Название книги:

Секс

Автор:
Денис Шлебин
Секс

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Работа в магазине

С работой всё так же не клеилось, деньги заканчивались, температура держалась, и казалось, что жизнь рухнула, депрессия сдавливала горло своими жёсткими, сильными руками, не давая продохнуть и взглянуть на мир под другим углом. Из радости в жизни была только еда, я ел много, понимал, что заесть проблемы не получится, но ничего не мог с собой поделать – «лучше я буду есть, чем пить» – утешал я себя, и ел самсы, шашлык, плов, ещё, как назло, в Ташкенте вся эта еда, чертовски вкусная и жирная, я набирал вес, начал расти живот, что ещё больше меня повергало в грузняки.

Игнат мне скинул контакты спортивного магазина «Di Sport», я созвонился с ними, договорился о собеседовании, так же надел рубашку, пиджак и поехал на такси. С метро я не разобрался ещё на тот момент, а в городе ориентировался плохо, только по приложению «2gis», которое частенько уводило меня не туда, куда мне надо было.

Приехал я в этот магазин, поднялся на второй этаж в офис, меня проводили в конференц-зал со стеклянными перегородками, овальным столом по середине, неудобными креслами вокруг этого стола и магнитно-маркерной доской в углу, такие во всех офисах есть, для планёрных тренингов и презентаций. Сидел я там и разглядывал всю эту утварь минут двадцать, даже воды не предложили, а за стенками пялились на меня и хихикали девчонки, работницы офиса, они были совсем молодые лет по восемнадцать и таких как я, наверное, никогда не видели. Я даже когда по улице ходил, на меня все смотрели с удивлением, чувство того, что я иностранец не покидало меня никогда, я не мог нигде расслабиться.

В конце концов, ко мне в конференц-аквариум присоединились три женщины, они попросили меня рассказать, чем я занимался, я рассказал всё тоже самое, только добавил, что работал продавцом в магазине «Red Fox» и даже был владельцем собственного спортивного магазина. Их заинтересовала эта часть моей биографии, они обрушились на меня с расспросами:

– А кем Вы видите себя в нашем магазине?

– Знаете, мне нужна работа, я недавно прилетел и деньги заканчиваются. – Ответил я.

– А по какой причине вы прилетели?

– Потому что в стране революция произошла и теперь там разруха.

Дальше они стали посвящать меня в свои планы, они хотели открыть магазин с дорогим товаром, и горной тематикой, для этого они пытались подписать контракт с какой-нибудь дорогой европейской фирмой. В общем, мусолили они меня часа полтора, а потом предложили поработать продавцом консультантом, временно, конечно, пока они не откроют свой самый крутой магазин в Ташкенте, как они сами его называли. Я согласился и поехал домой, ожидать звонка от них, когда мне выходить на работу. Позвонили мне после полуночи и без извинений, без каких-либо прелюдий:

– Денис?

– Здрасте, да.

– Приходите завтра в десять утра в магазин.

– То есть сегодня?

– Нет, завтра.

– Сейчас первый час ночи, мне сегодня утром прийти или завтра.

– Ой, извините.

– Извиняю. Когда прийти?

– Получается, что уже сегодня. У Вас есть чёрные джинсы?

– Нет, только розовые.

– Ахах.

– Это правда.

– А Вы можете найти чёрные до завтра.

– До завтра да, а до утра, боюсь, нет.

– Ой, точно, до свидания.

– До свидания.

Я начал сомневаться в том, что у меня вообще получится найти работу и общий язык с этими людьми, но – «почему бы не попробовать» – подумал я – «может из этого выйдет не плохая история» – вот и вышла история, а неплохая она или ещё какая, судить тебе – читатель.

Я надел свои розовые штаны, рубашку, пиджак и отправился в магазин на такси к десяти часам. Меня встретила девушка продавец-консультант у входа.

– Здравствуйте. – Поздоровалась она. – Чем могу Вам помочь?

– Здрасте, я на работу устраиваться. К кому мне подойти?

– Вот за стойкой, к девушке, её Юля зовут. – Продавец – девушка показала пальцем на стойку.

Я подошёл к девушке, которую звали Юля.

– Здрасте. Меня зовут Денис, и я пришёл на работу.

– Здравствуйте. Это я с Вами вчера разговаривала по телефону.

– Сегодня ночью.

– Да, я сейчас принесу Вам форму, а Вы пока осмотритесь в магазине, походите по нему.

Она ушла на склад за формой, а я гулять по магазину, на вешалках висело редкостное говно, ужасные подделки под «Hugo Boss», какие-то пуховики, с кривыми швами и ценник просто заоблачный. На подставках под обувь стояли кроссовки фирм – «Nike», «Sаlomon», «Adidas» и все тоже ужасного качества, особенно «саломон», это вообще одна из моих любимых компаний, выпускающих обувь, но такой шлак я бы ни за что не взял.

Юля вернулась и всучила мне чёрную кофту с логотипом магазина на груди, я пошёл переодеваться в примерочную; вот она мне понравилась, уютная, занавеска по размеру, внутри коврик чистый и зеркало во весь рост, а в углу мягкий пуфик. Я натянул на себя кофту, которая была мне в обтяжку, втянул растущий живот и пошёл узнавать, куда мне деть свои вещи.

– Юля, куда мне мои вещи подевать?

– А где они? – Юля выпучила глаза.

Я хотел с острить, но решил этого пока не делать, а то посчитает за флирт, а она мягко говоря не в моём вкусе, даже для рабочей дружбы.

– В примерочной. – Ответил я.

– В раздевалке? Ну, отнесите их на склад.

Юля указала пальцем на дверь с надписью: «Только для персонала».

– Ага, спасибо. – Я направился в раздевалку за вещами.

– Подождите. – Остановила меня Юля. – Щас, я вам дам правила почитать.

Она залезла под тумбу и выковыряла оттуда зелёную папку со скоросшивателем, которым были сшиты жёлтые и красные листы с текстом, таблицами и графиками. Я взял папку, свои вещи из примерочной, зашёл в подсобное помещение, где сидели две девчонки – продавцы, валялась куча вещей и коробок с обувью.

– Здрасте. – Поздоровался я.

– Здравствуйте. – Ответили девчонки почти хором.

Я сел на стул возле электрического щитка и принялся листать цветные листочки с правилами магазина, с психологией покупателей и правильным поведением продавца. Я ничего не запомнил из прочитанного, только вот это: «Если Вы увидели, что покупатель сутулится, то тоже ссутультесь, так он расположится к Вам, если он картавит, то тоже немного начните картавить, чтобы он не чувствовал Вашего превосходства над собой» – вот это да! Большей чуши я в жизни не читал, а если хромает, то хромать начать, что ли? В общем, я читал всю эту фигню, а краем уха слушал разговор девушек.

– Да она ебанутая совсем, я тебе говорю.

– Из-за пацана так повестись.

– Там, он, короче, реально не при делах, он даже не понял ничего.

– Блин, он такой лапочка.

– А если встречу её, то реально пизды дам.

– Да она больше не выйдет на работу, походу. А если придёт, то ей конкретно не поздоровится.

Ну, в общем, в таком духе, они меня будто и не замечали, хотя не спускали с меня глаз, я иногда косился на них и встречался с их взглядами, с такими, знаете, отсутствующими глазами, увлечёнными мыслью, с блеском безумия и отуплённые радостью превосходства. Потом девки ушли, и я остался один на один с папкой и всей этой белибердой в ней, я уже начал изнывать от чтения, как, вдруг, выключили свет, ох я и обрадовался, включил фонарик на телефоне, в подсобку вошли Юля и электрик.

– Как чтение продвигается? – Спросила Юля.

– Никак.

– Почему? – Она опять вытаращила глаза на меня.

– Света нет.

– А, точно. – Она хихикнула.

– Тут, это, вот смотрите, видите влажно. – Промямлил электрик. – Вот суньте сюда руку.

– Не буду я туда совать руку. – Юля сменила тон на начальничий. – Вы мне свет сделайте.

– Да, сделаю я, сделаю. – Электрик сконфузился.

– Вы мне скажите, что для этого надо?

– Да ничего, можете идти заниматься своими делами.

Юля ушла, а электрик остался со мной, я к этому времени выключил фонарик на телефоне и тихо сидел на стуле. Зазвонил телефон, и электрик поднял трубку.

– Да… Да… Я в магазине… Ничё, выбило просто… Да… Время потяну, шабашну и сразу к тебе… Да иду я!.. Не ори, с меня чекушка… Я помню… Ага, хоп.

Электрик положил трубку, щёлкнул автомат, включился свет, и он увидел меня.

– Ой, ты здесь был что ли?

– Здесь. – Ответил я.

– Ты, это, не говори, ладно. У них тут постоянно выбивает, ну, а нам надо как-то крутиться.

– Понимаю, не скажу.

– Ага, ну, давай, пока. – Он протянул мне руку. – А звать тебя как?

– Денис. – Я пожал ему руку.

– Ага, ну, я давай.

Электрик ушёл, так и не представившись, а я вернулся к чтению, мочи не было читать это всё, ещё и с ужасными ошибками написано. Я закрыл папку и отправился к Юле.

– Всё, готово. – Сказал я.

– Что готово? – Удивилась Юля.

– Прочитал Ваши правила, не думаю, что у меня получится.

– Что получится?

– Сутулиться и картавить не получится.

– Зачем? – Юля выпучила на меня глаза.

– Там написано. – Я показал на папку. – Что если покупатель сутулится и картавит, то и мне надо сутулиться и картавить.

– Правда? – Она удивилась. – А там так написано?

– Написано, а Вы не читали, да?

– Ну, как же, читала. Вы пройдитесь пока ещё по магазину, товар рассмотрите, а я сейчас сделаю Вам бейджик и расскажу про материалы и технологии.

Я пошёл наматывать круги по магазину, в углу я наткнулся на девушку, которая меня встречала.

– Слушай. – Обратился я к ней. – А покупатели здесь бывают?

– Да, обычно полно народа, присесть некогда, а сегодня почему-то нет никого.

– Ясно, а как тут с обедом? Да, и вообще покурить пойти?

– Обедаем мы по очереди, в основном бургеры заказываем. А чтобы покурить выйти, надо отпрашиваться у старшего.

– А старший кто?

– Сегодня Юля. Если без спроса выйдешь, оштрафуют.

– Ясно, а за что ещё оштрафуют?

– Ну, здесь телефоном пользоваться нельзя и танцевать.

 

– Танцевать? Где танцевать?

– В торговом зале, меня один раз оштрафовали, я шла и танцевала, не смогла удержаться.

– Жаль, я не могу жить без танца, танец моя страсть.

– Правда, что ли?

– Нет, я шучу, я вообще шутник.

После этого я отошёл от неё, она была симпатичная, но накрашена просто до безобразия, как буфетчица преклонных лет. Слегка полновата, но в целом, фигурка ничего даже, если бы я был холост, то опробовал бы с ней уютную раздевалку, она из всех в магазине выглядела более-менее, остальные были какие-то несуразные, сутулые или картавые. Потом Юля принесла мне бейджик, на котором было написано с ошибкой моё имя «Динис». Я его нацепил, и мы ходили по периметру магазина, она мне пыталась рассказать про технологию термобелья, про подошву «Vibram», потом мы дошли до лыж «Head», с чипом которые, у меня такие когда-то были, прикольные, мне нравились, я схватил пару и воскликнул восторженно.

– Ух ты, чипированные, я таких уже много лет не видел.

– Как это, чипированные? – Удивилась Юля.

Я ей попытался объяснить, но она ничего не поняла про квантовую механику, и про преобразование механической энергии в электрическую и наоборот. В общем, я рассказывал ей про все те технологии, которые были в их магазине, про особенности лыжных масок «Uvex» – как их не гни, они не ломаются, про мембрану «Gоre Tex» и про многое другое, чего она не знала. Юля ходила за мной, смеялась и время от времени восторженно восклицала «Ты такой прикольный». А потом я приступил к практике, мы – продавцы стояли по очереди напротив двери, ждали покупателей, а когда они входили, то мы здоровались и должны были ходить за ними не навязчиво, прячась за вешалками, сутулясь и картавя, потому что все, абсолютно все покупатели сутулились и картавили. Я попытался продать женщине костюм, но ничего не вышло, она не говорила по-русски, а я ни хрена не петрю в узбекском языке, для меня, что китайский, что аргентинский, что язык племени тумба-юмба, такие же, как и узбекский. Я даже не уверен, что женщине нужен был спортивный костюм, да я вообще не был уверен в том, что буду работать на этой работе, мне хотелось свалить из магазина, причём в другую страну, где из знакомых слов будут не только маты.

Я отпросился на перекур у Юли, ушёл за угол здания, прикурил и позвонил жене, рассказал ей обо всём, ну, кроме того, что одна только девочка-консультант сексуальная, а остальные стрёмные, для неё это была лишняя информация. Юля – жена моя, которая, рассказала мне, что тоже нашла работу преподавателем английского языка, рядом с домом. Это была хорошая новость, я воодушевился и пошёл пытаться втюхивать палёный «Hugo Boss» богатеньким узбекам, которые удивлённо смотрели на меня и не могли ни слова выговорить по-русски, а которые всё же могли балакать на русском, но с таким акцентом говорили, что я ничего не мог разобрать. В итоге за весь вечер, мне удалось продать одну куртку с помощью Юли, я, по сути, просто стоял рядом лупал глазами, и пару кроссовок мальчишке, ну не ему, а его маме, он-то наденет всё, что ему купит мама и будет ходить комплексовать в этом барахле.

Под конец моей смены, удалось ещё немного поболтать с девчонками, они то краснели, то бледнели от смущения, а я упивался своим превосходством над этими несчастными человечками. Я шутил, а они воспринимали в серьёз весь каламбур, который я нёс, так, что смешно было только мне одному.

Отправился домой на метро, в Ташкенте красивые станции, а вот вагоны старые, советские, хотя они и пытаются избавиться от совкового наследия, но не так-то это и просто, они продолжают кататься на старых вагонах и живут в сталинках и хрущёвках, насаженных по всем странам СНГ. Проехал три станции, на четвёртой вышел и пешком потопал домой, когда проходил мимо латка с детскими игрушками, мне в спину крикнули подростки – торгаши: – «Энен дураен, долбаёб! Катись в свою Европу!». Я прошёл мимо них, с одной стороны мне приятно было, что меня приняли за европейца, а с другой, отвратительно, что они так относятся к белым людям и ко мне в том числе. Да уж национализм во всём мире процветает, вторая мировая ничего не изменила, и очередной Гитлер может появится в любой момент и в любой стране, хотя мне, если честно плевать на комплексы малых народов, это их проблемы, с которыми они живут и мучает это только их.

Вечером я рассказывал жене и тёще про рабочий день в магазине и никак не мог остановиться, я распалялся всё больше и больше. Потом измерил температуру, градусник показал мне выше тридцати девяти градусов. Я написал Юле, что у меня поднялась температура и я не выйду на работу, она ответила, что мне прежде чем выйти, надо сдать тест на коронавирус, тест я не сдал и в магазине больше не появился, на память об этой истории у меня остался бейджик с неправильно написанным моим именем.

Я напился лекарств, залез под одеяло, попытался почитать Томпсона «Лучше, чем секс», ничего не вышло, открыл приложение «Заметки» и принялся писать свою книгу «Блядство»:

Глава 3. Секс

Девственность я потерял поздно – в девятнадцать лет, по одной той причине, что не стремился к этому, после того случая на пирсе, у меня прям душа в пятки уходила при одной только мысли об этом. Я уже начал подумывать, что может я гей, там-то я уж точно не смогу никак накосячить, всё тоже самое, что и у меня. Но от одной мысли о мужском члене мне становилось так тошно, что лучше уж пусть всё будет как в самом дерьмовом порно фильме, но с женщиной, раз уж это должно случиться. Но как не беги от секса, он всё равно, рано или поздно, настигает тебя и тут уж некуда деться, а после первого раза, так он вообще становится частью жизни, банальностью, обыденностью, главное, переступить порог, вот за этот порог я никак и не мог шагнуть или как говорила одна моя подруга: – «Девушка как консервная банка, один открывает, а все пользуются». Мне нужна была помощь, либо психолога, но идти к врачу мне было стыдно, либо женщины, которая сможет залечить мою рану, и я на ней тогда непременно женюсь, ну, я так думал, конечно, в жизни всё всегда неожиданно и странно. Такая женщина мне и встретилась, она уберегла меня от похода к психологу и навсегда поставила точку в моих рассуждениях о гомосексуализме, но крышу мне это снесло ещё больше, так, что после такого мне наверняка нужен был психолог.

Как я уже писал, мне было девятнадцать лет, и я тусил в баре, нализался в стельку, и мои приятели все разъехались, оставив меня на произвол судьбы. Тут-то судьба и подоспела поиграть со мной в свои странные игры. Я сидел за баром и херачил виски со льдом, деньги у меня тогда водились, я как раз работал в магазине «Red Fox», тратил зарплату и шабашки в основном на бухло, со шмотками я никогда не заморачивался, таскал дранные джинсы и старые футболки, я считаю пусть лучше на мне будут старые, рванные «Левисы», чем новые китайские тряпки. Фирменные джинсы можно всегда за бесценок отыскать в «Секонд Хенде», так, что одет я всегда в обноски, но фирменные.

Ко мне подошла девушка, значительно старше меня, не знаю, почему они западали на меня, когда я был молод, хотя молодость всегда привлекательна и сексуальна. Она подсела на соседний стул.

– Привет. – Сказала она. – Ты один?

– Уже не один. – Я вздохнул и залпом осушил стакан. – Повтори. – Сказал я бармену. – А ты, что пьёшь?

– Вино. – Она повернулась к бармену. – Бутылку красного.

Бармен поставил перед нами напитки, заиграл медляк, и моя новая знакомая взяла меня за руку.

– Пойдём танцевать. – Прошептала она мне в ухо и прикусила мочку.

– Я не умею.

– А я научу тебя.

Мы вышли на танцпол, я обнял её за талию и принялся кружиться, неуклюже переставляя ноги.

– Не так. – Она хихикнула.

– Я же сказал, что не умею. – Мне было неловко, хотелось провалиться сквозь землю.

Она начала двигать своим телом, тереться об меня, так, что я готов был уже на всё, да ещё и кофточка на ней была с глубоким декольте и приятная на ощупь, знаете, бывают такие вещи, которые хочется трогать.

Потом она познакомила меня со своими друзьями, они все были старше меня и все бабы красивые. Я выпил с ними, и они пригласили меня поехать с ними, домой вот к этой приятной кофточке, продолжить тусить. Я согласился, они вызвали такси, и мы помчались по ночному городу, я сидел у окна, картинка за которым плыла и укачивала меня. В итоге меня начало сильно мутить, я открыл дверь прям на ходу и сблевал на асфальт. Все угорали с меня, а кофточка прижимала к своей груди и гладила по голове, ебанутая картина, согласен, но, когда мы совершаем те или иные поступки, редко задумываемся, как это выглядит со стороны или как это будет выглядеть на бумаге, если кто-то решит написать об этом. В общем-то вся эта история выглядит странно и неправдоподобно, но если бы я лишился девственности с одноклассницей на выпускном или со шлюхой, то об этом и писать бы не стоило. Да, собственно, и писал бы я вообще книги, если бы у меня в жизни были сплошные банальности, думаю, нет, в этом ничего интересного не было бы, и мыслил бы я так же банально, как и все те, у кого лишение девственности прошло на заднем сидении папиной машины. Это вот, кстати, история, рассказанная одним шофёром, с которым мне как-то довелось ехать, я тогда путешествовал автостопом и тормознул фуру. Водитель любезно взялся меня подвезти и всю дорогу он мне рассказывал разные истории из своей жизни, в основном из детства и юности. Рос он в деревне и когда был маленький, то они с друзьями кидались коровьим говном друг в друга, не знаю, зачем они это делали и зачем он мне это рассказал, но это смешно.

А когда ему было тринадцать лет, он угнал у папика, ну, как угнал, взял без спроса волгу, поехал на дискотеку вместе с пацанами в соседнее село, там встретил свою одноклассницу, которой тоже было тринадцать, напоил её, вывез в поле и выебал на заднем сидении, «порвал целку» – как он выразился. Ему, конечно, влетело от отца за машину, и больше он не давал ему ездить. А на той девочке он в итоге женился и теперь у них двое детей. А в прошлом году его лягнула лошадь и выбила все передние зубы, поэтому он вставил золотые. Вот и вся жизнь человека, а теперь он бомбит на фуре, возит химию и счастлив своей жизнью, особенно, что дома редко появляется, а то развёлся бы уже давно.

Ну, так вернёмся к моей истории. Мы приехали в крутейший особняк, я раньше такие видел только в кино, во дворе газон, бассейн, беседка с каменным мангалом, все дела. Внутри совсем охуительно всё было устроено картины на стенах, статуи голеньких Аполлонов, бар с напитками и шикарная деревянная лестница на второй этаж с резными перилами. Я не поверил своим глазам, что очутился в таком дворце, раньше-то я бывал только в квартирах и частных домиках, в которых огород был заросший бурьяном, а то и вообще, в бараках каких-то. Я всегда проходил, проезжал мимо таких домов, и мне всегда интересно было побывать внутри, потусить с этими людьми, но классовая разница не позволяла мне даже приблизиться к ним.

Все сразу занялись делами, кто-то принялся разводить огонь в мангале и выкладывать стейки на решётку. Волосатый тип стянул с себя футболку, оголил рельефный торс и встал за барную стойку. А я пошёл блевать в туалет, который тоже меня поражал своей роскошью, да, я блевал и поражался в какой толчок я рыгаю. Всё это происходило будто не со мной, живут же люди, я тоже хотел так жить, тоже иметь такой торс как у этого волосатого типа и такой же толчок, который не хотелось пачкать даже блевотиной и все эти картины и статуи с письками. Если у меня когда-то и будут висеть дома картины, то скорее всего я их сам напишу и статую придётся самому лепить, иначе я не представлял это насколько должны быть лишними деньги, чтобы потратить их на статую голого мужика, но выглядит это всё в интерьере просто божественно.

Я вышел из уборной, подошёл к бару, волосатый тип мне налил крепкий кофе и протянул косячок, я выпил, курнул, стало легче, но захотелось спать.

– Иди на второй этаж, вздремни. – Сказал волосатый тип.

– А где можно прилечь?

– Да, где захочешь. – Он засмеялся. – Полная свобода.

– А чей это дом?

– Посла Англии.

Мне это как-то не понравилось, но я решил, что лучше вздремнуть, чем покидать этот дом, уходить совсем не хотелось, я бы остался там жить навсегда. Я поднялся на второй этаж по лестнице, ступеньки которой не скрипели, открыл первую попавшуюся дверь, там оказалась спальня с картинами и огромной кроватью. Я упал на неё и вырубился, проснулся от того, что с меня стягивали штаны.

– Эй, что за хуйня?! – Завопил я.

– Тихо, малыш. – Ответил женский голос, что уже было не плохо. – Тебе понравится.

Я притих, какая-то девка стягивала с меня штаны в полной темноте, а я лежал на спине со стояком. Я же не дурак, чтобы сопротивляться. Она стянула с меня джинсы и крепко схватила рукой мой хуй: – «Ого! Какой огромный» – воскликнула она и последовали причмокивания – «Чмок, чмок, чмок».

 

Я знал, что у меня не большой, но обладательница голоса прекрасно понимала, что льстит мужикам. Я уже знал, что лучше расслабиться и ничего не делать, а то может плохо закончиться, как тогда на пирсе, поэтому притих и боялся даже дышать. Потом она стянула с меня футболку, прошлась языком по животу вверх, поцеловала в засос, провела сиськами по лицу и уселась пиздой на лицо. Ощущения были странные, я раньше только пальцами щупал половые губы, а тут они были у меня на лице, хорошо, что я всё выблевал и проспался, а то опять произошёл бы неприятный казус. Я не знал, что делать и просто лизал, а она стонала и извивалась всем телом. Потом мой хуй оказался у кого-то во рту, я дёрнулся и раздался женский голос.

– Тише, дорогой, чмок-чмок, тебе неприятно? Чмок, чмок, чмок.

Я притих, продолжил лизать пизду, которая елозила перед моим носом. Потом она слезла с меня, и неожиданно включился тусклый свет, я увидел всю картину, в комнате было три бабёнки, они были охуенны и ласкали друг дружку, а я лежал со спущенными штанами на кровати среди них. Я снял джинсы с носками и неумело ринулся в бой, думая: – «будь, что будет» – хотя меня посещала мысль сбежать оттуда, но это было бы крайней степенью кретинизма и я бы себе этого никогда не простил. Но не тут-то было, одна из них прикурила косячок и сунула мне его в рот, ещё одна включила «Энигму», потом та, которая сунула мне косяк в зубы, прицепила страпон и принялась ту, которая ничего не делала, долбить в зад. Я уж думал, что это облом, и почувствовал себя лишним, вся картина сразу стала отвратительной, как на той порно кассете из детства. Но та, что включила свет, встала на карачки передо мной.

– Они лесби, а я нет.

– Отлично. – Промямлил я.

– Выеби меня. – Скомандовала она.

Я подчинился, неумело вставил, но получилось как-то само собой, будто я всю жизнь с самого рождения то и делал, что трахался, это была моя стихия, а мой хуй был каменный от радости, что наконец-то оказался дома. Я сожалел об одном, что не делал этого раньше, это было восхитительно, правда не так романтично, как я представлял себе, в жизни всё же больше похоже на порно, со всеми этими стонами, хлюпаньем, тяжёлым дыханием и звуком похожим на пердёж, когда воздух выходит из вагины. В этом было, что-то животное, на уровне инстинкта, всё тело и мозг отключились и были полностью поглощены процессом. Я наяривал, моя партнёрша стонала, а пизда хлюпала – хлюп – хлюп – хлюп. Потом она прогнулась в спине, схватила рукой покрывало, потянула его на себя, из неё вырвался громкий стон, влагалище сжалось, и я кончил, но успел перед этим вынуть, так что спустил я ей на спину. Она легла на живот, а я рядом с ней, лесбухи продолжали пялиться, мне было отвратительно смотреть на них, возбуждение спало и всё это перестало быть интересным, а выглядело как на той кассете.

– Пойдём в душ, оставим их наедине. – Прошептала моя самка.

– Идём.

Мы встали, вышли из комнаты и зашли в соседнюю дверь, там была просторная душевая со стеклянными, прозрачными дверцами, она зашла в неё, включила воду.

– Чего ты стоишь? Пойдём.

– Иду.

Я немного растерялся, смотрел на неё и не мог понять, это та девушка, которая подошла ко мне в баре или другая. И как об этом спросить её, а может и не стоит спрашивать, а вот имя, наверное, надо спросить, хотя после всего, что было как-то неудобно и тут до меня дошло, я скурил целый косяк один и меня просто сильно накрыло.

– Ну, чего ты там завис? – Спросила она.

– Любуюсь тобой.

– Пойдём скорее ко мне.

Я залез в душ, и мы ещё раз занялись сексом, только уже стоя и под струёй тёплой воды. Вылезли из душевой кабины, она взяла меня за руку и повела на первый этаж, не дав даже вытереться.

– Пойдём, дунем. – Предложила она.

– А одеться?

– Зачем?

– Я стесняюсь.

– Здесь никого нет кроме нас. Все разъехались по домам, уже полдень.

Она хихикнула и повела меня к бару, встала за барную стойку и налила шампанское, после первого же глотка у меня закружилась голова.

– Как тебя зовут? – Спросил я.

– А это имеет какое-то значение?

– В принципе, нет. – Я сконфузился.

– Марина меня зовут. А тебя?

– Дэн. Приятно познакомиться.

– Мне тоже было приятно познакомиться, я бы ещё познакомилась с тобой. Ты придёшь ещё ко мне?

– А ты выйдешь за меня? – Меня ещё не покидала моя идея фикс жениться на первой девушке, с которой пересплю.

– Нет. Я уже замужем.

Она засмеялась, а у меня оборвалось всё внутри, мне захотелось убежать оттуда, все мои представления о сексе и будущей половой жизни, о семье в момент рухнули, я был любовником, я был тем, с кем изменяют мужьям. Да уж, не так я себе представлял, вернее, такого вообще никогда не представлял. Сразу убежать у меня не хватило смелости, и я всячески старался скрыть свою боль внутри, мне казалось, что меня просто использовали. Мы ещё выпили, накурились, потрахались, я ушёл и больше никогда не видел её, как будто ничего и не было, но обмануть себя не получалось, потому что это был мой первый раз, которого я столько лет боялся. Но это было не так печально, как у одного моего приятеля.

Я познакомился с ним в горах, он был в группе туристов из Германии, звали его Мартин, а я гидом, нанятым турфирмой, мы две недели шараёбились по горам, и сдружились с ним. Он в первый же день подошёл ко мне и спросил, есть ли у меня гандж, я, разумеется, ответил, что нет, так он через пару дней нашего трека, вечером, залез ко мне в палатку и предложил накуриться, он раздобыл гашиш у пастухов, которых мы часто встречали, когда ходили по низине. Так наша дружба и началась, потом он остался в Киргизии на несколько лет, и даже какое-то время жил у меня дома. Парень он был хороший, хотя, и чересчур отмороженный по меркам нашего воспитания. Он пускался во всяческие авантюры, торговал наркотой, жил со шлюхами за их счёт, но речь не обо всём этом, как-то мы с ним курили, и он мне поведал свою историю, которая наложила отпечаток на него и на всю его жизнь.

Он учился в школе гидов в Швейцарии, они с группой поехали в горы на практику, в альплагерь. Там он напился с тремя девчонками, те его привязали, перемотали машонку резинкой и изнасиловали. Мне раньше и в голову не приходило, что женщины могут изнасиловать мужчину, а оказывается, могут. Они скакали на его члене всю ночь, а потом обоссали и оставили в коттедже привязанного, самое удивительное, что влетело за это ему. Он попал в больницу, с психическим расстройством, написал заявление, но ему никто не поверил в суде, «закон там на стороне женщин» – так он мне сказал – «поэтому сексуальное насилие воспринимается только со стороны мужчин в отношении женщин». После заявления это дело придали огласке, возле здания суда собирались феминистки с плакатами за свободу этих женщин, всё это ему было трудно пережить, он тоже представлял свой первый секс не так. Девушка его бросила, везде узнавали, женщины на улице, в кафе, да везде приставали к нему с обвинениями и оскорблениями. Всё это сказалось на его психике, приёмы у психиатра и лечение не помогало, в итоге он кое-как смирился, переехал в другую страну. Сначала завёл отношения с чуваком, прожил с ним несколько лет, но расстался. Как он сам сказал: – «Лучше пизда, чем хуй и долбиться в жопу» – но даже смотреть на женщин он не мог, а потом подсел на наркоту, прошёл реабилитацию, со временем о том скандальном деле все забыли, он смог вернуться на родину в Германию. Закончил университет на историка и сейчас работает учителем в школе, женился, детишки появились, но жизнь поделилась на до и после изнасилования. Причём как он сам говорил, что и так бы потрахался с ними, если бы они ему предложили, но они хотели именно надругаться над ним, унизить, отомстить всем мужикам в его лице, он просто попал под горячую руку. Я, конечно, понимаю, что это его способ всё это пережить, найти хоть какое-то объяснение этой истории, но то, что он оставил семью и пустился во все тяжкие в Киргизии, говорило о том, что он нихуя не пережил. Он и сам это понимал, часто заговаривал со мной об этом и всё время боролся с собой, его несло, и он хотел остановиться. В один прекрасный день, он остановился и улетел домой к семье, больше я его никогда не видел, но мнение о европейском обществе у меня сложилось негативное. Вся эта история для меня выглядит дикостью какой-то, а для него это нормально, хотя и нанесло непоправимый вред его психическому здоровью.


Издательство:
Автор
Поделиться: