Название книги:

Телохранитель класса люкс

Автор:
Марина Серова
Телохранитель класса люкс

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

* * *

Теплый ветерок трепал мои волосы, яркие лучи солнца обжигали руку, но окно я все равно не закрывала. Впервые за долгое время я получала удовольствие от езды со скоростью шестьдесят километров в час. Мимо меня проносились иномарки и машины отечественного производства, а я продолжала легко давить на педаль газа и отдыхать. Привычный городской шум ласкал ухо: клаксоны автомобилей, громкие разговоры прохожих, детский смех, музыка из открытых кафе – как давно я вот так просто не ездила по городу. Я даже не стала включать магнитолу, мне хотелось слышать этот мирный летний шум за окном.

Сегодня у меня был выходной. Первый полноценный выходной за продолжительное время тяжелой и опасной работы. В сумочке лежала небольшая часть гонорара, которую я планировала потратить в магазине, куда и направлялась сейчас на своем «Фольксвагене». Я с улыбкой посмотрела в зеркало заднего вида, позади меня тянулась вереница машин, вынужденных придерживаться смешной по нынешним временам скорости в шестьдесят километров. Возглавлял вереницу огромный черный «Мерседес», выдержка его водителя меня просто удивляла, обычно владельцы таких авто не любят, когда кто-то диктует им, как нужно ездить, и всячески пытаются обогнать и подрезать, да еще и выругаться напоследок. А этот терпеливо тащился позади меня, не выказывая никаких признаков беспокойства. Я свернула на соседнюю улицу, освобождая своим преследователям дорогу. На заправочной станции я провела минут десять, потом дворами проехала на центральную улицу города и направилась в сторону нового торгового центра. Я снова бросила взгляд в зеркало заднего вида и с некоторым удивлением заметила уже знакомый мне большой черный «Мерседес», он ехал позади, сохраняя небольшую дистанцию. Я увеличила скорость, он сделал то же самое, я свернула к бульвару, он повторил траекторию моего движения и продолжил неотрывно следовать позади. Вот это мне уже совсем не нравилось.

Водитель черного «Мерседеса» либо обычный дилетант, потому что так неумело преследовать меня может только любитель, либо, напротив, кто-то, кто очень хочет остаться замеченным. Я решила не терять времени и выяснить это как можно быстрее. Вернувшись на намеченный ранее путь, я направилась в сторону торгового центра. Там, в лабиринтах подземной парковки, можно потеряться так, что сам себя не найдешь.

Вялый охранник в ярко-зеленой безрукавке остановил меня у въезда и попросил показать багажник. Не выходя из машины, я кивнула ему, что багажник открыт и он сам может полюбопытствовать, что ничего криминального я не провожу. Такой же процедуре досмотра подвергся мой преследователь, и пока парень в ярко-зеленой безрукавке осматривал его багажник, я прибавила скорость и скрылась из виду, выискивая удобное место для парковки. Первый подземный этаж я сразу миновала и по винтовой дорожке спустилась на этаж ниже. Машин, как и ожидалось, было много, и затесаться где-то в центре было несложно. Я поставила машину, огляделась, убедилась, что черный «Мерседес» пока не настиг меня, и прошла к лестнице, ведущей в торговые залы магазина. Перепрыгивая через ступеньки, я в два счета оказалась на этаж выше и посмотрела через стеклянную дверь на припаркованные машины. Черный «Мерседес» со знакомыми номерами я увидела сразу. Машина медленно двигалась между рядами автомобилей, и водитель, по всей видимости, высматривал мой маленький «Фольксваген». Проехав сквозь все ряды, он убедился, что меня нет, и решил спуститься на нижний этаж. Удивленный охранник, который не раз указывал на свободные места для парковки, так и не понял, почему водителя «Мерседеса» не устроили предложенные варианты. Он долго смотрел вслед автомобилю, а потом, повертев пальцем у виска, пошел регулировать процесс парковки других машин.

Я сбежала вниз по лестнице и снова посмотрела через стеклянную дверь на то, как «Мерседес» катится по стоянке, выискивая мою машину. Наконец удача улыбнулась ему, я в душе даже усмехнулась, когда увидела, с какой быстротой «Мерседес» припарковался недалеко от «Фольксвагена». Из машины вышел высокий белокурый мужчина лет тридцати пяти в бежевых брюках и серой рубашке в тонкую зеленую полоску. Судя по одежде, мой преследователь был не какой-нибудь бандюган, а деловой образованный человек, не лишенный вкуса. Мужчина явно нервничал, оглядывался по сторонам и поглядывал на часы. Он пробежался к лифтам, надавил на кнопку вызова и продолжил вертеть головой. Лифта все не было, мужчина совсем разволновался, он даже позволил себе ослабить узел галстука и расстегнуть верхнюю пуговицу рубашки. Я не стала больше терять времени и поспешила наверх, в торговые залы.

Незнакомца я увидела на первом этаже торгового центра, он стоял у магазина ювелирных украшений и, приподнимаясь на цыпочки, старался разглядеть всех, кто попадал в поле его зрения, выискивая меня. Я сунула руку в карман сумочки и достала флакон французских духов, металлический колпачок которых очень напоминает дуло пистолета. Этот флакончик духов был просто незаменим в моей работе. Он не раз выручал меня, когда надо было запугать, но не навредить. Я неслышно приблизилась к мужчине со спины и ухватила рукой ремень его брюк. Другой рукой я сильно ткнула колпачком флакона между лопаток. От неожиданности незнакомец опустился на пятки, а вена у него на шее стала часто ритмично сокращаться. Мне даже показалось, что я слышу биение его испуганного сердца.

– Кто ты? – спросила я тихо и властно. Но вопреки ожиданиям, услышав мой голос, мужчина сразу расслабился и без дрожи в голосе ответил:

– Я человек, нуждающийся в помощи.

– Зачем ты следил за мной?

– Так надо, – очень убедительно ответил мой собеседник и тут же предложил: – Разрешите пригласить вас в кафе, нам надо поговорить.

– Не разрешаю, – ответила я уже из вредности.

– Тогда скажите, где вам будет удобно выслушать меня.

– Прямо здесь и прямо сейчас.

– Тогда хотя бы пушку свою уберите. Мне неудобно так разговаривать.

Я убрала свое грозное оружие обратно в сумочку и позволила мужчине повернуться. Теперь я имела возможность получше разглядеть его лицо. Высокий лоб, карие глаза, острый нос. Губы немного тонкие, но его они не портили, соблазнительная ямочка на подбородке придавала лицу некоторую внушительность и мужественность.

– Вы знаете, кто я?

– Да, конечно, вы Евгения Охотникова, суперженщина, супертелохранитель, – мужчина лучезарно улыбнулся, надеясь таким образом купить мое хорошее расположение.

– Ближе к делу. – Я никак не отреагировала на комплименты, и это несколько охладило пыл подхалима.

– Как скажете. – Мужчина сделал вид, что готов к серьезному разговору, хотя по его глупой улыбочке я понимала: он не намерен отступать от своей тактики обольстителя и любителя восторженных женских взглядов. – Мне посоветовал вас один мой знакомый.

– Кто именно?

– Это Самуил Олешин, – не без гордости ответил незнакомец. Ему очень хотелось покозырять своими связями в высших эшелонах власти города.

Самуил Олешин, мужик старой гвардии, старой закалки, непробиваемый и властный человек. С ним мне приходилось работать около года назад, и, надо сказать, работа была хоть и сложная, но интересная, потому что Самуил Аркадьевич был покладистым, сговорчивым и очень приятным клиентом. Человеку, который пришел от Олешина, отказать я не могла, хотя, как мне показалось (а первое впечатление, как известно, самое правильное), мой новый знакомый не такой покладистый, как Самуил Аркадьевич, и с ним, возможно, придется повозиться.

– Ладно, – ответила я после минутной паузы. – Давайте пойдем в «Горячую чашку» и поговорим о вашей проблеме.

– Значит, вы все-таки принимаете мое приглашение в кафе? – оживился незнакомец.

– И не мечтайте, я сама себя пригласила.

Мы молча прошли в уютное кафе, сели за столик в углу и сразу подозвали официанта.

– А теперь я готова выслушать вас, – деловито начала я разговор, после того как мы сделали заказ.

– У меня проблема. – Только сейчас этот человек, впервые за время нашей беседы, скинул с лица глупую улыбку и стал максимально серьезным.

«Как быстро он умеет перевоплощаться, – подумала я, – вполне возможно, что с ним мы сработаемся».

– Для начала назовите себя, если вам не трудно.

– Ах да, простите, я совсем забыл представиться. Лапин Анатолий Сергеевич. – Мужчина кивнул и сразу принялся излагать свою проблему. – Завтра у меня очень важный день, от него зависит очень многое. Вся моя жизнь. И я хочу просить вас о помощи.

– Что особенного в завтрашнем дне? – поинтересовалась я.

Лапин достал из кармана пачку сигарет, выбил одну и быстро прикурил от зажигалки. Я не сводила с него глаз, наблюдая за каждым движением. Он нервничал, очень нервничал.

– Спасите меня и моего отца, – наконец-то произнес Лапин, не поднимая глаз. – Если я не подпишу бумагу, его убьют, если подпишу, мы погибнем вместе.

– Незавидная у вас альтернатива.

– Это не смешно. – Мой новый знакомый посмотрел мне в глаза, но я выдержала этот психологический натиск с его стороны, и вскоре Лапин отвел взгляд, рассматривая покупателей магазина за стеклянными перегородками кафе.

– Что за бумага?

– Бумага, которая лишит меня всего. Всего, что я нажил…

– Анатолий Сергеевич, я уже поняла, что дело серьезное, но информацию вы мне даете очень сумбурную и скомканную. Соберитесь и расскажите все по порядку. Что за бумага, почему от нее зависит ваша жизнь и при чем тут ваш отец?

– Хорошо, я все вам расскажу. – Лапин сделал большой глоток, и его чашка моментально опустела. – Я владелец крупного завода керамической плитки, тарасовский завод «Керамика», слышали, наверное? – Я кивнула. – Не буду вдаваться в подробности бизнеса, но для вас не секрет, наверное, что все крупные предприятия, рассширяясь, со временем открывают дилерские дома. И основная торговля идет именно через дилеров. Мы назначаем рекомендуемую цену на товар, а дилеры уже сами решают, какие цены им держать, в зависимости от торговли. Но обычно разница в цене между несколькими дилерскими фирмами не превышает десять-пятнадцать процентов. И вот не так давно один из наших дилеров, а точнее, самая крупная фирма «Керамдом», стал потихоньку поднимать цены.

 

– Разве это выгодно для них? Большие цены – низкий спрос.

– Вся проблема в том, что «Керамдом» это уже не просто дилер – это торговый дом. Через него берут плитку остальные наши дилеры. Им приходится давать за товар завышенную цену, а потом продавать на своем рынке еще дороже, чтобы окупить затраты. А ведь надо еще прибыль получить.

– Странная проблема. – Я искренне удивлялась. – Неужели вы не можете поставить на место этот «Керамдом»? Порвите с ними контракт и откройте новый торговый дом.

– Вы предлагаете очень логичное и самое простое решение проблемы. На деле все гораздо сложнее. «Керамдом» за время нашего совместного сотрудничества оброс связями, заработал приличный капитал и теперь хочет ни много ни мало завладеть всем заводом или, по крайней мере, большей его частью.

– Это что, так просто сделать? Достаточно захотеть, и все, проблем нет?

– По закону сделать это непросто. – Анатолий Сергеевич грустно улыбнулся. – Но есть масса других возможностей получить желаемое. Особенно когда у тебя много денег и большие связи.

– Поконкретнее можно?

– Конечно можно. – Лапин вздохнул и завертел головой в поисках официанта. – Принесите, пожалуйста, виски со льдом.

– Вы же за рулем, – напомнила я Анатолию.

– Ерунда, – отмахнулся он. – Вам что-нибудь заказать?

– Нет, спасибо.

Мы молча ждали, когда молоденький парнишка принесет Лапину виски, а потом продолжили разговор. Точнее, Лапин продолжил свой грустный рассказ.

– Я человек холостой и женат никогда не был. Да, честно сказать, и не собирался. Детей у меня тоже нет, ни родных, ни приемных, ни внебрачных. Я всегда был очень аккуратен в связях с женщинами…

– К чему такие подробности? Если вы думаете, что я буду покушаться на вашу свободу…

– Дело не в этом. – Лапин закурил. – Это предисловие, а суть дела в следующем: из родных и дорогих мне людей есть только отец. Старый забавный человек. Он единственная ценность в моей жизни, единственный человек, ради которого я готов на любой, даже безрассудный поступок, лишь бы со стариком все было нормально, лишь бы он был здоров. Так вот теперь мой отец в опасности. – Анатолий Сергеевич потер лоб и прикрыл глаза. – Он в опасности.

– В какой?

– Послушайте, Женя. – Лапин немного оживился, поерзал на стуле и замер в напряженной позе. – Я все вокруг да около хожу, а драгоценное время уходит. Давайте я вам коротко изложу, что именно мне надо.

– Давно пора.

– Завтра в десять утра в моем кабинете состоится короткая, но очень важная для меня встреча. Некоторые довольно властные структуры вынуждают меня подписать контракт, по которому большая часть акций завода отойдет людям с «Керамдома». Нечистые на руку бухгалтеры оформили документы таким образом, будто мой завод на грани банкротства, и влиятельный «Керамдом» готов поставить завод на ноги при условии, что контрольный пакет акций будет у них в руках. Завтра я должен подписать новый контракт, а чтобы у меня вдруг не пропало желание делиться акциями, похитили моего отца.

– Вот теперь мне все понятно. Вы хотите, чтобы я нашла вашего отца до завтрашнего утра, забрала его у похитителей и спрятала подальше, пока проблема не будет решена?

– Именно так. Вы поможете мне? – Анатолий вопросительно, с мольбой в глазах, посмотрел на меня.

Я взглянула на часы, четверть первого, в моем распоряжении осталось меньше суток.

– Когда похитили вашего отца?

– Два дня назад, – ответил Лапин.

– Почему же вы сразу не связались со мной? Мы потеряли много времени.

– Два дня назад я даже не знал о вашем существовании. Я пытался сам разыскать отца и вытащить его. Но когда понял, что в одиночку не справлюсь, обратился за помощью к Самуилу Аркадьевичу, старому знакомому отца. А он, в свою очередь, сказал, что лучше вас эту работу никто не сможет сделать. Поэтому я отправился искать вас, и вот нашел.

– А позвонить вы мне не могли? – возмутилась я. – У вас что, нет номера моего телефона?

– Боюсь, что его прослушивают, – почти шепотом ответил Лапин.

– Что прослушивают, мой телефон?

– Нет, мой. Я думаю, все мои телефоны прослушивают. А я не хочу подставлять отца, не хочу, чтобы похитители знали, что я в курсе, где его прячут.

– Так. – Я откинулась на спинку стула. – А вот с этого места поподробнее, пожалуйста. Откуда вы знаете, где прячут вашего отца?

– Он мне намекнул.

– Ваш отец?

– Да, когда мне сообщили, что отец похищен, то дали поговорить с ним. В этом коротком разговоре отец смог сообщить, где его прячут. Примерно, разумеется.

– Его похитители такие тупоголовые, что не услышали, как ваш отец передает координаты своего местонахождения? – Я усмехнулась. – Боюсь, его уже нет там, где он был два дня назад. Его наверняка перевезли в другое место.

– Нет, нет. Он по-прежнему там. Я проверял.

– Как вы могли это проверить?

– Видите ли, – Лапин немного замялся, – я не сказал вам одну вещь. Мой отец в прошлом разведчик. В детстве я его почти не видел, он для меня был фигурой виртуальной, существующей только в рассказах мамы. А теперь он на пенсии и живет как обычный пенсионер, копается на огороде, гуляет в парке, играет в домино с такими же пенсионерами, как он сам. И никто даже не догадывается, что когда-то этот тщедушный старикан был одним из лучших советских разведчиков. Так вот, хоть он и на пенсии, но шпионские игры так и остались для него любимым занятием. В его квартире полно аппаратуры, все телефоны на прослушке, видеокамеры во всех комнатах и на балконе, у него в трости зонтика заточенная пика, в подкладку куртки вшито лезвие. У него еще много подобных приколов. – Анатолий грустно усмехнулся. – Он носит слуховой аппарат, а в нем маячок. Отец научил меня, как определять местонахождение человека по сигналам маячка. Он всегда очень боялся, что на старости лет склероз или какой другой недуг победят его трезвый ум и он однажды потеряется на улице, позабыв свое имя. Отец надеялся, что я его найду, если с ним что-нибудь случится. В общем, он старался сам себя держать под контролем и меня научил, как это делать.

– У вашего отца Point place? – с удивлением поинтересовалась я.

– Что вы, такой дорогостоящей аппаратурой, с помощью которой можно определить точное местонахождение объекта, у моего отца нет, у него более примитивные приспособления.

– Но радиус поиска по сигналам обычного маячка, особенно в большом городе, где много домов, может быть довольно большим.

– Вот поэтому в телефонном разговоре он намекнул мне на некоторые ориентиры, где его надо искать, чтобы сузить радиус поиска.

– Как интересно. И что же он вам сказал?

– Он у меня старик с юмором и с хорошими артистическими задатками. – Анатолий Сергеевич рассмеялся. – Он любит прикидываться глупым, ничего не понимающим стариком, зацикленным исключительно на своих личных проблемах. Пустой болтовней он легко понижает бдительность своих врагов, которые пропускают мимо ушей ценную информацию. Вот и в этот раз информация прошла под видом ерунды.

Мне позвонили вечером, часов в девять.

– Анатолий Сергеевич, вы не забыли, что в среду у вас важное совещание, вы хотели передать контрольный пакет акций нашему человеку.

– Не дождетесь, я не собираюсь делать этого.

– Не торопитесь с ответом, у вас есть еще три дня на размышления.

Я собирался уже положить трубку, когда в трубке, где-то на заднем плане, послышался голос моего отца. У меня все опустилось внутри, руки похолодели, во рту пересохло. Противным навязчивым тоном отец говорил: «Это вы с Толей разговариваете, уважаемый? Позвольте, я скажу ему пару слов, он совсем не смотрит за мной, больным человеком». «Тут с вами поговорить хотят», – сказал незнакомый мужской голос, и в трубке сразу же послышалось тяжелое сопение отца. «Это ты, Анатолий? Ты случайно не забыл про мою больную печень? Я уже позеленел от боли, немедленно привези лекарство. Только не надо никаких новомодностей покупать, бери старый добрый аллохол…»

На этом его скомканный монолог прервали, скорее всего, похитители вырвали из рук отца трубку, я успел услышать его удивленное «А что такое?», и тут же послышался голос незнакомца: «Вот видите, Анатолий Сергеевич, все не так просто, как вам кажется. Пока старик пребывает в приятном неведении, думает, что живет у друзей и тебя поджидает. Так что не разочаровывайте папашу, приезжайте с хорошей новостью»…

– И что вы поняли из такой странной подсказки? – уточнила я, выслушав короткий пересказ недавнего разговора Лапина с отцом и его похитителями.

– Я примчался домой к отцу, достал аппаратуру и выяснил по сигналам маячка примерные координаты его нахождения. Это место за городом, километрах в пятнадцати от Тарасова. Я сразу поехал туда и наткнулся на элитный дачный поселок – за высоким забором стоят домов двадцать, сплошные дворцы. Теоретически отец мог находиться в одном из этих дворцов, но меня смущала одна его фраза, не надо ничего новомодного. И я понял, что в новостройках искать отца не стоит. Я помотался еще и наткнулся на дачки попроще. Тоже за забором, но забор этот простая сетка рабица, и то местами покосившаяся. По всей видимости, отцу не завязывали глаза и он прекрасно видел дорогу, по которой ехал, и эти дачи-дворцы он тоже видел и намекнул мне, чтоб я не терял времени даром, разыскивая его в элитных постройках.

– Умно, – усмехнулась я. – Ну а печень, это что значит?

– Мы с ним давно придумали такую игру: обозначать ориентиры по анатомии человека. Дачный поселок – это тело человека. Если зайти с главного входа, то есть с головы, следует свернуть вправо, то есть к печени. И где-то на этом уровне искать нужный дом. Скорее всего, этот дом находится как раз у забора.

– Почему у забора, может, как раз в центре поселка?

– Нет, у забора, иначе у отца болела бы не печень, а желудок. – Лапин усмехнулся.

Действительно, старик забавный, с таким интересно будет познакомиться.

– Ну а то, что он позеленел от боли, это тоже что-то означает?

– Конечно. Он сказал эти слова не случайно, хотел сделать акцент на зеленом цвете.

– И что должно быть зеленым?

– По приоритетам. От большего – к меньшему. Сначала весь дом зеленый, если таких нет, значит, только крыша, еще меньше – забор, калитка…

– Ступенька к калитке, – добавила я с сарказмом.

– Совершенно верно, что-то заметное должно быть зеленым. Но в данном случае я думаю, что это зеленый дом, он там один такой.

– Один зеленый дом на весь дачный поселок? – не поверила я.

– Нет, один зеленый дом в районе печени.

– Ах, ну да, мы же уже ограничили участок поиска границами печени.

– Вы воспринимаете это как шутку? – Лапин посмотрел на меня с нескрываемым раздражением.

– Нет, нисколько. Я готова взяться за работу. Кстати, Самуил Аркадьевич, когда советовал вам меня в качестве бодигарда, упомянул о моих гонорарах?

– Да, разумеется, – с готовностью ответил Анатолий Сергеевич, и рука его сразу скользнула в карман. – Меня это устраивает, я готов заплатить вам за вашу работу.

– Не сейчас, – отмахнулась я, – сначала мне необходимо увидеть сигналы маячка и убедиться, что вы не ошиблись с районом поиска.

– Вы мне не доверяете?

– Извините, но нет – вам я не доверяю. Мне неизвестны ваши способности, поскольку я вас не знаю. Прежде чем нестись сломя голову в старый дачный поселок в пятнадцати километрах от города, я хочу убедиться, что вы действовали в правильном направлении.

– Признаться, мне обидно слышать, что вы мне не доверяете…

– Не переживайте так, Анатолий Сергеевич. На свете есть только один человек, которому я доверяю всецело. Этот человек – я. Так что не будем терять времени даром, едем к вашему отцу домой. – Я взяла со стула свою сумку, достала из кошелька сторублевую купюру и бросила на стол. Лапин продолжал сидеть за столиком, вопросительно глядя на меня. Я замерла на мгновение и, наморщив лоб, поинтересовалась: – Так вы нанимаете меня на работу или будете действовать самостоятельно?

– Нанимаю, разумеется, – он тоже подскочил с места.

– Тогда не будем терять время. – Я направилась к выходу.

В лифте я поинтересовалась:

– Анатолий Сергеевич, почему вы решили преследовать меня, а не поговорить прямо у дома, раз уж вы знали, где я живу?

– Мне казалось, что так будет безопаснее, вдруг за мной следят. Вступить с вами в связь в общественном месте было бы безопаснее, мне так казалось.

– Ну в связь мы с вами, к счастью, не вступали. – Я сделала акцент на этом словосочетании. – А вообще, странные у вас понятия о безопасности, – усмехнулась я.

 

Машину Лапина мы оставили на парковке. Лапин, конечно же, попытался спорить, желая убедить меня, что стаканчик виски никак не повлиял на его водительскую бдительность и аккуратность, но я даже слушать ничего не стала.

– Мы поедем на моей машине, и дело тут не только в количестве выпитого. Мне так будет удобнее, а вы за своей машиной приедете потом. Садитесь в мой «Фольксваген», – скомандовала я, и Анатолию Сергеевичу пришлось подчиниться.

Мы поднялись наверх и выехали на главную дорогу. Дальше меня направлял Лапин, объясняя, как проехать к дому его отца.

– Сейчас прямо, после второго светофора налево.

– Скажите мне точный адрес, я сама найду дорогу, без ваших указателей.

– Пожалуйста, – Лапин немного обиделся, – улица Бокопова, дом двадцать девять.

Я проехала мимо второго светофора, не сворачивая.

– Тут надо было налево, я ведь сказал, – вмешался Анатолий Сергеевич, возмущенно вскинув руки.

– Сидите спокойно и не пытайтесь мной руководить. Я знаю, что делаю.

– Вы наматываете лишние круги, – он демонстративно отвернулся к окну.

– Вот именно, если за нами кто-то следит, я это легко вычислю.

– Ах вот оно что. – Хорошее расположение духа быстро вернулось к Лапину, и он перестал изображать из себя мужчину с задетым самолюбием.

Он сразу оживился, завертел головой и в итоге большую часть пути ехал, повернувшись назад и рассматривая все позади идущие машины. В каждой из них он пытался распознать преследователей и каждый раз с досадой пожимал плечами, когда мнимые преследователи сворачивали с нашего пути.

Я решила немного отвлечь его от интересной игры и спросила:

– А вот мне интересно, как бы ваш отец смог намекнуть вам на цвет дома, в котором его прячут, если бы он был не зеленый, а, скажем, желтый?

– Сказал бы что-нибудь про желтуху, – не раздумывая, ответил Анатолий.

– А красный? – Я продолжала донимать его вопросами.

– Про кровь или про давление сказал бы. Он знает, я бы сумел догадаться, о чем речь, – не без гордости сказал Лапин.

Разговаривать с Анатолием было неинтересно, он походил на самодовольного гусака, к тому же слишком увлекся поиском преследователей. Я не стала разочаровывать его и сообщать о том, что никакого «хвоста» за нами нет, в этом я убедилась еще десять минут назад.

Квартира Лапина-старшего ничем не отличалась от квартиры обычного пенсионера, никакие хитроумные приспособления старого разведчика в глаза не бросались. Хотя мне, как профессионалу, не стоило больших усилий обнаружить две скрытые камеры в квартире и хитроумное устройство, с помощью которого можно зашифровать свой номер телефона, когда звонишь на телефоны с определителем номера.

– Евгения, посмотрите, я приготовил для вас приемную станцию от маячка, – Лапин окликнул меня, когда я с интересом рассматривала книжные полки.

– Можете называть меня Евгения Максимовна.

Я села за письменный стол, на котором уже стояла приемная станция. На экране светилась маленькая красная точка, показывающая, где именно находится маячок. Сравнив показания маячка с картой местности, я убедилась, что Анатолий Сергеевич не такой уже дилетант в этом деле. Старший Лапин неплохо поработал со своим сыном, обучая его тонкостям шпионского дела.

– Ну что же, вы не ошиблись.

– Большое вам спасибо, – обиженно сказал Анатолий, – ваша похвала для меня ценнее любых денег.

– А я вас еще не хвалила.

Лапин не стал ничего отвечать, отвернулся к окну и тихо спросил:

– Я могу убирать все это? – Он кивнул на станцию.

– Да, это можете убирать и отправляться домой. Все остальное я сделаю сама.

– Что именно вы сделаете сами? – Лапин застыл, удерживая на весу аппаратуру.

– Ну как что, вы же наняли меня, чтобы я освободила вашего отца и спрятала его в надежном месте, пока вы будете разбираться со своими конкурентами?

– Это не конкуренты, это обычные воры.

– Не имеет значения, пусть будут воры. Вы сейчас поедете домой и будете сидеть перед телевизором или болтаться в ванной, это уже ваше дело.

– Я намерен поехать с вами. В конце концов, это мой отец, я имею право спасти его?

– Конечно, только спасать его вы будете моими руками.

– А своими я что буду делать, интересно знать? За пульт телевизора держаться или…

– Анатолий Сергеевич, – я старалась говорить сдержанно, – если сегодня днем за вами никто не следил, то вечером, скорее всего, приглядывать будут. Ваши злопыхатели очень не хотят, чтобы в последний момент вы сбежали от ответственности. Они рассчитывают на ваше присутствие завтра утром, и вы не должны заставлять их нервничать и в ночь перед ответственным мероприятием болтаться неизвестно где. От вас будет больше пользы, если вы будете сидеть дома. Пусть видят, что вы на месте. Так больше вероятность, что мне никто не помешает.

– Но я не смогу спокойно сидеть сложа руки!

– А вы попробуйте. Завтра утром придете в свой кабинет, во сколько там у вас собрание?

– В десять утра.

– Значит, придете к десяти, до моего звонка будете морочить голову вашим оппонентам и ничего не подписывать. Когда мы с вашим отцом будем в безопасности, я дам знать. Теперь все понятно?

– Понятно.

– Как зовут вашего отца?

– Сергей Сергеевич.

– Это его фотография? – Я перевела взгляд на фотографию за стеклом книжной полки, на ней седовласый мужичок невысокого роста и крепкого телосложения стоял на берегу красивого озера.

Анатолий повернулся в сторону полки и кивнул:

– Да, это мой отец.

– Отлично. – Я шагнула к выходу, давая понять, что делать тут больше нечего, пора бы и за работу браться. – Оставьте мне вашу визитку, я позвоню, когда все будет позади.

– А вы уверены, что приняли правильное решение действовать в одиночку? – спросил Лапин, когда мы прощались во дворе дома.

– Я всегда уверена в своих действиях. Запомните это.

– Хорошо, запомню. – Лапин послушно закивал. – Ах да, вот еще, – он достал из кармана кредитную карточку и протянул мне. – На карточке десять тысяч долларов. Это вам на расходы и на оплату вашей работы.

– Рассчитаемся, когда и вы, и ваш отец будете в безопасности. – Я убрала руку Анатолия Сергеевича.

– Нет-нет, возьмите, – продолжал настаивать он. – Мало ли что может случиться, моему отцу и вам могут понадобиться деньги, я не хочу, чтобы вы остались в чистом поле без копейки денег. Возьмите.

– Сомневаюсь, что в чистом поле мы найдем банкомат. – Я покачала головой. – Но раз вашему отцу могут понадобиться деньги…

– Да, да, да, – Лапин закивал.

– Давайте, – я взяла карточку и спрятала в карман.

Анатолий Сергеевич, сбитый с толку и немного напуганный моей категоричностью, побрел ловить машину, чтобы вернуться в торговый центр за «Мерседесом», а я поспешила домой, мне необходимо было тщательно подготовиться к предстоящей работе.

Тетя Мила суетилась на кухне. Аппетитными ароматами свежей выпечки и жареной курицы была наполнена вся квартира. Я постаралась незаметно проскочить в свою комнату, но меня остановила наблюдательная тетушка.

– Что купила в магазине? – Она вышла мне на встречу, держа в руках кухонное полотенце.

– Ничего. Я не нашла ничего, на что стоило бы потратить деньги, – с наигранным безразличием ответила я. Мне не хотелось беспокоить любимую тетушку известием о том, что я, едва поставив точку в одном деле, сразу ввязалась в другое.

Вчера вечером я торжественно пообещала тетушке, что в ближайшую неделю буду жить исключительно для себя и для дома. А сегодня утром, не раздумывая, нарушила обещание. Однако признаваться в этом любимой тетушке я не собиралась.

– Не может быть. – Тетя предприняла первую попытку обличить меня. – Там такой выбор, неужели ничего не нашла?

– Ничего, – протянула я, отступая к своей комнате.

– Может, ты и не была в магазине? – Попытка номер два.

– Я так голодна, у нас есть что-нибудь вкусненькое? – Я выбрала самый действенный способ уйти от допроса.

– Конечно, сейчас накрою на стол, а ты пока руки мой. – Тетушка засеменила на кухню, а я со спокойной душой направилась к себе.

Ночка мне предстояла бурная, надо было подобрать удобный наряд. Благо теплая июньская погода позволяла одеться легко: тонкие черные джинсы, обтягивающая майка и короткая курточка. Но этот вариант был рабочим, его я собиралась надеть непосредственно перед работой. Для начала мне необходимо было провести разведку боем, понять, с кем придется иметь дело, а для этого не помешает максимально приблизиться к дому. Наряд грибника мне показался очень подходящим в данной ситуации.


Издательство:
Научная книга
Книги этой серии:
Метки:
Поделится: