны, а потом из лучшего друга Деарда Рё’Тена?

– Ты не посмеешь, Дэлиге.

– Хочешь проверить? До города недалеко. Отделение инквизиторов как раз есть в Рискланде. Знаешь, им даже простой анонимки хватит, чтобы замучить старого некроманта до смерти. А я могу записать им целую сферу с твоими мемуарами.

– Чтобы ты сдох!

– Непременно. А теперь раздевайся.

Дрожащими от холода и усталости руками Натт расстегнула куртку, стянула робу через голову, сбросила ремень с кинжалом и кнутом в снег. Осторожно встав на ноги, сняла штаны.

Флэм напряженно наблюдал за ней без тени похоти или вожделения. Видел, как бессильная ярость клокочет во взгляде, как краснеет на морозе бледная гладкая кожа.

– Полностью, Мёрке!

Девушка больше не умоляла. Отрешенно скинула белье и даже не стала прикрываться. Лишь переминалась с ноги на ногу, стоя на промерзшей земле.

– Что дальше? – спросили посиневшие губы.

– Полезай в воду.

Некромантка громко и безумно рассмеялась.

– Я не переживу. Начинай искать нового некроманта.

– Переживешь. Тебе придется. В случае твоей смерти я все равно сдам Форсворда и Стаата. Гостклиф Анд тоже лишится должности, когда узнают о его интрижке со студенткой.

Девушка в последний раз посмотрела в зеленые глаза Эндэлиге. Ни сочувствия, ни жалости. Всю свою жизнь она бежала от старого кошмара. Пыталась исправить, не допустить новых смертей, но вновь оказалась здесь, в месте, о котором смогла позабыть лишь ненадолго.

Зима отчаянно студила ручей, но, как и Иннсо Тод, проклятый водоем не хотел покрываться льдом.

Отключить эмоции, побороть нарастающую панику. Это просто.

Ногу свело судорогой при первом же шаге в воду.

– Погоди, – крикнул призыватель, – бинты тоже снимай.

Повязки уже успели намокнуть и примерзнуть к израненной коже. Натт торопливо разматывала изуродованные ладони и пальцы, не обращая внимания на боль. Белые ленты змеями упали в воду, и их лениво унесло течением.

Закусив губу, Мёрке двинулась дальше, холод быстро поднялся выше колен. Еще шаг, и глубина затянула свою жертву с головой.

Девушка в последний миг пожалела, что не успела сделать глоток воздуха. Попыталась вернуться наверх и начала отчаянно грести. С руками что-то было не так. Шрамы исчезли, ладошки стали меньше. Натт поднесла их к глазам, но так и не нашла следов от ожогов.

Мельтешение внизу заставило обернуться.

Клыкастая черная лошадь всплывала из глубины, сверкая ядовито-зелеными глазами. Мёрке рванула прочь, но келпи нагнал и врезался жертве в спину, выбивая остатки воздуха из груди. Девочка в отчаянии смотрела, как к поверхности устремляются пузырьки.

Легкие стремительно заполнила ледяная вода, даря внезапное облегчение. Больше ничего не жгло и не болело. Страдания остались на берегу. Руки погладили блестящую гриву и намертво прилипли к демону. На этот раз не было страшно. Клыкастая пасть начала трансформироваться, глаза становились более человеческими, но Натт уже проваливалась в спасительный мрак и не разглядела лица.

Холод больше не причинял боль, вода стала казаться огненной и жаркой.

– Дыши, Мёрке, умоляю!

Знакомый голос затих, губ коснулось тепло, проникающее в каждую клеточку тела. Надо было обидеться на парня. Он опять звал ее по фамилии, глупый.

 

– Ну же!

Грудь поднималась против воли. И как он не поймет, что она больше не хочет дышать? Погиб. Утонул. Исчез…

Квелд… Милый брат.

– Сделаю, что хочешь! Буду кем пожелаешь, только дыши! Я так люблю тебя. Не смогу без тебя.

Натт медленно разомкнула веки, стянутые ледяной коркой, и вновь увидела его. Того самого мальчишку с хитрыми желтыми глазами.

С золотистых волос южанина ей на лицо стекала вода. Фирс облегченно выдохнул:

– Жива. Моя Мёрке, ты жива…

Легкие разрывало от чудовищного царапающего кашля. Видение дрогнуло. Волосы спасителя почернели, а глаза окрасились зеленым.

– Моя Мурке.

Теперь можно. Он не запрещал. Убить!

Тьма отозвалась, и рука сложилась в кулак. Удар прошел вскользь, но удалось заставить Дэла отшатнуться и схватиться за разбитую губу.

Секунда, и она нащупала в снегу кинжал, толкнула призывателя и прыгнула сверху. Сила заливала до краев, и острие послушно уперлось мерзавцу в горло.

Он не сопротивлялся, раскинул руки в стороны и улыбался.

– Чему ты радуешься?

– Ты прекрасна. Чувствуешь это?

– Что? – Натт крепко сжимала кинжал и жадно следила за набухающими красными каплями на губах мужчины.

– Можно, не стесняйся.

Девушка наклонилась и слизала тягучую кровь. Тьма… Дэлиге Флэма язык не поворачивался назвать человеком. Ни одной искры света, только тянущая, сосущая чернота. Так не бывает!

Она целовала его до боли в губах, заставляя морщиться, но не воспользоваться таким источником силы было глупо, тем более он сам разрешил.

– Кто ты? – Натт наконец оторвалась от мужчины.

– Ты знаешь, ты же видела меня в воде.

– Нет…

– Мне незачем лгать. Разве это не объясняет, почему видишь во мне Фирса Хассела? Менять облик для нас привычное дело.

– Нет! – Кинжал царапнул по горлу темного.

– Ты уже не хочешь меня убивать, Мурке. Чувствуешь, что твои печали ушли?

Натт прислушалась к собственному сердцу, демон не обманывал. Вина, боль утраты, ненависть к себе – все отступило в один миг.

– Это катарсис, милая. Ты мечтала утонуть вместо брата. Считала себя недостойной жизни и жаждала наказания. Тогда в Ри’Вилле ты была рада тому, что сделали жители. А сегодня я вновь позволил тебе ощутить нечто подобное. Надеюсь, в последний раз. Ты должна понять, Мурке. Мир не крутится вокруг тебя. Зло жило на свете раньше, задолго до твоего рождения.

– Ты убил Квелда и остальных? – Девушка отчаянно надеялась на отрицательный ответ, но келпи лишь горько усмехнулся.

– Не могу сказать. Ты сама должна во всем разобраться.

– Если это сделал ты…

– Я же сказал, что ты можешь убить меня после всего, – напомнил Дэл.

– Тебе все еще нужно лекарство для Илвмаре? – Натт старалась не думать, что обнаженной сидит верхом, возможно, на убийце брата.

– Да. Приняв мою кровь, ты приняла клятву, глупая, и привязала к себе нового демона.

– Уверен, что тебе нужен такой некромант? – Мёрке с досадой потерла лоб.

– Уже поздно что-то менять. Мы заключили контракт. А теперь давай отпустим Нега домой. Я могу больше не скрываться и довезти тебя сам.

Натт собрала с земли вещи и торопливо оделась, пока призыватель снимал с дредхоста сумку и старательно не смотрел в сторону обнаженной девушки, что казалось ей явно лишним. У него было предостаточно времени разглядеть все что нужно, и даже больше. Сколько она пролежала без сознания после ныряния в ледяную воду?

– Погоди-погоди, Дэл, ты на самом деле келпи? Что-то не сходится. Ты же преподавал в Истболверке не один год, и никто не заметил, что среди них речной дух? А как же Илвмаре? – произносить имя невесты Флэма было особенно трудно. Непрошеная ревность захлестывала с головой.

– В Тэнгляйхе тоже жила банши и очень талантливо всех дурила. Чему ты удивляешься? Иногда даже сильные спиритуалисты неспособны разглядеть демона у себя под носом. Илвмаре в курсе. Она обо мне знает даже больше, чем я сам, – хмыкнул Дэлиге.

– Сколько же таких, как ты, среди простых людей?

– Запомни одну истину, Мурке. Не существует простых людей. Каждый уникален и необычен. Взять, к примеру, Синда Форсворда. Мог ли парень знать, что однажды угодит к инквизиторам, а его оружием станет Брайтер? Уникальный хелиге йерн. Абсолютный свет. Или вот ты…

– А что я?

– Будучи маленькой девочкой, сковала демона. Провела по наитию очищающий ритуал в деревеньке. Да кучу всего! Не думаю, что в мире много нечисти, которая сравнилась бы с тобой.

– Ну спасибо…

– Я серьезно. Прими как данность, что фейри вольготно живут среди смертных. – Дэлиге протянул некромантке сумку. – Готова? В обморок от моего вида не рухнешь?

– Постараюсь, – пообещала Натт и крепче схватилась за лямки.

Мужчина прошептал что-то дредхосту на ухо, и мертвый скакун аспиранта Ронда затрусил обратно на тракт.

– Нам с тобой дороги не нужны, Мурке. Иди ко мне! – Флэм присел, приглашая устроиться у себя на спине.

– А разве не проще сначала превратиться? – Заклинательница недоверчиво покосилась на стоящего на четвереньках мужчину.

– Не хочу, чтобы ты видела мою жуткую морду.

– Поздно, уже видела. – Девушка поежилась. Усеянную острыми клыками лошадиную пасть забыть оказалось сложно.

– Садись давай.

Чувствуя себя довольно глупо, Натт уселась верхом на призывателя и сама добровольно обняла его за шею.

Дэл издал довольное урчание, а затем бросился к воде. Мёрке запаниковала и попыталась спрыгнуть, но намертво прилипла к речному духу. Его тело начало удлиняться и чернеть. Косматая грива лезла наезднице в лицо, а шкура мерцала тьмой под пальцами.

Вопреки ожиданиям в ручей он не нырнул. Коснулся копытами поверхности воды и помчался по изгибистому руслу.

Натт старалась проникнуть в мысли демона и отыскать в них ответы на сотни безумных вопросов. Почему выбрал именно ее для своего таинственного поручения? Почему у него лицо Фирса Хассела? Почему с ним так хорошо?

– Даже не думай, Мурке! Не лезь ко мне в голову. Ты знаешь ровно столько, сколько положено на данном этапе.

– Всего один вопрос!

– Хорошо. Я не Фирс Хассел. Это правда. И да, я не лгал тебе. Я хотел бы стать им. И дело не только в тебе, Мурке.

– А что со мной? – Натт зарылась в темную гриву.

– Ты знаешь, не маленькая, – упрямился Дэл.

– Нет уж! Скажи!

– Нет. Я в эти игры играть не буду. И так сказал больше, чем надо, думай сама.

Выпытать у келпи что-то еще не получилось, и девушка приподнялась и посмотрела по сторонам.

Ветер играл волосами, свистел в ушах, дарил ощущение полета и свободы. Даже скованная по рукам и ногам клятвой перед Дэлиге, некромантка его не боялась. Весьма опрометчиво, но интуиция на пару со здравым смыслом молчали.

Натт разделяла желание темного. Она тоже хотела, чтобы он оказалась Фирсом Хасселом. Но это невозможно. Фирс Хассел мертв.

* * *

– Можно? – Мёрке неуверенно мялась на пороге, слушая переливы колокольчика над головой.

Даже не надеялась, что дверь в лавку на неприметной улочке будет открыта, но Дэл заверил, что это единственное место, где ей помогут.

Подъезжая к Рискланду, он обернулся человеком, и они кубарем покатились по снегу.

– Цела? – Флэм навис над своей бывшей наездницей и пытливо изучал бледное личико некромантки.

– Да. – Мужчина не торопился слезать, и Натт поморщилась, когда снег просочился под куртку. – Почему ты не впал в спячку зимой, как другие келпи? Сейчас же холодно, – спросила, пытаясь выбраться из-под призывателя.

– Я очеловеченный келпи. Научился жить среди вас. Это несложно. Главное, не жадничать и паразитировать на людях по чуть-чуть. – Дэлиге крепче прижал девушку к земле. – Я завидую ему, – выдохнул речной дух.

– Кому?

– Фирсу Хасселу. Он мог прикасаться к тебе, любить тебя. Скажи, он был счастлив?

Холодные руки келпи гладили Натт по волосам, спускались к шее, и мысли ее становились вязкими и тягучими, а зеленые глаза Флэма действовали усыпляюще.

– Ты видел мои воспоминания. Сам скажи, – горько усмехнулась заклинательница. – Я столько раз отвергала его чувства…

– Я думаю, он все знал. Где-то в глубине души понимал, как сильно ты любишь его.

С каждой брошенной фразой из груди словно вынимали шипы, слова притупляли боль, позволяли простить себя за все.

– Спасибо, Дэлиге.

– Пожалуйста. – Он помог девушке встать, но все еще не выпускал из объятий. – Ты тоже завидуешь, Мурке.

– Кому?

– Илвмаре. Я ощущаю твою ревность. Это даже льстит.

Натт вдруг разозлилась, вспомнив неумелые попытки Хассела вызвать у нее подобные чувства. Она оттолкнула призывателя и отвернулась.

– Прости. Сказал не подумав. Я просто очень рад, что нравлюсь тебе.

– Вы заблуждаетесь, магистр Флэм. Я люблю Фирса, а вы оказались в нужном месте в нужное время и воспользовались моим помутнением.


Издательство:
Издательство АСТ
Книги этой серии:
Поделится: