Название книги:

Секс

Автор:
Денис Шлебин
Секс

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Поиск работы

Конечно же для того, чтобы существовать в этом мире, нужна работа, надо куда-то ходить и что-то там делать, получать за это деньги, чтобы сводить кое как концы с концами. Только вот в разных странах эти самые концы тоже разные, в одних, люди живут еле-еле, дотягивая от зарплаты до зарплаты, в других, копят на недвижимость и на дорогие автомобили, в одних не хватает на здоровое, сбалансированное питание, а в других даже не обращают внимания на траты в супермаркете. Но во всех странах, люди хотят большего и хоть концы так сильно отличаются друг от друга, их всё же надо сводить. Так же и моя жизнь ничем не отличается от твоей мой читатель, разве что, меняя страны, я меняю уровень жизни и концы, которые мне приходится сводить. Я надеюсь, как и все собственно, что настанет тот день и я перестану задумываться о концах, да и о деньгах в целом, обещаю, что напишу об этом книгу, поведаю всю прелесть и горесть такого состояния. Ну, а пока мне приходится выживать в реалиях мира людей, удел которых поиск работы и на книги времени совсем мало, приходится писать «на коленке», как говорится, но раз уж я взялся за это ремесло, то буду упорно трудится и усердно заниматься поисками работ. В Ташкенте уровень жизни, мягко говоря, не высокий, о покупке недвижимости или автомобиля и мысли не может быть.

Автомобили, это как раз-таки то, что первое бросается в глаза в этой стране, здесь процветает монополия американской марки «Шевроле» и ценник на машины заоблачный. Поэтому моя первая идея была гонять машины из Киргизии, где их очень много, и они стоят дёшево, я принялся изучать документы, постановления и положения по растаможке. Дела обстояли так, что машины с недавнего времени разрешили ввозить из-за границы, а до этого вообще напрочь было запрещено, представляете, какие бабосы поднимал завод «Шевроле» только на одной стране с населением в сорок миллионов человек. Я посчитал, что, завезя в Узбекистан машину стоимостью в десять к. баксов, она мне встанет в итоге в двадцать два к. это же ни в какие ворота не лезет, растаможка обходится примерно в сто двадцать процентов от стоимости автомобиля. Я начал искать обходные пути, нашёл – гражданину этой страны можно ездить на авто с иностранными госномерами, но обходиться это будет автолюбителю в шестьдесят баксов в месяц. Без вариантов, но я не отчаивался, закон он ведь для того, чтобы его нарушать, в каждой системе есть свои лазейки, а жажду быстрой и лёгкой наживы никто не отменял, все мы мечтаем, как бы срубить «жирный» куш и решить все свои финансовые проблемы.

Ну, машины машинами, а работа с копейками для сведения концов нужна. Я зарегистрировался на сайте «НН» и через несколько дней мне пришло письмо на мыло, что я подхожу на должность «контролёр зала» в ресторан. Я обрадовался, хотя понятия не имел, что это такое и что мне надо будет делать. Я созвонился с отделом HR, договорился о встрече. В день «икс» Юля нагладила мне рубашку, я скрутил дульку из волос на затылке, надел пиджак, пальто и отправился на такси в рок бар «Steam» на собеседование. Первое, что бросалось в глаза в этом баре или скорее клубе, это всякие штуки в интерьере в стиле стимпанка, задумка классная, но там так много было этого барахла, всяких костюмов, трубок, очков, цепей, что казалось я попал на склад инвентаря съёмочной площадки или за кулисы стим панк театра. В дверях меня встретила девушка хостес, с уставшим и недоброжелательным лицом, хотя и весьма симпатичным.

– Здравствуйте. – Произнесла она. – Вас ожидают?

– Привет, да. Я на собеседование.

– Идите за мной.

Она смерила меня взглядом и пошла по деревянной лестнице на второй этаж, я следом за ней, на расстоянии, так, что как раз перед моими глазами была попка в обтягивающих чёрных джинсах. Она шла впереди и повиливала ею, хоть я и женатый человек, но всё же мужчина и окружают меня женщины, поэтому, когда я вижу симпатичную попку, я не упущу момента разглядеть её. Так все делают, уверен, женщины тоже пялятся на красивых мужчин и ничего в этом стрёмного нет, главное ни к кому в трусы не лезть и в свои никого не пускать кроме жены.

– Подождите здесь.

Сказала хостес, когда мы поднялись на второй этаж.

– Подожду. – Ответил я.

Девушка повернулась и пошла прочь, виляя попкой, готов поспорить, она знала, что я пялюсь на неё и ей это нравилось, а мне нравилось пялиться. Моя проводница исчезла, и я остался один на втором этаже этого странного заведения. В углу была маленькая сцена, даже нет, сцены не было, просто на голом полу стояла пара колонок, радом с ними пульт и рек с усилителем, стойка для клавиш, микрофонная стойка и пианино. На стене за импровизированной сценой висела гитара «изуродованная» в стиле стим панк, вместо струн были три латуневые трубки и ещё какие-то сложно описуемые металлические запчасти, видимо от какого-то двигателя. Я прошёлся по залу, посередине которого стояли три колонны, обтянутые рабицей, стены кирпичные, а потолок из голых бетонных плит перекрытия, выглядело отвратительно и в довершение ко всему на одну из стен были приляпаны огромные фотографии женщин из начала двадцатого столетия, с нелепыми причёсками и в безвкусных платьях. Я сел за столик возле окна, за которым ходили люди, увлечённые своими делами. Ко мне подошёл парень лет двадцати.

– Здравствуйте. – Он протянул мне руку. – Меня Мансур зовут.

– Здравствуйте. – Я встал и пожал ему руку. – А меня Денис.

– Сколько Вам лет? – Спросил Мансур.

– Тридцать два.

– Поймите меня, я не могу вас нанять на работу. – Он немного замялся. – Мне всего двадцать два.

– А в чём проблема? Думаете, я не справлюсь?

– Нет, как раз я думаю, что вы справитесь, но я не могу быть Вашим начальником, Вы ведь старше меня.

– Не понимаю, в чём проблема?

– Менталитет у нас такой, Вы видимо не отсюда.

– Не отсюда, я видимо, много не понимаю.

Мансур достал из кармана пачку сигарет, вытащил сигарету, прикурил и положил пачку с зажигалкой на стол.

– Можно угоститься? – Спросил я.

– А, да, конечно.

Мансур схватил пачку, открыл её и протянул мне, я достал сигарету, помял немного, я всегда мну сигарету перед тем, как закурить, так она мягче тянется, хотя может это просто привычка, которую я пытаюсь как-то объяснить. Мансур прикурил мне, и действительно, начальником у него не получиться быть, по крайней мере, моим.

– Расскажите немного о себе? – Попросил Мансур.

– Ну, что касается ресторанного бизнеса, то у меня был свой рок клуб, я работал музыкантом в ресторанах, выступал в разных группах и шоу. Работал звукорежиссёром. – Я выдержал паузу, а затем спросил его. – В чём заключается работа контролёра зала?

– Контролёр следит за работой кухни, бара и зала, находит недочёты и скидывает информацию в общий чат в вотсапе. Зарплата выплачивается из штрафов за недочёты, которые Вы найдёте, если будете работать. Так же контролёр подходит к гостям в зале и спрашивает, всё ли им понравилось, если что-то не так, то это опять чей-то недочёт и штраф, деньги с которого пойдут Вам в зарплату.

– Ясно, ну, я готов приступить, если подхожу Вам.

– Знаете, я могу предложить Вам другую вакансию, раз вы работали в этой сфере. Вы в звуке разбираетесь, верно?

– Да, я работал звукорежиссёром.

– Нам нужен арт-директор и управляющий в другой ресторан «Вино Рыба» называется, я предложу учредителям Вашу вакансию.

– Это было бы замечательно.

Дальнейший разговор нет смысла описывать, Мансур мне рассказал, что у них несколько ресторанов, самый из них раскаченный был «Ханство Манас», но он закрылся. Мансур по секрету рассказал мне, что они ресторан хорошо раскрутили, и владельцы помещения подумали, что смогут сами справиться и выручку не придётся ни с кем делить, и прогнали их команду, а ресторан загнулся, это он добавил со злорадством. Далее мы говорили совсем уже на отвлечённые темы, о женщинах, о семейной жизни, что он боится жениться, а родители настаивают на свадьбе, даже невесту ему нашли. Потом он затронул политику и тут его совсем понесло, я не могу описать его взгляды, так как сам ничего не понял, у пацана мерзкая каша в голове. В Узбекистане у всех полное непонимание внешнего мира, это, пожалуй, самый жуткий минус закрытых стран, люди варятся в своём котле, читают и смотрят отфильтрованные новости. В общем, мы с ним проговорили часа два, утомил он меня сильно, но ради обещанной вакансии управляющего или арт-директора это было не так уж напряжно, можно потерпеть и я терпел, давая возможность Мансуру выговориться. Хотя вообще он тип тот ещё, такой, знаете, неудачник, не пользующийся спросом среди женщин, неконкурентоспособный самец. Наконец-то я не выдержал и прервал всю эту вакханалию, сказал, что мне надо идти и вечером я ему позвоню.

Он, конечно же пропал и на мои звонки не отвечал, больше я не видел и не слышал Мансура никогда и на работу, разумеется, ни в один из перечисленных им ресторанов меня не позвали. Зато была первая попытка хоть как-то социализироваться в новой стране, пусть и не удачная, но начало было положено.

Дальше было намного проще, родственники жены мне дали контакт мужчины с очень необычным именем Игнат, он был директором большого мебельного магазина. Я созвонился и договорился о встрече, опять надел наглаженную рубашку и пиджак, приехал в магазин, он и вправду был большим, два этажа заваленные итальянской мебелью и посудой. Меня встретила девушка, проводила в кабинет, принесла кофе и сказала, что Игнат скоро подойдёт. Я сидел, пил кофе и разглядывал кабинет, уставленный сувенирами, это были кораблики, тарелочки, статуэтки и прочая безвкусная мура. Игнат заставил себя долго ждать, я выпил кофе и уже думал пойти узнать, стоит ли мне дожидаться его, как дверь открылась и вошёл высокий мужчина в голубых джинсах и сером джемпере. Я встал, поприветствовал его, представился. Мы с ним приятно побеседовали, с пол часа где-то, я рассказал о себе, что работал музыкантом, звукорежиссёром, горным гидом, и многое ещё из своей жизни, он по-детски восторгался и удивлялся моим рассказам.

 

Ушёл я от него с кучей контактов, в основном музыкантов, которым тут же принялся писать в телеграмме. Так я договорился с Дмитрием встретиться в рок баре «VM», он сказал, что отложит пригласительные для меня и моей жены. В условленный день мы приехали в бар, на входе охранники всучили нам пригласительные, проверили металлоискателем, а когда мы спустились в подвал, рок бар находился в подвале, то за эти пригласительные нам всучили по бутылке пива. Мы сели за стол, взяли водку с водой, я написал Дмитрию, что внутри, а он ответил, что сейчас выступать будет. Мы просидели весь их концерт и бухали водку с водой, встретили знакомого, мы с ним познакомились пару лет назад, когда были в Ташкенте, в одном из ночных клубов, больше, правда, мы с ним никогда не виделись, а тут снова встретились. Он рад был нашей встрече, мы с ним ещё выпили и, когда я уже изрядно накачался водкой, концерт закончился, я пошёл, пошатываясь к группе, спросил, кто из них Дмитрий.

– Здрасте. – Сказал я. – Я вот Денис, мы договорились встретиться здесь.

– А привет. – Ответил Дмитрий. – А Вы на бас-гитаре играете?

– Да.

– А, что играете?

– Всё, что угодно.

– Попсу играть будете в группе, в ресторанах?

– Буду.

– Отлично, я Вам напишу.

Мы распрощались и больше я его не видел и не слышал никогда, он, конечно же не написал, зато мы пошли в гости к нашему приятелю Александру. Сначала мы нашли круглосуточный алкогольный магазин, купили текилу, потом в магазине лимон взяли и уже со всем этим потопали к нему домой.

Квартира у него была несколькокомнатная, я не знаю, сколько точно, потому что мы сидели на кухне всё время, и курили сигареты одну за другой. Он достал кусочек гашиша и «водный», забил его, мы подняли по пару раз и меня прям размазало по стулу.

– Что это? – Спросил я.

– Ну, типа гашик. – Ответил Александр.

– Как-то странно накрыло.

– Ну, какой есть, здесь сложно траву достать.

В итоге меня вывернуло наизнанку, я несколько раз уходил блевать, не знаю, что мы там покурили, но с гашишем это ничего общего не имело. Под конец вечера Александр включил ретро диско, он оказался коллекционером винила и поклонником групп в стиле музыки из ретро порнофильмов, я её называю – «музыка волосатых писек», потому, что в ретро порно были волосатые письки, это уже в нулевых женщины стали брить между ног, а феминистки – наоборот. Протусили мы у него до утра, рассвет встретили в дороге, в такси домой. Как приехали, ещё раз блеванул и лёг спать, но сна не было, так, что я взял телефон и принялся записывать. «Блядство»:

Глава 2. Минет

Все мы прекрасно знаем, что такое минет и оральный секс, наверняка большинство людей этим занимается. Все любят оральные ласки, мужикам нравится, когда бабы берут за щеку, особенно если это «королевский» минет, а женщины любят, когда партнёр или партнёрша искусно нализывает клитор. Эта история о первом минете в моей жизни, я на тот момент был девственником, девчонки мяли мой хуй через джинсы, и я так же натирал их пиздёнки, не залезая в трусы.

Это был выпускной, большинство класса бросило школу после девятого и я в том числе, в школе учиться никому не нравилось, да и сейчас, я думаю, тоже не нравится. Основная проблема не в педагогическом материале, который все так усердно обсуждают, и не в подаче его, всем плевать, никто не хочет учиться, даже отличникам это не нравится. Но главная проблема школы в её учителях, не сдержанных истеричных тётках, которые не понимают детей и подростков, как будто они сами никогда не были подростками. У меня от этих тёток остался неприятный осадок, была, конечно, парочка «учительниц», которые не пытались унижать своих учеников, и мы все с удовольствием шли на их предметы и усваивали материал, но остальные, были несчастными, злыми женщинами. Мне всегда интересно было, как их мужья терпят, или они дома с мужьями нежные, романтичные создания, и в молодости тоже любили заниматься оральным сексом, но вспоминая их, мне кажется, что все проблемы именно из-за нехватки хорошего траха. Собственно, из-за нервной, напряжённой обстановки в школе я и бросил её после девятого класса и поступил в колледж, где не стал учиться, всё по той же причине – распущенные женщины деспоты. А по поводу системы образования напишу так – как не переставляй в борделе кровати, дела не наладятся, пока не сменишь блядей, грубо, но такой грубости меня научила школа.

Выпускной мы решили отметить на море, в пансионате, и сразу после госэкзаменов отправились на автобусе всем классом на побережье. Поехали и те, кто решил остаться под давлением этих баб, они уже в школе опустили руки и смирились, что все бабы суки, а мужики козлы и никогда взаимопонимания между полами не будет. Возможно, именно благодаря учителям у моих сверстников не складывались отношения с девчонками, девчонки ведь были все любимицами, а пацаны отбросами – в школе царил матриархат, по крайней мере в той, где я учился, может тебе – читатель и повезло с учителями, в чём я сильно сомневаюсь, таких людей я ещё не встречал, по крайней мере на постсоветском пространстве. Я немного ещё углублюсь в эту тему, а потом расскажу историю, потому что считаю, что в школе, в подростковом возрасте, когда ребёнок становится взрослым человеком и учится строить отношения с противоположным полом. Именно тогда оказывают большое влияние эти тётки, которые упиваются своей властью над формирующимися людьми, они становятся примером подражания для девочек и примером поведения женщин для мальчиков. Пока каждая из этих женщин не осознает, что она ответственна за каждый развод, за каждого брошенного ребёнка, за каждого алкоголика и не перестанет давить на учеников, как не переписывай материал и не меняй систему образования, школа будет страшной молотилкой судеб.

Уже в дороге мы – пацаны начали бухать, потихаря, конечно, иначе классная руководительница вылила бы на нас всю свою желчь. Мы заранее налили водку в колу и, сначала тихо, а потом уже шумно колдырили её. Наконец мы напились, и половина самых слабеньких притихла, а кто-то и уснул. Богдан, он был у нас в классе самый отмороженный, потому что его тётя была завучем в нашей школе, ему многое сходило с рук, короче, Богдан вытащил из сумки Шныря, который напился и уснул, пачку сока, мы отпили примерно треть он нассал туда, закрыл и положил на место. Ждать, когда проснётся Шнырь мы не стали и как только пачка с соком оказалась у него в сумке, мы стали кидать в него мусором, тот проснулся, мы притихли в ожидании. Ждать пришлось не долго, сушняк после бухла был невзъебенный и Шнырь достал пачку сока, открыл её и приложился, он сделал несколько больших глотков, оторвался, посмотрел на неё и снова присосался. Мы еле сдерживались, но ржали, девчонки оборачивались, им было интересно, что же нас так веселит, девочки всегда в школьных поездках сидели впереди вместе с учителями, а мы – пацаны сзади, да и в классах мы тоже так сидели, девчонки впереди, а мы на галёрке, вот вам и гендерное равенство. Не ржал только Шнырь и, когда он озирался по сторонам, мы старались не смеяться и смотреть в другую сторону, он понял, что мы смеёмся над ним.

– Что такое, пацаны? – Спросил он.

– Сок вкусный? – Спросил Богдан.

– Что вы с ним сделали?

До Шныря стало доходить. Потом мы, конечно, признались, он надулся, но ненадолго, мы в детстве и юности даже на такие мерзости не могли подолгу обижаться. Девчонки тоже стали хихикать, а классная встала в проходе и рявкнула:

– А ну тихо там!

Её короткая причёска с фиолетовым оттенком и очки в пластиковой оправе, придавали ей безумный вид, а ещё когда она кричала на нас, то выпучивала глаза, от этого становилась страшной. Мы рефлекторно притихли и уже до самого пункта назначения ехали тихо. По приезду расселились в коттеджи: один для мальчиков, другой для девочек, среди высоченных сосен, воздух был свежим и пьянящим. После расселения пошли на обед в столовую, нас накормили борщом и макаронами по-флотски, это было неприятным продолжением школьной столовой. После обеда мы отправились на пляж, плавать и загорать, благо погода была солнечная, а Богдан пошёл в посёлок за бухлом, которое по возвращению припрятал в коттедже для мальчиков. Мы небольшой компанией из семерых человек слиняли с пляжа, набухались и, заприметив по соседству стройку, направились туда, в надежде раздобыть анаши у строителей – гастарбайтеров из соседних стран, наши поиски увенчались успехом, и мы плотно накурились.

До самого вечера мы слонялись по пансионату, было невыносимо скучно, потом невкусный ужин, за которым, мы уже не скрываясь пили пиво, а классная отнеслась к этому сносно, девчонки негодовали, но видя одобрение со стороны классной, присоединились к нам. Это ведь всё-таки был выпускной.

Так мы провели три дня, выпивая и покуривая гастарбайтерский гашиш, вечерами мы пытались клеиться к уже бывшим одноклассницам, которых я после этого выпускного ни разу не видел, но всё было впустую, они вертели задницами, но не давали даже полапать себя. Вечером третьего, последнего дня, нашего скучного выпускного, мы отправились в соседний пансионат на дискотеку, которую слышно было на всё побережье. Пролезли через дыру в заборе, классная пошла с нами, она на удивление была спокойна и на многое закрывала глаза. Сама дискотека проходила в шатре, подтип цирка шапито, только меньше. Внутри стояла аппаратура, которая раскрикивала музыку и маленький бар с напитками. Нас впустили во внутрь благодаря классной, она объяснила, что у нас скучный выпускной, организаторы этого балагана вошли в наше положение и позволили потусить в их шатре.

Мы пили, танцевали, было весело, но наши девчонки были такими недотрогами, что с ними даже танцевать было не интересно. Я заприметил хорошенькую девушку, явно старше меня, когда заиграл медляк, я пригласил её на танец, она согласилась и мы дали жару, я лапал её за задницу, а она тёрлась об мой хуй. Как только закончился наш танец, меня кто-то толкнул и залепил кулаком под дых, я свернулся, и получил апперкот в глаз, рухнул на пол и уже только тогда разглядел пацана старше меня, который склонился надо мной.

– Получил, сука, это моя тёлка! – Кричал он.

– Я не твоя! – Крикнула девушка. – С кем хочу, с тем и танцую!

Я соскочил на ноги, надо ведь было биться за девушку, просто так женщины не достаются, возле каждой красавицы есть самцы, которые отгоняют конкурентов. Он был намного крепче меня, но стоило хотя бы попытаться, на меня смотрели все мои одноклассники, которые не успели ещё сообразить, что к чему, и сама девушка, которая выбрала меня. Как я поднялся, сразу нанёс удар ему в челюсть, он никак не ожидал такого поворота событий и растерялся, зато я не растерялся, я принялся его колотить, что было мочи, он упал, а я пошёл к своей принцессе, и тут меня дружки этого парня сбили с ног и принялись пинать. Я свернулся калачиком и сносил удары, пока до моих одноклассников не дошло, что происходит, они включились в потасовку, отбили меня и мы пошли в разнос, перевернули колонки, столики, сломали бар и порвали палатку. Прибежали охранники пансионата и мы дали дёру к себе. Перед тем как убежать, я схватил её за плечи.

– Давай на рассвете на пирсе встретимся. – Сказал я.

– Да, я приду.

Ответила моя избранница и я убежал вместе с остальными. Мы пролезли через дыру в заборе, охранники не полезли за нами, видимо, им было в лом или просто похуй на эту дискотеку, главное, что в пансионате тихо стало. Мы сидели в коттедже, курили и бухали.

– Бля, Диса, тебе, чё наших девчонок мало? – Сказал Богдан.

– Они даже полапать не дают себя, как малолетки. – Ответил я.

– Ну, да, целок строят из себя, хотя готов поспорить, что, Катя уже не целка давно.

– Да, целка она, просто прикидывается, цену себе набивает.

– Все они целки ещё.

– Не повезло нам с выпускным, я думал, мы потрахаемся все.

– Надо было ждать до одинадцатого класса.

Мы передавали друг другу косяки и обсуждали наш выпускной, одноклассниц, придумывали и врали друг другу, что уже не девственники, но все наши россказни были пересказами порнухи, которую мы смотрели или слышали от кого-то, кто реально ебался и знал, как это делается.

Я проснулся в пять утра, по-тихому вышел из коттеджа, чтобы никого не разбудить, никто не знал, что у меня свидание на рассвете должно быть. Пришёл на пирс, никого не было, ну, думаю, наебала она меня, прикурил сигаретку и сижу, смотрю вдаль, ещё темно было, Венера светила ещё над горизонтом. Как только начало светать так она и пришла, села рядом, свесила ноги, прикурила.

– Давно сидишь? – Спросила она.

– С вечера, боялся проспать. – Ответил я.

– Ха-ха. Даже так?

– Я бы не простил себе, если бы проспал свидание с тобой.

 

Я обнял её за талию, она позволила мне это сделать. Солнце осветило горизонт, и я увидел, что она намного старше меня, ей лет двадцать было, и чем её мог зацепить малолетний пацан, хотя я писал, что был смазливым подростком, тёлочки западали на меня.

– Болит? – Она дотронулась до моего фингала под глазом.

– Не-а, ерунда это, но больно было бы, если бы ты не пришла. – Я положил руку ей на бедро.

– После вчерашнего я не могла не прийти. – Она тоже положила руку мне на бедро и сдавила. – Ты ещё не был с девушкой?

– Эээ. Был.

– Не ври, я же вижу, что ты растерялся или я тебе не нравлюсь?

– Не нравилась бы, я бы не пришёл.

Она засосала меня и повалила на пирс, сунула руку в шорты, таких смелых девушек у меня ещё не было.

– Ого, какой большой. – Сказала она.

– Правда? – Удивился я.

– Ахах, а говоришь, не первый раз.

Она стянула с меня шорты и принялась дрочить, я лежал на пирсе и не мог поверить, что это и вправду происходит со мной, я глянул на свой член, который действительно казался большим в её маленькой ручке. Он впервые оказался в чьей-то руке, кроме моей. Она посмотрела на меня, усмехнулась, взяла за руку и сунула себе в трусы, я ощутил мягкие, тёплые и влажные половые губы и жёсткие, короткие волосики на лобке. Я ковырял в пизде на ощупь, исследуя этот предмет, а она наклонилась и взяла в рот мой член. Я чуть сдержался, чтобы не кончить, а затем, я не знаю, зачем я это сделал, я взял её за волосы и всадил почти весь хуй в неё, это всё влияние этой долбанной порнухи, которой я насмотрелся. Поток блевотины вырвался из её рта, она посмотрела на меня, вытерла рот рукой, я вынул свою руку из её трусов, и она убежала, я не нашёлся, что сказать, даже извиниться, наверное, было бы мало. Мне было жутко стыдно, я сидел в лучах восходящего солнца, облёванный девушкой, за которую вчера меня не слабо отметелили, и всё потому, что я жёстко тупанул. Я спрыгнул в воду и поплыл к берегу, другого выхода у меня не было. Я тихо пробрался к своей постели, разделся и лёг спать.

Проснулся утром со всеми, всё, что произошло, мне казалось сном, лишь мокрая одежда свидетельствовала о моём утреннем приключении. За завтраком все трещали друг над другом, а я ел кашу и грузился, это было не то, чтобы неприятно, это было отвратительно, как после просмотра первого порно, только теперь я был участником этого грязного сношения. В автобусе я так же не веселился и рассказать о своём приключении я никому не мог, мне бы всё равно не поверили и только подняли бы на смех, что подлило бы масла в огонь, который горел в моей душе.

После этого происшествия я ушёл в себя, с женщинами у меня перестало ладиться, я замкнулся, закрылся от противоположного пола. Девушки для меня стали напоминанием первого, неудавшегося минета в моей жизни, я каждую представлял в этой роли, как она берёт в рот, а потом изрыгает поток блевотины. Я даже блевотину помню в подробностях, все эти кусочки полупереваренной пищи и запах кислятины – фу, блин. Секс для меня стал чем-то, сложным – одно неловкое движение и всё летит в тартарары, я всячески избегал отношений, и это меня грузило ещё больше, я постоянно боролся с этим отвратным чувством. Со временем, конечно всё изменилось, та ситуация стала даже смешной для меня. Мне всегда интересно было, как это пережила та девушка, имя которой я не знал, может она забыла об этом напрочь, а может с ней перманентно такое случается, раз уж она берёт в рот у первого попавшегося, даже не спросив его имени. В любом случае, переживал я тяжело, и лишение девственности для меня отодвинулось на последний план, я решил пусть это произойдёт как-то само собой, я палец о палец не ударю ради траха, что тоже привело к необратимым последствиям, но об этом чуть позже. Так же я укрепился в том, что непременно женюсь на той, с которой пересплю и никогда не буду трахаться ни с кем кроме неё, нехуй такого опыта набираться.


Издательство:
Автор
Поделиться: