Название книги:

Телохранитель класса люкс

Автор:
Марина Серова
Телохранитель класса люкс

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Я приготовила все необходимое и сложила в спортивную сумку. Потом порадовала себя вкусным и сытным обедом и поболтала о пустяках с тетушкой.

– Хочу поехать в Дом охотника и рыболова, порыбачить, – соврала я.

– Порыбачить? Женя, женское ли это дело? – захлопала глазами тетушка. В ее понимании заняться собой – это никак не порыбачить.

– Ты зря так думаешь, тетя Мила, это хорошее и женское, и мужское дело.

– Ну, мужское – да, для мужчин это дело стоящее, подходящее. Там, наверное, одни мужчины рыбачат.

– Не знаю, наверное. Значит, буду первой женщиной-рыбаком, – ответила я.

– Правильно. Поезжай, отдохни, пообщайся с нормальными людьми.

Я не сомневалась, что тетя легко клюнет на мою приманку. Она так давно мечтает выдать меня замуж или, на худой конец, просто увидеть свою единственную племянницу рядом с мужчиной – потенциальным женихом. Время идет, а ее хрупкие мечты никак не хотят сбываться. Но она не сдается.

– Ты не спеши, отдыхай в свое удовольствие, – напутствовала меня тетя Мила перед отъездом. – Звони по возможности.

– Хорошо, – с готовностью ответила я, расцеловала тетушку и поехала работать.

Я миновала элитный коттеджный поселок, про который рассказывал Лапин, свернула направо и съехала в заросли засохших кустов вдоль дороги. Потом я вышла из машины и осмотрелась на местности. Надо проехать немного в глубь зарослей, подумала я, и спрятать в них «Фольксваген». Там его невозможно будет разглядеть с дороги. До поселка нынешних миллионеров метров двести, вряд ли кто-нибудь из местных обитателей решится на прогулку по зарослям. Я развернула «Фольксваген» так, чтоб удобно было быстро выскочить на трассу, натянула длинную бесформенную юбку, свитер, панаму на голову, прихватила небольшую плетеную корзину и отправилась «по грибы».

Шла я по направлению к старым дачным постройкам, по дороге кидала в корзину все грибы, которые попадались, включая поганки. К тому моменту, как я подошла к воротам гаражного кооператива, у меня собралась небольшая коллекция странных грибов. Я обошла сетчатый забор справа, высматривая зеленые постройки. Дом, в котором предположительно находился Лапин-старший, нашла почти сразу. Для начала я просто побродила перед забором, прислушиваясь. Однако расстояние от меня до дома было слишком большим, чтобы что-то выяснить, и я, оглядевшись по сторонам, решилась перемахнуть через сетку рабицу. В результате я оказалась на территории дачного поселка в непосредственной близости от интересующего меня дома.

За его окнами горел свет, а за выцветшими шторами угадывались силуэты людей. Я обошла дом вокруг и убедилась, что свет не горит только с одной стороны. Три окна с противоположной стороны дома, скорее всего, находились в одной комнате, в этой комнате я насчитала как минимум три силуэта. В торце дома горело одно окно, но за ним не было видно никакого движения.

– Ну как, много нынче грибов в лесу? – послышался незнакомый женский голос у меня за спиной.

Я отреагировала мгновенно, повернулась и, встретив взгляд пожилой женщиной в длинном плаще, коротко ответила:

– Пока мало, не сезон, наверное.

– Вы у этих, что ли, работаете? – Женщина кивнула на зеленый дом, который я с любопытством осматривала минуту назад.

– Нет, а что, у них кто-то работает? Я думала, они сами хозяйство ведут. – Я на ходу сочиняла вопросы.

– Как же, будут они хозяйство вести. Оболтусы и тунеядцы, – возмущенно сказала пожилая дама в плаще и продолжила свой путь в сторону главного входа.

Я сделала вид, что иду в противоположную сторону, чтоб не продолжать разговор с незнакомкой.

– По ягоды в лес ходила или по грибы, красавица? – Едва я избавилась от незнакомки, меня окликнул парнишка лет двадцати. Он вышел из интересующего меня дома и прикурил сигарету.

От своего нового собеседника я сбегать не стала, а попыталась завязать разговор, дабы получить больше информации об обитателях зеленого дома.

– А вам-то что? – ответила я, имитируя окский акцент.

– Ух ты, какая грозная, – усмехнулся парнишка, – может, я хотел угоститься ягодкой?

– Так нету у меня ягод, я по грибы ходила. – Я позволила себе игриво усмехнуться и медленно пошла вдоль забора, уводя парня подальше от входа в дом.

– Так это еще лучше, красавица, – он легко клюнул на мою наживку, приблизился к забору и пошел вдоль него, сопровождая меня, – грибочки я страсть как люблю.

– Так у меня урожай небольшой, – я продолжала кокетничать.

– А мне много и не надо.

– А друзья ваши небось тоже захотят грибочков?

– Да что ты, красавица, друзьям моим дела нет до грибочков, они уже водочкой накушались, – он рассмеялся.

– Водочкой, говоришь? – протянула я, поворачиваясь к своему собеседнику.

– Ага, – это все, что он успел сказать.

Я, как молния, откинула в сторону корзину, схватилась за край забора, оттолкнулась от земли, подпрыгнула и ударила парнишку тыльной стороной стопы в шею. Пока он медленно падал на землю, ловя губами воздух, я ударом руки в район сонной артерии вырубила парня окончательно.

Я пригнулась и прошла под одним из горящих окон. Заняв удобную позицию, я приподнялась и заглянула в комнату. Сквозь кружевные занавески я увидела троих, два молодых парня не старше тридцати и старик. Парни развалились за столом, держа в руках игральные карты. В центре стола – початая бутылка водки и тарелка с закуской. Старик, сгорбившись, сидел перед телевизором, сжимая в руках пульт. В старике я легко узнала отца Лапина, дедок явно держал ухо востро, взгляд его был прикован не к телевизору, как могло бы показаться, а к стеклянной двери старого покосившегося буфета. В стекле отражались фигуры двух картежников – парни как раз сидели за спиной Лапина.

Я не стала больше терять время и поспешила ко входу. Постаралась тихонько открыть дверь, но она предательски скрипнула, и это не осталось незамеченным.

– Накурился, пенек, – заржал один из картежников.

– Сергеич, на пол, – выкрикнула я и влетела в комнату, повалив на пол первого, кто попался на моем пути.

Парень завалился на спину, и пока он пытался подняться, его приятель, выхватив из ботинка нож, пошел на меня, размахивая грозным оружием. Я отступила на шаг и внимательно наблюдала за своим противником, ожидая атаки. Парень сделал шаг вперед и попытался нанести удар в живот. Я успела отскочить в сторону и жестко ударила его кулаком по вытянутой руке, нож выпал из рук нападавшего, но парень немедленно попытался поднять его с пола. Я не позволила ему сделать этого, наступила ногой на руку парня и, обхватив его за шею сзади, произвела удушающий прием. В этот момент мой второй противник предпринял атаку. Он не стал применять какое-либо оружие, просто как танк попер на меня и сильным ударом в грудь сумел оттолкнуть от своего приятеля. Я упала на спину и тут же, совершив кувырок, вскочила на ноги. К моему удивлению, Лапина-старшего в комнате не было, старик успел воспользоваться ситуацией и сбежал, а может, просто спрятался.

Второй нападавший продолжил натиск. На этот раз ему не удалось так просто справиться со мной. Я была готова к атаке. Левой рукой я ухватила бугая за рубашку, а правой перехватила его руку чуть ниже локтя. Затем резким рывком влево и вниз я повалила парня на пол. Присев рядом с ним, я схватила его за правую кисть и, резко выворачивая руку, произвела болевой прием, вынуждая противника перевернуться на живот. Когда парень наконец уткнулся носом в бревенчатый пол, я вырубила противника быстрым ударом по шее. Но тут очухался первый товарищ. Он попытался подняться с пола, но ему на голову немедленно опустилась бутылка с остатками водки, которая несколько минут назад мирно стояла в центре стола. Парень снова рухнул на пол и повторных попыток подняться более не предпринимал. Я подняла глаза и увидела Лапина-старшего. Старик смотрел на меня с улыбкой, сжимая в руке горлышко разбитой бутылки.

– Это ничего, что я вмешался? – спросил Лапин-старший.

– Это хорошо, что вы вмешались, – ответила я, поднимаясь с пола. – В доме еще кто-то есть?

– Уже нет. Я видел парнишку, он на улице лежит, под забором. Ваша работа?

– Моя.

– Значится, никого не осталось.

– Тогда – уходим.

– Минуточку, торопиться не надо, – старик действительно не спешил скрыться из дома. Он неторопливо подошел к одному из парней, пощупал пульс, а потом положил открытую ладонь на затылок парня, рука медленно проскользнула под рубашку. Я не знаю, что старик сделал, но тело парня неожиданно вздрогнуло, как от удара током.

– Этот до утра не очухается, – пояснил старик свои действия и подошел ко второй жертве разборок.

Второй тоже вздрогнул и замер, как прежде.

– Того, что на улице, надо бы в дом занести, а то увидят соседи, раньше времени шум поднимут.

– Может, лучше завалим его каким-нибудь тряпьем?

– Можно и завалить, – согласился старик и пошел на улицу.

Мы с ним пробирались к моей машине, которую я припрятала в кустах у дороги. На улице уже стемнело, путь через заросли и редкие посадки деревьев нам освещала яркая луна, мы шли молча, прислушиваясь к любому постороннему шуму. Но, кроме лая дачных собак и звуков проезжающих где-то вдалеке машин, ничего не нарушало ночную тишину.

Наконец мы добрались до моего «Фольксвагена». Я закинула в багажник тряпки, в которых час назад изображала грибника, Сергей Сергеевич устроился на заднем сиденье машины.

– Вы знаете, куда мы поедем? – поинтересовался он, когда я завела машину.

– Есть тут одно место.

– Лучше к моему другу поедем. Он сейчас на море прохлаждается, а дача его в моем полном распоряжении.

– Ну, хорошо, – легко согласилась я. Всегда приятно, когда у клиента есть безопасная жилплощадь, на которой можно перекантоваться денек-другой, а то и больше. – Говорите, куда ехать.

– В Ложкино, – ответил старик.

Ложкино мне было хорошо знакомо, приходилось наведываться в те места, и не раз. Деревушка тихая, неприметная, со старыми, покосившимися домами. Правда, теперь там некоторые сознательные граждане стали возводить на месте гнилых построек скромные дачки. Поскольку Ложкино не считалось элитным районом – никакого водоема поблизости, земля плохая, глинистая, то и дач там выросло немного, и народ по большей части жил там простой, работящий. А вот лес там рядом был большой, и затеряться в нем, если понадобится, совсем нетрудно. Да и я в этом лесу ориентировалась хорошо, поскольку приходилось бегать в тех местах. В общем, вариант Ложкино меня полностью устраивал.

 

– Позвольте поинтересоваться, – подал голос Сергей Сергеевич, – где Анатолий и почему он за мной не приехал?

– У него другое, не менее важное задание, – ответила я, – Анатолий должен сидеть дома, чтоб ваши похитители не заподозрили что-то неладное.

– А что вообще происходит? Почему меня похитили?

– Скоро мы заберем вашего сына, и он сам все подробно расскажет.

Дача в Ложкино встретила нас прохладно, дом давно не топился, и здесь было довольно свежо, несмотря на летнее время года. Но, в общем, все довольно прилично, в меру чистенько, Сергей Сергеевич на правах хозяина, пусть и временного, сразу включил электрический чайник и достал из буфета пакет с печеньем.

– Нам надо подкрепиться, – заявил он и, смахнув с табуретки пыль, уселся за стол.

Я повторила его действия: слегка почистила свое посадочное место и устроилась напротив.

– Как вас зовут? – спросил старик, глядя мне в глаза.

– Евгения Максимовна.

– Где вы научились так драться?

– В Ворошиловке, подразделение «Сигма», – не без гордости ответила я, зная, что на человека, когда-то работавшего в разведке, мои слова произведут впечатление. Я не ошиблась, старик присвистнул и одобрительно кивнул.

– А почему Анатолий нанял вас, женщину? – Этот вопрос я просто ненавидела.

– Вы имеете что-то против?

– Не хочу вас обидеть, но с женщинами работать не люблю. Вы слишком непредсказуемы и потому опасны, – совершенно спокойно опустил меня старый разведчик.

– Не спешите делать выводы, вы меня еще не знаете.

Чайник закипел. Мы молча попили чай и разошлись по углам на ночлег. Анатолию Лапину я решила пока не звонить и не предупреждать, что его отец свободен, а то на радостях Лапин-младший может наломать дров.

Я набрала номер его мобильного телефона утром, в половине десятого. Анатолий ответил сразу, ждал моего звонка и нервничал. Дрожащим от волнения голосом он спросил:

– Ну что?

– Все в порядке, – ответила я. – Через полчаса я буду возле вашего завода, потяните время, а потом спокойно спускайтесь, я заберу вас.

– Я поеду с вами, – Лапин-старший был категоричен в своем заявлении.

– В этом нет необходимости, я привезу вашего сына сюда.

– Я поеду с вами, – не отступал старик, и я не стала его отговаривать.

На проходной у завода керамической плитки я была ровно в десять. Здание завода мне понравилось. Не было тут высоких кирпичных заборов с колючей проволокой наверху, труб, источающих едкий, вонючий дым. Все очень чистенько, аккуратненько.

Я припарковала машину напротив ворот и приготовилась ждать своего клиента. Пока ждала, осматривалась на местности: ряд иномарок стоял вдоль забора, в одной из них сидели двое, один за рулем, другой на заднем сиденье. Оба курили. На подъездной дороге стояла старая потрепанная машина «Скорой помощи», номера ее были заляпаны грязью, за рулем – тучный мужчина лет сорока. Он неотрывно смотрел на ворота завода, часто поглядывая на часы. Что-то мне подсказывало, что эти парни не просто так собрались у проходной, они, как и я, поджидают кого-то. Не исключено, что мы встречаем одного и того же человека. У парня в иномарке зазвонил мобильный, он коротко поговорил со своим собеседником и кивнул сидящему на заднем сиденье товарищу. Товарищ этот немедленно покинул автомобиль, обошел его справа и облокотился на капот, скрестив на груди руки. Клиент, похоже, приближался к выходу. Я решила подъехать ближе к воротам.

– Мне не нравятся эти парни, – заметил Сергей Сергеевич, кивая на парочку в иномарке.

– Мне тоже, – ответила я и достала из кармана мобильный телефон.

Набрала номер Анатолия Лапина:

– Как у вас дела?

– Все отлично, я утер их, как щенков. – Анатолий от души посмеялся. Голос его немного дрожал, из чего я сделала вывод, что он разговаривает на ходу.

– Вы уже вышли из кабинета?

– Я уже приближаюсь к проходной. Вы на месте?

– Да, и не только я.

– Что вы имеете в виду? – насторожился Лапин-младший.

– Увидите мою машину, сразу заскакивайте на переднее сиденье, дверь я открою.

– Вы думаете, что… – Он хотел еще что-то спросить, но я отключилась и поехала к проходной.

Металлические двери завода стали медленно разъезжаться, выпуская Анатолия Лапина с территории. Он был напряжен, шел не торопясь, сжимая в руке кожаный портфель. Лицо его было бледное, глаза нервно бегали. Позади меня заработал двигатель «Скорой помощи», парень из иномарки лениво отошел от капота машины и направился навстречу Лапину. Анатолий замедлил шаг, и в этот момент я надавила на газ, устремляясь к своему клиенту. Старик потянулся с заднего сиденья и открыл дверь у пассажирского сиденья; я едва притормозила возле Анатолия, позволяя ему заскочить в машину, и резко сорвалась с места. Наши противники поначалу растерялись, но уже через секунду иномарка заревела и последовала за мной.

Я выскочила на главную дорогу. Позади меня неслась иномарка, за ней едва поспевала «Скорая помощь».

– Всем пристегнуться и наклонить головы, – скомандовала я, сворачивая направо. Я надеялась уйти подальше от города и затеряться в области среди лесов и многочисленных дачных построек.

– Вы думаете, они будут стрелять? – робко поинтересовался Анатолий.

– Думаю, не будут. Сейчас они пытаются выяснить, кто посмел перейти им дорожку, и пока что-либо не выяснят, решительных действий предпринимать не будут. Но времени у нас все равно мало.

– Анатолий, ты должен мне объяснить, что происходит. Что ты натворил? – Лапину-старшему волнения сына не передались, он намерен был прояснить ситуацию немедленно.

– Не сейчас, папа, – проскулил Анатолий, зажимая голову руками.

– Нет, сейчас, – старик схватил сына за воротник и потянул на себя. – На меня смотри, мальчишка.

Иномарка не отставала, а «Газель», не выдержав такого темпа, безнадежно отстала. В зеркало заднего вида я заметила, что в преследующей нас машине мелькнул автомат.

– Похоже, нашим преследователям разрешили открыть огонь, – заметила я, и Лапин-старший немедленно повернулся назад, бросив своего непутевого сына. Сын немедленно уткнулся носом в свои колени.

– У них американская штурмовая винтовка, по колесам стрелять собираются, – Сергей Сергеевич отметил очевидный для нас обоих факт. – Виляй задом побольше, в такой винтовке только три первых выстрела прицельные, потом наводка сбивается от отдачи, попасть будет сложнее.

– Может, вы не заметили, но я уже давно виляю задом, – немедленно отреагировала я.

– Значит, активнее виляй. – Ну что за человек, вот хочется ему меня жизни поучить!

Грянул первый выстрел, он прошел по касательной, чуть царапнув водительскую дверцу. На перекрестке я резко свернула, машину немного занесло, но, выкрутив руль, я сумела выровнять движение. Иномарка попыталась повторить мой трюк, но у них это получилось очень коряво, задними колесами машина скатилась в кювет, и теперь без посторонней помощи она просто не сможет вырваться на дорогу.

Пока пассажир иномарки, забросив винтовку, раскачивал застрявший автотранспорт, я сумела прилично оторваться. Впереди была нерадостная картина – высокий забор дачного кооператива под названием «Коты» и чистое, непригодное для езды поле вокруг забора. На территорию кооператива, ясное дело, заезжать я не имела права. Мне пришлось свернуть в первую же пригодную для проезда колею. Это была накатанная многочисленными автомобилями дорога прямо посреди небольшого зеленого леса. Скорее всего, где-то впереди имелся водоем, и по этой дороге заядлые рыбаки и дачники обычно добирались на отдых. Я ехала с максимально доступной на таком участке скоростью, оставляя после себя клубы дорожной пыли. Вот еще поворот, я не раздумывая выкрутила руль и продолжила путь по другой, более узкой, но все еще пригодной для движения дороге.

– Что вы делаете? – закричал старик. – Куда вы едете? Вы хотите загнать нас в угол?

– Я хочу вырваться на трассу.

– И с этой целью все дальше в лес углубляетесь?

– Лучше достаньте в аптечке мой револьвер, он нам может пригодиться. Не разучились еще стрелять?

Лапин зло запыхтел и заерзал на заднем сиденье.

– Да я стреляю так, как вы никогда не научитесь.

Я вытащила из-под сиденья свой «макаров». Через зеленую листву деревьев я видела, как позади нас мелькает машина преследователей, а впереди тупик – ствол большого старого дерева, перегородивший нам путь. Оставалось только одно: вступить в драку с преследователями. Я мельком взглянула на Лапина-старшего, он понял, о чем я сейчас думаю, открыл дверцу и выскочил на улицу. Пригибаясь, старик добрался до ближайшего дерева и спрятался за толстым стволом. Я сделала то же самое и укрылась за старым дубом. Иномарка притормозила метрах в пятидесяти от нас. Сразу оба ее пассажира вывалились на густую зелень, один из них предпочел остаться рядом с автомобилем и использовать дверь машины как щит, второй перекатился по земле, прижимая автомат к груди, и укрылся за деревом. Никто не начинал стрелять, и мы и они выжидали удобного момента. Мы с Сергеем Сергеевичем переглянулись, я кивнула, и он сделал первый выстрел. Пуля угодила в колесо иномарки, послышалось характерное шипение, машина немного просела. И тут же застрекотала двойная пулеметная очередь в направлении Лапина-старшего. Старик прижался спиной к стволу дерева, от которого во все стороны летели щепки. Я, воспользовавшись ситуацией, постаралась незаметно проскочить к машине противника, чтобы застать одного из стрелявших врасплох. Но тип, что укрывался за дверцей машины, увидел меня раньше, чем я успела спрятаться, и выпустил короткую очередь в мою сторону. Пуля просвистела у меня под ухом, я бросилась в траву и перекатилась к ближайшему дереву. Тонкий ствол дерева был ненадежным укрытием, поэтому мне пришлось открыть огонь на поражение. Тот, что прятался за машиной, был для меня недосягаем, но со вторым я быстро справилась, он неразумно вылез из-за своего укрытия, подставляя под пули открытое плечо. Я немедленно воспользовалась ситуацией, и сразу две пули угодили ему в руку. Парень взвыл, и оружие выпало из его рук. Я метнулась к его пистолету, но в этот момент товарищ раненого выпустил в меня автоматную очередь. Одна пуля прошла по касательной и продырявила рукав моей куртки, другая, не достигнув цели, попала в спину раненого парня. Он вздрогнул и завалился на бок.

– Сука, – заорал второй, когда понял, что убил своего же товарища. – Сука! – повторил он и вскочил на капот своей машины, желая как можно быстрее добраться до меня.

Я подняла пистолет, но выстрелить не успела. Раздался громкий хлопок, потом еще один. Парень на мгновение застыл, широко расставив руки, и упал на землю, лицом вниз. Лапин-старший вышел из своего укрытия.

– У меня не было другого выхода, – виновато сказал он.

Я ничего не ответила, взяла за руку одного из парней, прощупала пульс. Пульса не было. У второго тоже не прощупывался пульс. Мы расправились со своими преследователями, но узнать, кто их послал, мы уже не сможем.

Я и Сергей Сергеевич обыскали парней, никаких документов, только пакетик с белым порошком в кармане одного и пачка сигарет у другого. В бардачке иномарки мы обнаружили карту Тарасова и упаковку салфеток.

– Не местные, похоже, – заметил старик. – С картой города разъезжают.

– Наверное, – ответила я.

И тут послышался странный звук, какая-то навязчивая мелодия, и исходил этот звук со стороны моей машины. Через пару секунд стало ясно, что это звонок мобильного телефона. Я вздрогнула.

– А где Анатолий?

Только сейчас я сообразила, что в перестрелке мы совсем забыли про Лапина-младшего, который оставался на переднем сиденье машины. Я посмотрела в сторону «Фольксвагена», пассажирская дверь закрыта, но уже издалека было видно, что переднее сиденье пустует. Я подлетела к машине и резко дернула ручку двери. Анатолий, свернувшись калачиком, лежал на резиновом коврике под сиденьем.

– Как вы там поместились? – Я не сдержалась и улыбнулась.

– Сам не знаю, – тихо ответил Анатолий, вытягивая шею. – Как-то сползал, сползал. И сполз на пол…

– Поразительно, даже я не смогла бы так сложиться вчетверо, как вы.

– Тряпка, – сурово заметил Лапин-старший. – Ты должен был стоять рядом с нами с оружием в руках, а не валяться под сиденьем, как собака.

 

– Папа, но ты же знаешь, я пацифист, я не пользуюсь оружием. – Анатолий выбрался из машины.

– Ты тряпка, а не пацифист, – ответил Сергей Сергеевич и демонстративно отвернулся.

Анатолий отряхнул свой изрядно испачканный пиджак, пригладил волосы и посмотрел на меня:

– Не обращайте внимания, я еще сумею себя проявить.

– Не сомневаюсь, – ответила я с ухмылкой и скомандовала: – Все в машину, нам надо выбираться отсюда.

Мужчины послушно заняли свои места. В руках Анатолия запрыгал мобильный телефон, и снова запипикала навязчивая мелодия из какого-то мыльного сериала.

– Кто это вам так настойчиво звонит? – поинтересовалась я, поворачивая ключ зажигания.

– Не знаю, – испуганно ответил Анатолий и протянул мне свой мобильник, демонстрируя экран телефона. – Вот, смотрите, блокировка определителя.

Телефон замолчал.

– Выключите его, Анатолий Сергеевич. Тот, кто вам будет названивать, ничего хорошего не сообщит. Выключите.

– Хорошо, – послушно согласился Лапин-младший и, открыв заднюю панель телефона, вытащил сим-карту. – Теперь не дозвонятся.

Мне с трудом удалось развернуться на маленьком пятачке и объехать иномарку, а через десять минут «Фольксваген» уже ехал по трассе в сторону города.

– Надо сменить машину. – Я первой нарушила тишину.

– У вас есть запасная? – поинтересовался Лапин-младший.

– Будет.

Мы доехали до автовокзала, я бросила «Фольксваген» во дворе соседнего дома, и на автобусе мы поехали в Ложкино.

– Вам не кажется, что это слишком опасный способ передвижения? – почти шепотом спросил Анатолий.

– Опасно передвигаться сейчас на моей подстреленной машине. Я отвезу вас на дачу, а сама вернусь в город, – свою последнюю фразу я адресовала Сергею Сергеичу. – У вас будет время поговорить, а у меня решить кое-какие проблемы.

В ответ старик только одобрительно кивнул.

Я оставила мужчин в доме, а сама таким же примитивным способом, то есть на общественном транспорте, добралась до города.

Первым делом набрала номер Александра, это мой старый боевой товарищ, который не любит задавать лишних вопросов, но очень любит получать немаленькие гонорары не за свое любопытство, а за свою отличную работу автомехаником.

– Саня, опять моя машина нуждается в твоей помощи.

– Гони ее ко мне.

– Лучше сам забери, пожалуйста. «Фольксваген» на улице Воронова стоит, дом пятнадцать.

– Нет проблем.

Ну что ж, это дело решили. Теперь не помешало бы привести себя в порядок, а для этого придется заехать домой.

Тетя Мила встретила меня сдержанно, только удивленно приподняла бровь.

– А как же рыбалка? – растерянно спросила она.

– Накрылась, – разочаровала я свою тетушку и пошла в сторону ванной.

– Я так и знала, – тетя Мила шла позади меня и причитала: – Ты опять во что-то ввязалась, тебе опять на месте не сидится! Но когда ты только успеваешь?

– Тетя, поставь чайник, пожалуйста. Есть хочу.

– Сейчас, – тетушка с готовностью поспешила на кухню. – Сейчас я тебя покормлю, несчастная ты моя.

Для выхода в город я выбрала удобный и неприметный наряд: потертые джинсы, бесформенная блузка, темно-синяя кепка, козырек которой удачно скрывал мое лицо. В таком виде я направлялась к своим дачникам – Лапиным. Чтобы добраться до Ложкино, я снова решила воспользоваться общественным транспортом и потому направилась на автовокзал, откуда каждый час отходил рейсовый автобус. Как раз через тридцать минут должен был отъезжать один из таких. В ожидании автобуса я стояла на остановке, с мнимым интересом пролистывая скучную газету. Напротив меня притормозила темно-синяя «шестерка». Ее пассажирка, дама преклонного возраста с чудными кучеряшками неестественного розового цвета, разглядывала меня с нескрываемым любопытством. Ее спутник, дедок лет семидесяти, он же водитель «шестерки» и не исключено, что по совместительству муж дамы с розовыми кучеряшками, спешно выскочил из машины и подбежал к палатке «Табак». Двигатель его автомобиля остался включенным.

– Здравствуйте, – наконец-то выпалила дама преклонного возраста, не спуская с меня глаз. – Вы в Ложкино?

Я чуть не поперхнулась от удивления.

– В общем, да, а что?

– Так давайте мы вас подвезем, мы тоже к себе едем.

Интересно, куда это к себе? Мои размышления прервал старик, он вернулся к машине с пятью пачками «Явы золотой» и протянул их кучерявой дамочке.

– Убери в бардачок, – сухо скомандовал он.

– Петрушечка, ты только посмотри, я нашу соседку встретила, давай ее довезем до Ложкино, – дама кивнула в мою сторону.

Я застыла, удивленно поглядывая на старика, он не удосужился обратить свое внимание на мою скромную персону, хотя ограничился довольно вежливым согласием:

– Конечно. С удовольствием.

– Вы, наверное, меня с кем-то путаете? – спросила я.

– Да нет, что вы, – рассмеялась дама. – Вы же наша новая соседка, в доме Владимира Сергеевича живете. Я видела вас вчера.

Владимир Сергеевич – это, наверное, друг Лапина-старшего, и это на его даче мы временно проживаем. Удивительно, какие наблюдательные нынче дачники пошли. И как только эта дамочка так быстро и легко узнала меня?

– А, да, вы правы, я у Владимира Сергеевича живу.

– Ну так садитесь скорее, незачем вам в душном автобусе ехать. Мы заодно поближе познакомимся.

Знакомиться с парочкой пенсионеров мне совсем не хотелось, но отказываться я не стала и быстро проскользнула на заднее сиденье. Тут меня встретил настоящий рассадник: большой деревянный ящик был сплошь уставлен многочисленными пластиковыми стаканчиками с землей и торчащими из земли зелеными росточками. Соседствовать с этим ящиком было несложно, а вот ветки трех саженцев (я с трудом вспомнила, что такие ветки с корнями называются саженцами) упорно лезли в лицо, цеплялись за кепку и блузку. Я постаралась бережно отодвинуть их от себя, но они настойчиво сопротивлялись и снова склонялись ко мне, царапая щеку.

– Эти саженцы мы хотим посадить на своем участке, – пожилая дама с любовью говорила о молодых деревцах и ждала от меня восхищения. – Согласитесь, они прекрасные.

– Несомненно, – ответила я и снова постаралась прижать непослушные ветки к противоположной стороне салона.

Мы тронулись с места, муж кудрявой дамы не стал сильно гнать машину, выдерживал ровную и нудную скорость в шестьдесят километров в час. Я собралась было заскучать, но моя новая знакомая развернулась почти на сто восемьдесят градусов, чтобы получше видеть меня, и принялась донимать расспросами:

– А вы давно знаете Владимира Сергеевича?

– Ну, я его дальняя родственница, очень дальняя, – соврала я.

– Понятно. – Дама многозначительно закивала. – И как скоро он вернется?

– Точно не знаю, он сообщит предварительно. – Я продолжала односложно врать, в надежде, что никаких подробностей от меня не потребуют.

– Понятно. – Дама снова кивнула. – Мы по нему скучаем.

Тут я уже не знала что сказать, поэтому просто улыбнулась и отвернулась к окну.

– Как вас зовут? – не унималась дамочка.

– Женя.

– А я Марианна Тарасовна, а это мой муж, – она положила руку на плечо водителя, – Петр Петрович.

– Мне тоже очень приятно.

Поток машин на трассе был небольшой, мы ехали по средней полосе, и я с завистью смотрела на проносящиеся мимо машины, прикидывая, как долго мне еще придется вести светскую беседу с этим очаровательным семейством.

– Мариша, – старик неожиданно побледнел и сказал каким-то безжизненным голосом: – Посмотри мои таблетки, что-то грудь сдавило.

– Петрушечка, что с тобой? – заволновалась Марианна Тарасовна и зашуршала пакетами.

– Дышать что-то тяжело, – ответил Петр Петрович, задыхаясь. И тут неожиданно руки его обмякли, а голова упала на руль, машину бросило в сторону, мы чудом не столкнулись с проезжающей рядом «девяткой».

– Петя! – завопила Марианна Тарасовна.

Я, отталкивая от себя навязчивые саженцы, перегнулась через водительское сиденье и ухватилась за руль, выравнивая машину. Автомобили, ехавшие позади нас, принялись резко тормозить или обгонять нашу «шестерку», не жалея ругательств. Из открытых окон до меня доносились выкрики типа: «Водить научись!» Или скромное: «Идиот. Чайник!» – и все в том же духе.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Научная книга
Книги этой серии:
Метки:
Поделится: