Название книги:

Марина М. в поиске счастья

Автор:
Елена Петровна Кукочкина
Марина М. в поиске счастья

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Андрей кивал головой и все время слегка улыбался, пока я оправдывала свое похмелье.

– Что же? До встречи, – неохотно села в машину.

– Счастливо! Отдыхай, – сказал мужчина и захлопнул за мной дверь.

Я успела помахать рукой, но он ничего не увидел, окно было затонировано черным.

Машина все дальше и дальше удалялась от дома, а я не переставала смотреть, как Андрей идет по дорожке к подъезду. Я боялась, что это навсегда, что больше никогда не увижу его. Я готова была остановить такси и бежать обратно, но понимала, что это ни к чему не приведет. Сердце разрывалось на части, а мозг был суров. Никогда нельзя грустить о том, что уже не вернешь. Но нужно быть благодарной за то время, когда ты этим могла обладать. И все, что мне теперь остается – это короткие воспоминания и надежда, что все еще когда-нибудь будет.

Глава 8. Светская жизнь

Чем хуже у девушки дела, тем лучше она должна выглядеть.

 Коко Шанель

Мой обычный рабочий день уже которую неделю начинался в шесть утра.

Я неохотно оторвала голову от подушки, накинула халат и сунула ноги в холодные тапочки. Больше всего на свете я хотела спать, и всеми фибрами души желала вернуться в сон, в котором мы с Андреем устраивали любовную вакханалию на моем диване.

Закрыла глаза, попыталась ухватиться за обрывки образов, но тщетно. Злобно мыча про себя, я на ощупь дошла по длинному коридору к туалету. Повернула за угол прихожей, открыла дверь уборной и от неожиданности так завопила, что, ей-богу, соседка снизу баба Глаша схватилась за валерьянку и образок дореволюционной эпохи.

– Мать твою за ногу, Яна! Ты какого здесь делаешь? – уткнулась я невидящими глазами в два растопыренных соска на плоской груди соседки.

– Писаю! Что не видно? – кинула та, ни разу не смутившись.

– Господи, а почему же голой?

– Я так сплю! Ты что никогда женщин голых не видела?

– Видела! – рявкнула я и резко хлопнула дверью так, что с потолка посыпалась побелка, а баба Глаша ещё раз перекрестилась. – Но мы же не в общественной бане живем? Одеваться надо, когда выходишь из комнаты! Черт тебя бери, напугала до полусмерти!

Не повезло, так не повезло мне с соседками. Я всегда думала, что отношусь к сексуальным меньшинствам объективно. Есть они, нет их. Какая разница, если ты не в их числе? Живут себе тихо, мирно, никого не трогают, и пускай живут. Это их дело, какому Богу молиться.

Но не тут-то было! Стоило только догадаться, что квадратные метры я делю с лесбиянками, как мне стало тошно от одной мысли, что могло происходить в соседней комнате, когда я мирно засыпала в своей постели. Фу!

Яна и Даша – студентки второго курса, милые создания, которые нашли меня по объявлению «сниму квартиру с подселением», теперь казались мне рабами своей сексуальной прихоти. Я всячески старалась избегать их общества: просыпалась задолго до их будильника, быстро собиралась, брала старенький ноутбук и перед работой заходила в ближайший «Макдональдс». Заказывала кофе и омлет, садилась в самый конец ресторана и набирала статьи. Хоть и доставляло мне это некоторые неудобства – вставать в шесть, когда можно поваляться и до восьми – зато работа шла успешно. Конечно, заработок был небольшой, но лишними деньги не бывают.

– Ты куда так спешишь? – спросила меня Яна, двигаясь из кухни со стаканом ароматного кофе. Соседка была в халате и тапочках – образумилась, наконец-то!

– Куда-куда? – передразнила я девушку, ловко справляясь с застежкой на босоножках. – На работу!

– Сегодня? И так рано?

– Да!

– Понятно, – задумалась Яна. Наверное, о том, что сладкая студенческая жизнь у нее тоже рано или поздно закончится. И надо будет думать не только над учебниками, но и над тем, как заработать на жизнь. И как наконец-то стать кем-то с большой буквы, а не Бог-знает-кем. Хотя меня в её годы это мало интересовало, я была уверена на все 100%, что всё будет. Но почему-то это загадочное «всё» до сих пор не объявилось.

В восемь утра я сидела в «Макдональдсе», пила ароматный кофе и поглощала сахарную овсянку. Конечно, первым делом зашла в социальные сети и невольно остановилась на подборке фотографий. Широкая постель, воздушные комки одеяла, девушка блаженно откинула волосы на подушку, и накачанный парень в одних трусах несет кофе прямо ей в постель. А внизу фотографии подпись: «Доброго субботнего утра, наши подписчики!».

Я быстро перечитала текст ещё раз, одним щелчком открыла календарь на рабочем столе и убедилась, что сегодня суббота.

Суббота! 8:15 утра! А я торчу в свой законный выходной в «Макдональдсе»! Уму непостижимо! Вот почему Яна была так удивлена, когда я сказала, что убегаю на работу. Да и вообще людей как-то меньше, особенно, в метро. А все почему? Потому что выходной! А я даже не заметила. Не заметила!

В попытках хоть как-то поднять себе настроение, я зашла на сайт просмотреть резюме, проверила статистику, рейтинг. И опять тщетно. Никаких зацепок от работодателей, никаких писем с приглашениями на собеседования и звонков.

Честно признаюсь – мне изрядно надоело писать статьи про пользу черники, клубники и корня сибирского эспарцета. Я каждый день выкладывала минимум по три статьи на сайт копирайтеров, писала заметки в газеты про домоводство и изредка рассылала в журналы на скорую руку придуманные рассказы о любви с пометкой «из жизни». Ну и, конечно, я числилась журналистом в никому неизвестном журнале «Город женщин», где давала советы разведенкам, как не отчаиваться в борьбе с целлюлитом и найти любовь всей своей жизни, имея 10 кг лишнего веса.

Знаете, и смех, и грех. Ведь, в душе мне хотелось чего-то глобального, а может даже звездного. К примеру, стать великой журналисткой, которую бы приглашали без всяких портфолио в самые лучшие журналы. Быть у всех на слуху и писать легкие зажигательные статьи про…

И тут мой взгляд упал на затерянное письмо Розы среди рекламного спама. Она два дня назад выслала мне приглашение на показ коллекции Аллы Романцевой, а я ни сном, ни духом – ни про модельера, ни про показ. Конечно, Роза в последнее время отдалилась от нас со Светой – во всем виноват ее роман с Максимом. Сначала Роза говорила, что это всё ради спортивно-денежного интереса. Но она не заметила, как затянуло в омут с головой.

Хотя с другой стороны, во всём можно найти свои плюсы. Только подумать – это же просто мечта, а не работа. Посещать светские мероприятия, а потом писать о них и получать деньги. Мне надо быть только ушами и глазами вечера. И всё! Это же мой лотерейный билетик, который стоит купить прямо сейчас.

– Роза, мы идем! Я обязательно напишу мегавзрывную статью и разбогатею! – громко отрапортовала я подруге вердикт по мобильному.

– Что за бред! Кто ты? – промычала Роза сонным голосом.

– Ты вообще видела список приглашенных гостей? Ирина Одинцова, Ольга Королева, Дарья Чайковская, Ксения Собчак! Я, правда, никого не знаю, кроме Собчак, но, наверное, это очень известные дивы, так ведь? – не обращала я внимание на убийственные вздохи с той стороны трубки. – Там соберутся сливки общества, самые умные и культурные леди столицы. Наверное, будет приятно пообщаться и завести знакомства, как думаешь?

– Марин! Господи, суббота, такая рань, а ты тараторишь, как из пулемета!

– Знаешь, пословицу: кто рано встает, тот…

– Всех достает! – закончила за меня подруга. –  И я ничего не хочу! Не понимаю! И никуда не иду!

– Правильно, не ты идешь, а мы идем! – не отступала я. – МЫыы! Чувствуешь разницу?

– Не особо, – кривилась Роза. – Ну да ладно. Приезжай после обеда, решим, что делать. А сейчас, умоляю – угомонись и дай человечеству поспать!

Когда я переступила порог Розиной однушки, подруга сияла словно электрическая гирлянда в предвкушении вечера. Она даже успела прическу в парикмахерской сделать и ногти покрасила под цвет платья.

На фоне ее цветущей улыбчивости я  почувствовала себя темным пятном в черном коктейльном платье, на которое потратила добрых тридцать минут, перебирая свой скудный гардероб.

– Хьюстон, Хьюстон, прием! Как слышите? Хьюстон, у нас проблема! – гримасничала Роза, поднося ко рту невидимую рацию. – Платье купила в каком-нибудь «Инсити»?

– Практически, в «Пипл». Отличное, правда? – крутилась я, показывая прямые складки на юбке. – Специально его выбрала. Это же классика! Оно на все случаи жизни.

– Конечно на все, но ты не Одри Хепберн, дорогая. Пойдем за мной.

Роза провела меня к гардеробной, гордо распахнула двери, и я застыла в изумлении словно Индиана Джонс перед блеском найденных сокровищ. С тех пор как я была у Розы в гостях, многое изменилось. К примеру, у неё не было столько одежды, от которой исходил запах самой настоящей дороговизны.

Роза показывала лучшие наряды. Женское сердце приходило в восторг от блеска, кроя и фактуры. Мне вспомнились детские мечты о шикарном белом платье, расшитом розовыми пайетками и бисером. Каждый раз, когда мы с мамой посещали «Детский мир», я не могла оторвать от него взгляд. Помню, как представляла, что приду в садик в этом платье и своим видом сведу с ума Рому, в которого влюблены были все девочки. И что белой завистью покроется Ленка Пономарева, которой доставались самые лучшие тексты на новогодних утренниках. Но всё, что оставалось маленькой Марине в годы суровой перестройки, когда родителям по полгода не платили зарплат – только мечтать и щеголять по дому в завернутом вокруг пояса одеяле.

– Может и так сойдет? Я уже три платья примерила! А ты всё никак не можешь определиться, – протяжно ныла я, пока Роза перерывала гардероб в поисках подходящего туалета.

– Нет, – настаивала подруга и поминутно подставляла мне под подбородок вешалки с очередным шедевром от кутюр. – Хороший наряд – это своего рода вклад в твое светлое будущее. Знаешь пословицу: по одежке встречают?

– Конечно.

– В том обществе, куда мы собираемся перво-наперво смотрят во что ты одета, а потом выясняют твои связи или счет в банке.

 

– О Господи! Шеф, всё пропало! У меня нет ни того, ни другого, – испугалась я. – Меня же в два счета раскусят. Никакие одежки не помогут.

– Ну, ты же идешь не одна. Мы идем вдвоем. Мыыы! Чувствуешь, разницу? – победно подмигнула Роза и сунула в руки очередной наряд. – Одевайся. Это платье будет в самый раз. Я уверена на все 99 и 9. Розовый цвет идеально подойдет под тон твоей бледной кожи.

Роза оказалась права. Платье мне подошло: юбка-колокольчик до колен, сверху вырез под корсет и легкое кружевное балеро на плечи. Я – само совершенство! Из меня сделали принцессу, и я еду на бал! На ногах сверкающие мюли на каблуке от Фенди, а в руках сумочка от Дольче. Не хватало только принца на белом коне. Но ведь я шла не на поиски счастья, а на поиски выгодных сделок.

В Метрополь мы прибыли немного раньше, чем планировали. Но сидеть и выжидать время в машине на парковке не имело никакого смысла. Поэтому мы, ещё раз оглядев друг друга с ног до головы и освежив губную помаду, отправились покорять мир.

«Зеркальный зал» Метрополя был сплошь усыпан зеркалами в разную величину и длину, будто оказался в комнате смеха, только все они работали исправно, без какой-либо кривизны. Потом мы перешли в «Красный зал», где должно состояться мероприятие. Он был выполнен в стиле английского модерна, обшит дубовыми панелями и красной тканью, витражные окна сделаны из фактурных цветных стекол, а с потолка свисали многоярусные люстры. И цветы, цветы вокруг! Загляденье!

Я чувствовала себя словно приезжий турист из Занзибара на Красной площади. Мне не хватало только гида, который, размахивая руками, пояснял бы: «Посмотрите направо. Здесь вы увидите столы для фуршета, накрытые тяжелой белой тканью, возле которых то и дело слоняются профессионально улыбчивые официанты. Они предложат вам бокал шампанского, а чуть позже будут разносить закуски. Посмотрите налево. И вы увидите у стены низкие столики, на которых можете рассмотреть аксессуары из новой коллекции Аллы Романцевой. И наконец, посмотрите в центр зала. Здесь организован ковровый подиум, возле которого ровными рядами стоят красные бархатные стулья».

Минут пять, а быть может и больше, я, как вкопанный истукан с острова Пасхи, беззвучно водила глазами, рассматривая роскошный зал и прибывающих гостей. Меня так и подстегивало шепнуть на ухо Розе: «Вот это да! Как же всё красиво оформлено. И как все женщины нарядно и элегантно одеты. Настоящее высококультурное общество!». Но Роза и без слов всё поняла.

– Не веди себя так, как будто ты здесь в первый раз, – шептала она заговорщицки.

– Но я и в самом деле здесь никогда не была, – я подняла вверх глаза и запрокинула голову к потолку. – Люстры маленькие и большие, всё в росписи и лепнине. Вот это да!

– Опусти голову! – одернула меня Роза. – Ты ведешь себя, как ребенок на детском утреннике. А должна вести, как шпионка Мата Хари. Представь, что ты проникла к французам на военную базу. И если выдашь себя, то тюрьма и расстрел.

– Надеюсь, это ты не всерьез. Боюсь, у меня не хватит интеллектуальных знаний вести светскую беседу с этими красавицами. Нужно было полистать энциклопедию «Фундаментальные познания элитного общества Москвы» прежде, чем идти сюда.

– Да брось! – отмахнулась Роза. – Ничего сложного нет. Просто улыбайся, здоровайся, если это нужно. Остальное я сделаю за тебя.

Я так и сделала. Взяв с подноса официанта шампанское, я с глубокомысленным выражением лица стала рассматривать гостей вечера. В основном это были женщины: до безупречности ухоженные, красиво причесанные, в модных нарядах и обязательно на каблуках. Многие друг друга знали и, как завсегдатаи подружки, обменивались приветственными поцелуями и льстивыми улыбками. И, конечно, все фотографировались. Кто-то делал селфи на телефон, кого-то снимали фотографы. Но этого мало, чтобы написать отличную статью – нужна какая-то зацепка.

– Привет, Розочка! Чмок, чмок, – вдруг подбежала к нам незнакомка в длинном платье. – Милочка, ты прекрасно выглядишь!

– Привет, дорогая! У тебя платье шикарное. А какая вышивка на юбке! Эти цветы просто небесной красоты! – вторила ей Роза на языке гламурных девиц.

– Самой нравится платьице! Модненько! Это цвет сена, – незнакомка покружилась перед нами, демонстрируя расшитые складки на юбке, и начала неистово тараторить. – Только по секретику тебе, Розочка, скажу. Платьице от нашей Аллочки, от нашего солнышка! От нашего лучика света только могут исходить такие шикарные идейки. Но выйду я на подиум в другом, – подмигнула она. – Ой, Розочка! Ты просто шикарна. Какой лоск! Какой эпатаж! Это «Хлое»?

– Нет, наш замечательный «Ральф Лоран». Его последняя коллекция просто чудо из чудес! – улыбалась наивно Роза. – Кстати, познакомьтесь, это моя подруга Марина – очень известный журналист. А это Анастасия Саровская – светская модница.

– Очень приятно, – галантно продолжила я беседу. – Как вам сегодняшний вечер?

– Ой, вы уже берете интервью? – захлопала Настя в ладоши. – Знаете, Марина, наша Аллочка впала в детство, которое провела в далеком Краснодаре. И вспоминая свою тяжелую юность в этой деревне, она решила посвятить коллекцию полю и колосу. Представляете, как Аллочке было нелегко? – на какую-то долю секунды на лицо девушки упала тень невыносимого горя. – Бедная девочка, жила в деревне и вот теперь последствия. Но с другой стороны, у нее надо поучиться – из такого далекого края приехать, на полях жить, колосом питаться и стать известным модельером. Классненько, правда?

– Но колосом вообще-то не питаются, а Краснодар – это не дерев… – хотела поправить девушку, но Роза меня перебила:

– Полностью согласна! Аллочка у нас – дизайнер от Бога.

– Девочки, а вы видели, что придумали Дольче и Габбана?! Это нечто! Я была на «Недели моды» в Милане этой весной! – Анастасия переключилась на другую тему и совершенно позабыла про разговор о Романцевой. Девушка не переставала верещать про какое-то безумно дорогое прозрачное платьице с розами из новой коллекции итальянцев за 30 тысяч долларов, а Роза во всем с ней соглашалась.

– Ладно, милочки, – закончила Настенька. – Мне срочненько нужно бежать! Макияжик подправить, причесочку. Я сегодня модель, надо соответствовать. Ой, там кажется, пришла Лерочка Стасюк, давно ее не видела. Увидимся, девочки!

– Твоя Настя вообще нормальная? – не удержалась я от порицания, как только девушка растворилась в толпе. – Платье из прозрачного тюля с хлопковой аппликацией? За 30 тысяч? Она что шутит? Какой это шедевр? Да у меня занавески из такого же тюля на кухне висят, с хлопковой-то аппликацией!  У нас полстраны не одеты, не обуты. А она ещё и заявляет, что это хорошее капиталовложение.

– Тише ты! – шикнула на меня Роза. – Я тоже думаю, что это бред. Но мы в другом мире. Делай вид, что в этом ничего нет особенного и для тебя это обыденно. Оставь все свои причитания для бумаги, а пока веди себя, как…

– Мата Хари. Я помню, – сдалась я под напором подруги. Я-то думала, что меня ждут разговоры о ренессансе или классики мировой оперы, а тут глянцевый журнал мод вместо мозгов. Хотя во всем есть свои плюсы, ещё парочка таких вот личностей и материал готов.

– Слушай, – одернула меня Роза, – эта Лера Стасюк! Где-то я уже слышала её имя.

– Может, от твоей подруги Насти? – мы как раз остановились напротив легкомысленной Настеньки, которая размахивала юбкой цвета сена и, по всей видимости, выдавала ту же историю про колос.

– Нет, нет! – озабоченно качала головой Роза. – Стасюк как-то связана с модой. Черт возьми, не помню!

– Так может эта Стасюк то же капиталовложения платьями делает? Хотя на вид – взрослая женщина…

– Марина! – прозрела подруга, посоветовавшись с «Гуглом». – Ты не поверишь! Это лучшее, что могло случиться!

– О, Господи! Фьючерсы на нефть в ходе торгов  достигли критического максимума? Ребалансировка рынка сыграла в ничью, и Настенька не сможет купить платьице за 30 тысяч?

– Очень смешно. Знаешь, кто такая Лера Стасюк?

– Нет! Кто? Глава ОПЕК?

Суровая Роза не смогла не улыбнуться:

– Прекрати меня смешить! Это главный редактор журнала «Элль». Представляешь?

– Не может быть! Дай посмотреть, – я выхватила у Розы телефон и стала просматривать картинки в Интернете, сверяясь с женщиной, с которой разговаривала Настя. – Да, точно, это она!

– По-другому и быть не может. Не это ли твой звездный час? Пойдем, познакомимся.

Мы обогнули группу гостей, и осторожно подошли к трем разговаривающим женщинам. Недавняя наша знакомая Настя о чем-то сладко напевала главному редактору «Элль» – Лере Стасюк и её спутнице – девушке в вычурном красном платье. Роза сразу приняла боевую позицию – расправила плечи, втянула живот, и ничего не значащим голосом, как бы мимоходом, стала расспрашивать у Анастасии про банкет после показа.

А я стояла всё это время за спиной подруги и тихо лелеяла мечту о том, чтобы иметь такие полурабочие знакомства с главными редакторами ведущих журналов. Чтобы в любой момент позвонить и между делом договориться о статье или встрече. Это было бы просто восхитительно! Никакого больше «Города женщин», никаких утренних посиделок с кофе в «Макдональдсе» и никаких голых соседок по утрам.

– Меня зовут Марина. Очень приятно познакомиться, – анестезия в виде двух бокалов шампанского подействовала своевременно. И мне море по колено. Это мой единственный шанс! Я всё могу!

– О, да! – воскликнула тут же Настя, забыв, о чем говорила. – Девочки, знакомьтесь. Это Анжелика – самый модный дизайнер журнала «Элль», – указала Настя на девушку в красном платье.

– Можно, просто Лика, – ответила та.

– А это наша Лерочка Стасюк – главная модница «Элль», суперженщина, мама двоих детей и при этом очень стильная. Без нее «Элль» перестал бы существовать и…

– Ой! Да ладно тебе. Тоже мне скажешь, – остановила Настю главный редактор.

– А это у нас Розочка и Мариночка, – продолжала девушка. – Розочка у нас… э… как это…

– Провизор, – помогла ей Роза. – Имею сеть аптек на севере Москвы. Очень приятно с вами познакомиться. А это Марина – журналист. Мирового уровня!

Я судорожно улыбнулась, подталкивая Розу локтем в бок. Какого ещё уровня?

– Марина у нас много путешествует по миру, – продолжала нахваливать меня Роза. – Много чего знает и интересно пишет для разных международных изданий. – Да? – Стасюк пожала плечами. – Я о вас никогда не слышала.

– Надо же! – начала восхищаться мной Настя. – Марина, об Аллочке ты тоже напишешь? И о нашем показике? И обо мне не забудешь упомянуть?

Щеки пылали румянцем. Я только и успевала, что кивать головой.

– И в каком же издании вы осветите сегодняшний вечер? – вежливо улыбнулась мне главный редактор.

– Э… пока не знаю, – замялась с ответом. – Размещу, наверно, на… на Веб-портале или в блоге. А может, продам какому-нибудь журналу.

– М-да, занятно, – сухо ответила Лера Стасюк, вся ее заинтересованность тут же испарилась. – Уже ровно шесть, запаздывают с началом, – взглянула на свои изящные часы женщина. – Организаторам неплохо бы поучиться пунктуальности у Луи Виттон.

– О, Боже! – чуть ли не вскричала Настя. – Меня, наверное, уже заждались! Ладненько, я побежала, дорогие мои. Хорошего вам вечера. Встретимся после. Аплодируйте мне, что есть силы! Чмоки-чмоки.

И ветреная, по-детски наивная Настенька быстро растворилась в толпе, не дав нам даже опомниться от ее нелепых причитаний. Подошел официант с серебряным подносом, и мы все, молча, поменяли пустые бокалы шампанского на полные.

– А вы там насчет Луи Виттона, кажется, что-то говорили? – решила я прервать затянувшееся молчание. Авось повезет, мы продолжим тему моды, журналистики и вот я уже буду в штате сотрудников.

– Простите, что вы сказали? – недоуменно смотрела на меня Стасюк, будто мы минуту назад вообще не разговаривали.

– Вы там что-то говорили про Луи Виттона. Что неплохо им бы поучиться пунктуальности. Ну, и…?

– Всем известно, что показ Луи Виттон начинается в 10 утра! – не выдержала до этого молчавшая Лика. – Если опоздал, то остаешься на улице куковать под закрытыми дверьми.

– Понятно, – протянула я и, помолчав, добавила. – И часто вы там бываете?

– Где? – удивилась Стасюк. То ли у женщины с памятью нелады, то ли она хотела меня унизить.

– На показах Луи Виттон.

– Как обычно. Каждую весну, в марте, – пожала плечами Стасюк и обратилась к своей спутнице. – Кажется, начинают. Лик, пойдем вон туда, сядем. Приятно было познакомиться, – скупо добавила она, и они с Ликой двинулись к подиуму.

– Всё! Конец. Это провал, – расстроенно скулила я, провожая свою мечту в лице главного редактора глазами. – Я ей не понравилась. Несла чушь несусветную. Стасюк не поверила, что я профессионал. Мне никогда, никогда не вырваться из этой кабалы, не бывать модным журналистом.

 

– Да ладно тебе, – мягко положила Роза руку на мое плечо. – Не первая и не последняя.

– Ну, а ты чего молчала? – наехала я на подругу. – Не могла подсказать с этим долбанным Луи Виттоном? Ты же спец по шмоткам!

– К сожалению, я всего лишь провизор, – оправдывалась та. – Да, у меня есть дизайнерские вещи, в том числе от Виттона. Но я ничего не знаю, о показах, Миланах и Парижах.

– Тогда зачем тебе всё это? Весь этот эпатаж? Богатый парень, дорогие одежки и пустые знакомства? Зачем тебе вся эта мишура?

– Не знаю, – задумалась Роза. – Жизнь невозможно отрепетировать, как пьесу в театре. Она многогранна и необычна. А мы постоянно хотим её втянуть в какие-то рамки, что так правильно, вот именно ТАК надо жить. Но что если не приспосабливаться, не выживать, не оглядываться по сторонам на других людей? Не пинать себя каждый раз, перестать чувствовать себя никем. А просто начать делать то, что нравится. Мне нравится открывать себя. Каждый раз новую! Что в этом плохого?  Что плохого, что я хочу быть частью этого общества? Ведь пока не упадет занавес, можно жить так, как только душе угодно и ничего в этом зазорного нет.

– И ты всё время так думала? – поразилась я философским мыслям подруги.

– Нет, – улыбнулась мне та с толикой благодарности. – До меня дошло это только сейчас.

Мы второпях с Розой успели приземлиться на последние свободные стулья перед подиумом, свет в зале погас, гул голосов смолк. Громко заиграла ритмичная музыка, и стали включаться, ослепляя зрителей на передних рядах, прожекторы и всевозможные лампочки. Закулисный голос громко оповестил о начале вечера, и дефиле от дизайнера Аллы Романцевой началось.

Худые длинноногие девицы по одной выходили на подиум и все, как одна, с застывшей маской на лице. Их не переставали щелкать фотографы, а гости вечера обсуждать. Все наряды на моделях были однотонными, спокойными, крой однообразен – ничего нового и экстравагантного. Ну, или хотя бы запоминающегося. Правда, парочка нарядов мне всё же приглянулась. Одно серо-голубое атласное платье в пол с большими цветами – практически, как у Насти, и элегантный костюм с брюками-дудочками по щиколотку. Не представляю, куда бы я это всё надела, но смотрелось на тощих девицах великолепно.

Примерно через тридцать минут под ворох нескончаемых аплодисментов и цветов, адресованных хозяйке вечера, показ закончился. Люди не торопились расходиться, каждый считал своим долгом поздравить Аллу Романцеву и, конечно, сфотографироваться с ней и ее моделями.

Мы тоже успели с Розой сфотографироваться с Настей и ещё парой девиц, которых я не знала. Но Роза заверила, что они очень известны в своих кругах. Мы долго ходили от одной компании столпившихся девушек к другой. Роза меня постоянно с кем-то знакомила. Вокруг то и дело кружили пухлые надутые губки, ровные накрашенные брови, идеальные прически, пустые разговоры и, конечно, «Шанель», «Дольче», «Диор», «Армани», «Версаче»… Ни одной индивидуальности!

Легко купить платье с биркой и начесать у стилиста волосы, тяжелее придумать образ самой. Но для этого нужно иметь вкус, мозги и капельку вдохновения, а не широкий кошелек. И пока мы рассекали от одного берега гламура к другому, я для себя отметила, что, по сути, никому и не интересна героиня вечера Алла Романцева. Здесь каждая считала себя моделью и заодно пупом земли с лейблом на платье.

Всё это мероприятие напоминало мне встречу одноклассников 20 лет спустя. Только в школе сверстники пытаются похвастаться новой машиной, занимаемой должностью и подрастающими спиногрызами, здесь же в ход шли дорогие аукционные сумочки, наряды от кутюр, подтянутое фитнес-тело, вылепленное косметологами лицо и взлет популярности фото в социальных сетях. В принципе, богатые от среднего класса не сильно и отличались. Игра «перещеголяй другого так, чтобы тебе позавидовали» есть на всех уровнях. Все мы слеплены из одного теста. Темы разговоров, может, и отличаются, но суть остается та же. Но мне этого вполне хватило, чтобы насобирать материала на статью.

– Света звонила, – констатировала я, просматривая входящие на телефоне. – Надо бы перезвонить, у меня пять пропущенных.

– Пошли отсюда, – согласилась Роза, поставила пустой бокал на фуршетный столик и помахала кому-то рукой.

– А я думала, что ты пойдешь на банкет Романцевой, не о нём ли ты так усердно расспрашивала Настю?

– Чего я там не видела? Я и так могу рассказать, что будет. Все вечеринки со спиртным выглядят одинаково даже в высшем обществе. Ладно, пойдем за мной, – мы вышли из зала и попали в длинный коридор гостиницы, Роза резко свернула на одном из поворотов, потом на другом, а я всё это время пыталась дозвониться до Светы.

– Марина! Куда ты пропала? – надрывно закричала Света в трубку, оглушая меня.

– Никуда, просто телефон в сумке на вибрации стоял. Что случилось?

– От меня Игорь ушёл!

– От неё Игорь ушёл, – без всякого удивления повторила я для Розы.

– В который раз? – хмыкнула та и толкнула дверь. Мы вышли на улицу и оказались с другой стороны здания.

– Он сказал, что ему не нужен никакой ремонт, что обои он не будет перекрашивать, – яростно тараторила в трубку Света, пока Роза доставала из сумочки сигареты с зажигалкой. – Но эти обои же совершенно не совпадают по оттенку с диваном и мебелью. Короче, он не будет жить в этой квартире. И вообще, я ему на хрен не нужна! Вот!

– Они из-за ремонта поссорились, – передала я Розе вкратце. – Он её послал.

– Всё, как обычно, – вздохнула подруга и взяла у меня телефон.

– Привет, это Роза. Опять в последний раз? Угу… Что так серьезно? И вещи собрал? Ага… Нет, но соберет? Понятно. А ты что? Уже собрала за него! Быстро ты.

Роза ещё с минуту слушала надрывы Светкиного плача в трубку, потом резко прервала разговор и скомандовала:

– Значит, слёзы смахнула. Быстро переоделась, красоту навела. Мы за тобой заедем, минут через 30-40. Будь готова. Поедем ужинать, давно мы не выбирались втроем, – подмигнула мне Роза и затянулась сигаретой.

Мы сидели в ресторане «Лимончелло» на Проспекте мира. Уютные мягкие стулья, рассеянный свет, спокойные теплые тона дерева и легкая музыка – лучшее завершение сегодняшнего вечера. Конечно, Роза хотела попасть в суперэпатажный ресторан «Лодка» – последнее открытие элиты столицы. Но столик заранее надо заказывать, и ехать было далековато.

Мы со Светкой вообще не рассчитывали на ресторан, максимум на бар. Особенно Света, которая вышла из подъезда в рваных джинсах, кедах на босу ногу и широкой футболке. На что женственная Роза в вечернем платье со вздохом сказала: «Вы что сговорились сегодня?» и отправилась вместе со Светой перерывать её шкаф.

Заказав изрядное количество блюд и пригубив по глотку вина, Роза начала допытывать Свету расспросами об их ссоре с Игорем из-за ремонта.

Беда заключалась в том, что квартира была не Светкина, а её бабушки, которая переехала 3 года назад в загородный домик, который раньше служил Светкиному семейству дачей. Делать в квартире ремонт было крайне необходимо, так как последний раз его делали в году этак 50-м, когда и был построен сам дом. Игорь хоть и жил со Светой и пользовался квартирой безвозмездно, но права у него там были птичьи. Кто он ей без штампа в паспорте? Во всяком случае, Игоря тоже можно понять.

– Эти натяжные потолки влетели мне в копеечку, – продолжала жаловаться Света. Вино ударило ей в голову, подруга давно забыла о слезах и приняла оборонительную позицию. – Это я брала кредит, это я вся в долгах! Конечно, бабушка нам немного помогла. Но у неё самой дом, и мне приходится выкручиваться одной. И конечно, я хочу хорошую кухню, чтобы поставить новый гарнитур со встроенной техникой, а бабушкин совдеповский выкинуть на помойку.

– Но дело-то не в гарнитуре, и не в плитке, – со вздохом отвечала ей Роза.

– Согласна! Ведь это я всё ОДНА на себе тащу! – продолжала возмущаться Света, размахивая вилкой, на которой болтался листик рукколы.

– Пойми, без разницы – одна ты делаешь ремонт или за тобой войско прорабов стоит. Проблема в ваших отношениях!


Издательство:
Автор
Поделиться: