Название книги:

Именем Федерации!

Автор:
Леонид Резников
Именем Федерации!

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– А, чтоб тебя, проклятый корень! – выругался человек, в котором Крафт по голосу признал Кларка. Крафт уже было открыл рот, чтобы позвать на помощь, но почувствовал ощутимый укол холодной стали между лопаток и притих.

Кларк поспешно вскочил и припустил в направлении лагеря, за ним пронеслись еще двое его товарищей, и все стихло. Отец Ансельм вышел из-за дерева и поглядел вслед бегущим. Крафт выполз из кустов и медленно встал.

– Интересно, от кого они бегут? – вслух подумал монах.

– Без понятия, – недовольно пробурчал Крафт, отряхивая штаны комбинезона, но тут вновь раздались шорохи и дробная поступь, и из-за деревьев выбежал… баран!

Едва не налетев на людей, животное остановилось и уставилось на отца Ансельма выпученными глазами.

– Бэ-э? – сказал баран и попятился.

– Баран! Жирный. Гораздо лучше, чем бобы. – Монах поудобнее перехватил нож и двинулся на животное.

– Бэ-э! – мотнул рогами баран и еще отступил, приготовившись задать деру.

– Не так быстро, друг мой, – процедил сквозь зубы отец Ансельм и накинулся на животное.

Баран извернулся и лягнул монаха. Отец Ансельм выронил нож, но успел поймать животное за задние ноги и опрокинуть на землю. Баран отчаянно сопротивлялся, оглашая ночной лес истошным блеяньем и яростно брыкаясь.

– Вр-решь, не уйдешь! – рычал монах, подминая под себя барана, а правой рукой нащупывая оброненный нож.

Крафт бросился к оружию, но тяжелый мешок повел его вперед, и безопасник ткнулся лицом в землю.

– Вот гадство! – приподнялся на руках Крафт, отплевываясь от сора, налипшего на губы.

Отец Ансельм пихнул Крафта ногой в бок, левой рукой схватил барана за рог, а другой, дотянувшись, подхватил нож и занес над животным. Крафт охнул от боли в ребрах и согнулся.

– С тобой после поговорим! – холодно пообещал монах. – Сначала разберусь с бараном, – и он вскинул руку с ножом.

– Бэ-э! – еще сильнее забился баран. Глаза его, казалось, вот-вот вывалятся из орбит. – Бэ, бэ-э!

Нож понесся вниз, но отец Ансельм не успел завершить смертельный удар. Рука его дрогнула, и кончик ножа замер у самой шкуры животного, с непередаваемым словами ужасом взиравшего на монаха. Но не это стало причиной замешательства отца Ансельма.

Баран на глазах преображался в человека. Шерсть его зашевелилась, уменьшилась и начала втягиваться в кожу, тело, ноги и руки удлинились, копыта превратились в кисти рук и ступни. Отвалились рога. Последней претерпела изменения морда, и теперь на святого отца взирал человек с искривленными судорогой губами.

– А! – отпрянул отец Ансельм от голого человека, неистово крестясь. – Оборотень!

Лоуф отполз чуть назад и оглядел себя.

– Я! Снова я!

– Сержант? – только и смог выговорить ошалелый Крафт.

– Изыди, изыди, сатанинское отродье! – Монах схватился за крест и затряс им.

Лоуф вскочил на ноги, медленно по кругу обошел монаха и припустил со всех ног в лагерь.

– Сержант – баран… – продолжал бубнить Крафт, глядя Лоуфу вслед. – Невероятно!

– Уф-ф, – отец Ансельм отер лицо, пытаясь отогнать наваждение. Несколько придя в себя, он призывно махнул рукой. – Пошли!

Крафт поспешил за монахом, непрестанно оглядываясь назад и что-то неразборчиво бормоча. Шагов через пятьсот отец Ансельм, погруженный в себя, запнулся за какие-то тряпки, поднял их и повертел перед носом.

– Одежа чья-то, – пожал он плечами. – Сойдет.

Скатав одежду, он сунул ее подмышку и поторопил Крафта:

– Прибавь шагу! Тащишься, словно полудохлая кляча.

– Вот же навязался на мою шею! Сам бы потаскал тяжеленный рюкзак! – слабо огрызнулся Крафт, поправил на плечах лямки рюкзака, нагнал монаха и поплелся рядом.

– Куда мы все-таки идем?

– Туда, – неопределенно мотнул головой монах и за всю оставшуюся дорогу больше не вымолвил ни единого слова.

– Где же они могли спрятаться? – спросил Святов, ни к кому конкретно не обращаясь.

Ему никто не ответил.

Судно уже полчаса методично прочесывало лес вдоль и поперек, следуя над лесом на высоте ста футов. Святов, не отрываясь, смотрел на синтезированную корабельным интеллектом радарную картину, в чем, по правде говоря, не было ни малейшей необходимости. Если биосканер засечет живой объект, то пометит его в радарном окне и даже сопоставит с конкретным объектом по заданным параметрам.

Объектов не было, ни в видимом, ни в инфракрасном диапазоне, если не считать зверья, ведущего ночной образ жизни. На радаре отображалась лишь сплошная бугристая масса шапки леса.

– Бажен, давай еще разик пройдемся в районе разбившегося крейсера, – предложил Гемм.

– Нет необходимости, командир, – отрицательно покачал головой Святов. – У биосканера хорошая чувствительность – в радиусе мили от судна не обнаружено ни одного человека, а в лагере ни Фарро, ни монаха нет.

– Не в горы же они подались! – воскликнул Пурвис.

– А неплохая мысль! – загорелся Святов. – В горах при желании можно отыскать отличное укрытие.

– Фарро до такого не додумался бы, – поморщился Пурвис. – Его неодолимо тянет к людям – без их помощи и оборудования он не выживет.

– Зато монах вполне самостоятелен и предприимчив, если верить истории, рассказанной нашим уважаемым магом, – задумчиво протянул Хан. – Он – человек прошлого.

– Хорошо, переносим поиски в горы, – согласился Пурвис, которому давно опостылил однообразный лесной пейзаж. – Тем более, мы уже обследовали приличную площадь – так далеко уйти они не могли.

– Я вот все никак в толк не возьму, – спросил Хан, – а на кой нам сдался опальный министр?

– Он наш билет назад, – ответил Гемм.

Судно резко ушло влево и черной глыбой поплыло к горам, над которыми медленно разгорался рассвет. Неистовые лучи Альбирео А, выглянувшего из-за гор, полоснули по глазам. На камерах внешнего обзора сработали светофильтры, изображение чуть притухло. Лучи биосканера уже ощупывали подножие гор, скользя вдоль него.

– Не совсем понял про билет, – немного погодя сказал Хан. – Ты считаешь, что с Фарро на борту мы в полной безопасности?

– Не думаю, что они собираются любыми путями избавиться от него. Потерять министра и отыскать его мертвым на планете – это одно, и совсем другое, если он исчезнет бесследно. Будет инициировано тщательное расследование, Торренцу придется с пеной у рта доказывать собственную невиновность в гибели Фарро. К тому же выяснится, что катер, на котором якобы бежал министр, вовсе не разбился, а был поврежден на планете.

– Логично, хотя и сильно притянуто за уши. Но это все-таки шанс. В противном случае, если нас и не разнесут на атомы, то арестуют в первом же порту. Значит, нужно во что бы то ни стало отыскать Фарро, а на это уйдет слишком много времени – хребет имеет большую протяженность, – посетовал Хан.

– И все-то тебе не так и не то, – фыркнул Фелки, сидевший в уголке и уплетавший бобы под соусом с мясом.

Человечек уже вполне освоился в рубке. Больше всего его заинтересовал пищевой синтезатор – свой они еще не успели опробовать. Да и в какое сравнение мог идти портативный с бортовым, в распоряжении которого имелась огромная библиотека блюд. Особо, если учесть, кому принадлежало судно.

– А ты сиди помалкивай, – угрюмо осадил его Хан. – Не твоего ума дело!

– Не хами, каланча, – цыкнул зубом человечек. – Мы ему помогаем, а он…

– Вижу я, как ты помогаешь. Я посмотрю на твою физиономию, когда с небес тебе на голову упадет крейсер. И не малый, как тот, что гробанулся, а вполне себе навороченный.

– Считаешь, дело зашло так далеко? – нахмурился Пурвис.

– Очень далеко, – согласился с Ханом Гемм. – Сбит крейсер, посланный на выручку, пропал министр… Впрочем, думаю, их это мало заботит. Но даю стопроцентную гарантию, что скоро здесь будет очень жарко.

– Быстрее, чем ты думаешь, – заметил Святов. – Крейсер уже на орбите. Я перехватил кодированную передачу – узкий луч, направленный в лагерь.

– Тогда нужно торопиться.

– Нужно, только как? Вот если бы…

– Внимание! – донесся из потолочных динамиков голос бортового интеллекта. – Обнаружены два объекта. Движутся в сторону гор. Расстояние – две тысячи триста футов. Произвожу сканирование характеристик.

На экране радара засветились две красные точки почти по курсу. Святов, подскочив в кресле, подался вперед.

– Вот они!

– Не торопись, – охладил его пыл Гемм. – Дождемся результатов анализа.

– Объекты идентифицированы, – спустя несколько секунд доложил бортовой интеллект. – Первый – кодовое название «монах»; второй – Март Крафт.

– Крафт? – недоуменно переспросил Святов. – На кой монаху сдался этот ненормальный?

– Никак успокоиться не может, – предположил Фелки, отставив в сторонку пустую посуду. – Решил свести счеты каким-нибудь изуверским способом.

– И для этого потащил его в горы?

– Ну-у, монах – он непредсказуем, – пожал плечами человечек.

– Ладно, хватит пустых домыслов, – прервал пустую беседу Гемм. – Мел, давай на посадку. И ускорь процедуру по максимуму. – Шариф, готовь расчет экстренного старта с выходом на ближайший спутник. Попробуем укрыться за ним.

– Принял, командир, – кивнул Хан и склонился над консолью.

Судно быстро снижалось, попутно ища свободную площадку для посадки, но с этим была проблема. Густой лес обрывался, лишь взбежав на подножие горы, а там посадить судно не представлялось возможным.

– Объекты исчезли из поля зрения, – доложил бортовой интеллект, и две красные точки пропали с радаров.

– Как исчезли? Куда? – наморщил лоб Святов.

– Вероятно, спрятались за каким-нибудь выступом или в пещере, – предположил Гемм.

– Пещере? А ведь верно, командир! Монах не глуп – ушел в горы и укрылся в пещере, – несильно саданул кулаком по консоли Святов.

– Зато мы оказались глупее него. Потерять столько времени, прочесывая лес, – проворчал Пурвис. – Даже законченный идиот догадался бы, что беглецы будут искать надежное укрытие, а не слоняться по лесу, изображая из себя мишени. И все же нам повезло, что монах зачем-то покидал уютную пещеру.

 

– Но садиться все равно некуда, – указал Святов руками на экран. – Сплошь деревья.

– А ты, чем болтать, изобразил бы нам парой залпов площадочку, – подсказал Хан.

– Командир? – обратился Святов к Гемму, испрашивая разрешение.

– Давай, Бажен! Другого выхода у нас нет.

– Э, э, вандалы! – вскочил с пола Фелки. – Вы чего творите, а? Это наш лес, наша экология!

– Помолчи, пожалуйста, – беззлобно бросил Хан, отвлекшись от расчетов. – Если вон та дура, – указал он пальцем в потолок, – долбанет по нам, тут такая экология начнется! Но тебе будет уже до лампочки.

– Слушай, прорицатель… – набычился Фелки, уперев кулачки в бока.

– Так, все! – прервал бессмысленный диспут Гемм. – Бажен, залп из расчета эффективность – минимум ущерба. И не зацепи пещеру!

– Принял, командир!

Святов поколдовал с настройками и дал залп. Громкий хлопок был слышен даже в рубке судна. В воздух взвились щепки и пыль, а когда пыльная пелена немного развеялась, глазам людей предстала прямоугольная просека, простиравшаяся до самого основания горы.

Пурвис дал команду на экстренное снижение, и судно стремительно пошло на посадку…

Если бы отец Ансельм или Крафт подняли головы и чуть обернулись назад, то непременно увидели бы бесшумно следовавшее за ними судно. Но Крафту было не до того – он обливался потом, таща на спине килограмм тридцать, – а монах настолько устал, что мечтал лишь о том, как бы поскорее добраться до пещеры. Насыщенный событиями прошлый день и бессонная ночь давали о себе знать.

– Куда мы все-таки идем? – не вытерпел Крафт, когда понял, что они собираются взобраться на гору.

– Скоро уже придем.

– Нет, ты ответь, иначе я больше не сделаю ни шага! – уперся Крафт и действительно остановился. – Я сейчас свалюсь от усталости.

Отец Ансельм остановился.

– Не пойдешь? – спросил он.

– Нет! Пропади ты пропадом, – выпалил Крафт и яростно отер со лба крупные капли пота, – навязался на мою голову!

– Слабак! Снимай рюкзак.

– Зачем это?

– Снимай, говорю.

– Ну, снял, – Крафт медленно опустил рюкзак на землю.

Отец Ансельм приблизился к безопаснику, поигрывая ножом. Крафт отступил, лихорадочно соображая, как поступить. Выбить оружие из рук монаха сейчас он вряд ли смог бы – все тело ныло, а ноги казались и вовсе чужими.

– Дурак! – усмехнулся отец Ансельм, правильно разобравшись в сомнениях Крафта. Спрятав нож за ремень, монах легко, одной рукой, подхватил рюкзак и закинул его на спину. – Ты идешь?

– Иду, – сдался Крафт, немного поколебавшись. Не возвращаться же в лагерь, в самом деле! Тем более, его нужно еще умудриться отыскать – часа два шли по лесу, не меньше.

Шагов через двести они остановились у узкого проема в горе.

– Входи, – отец Ансельм кивком указал на темный лаз.

– Зачем это?

– Там твой хозяин.

– Фарро здесь? – охнул Крафт. – С вами?

Монах не ответил.

– Вот умора! Так вы, оказывается, в пещере прятались! – внезапно расхохотался Крафт.

– Ты чего? – подозрительно уставился монах на безопасника – не тронулся ли тот умом.

– Да эти дуболомы пол-леса обшарили, разыскивая министра. А вы вон где прячетесь.

– Ты войдешь, наконец, или будешь продолжать испытывать мое терпение? – прорычал отец Ансельм.

– Все, все, успокойся, – примирительно выставил ладони Крафт. – Подумаешь, нервный какой.

Святой отец тяжко вздохнул, перекрестился и вошел в пещеру следом за безопасником.

– А чего он того… раздетый? – спросил Крафт, увидев дрыхнущего на каменном ложе Фарро.

– Вот сам у него и спросишь. – Отец Ансельм опустил на пол пещеры рюкзак и протянул подобранные в лесу вещи. – На, одень его!

– Вот еще! – презрительно фыркнул Крафт и засунул руки в карманы. – С чего вдруг?

– Он же твой господин.

– Он мой наниматель, и я ему не слуга.

– Ничего не понял, – пожал плечами отец Ансельм. – Впрочем, сами разбирайтесь. Теперь он – твоя проблема.

Монах бросил вещи к ногам безопасника, а сам уселся у рюкзака. Вытащив из него банку, отец Ансельм сноровисто вскрыл ее ножом и принялся за еду, работая пальцами. Есть рукой было непривычно, но что поделать – ложку он не додумался захватить в лагере.

– Монах? – позвал очнувшийся Фарро, сел и спустил босые ступни на холодный пол. – Ты вернулся?

– Вернулся.

– Кого ты привел?

– Твоего слугу, – отозвался святой отец и вытряс в рот остатки бобов прямо из банки. Откинул пустую посудину и потянулся за второй.

– Я не слуга! – выкрикнул Крафт, гордо выпятив грудью.

– Крафт? – еще больше удивился Фарро. – Но зачем ты его притащил?

– Вон одежда, – сказал монах вместо ответа, деловито орудуя ножом.

– Отлично! – Фарро вскочил с каменной лежанки и живо подхватил вещи, но засомневался. – Погоди-ка, сержантская форма? Ты убил Лоуфа?

– Я нашел ее в лесу, – поморщился отец Ансельм – министр-привереда надоел ему до чертиков. – Но если тебя что-то не устраивает, можешь и дальше ходить без штанов.

– Сойдет, – помявшись, кисло выдавил Фарро. Одежда распространяла вокруг себя едкий запах пота. Хорошенько встряхнув ее, министр начал неторопливо натягивать штаны, и тут раздался оглушительный хлопок.

Крафта, стоявшего напротив входа, воздушной волной отбросило к стене, и он скорчился на полу, охая и вздыхая. Фарро, повалило обратно на лежанку, и он больно ударился затылком. Отцу Ансельму повезло больше – он лишь выронил нож и опрокинул на себя полную банку бобов.

– Проклятье! Что за… – поспешно вскочил на ноги отец Ансельм и, подбежав к выходу, выглянул наружу. – Корабль!

– Корабль? – переспросил Фарро, вновь усаживаясь и массируя затылок и зашибленное плечо.

– Да, да, летающий корабль! Ты что, глухой? – Святой отец отскочил от входа в пещеру, подхватил оброненный нож и закрутил головой в поисках пути к бегству.

– Чей корабль-то? – поинтересовался министр, подхватил оброненные штаны и поспешно натянул их.

– Откуда мне знать! – рявкнул отец Ансельм. – Поди сам посмотри, если интересно.

Фарро собрался было что-то ответить, но шорох быстрых шагов заставили его замолкнуть. Трое людей напряженно вглядывались в яркие краски утра. Вдруг проход заслонила собой широкоплечая фигура. Отец Ансельм покрепче сжал рукоять ножа, приготовившись напасть.

– Остановись, монах! – сказал Хан, вовремя разглядевший святого отца в сумраке пещеры по блеску оружия. – Свои…

Вымытый и солидно одетый министр вошел в рубку и с важным видом оглядел экипаж Гемма.

– Ну, что тут у нас? – осведомился он, заложив руки за спину.

– У нас неприятности, – сказал Гемм, занятый запуском агрегатов и предполетной подготовкой.

– Какого плана?

– Сейчас кое-кто из кое-чего шарахнет по судну, и вам сразу все станет ясно, – съязвил Хан.

– Шарахнет? Кое-кто? – недоумение во взгляде Фарро только усилилось.

– Крейсер, который в данный момент пытается нас заблокировать, – сказал Пурвис, щелкая переключателями. – Так что шли бы вы, господин министр…

– В каком смысле? – обиделся Фарро.

– В самом прямом. Здесь люди работают, а вы мешаетесь.

– Ну и… ладно. – Фарро поджал губы, отошел в сторонку и прислонился плечом к стене.

– Вспомогательная силовая запущена, – сказал Гемм.

– Генераторы на режиме, – доложил Пурвис. – Подключаю нагрузку: система жизнеобеспечения… контроль… информация от датчиков поступает… гидравлика… Ходовые на запуск.

– Отставить! – вклинился Гемм. – Всю мощность на защитное поле!

– Есть! – Пальцы Святова запорхали над консолью. – Поле активировано.

Судно дрогнуло, будто кто-то очень большой саданул по нему кулаком. Бледный луч, порожденный боевыми излучателями снижающегося крейсера, растеклось по корпусу жидким пламенем и истаяло. Занялись ближайшие деревья.

– Запуск! – гаркнул Гемм.

– Ты же говорил, они не будут по нам стрелять? – осведомился Хан.

– Может, они не в курсе, что Фарро у нас на борту? – предположил Гемм, наблюдая за параметрами запуска основных силовых установок. Генераторы хода медленно выходили на режим. Слишком медленно. Если сейчас повторится залп…

– Так скажите же им! – завопил бледный министр.

– Вот вы им и скажите, – хмыкнул Хан. – Вас-то они наверняка послушают.

–Ходовые запущены. Снимаю нагрузку со вспомогательной силовой, – быстро доложил Пурвис.

– Мел, перераспредели нагрузку, – дал команду Гемм. – Отключи все лишнее, вплоть до жизнеобеспечения в жилом секторе. Нам понадобится как можно больше мощности.

– Сделано, командир, – несколькими секундами позже доложил Пурвис.

– Замечен повышенный фон на излучателях противника. Похоже, сейчас повторят залп, – предупредил Святов.

– Взлетаем! После отрыва – уход вправо, – отдал приказ Гемм.

– Принял, – ответил Пурвис.

– Шариф, расчет выхода?

– Готов, командир!

Судно приподнялось над лесом и резко ушло вправо, делая разворот на сто пятьдесят градусов и ложась на заданный штурманом курс.

Новый удар потряс судно. Залп пришелся по кормовой части, но поле выдержало.

– Они с нами играют, – сказал Святов.

– Не ввязываемся в бой, уходим! – оборвал Гемм. – Мелл, взлетный режим. Бажен, снимешь поле сверху, как только пройдем крейсер.

– Принял…

Отец Ансельм меланхолично взирал на непонятную суету экипажа. Корнелиус наблюдал за происходящим с нескрываемым интересом. Фелки, не успевший слинять с корабля и охваченный азартом боя, скалился, подпрыгивал и пронзал воображаемого противника копьем. Фарро в панике грыз некогда ухоженные ногти.

Земля завалилась вбок и с головокружительной скоростью ухнула вниз. Тяжелый крейсер, явно не ожидавший подобной прыти от небольшого судна, теперь медленно разворачивался и силился набрать вертикальную скорость.

– Удаление три тысячи … – монотонно бубнил Пурвис. – Две… Одна… Прошли крейсер.

– Снимаю поле, – сказал Святов.

– Мел, выжми из этой посудины все, на что она способна, – бросил Гемм.

– Принял. Режим сто тридцать… У нас пара минут, иначе генераторы хода не выдержат.

– Вполне достаточно, – заверил Хан.

Тяжелый крейсер быстро набирал скорость, но отрыв был приличный.

– Готовит очередной залп, – доложил Святов.

– Плохо, мы слишком близко.

– Прошу прощения, почтенный Сартор, – вклинился Корнелиус, – но почему вы не ответите им?

– Мы не сможем пробить его защиту.

– Не совсем понимаю, о чем вы говорите.

– Поле. Вокруг корабля создается высокоэнергетическое поле, частично отражающее, а частично поглощающее заряд. У них оно слишком мощное.

– Но я чувствую корабль! – воскликнул маг.

– И что же из этого следует?

– Он открыт и беспомощен, словно младенец в люльке.

– Бажен? – обернулся Гемм к оператору защиты.

– Поле на месте, командир. Силовой щит на порядок мощнее нашего.

– Глупости! – только и отмахнулся Корнелиус. – Смотрите, видите вон те иглы?

– Вы имеете в виду лучевые орудия? – нахмурился Святов.

– Не знаю, о чем вы! Но смотрите.

Корнелиус взмахнул рукавами, пальцы его напряженно скрючились, пространство вокруг дрогнуло, и «иглы», готовые выбросить заряд, вдруг загнулись вниз, словно хлипкие соломинки.

Святов только присвистнул. Но это был еще не конец. Накопленная для выстрела энергия рванулась по искореженным разгонным стволам, теперь лишенным удерживающего магнитного поля, и накопители энергии вместе с грозным оружием истаяли в ядерном пламени. Крейсер дрогнул и несколько просел.

– Колдун, ты, оказывается, опаснее, чем я думал. – Фелки нервно пригладил вставшие дыбом волосы.

– Все, кажется, они разозлились по-настоящему, – хмуро заметил Святов. – Сейчас пальнут из найба, и от нас останется горстка атомов.

– Покинули атмосферу, – доложил Хан. – Скорость растет быстрее расчетной. Нам нужно еще пару минут, чтобы укрыться за спутником.

– Параметры основных ходовых в норме. Нагрузка снизилась, могу еще добавить режим, – предложил Пурвис.

– Не будем рисковать. Все равно у нас максимум тридцать секунд, – сказал Гемм, наблюдая в синтезированную картину за крейсером. Его левый бок претерпевал изменения, деформируясь во вдавленные друг в друга кубы и переплетения труб.

– Но у нас тоже есть найб! – взвыл Фарро, чьи нервы уже были на пределе.

– Игрушка в сравнении вон с той штукой – кивнул на экран Святов. – Ее размеры будут как раз в половину вашей посудины господин министр. Ну и мощность соответствующая.

– Может, ее тоже помять? – предложил Корнелиус.

 

– Ни-ни! – замахал на него руками Святов. – Если они начали накачку, то он так рванет, что мы и без разгона в одно мгновение окажемся где-нибудь за пределами спутника.

– Не вздумай, колдун! Слышишь? – вцепился в мага Фелки. – Там моя родина, мой народ!

– Тогда поступим по-другому, – нехотя согласился Корнелиус, вновь воздел руки и что-то забормотал.

Крейсер окутался бледно-красным сиянием и… вдруг застыл на месте, затем медленно, а потом все быстрее и быстрее начал вращаться вокруг вертикальной оси.

Все разинули рты. Это было невероятно! Непонятным способом, недоступным пониманию, крейсер весом в сто пятьсот тысяч тонн крутился волчком, раскрученный слабыми стариковскими руками.

– А вот теперь пусть попробуют прицелиться, – довольно фыркнул Корнелиус, опуская руки.

– Невероятно! – первым пришел в себя Хан. – Расскажи кому, не поверят.

– А ты не рассказывай, – посоветовал Гемм. – Корнелиус, как долго это будет продолжаться?

– Так долго, как нужно. Мое участие сейчас крайне мало. Корабль, крутясь, сам поглощает силу.

– Опять вы про эту силу…

– Ну, энергию, – припомнил маг. – Так ли важно название?

– Согласен, – вздохнул Гемм. – Но все-таки ваша поддержка нужна?

– Разумеется!

– А что будет, когда мы удалимся на слишком большое расстояние.

– Думаю, эффект магии сойдет на нет, – подумав, предположил Корнелиус.

– Скоро мы наберем достаточную для прыжка скорость, а потом пусть гоняются за нами, сколько им влезет, – сказал Хан, контролируя параметры кривой обхода спутника.

– Да, но куда мы направимся?

– На Тиберию! – выпалил немного пришедший в себя от потрясения Фарро.

– Почему именно туда? – уточнил Гемм.

– У меня там друзья! Они не дадут нас в обиду и помогут добраться до дому, а там уж я…

– Видели мы ваших друзей, – проворчал Хан. – Предлагаю Сегнецию – далеко и, главное, независима.

– Сегнеция так Сегнеция, – согласился Гемм.

Фарро что-то недовольно проворчал и повесил голову.

– А как же я? Нет, я несогласный! – запротестовал Фелки. – Высадите меня немедленно!

– Боюсь, сейчас это невозможно, – покачал головой Гемм.

– Кончай шутить, длинный! У меня дел по горло. Будто мне заняться больше нечем, как мотаться с вами по галактике!

– Тогда попроси Корнелиуса, он тебя катапультирует, – усмехнулся Хан.

– Нет! Я с вами! – вздрогнул человечек и недоверчиво покосился на стоявшего рядом мага.

– В таком случае командуй, Шариф, – сказал Гемм и расслабленно откинулся на спинку.


Издательство:
Автор
Поделиться: