Название книги:

Марина М. в поиске счастья

Автор:
Елена Петровна Кукочкина
Марина М. в поиске счастья

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Но это было бы слишком! Ведь каким бы безумным ни был мир, чтобы ни происходило вокруг меня – это не повод опускать руки и заливать горе крепкими напитками.

Всё это можно заменить мороженым, бельгийскими вафлями, тирамису и чизкейком с клубничным сиропом. Именно с помощью сладкого я пыталась избавиться от житейских передряг. Из алкоголя заказала коктейль «ром-кола», в который попросила бармена добавить побольше пепси, чтобы захмелеть не с первого стакана.

С каждым глотком спиртного становилось легче думать. С каждой ложечкой десерта становилось приятно на душе и в желудке. И честно сказать, мне было уже совершенно фиолетово на соседок-лесбиянок – пускай «розовеют» с миром; всё равно на неудавшуюся карьеру – вся жизнь впереди; на Розу – взрослая девочка, пускай делает, что хочет, я ей не мать, чтобы указывать.

В бар все прибывали и прибывали люди: кто-то парами, кто-то целыми компаниями. Пятница. Москва отдыхает. Я же сидела одна, но ничуть от этого не теряла. Мысли мои были легки, бармен симпатичен, а у меня совсем не одиночество, а просто свидание с собой.

Неожиданно мой взгляд задержался на молодом человеке, который сидел за самым ближним столиком к бару и разговаривал с официантом. Он тоже был один, как я. Мне стало интересно, каков мужчина на лицо, но официант стоял так, что было не разглядеть. Я успела оценить костюм и ботинки, которые блестели, как у кота… В общем наверняка молодой и богатый (судя по ботинкам), заносчивый и напыщенный франт. С таким мне не по пути.

Официант наконец-то отошел от столика, и я смогла увидеть профиль молодого мужчины. Я присмотрелась, присмотрелась и еще раз присмотрелась. Потом отвернулась, сделала большой глоток ром-колы и чуть не поперхнулась.

Не может быть!

Я опять посмотрела на мужчину. Тот скучающе поглядывал на людей и не видел меня. Зато я с бешеной скоростью соображала, что же происходит.

Совпадение? Череда случайностей? И с какой стати богач ходит по таким заведениям, как… как… Я посмотрела на тиснение на папке с меню  «Золотая вобла»?

«Золотая вобла»! На Фрунзенской!» – эхом пронеслось в голове. И я вспомнила слова двухнедельной давности: «Нет, я больше люблю спокойные бары, чем ночные клубы. Были в «Золотой вобле» на Фрунзенской?».

Точно! Это он – мужчина моей мечты Андрей, о котором я уже успела позабыть. Вот откуда мне было знакомо название бара! Он мне сам о нем говорил в клубе, где праздновал день рождения Инессы.

Я опять посмотрела на него, чтобы убедиться, что это не глюк или видение. Нет! Это был тот самый Андрей. Как обычно, элегантный и невообразимо притягательный внешне. Хотя, может быть, только мне так казалось. Если оценивать трезво (но вряд ли я на это уже была способна), то он был обычным, никаких греческих профилей или смазливого личика. Просто мужчина. Нет! Не просто. Он – мужчина из мечты!

Незаметно для себя самой, я поплыла в воображении к далеким берегам, где я и он были вместе. Представила, как Андрей меня обнял, как схватил на руки и кружил на закате где-нибудь, скажем, на Бали. А потом мы сидели под пледом на берегу океана и грелись у костра. Пили вино и разговаривали, а может и целовались. Целовались, целовались, и…

Вдруг Андрей повернулся на девяносто градусов и посмотрел на меня, всю такую блаженную, задумчивую, с приоткрытым ртом.

Вот черт!

Сердце мгновенно подпрыгнуло, ойкнуло и ушло в пятки. Я неуверенно выдавила из себя подобие улыбки и помахала рукой. Андрей в ответ слегка оторвал от стола кисть в знак приветствия, и, помешкав, отвернулся. Я сделала то же самое.

Господи, какой ужас! Он меня не узнал, забыл или вообще не хочет знать, что я когда-то упала прямо в лужу перед его машиной, а потом подкараулила в клубе.

Я сидела и боялась пошевелиться. Зареклась больше не ходить по «Золотым воблам» и не заказывать, словно из детской прихоти, все десерты из меню, запивая их коктейлями для взрослых.

«О’кей, – мысленно успокаивала я себя. – Он уже забыл обо мне. Сейчас я допью коктейль, доем десерты и уйду. И больше никогда не приду сюда. Забуду про все, что было. Вычеркну его из сердца и заживу повседневной жизнью. Выброшу его визитку, которую храню на работе в дальнем ящике стола, дабы не было соблазна позвонить и пригласить на ланч. И вообще, я самостоятельная, сильная девушка и справиться с каким-то там парнем – нет проблем. Я красива, свободна, умна и вот сейчас допью коктейль и ищи-свищи ветра в поле. И вообще я выхожу замуж. То есть я когда-нибудь найду своего прекрасного принца и…»

– Добрый вечер, Марина, – голос Андрея заставил меня дрогнуть всем телом. Я чуть не выронила ложку с мороженым на пол.

– Добрый вечер, – ответила я с набитым ртом. Ещё какую-то минуту назад Андрей сидел за своим столиком, а теперь с улыбкой на лице подсаживался на барный стул.

– Вы не против?

– Нет, – замотала я растерянно головой.

– Расстались с парнем? – он кивнул в сторону полупустых тарелок с разными вкусностями.

– Мгу, – промычала я, сделала большой глоток коктейля и только после этого смогла говорить:

– Нет. Хотя лучше бы рассталась. Просто, понимаете, вокруг дурдом, но и я не главврач. И, чтобы удержать равновесие, я потребляю сладкое в большом количестве. Заедаю стресс.

– Полностью вас понимаю. Я в таких случаях сажусь в машину, включаю громко музыку и еду, куда глаза глядят.

– Тоже неплохо. Может, я бы тоже так делала, только у меня машины нет. То есть она есть. Папа отдал свою старую пятерку или семерку. Она стоит в гараже у отца в Одинцово, а я все обещаю сесть за руль, но не могу. Просто не могу себя заставить. Наверное, это не мое. И вообще я боюсь ездить за рулем.

Андрей заинтересовано слушал, пока я трындела без остановки. Знает он вообще, что такое «Жигули»? Он в жизни, наверное, не опускал задницу на сидение ниже «Мерседеса».

– У меня первая машина была «Жигули», на которую я сам смог накопить, – поддержал разговор Андрей будто прочитал мои мысли. – Правда, долго не проездил, отдал знакомому другу после того, как разбил правое крыло и весь зад. Но зато научился водить.

– Ничего себе! – я была приятно удивлена.

Молодой человек живет в центре Москвы, в крутой квартире, где даже в ванной стоят живые цветы, является руководителем строительных проектов в крупной компании. И «Жигули»?! Да ещё и сам заработал. А я почему-то думала, что Андрей родился уже в зубах с золотой соской. Надо же как бывает!

Все это я только подумала про себя, а через какую-то секунду выпалила без стеснения. Может быть, если не бутылка вина у Розы и два коктейля подряд, молчала себе в тряпочку.

– Не было у меня золотой соски, – отвечал Андрей. – Не могу сказать, что родители жили бедно, отец всегда занимал высокие посты и сидел в директорах. Но меня не баловали. Отец учил и до сих пор учит, что я должен зарабатывать сам.  Ведь я всего лишь руководитель проектов, а мог сидеть рядом с ним, быть заместителем генерального директора.

– Ваш отец генеральный директор строительной компании «МирДОМ»? – не удержалась я.

– Да, – ответил Андрей. Он хотел что-то сказать ещё, но тут его позвал официант, который принес блюда и поставил на столик.

– Марина, вы не составите мне компанию? –  спросил Андрей.

– С удовольствием.

– Молодой человек, – позвал мужчина бармена. – Отнесите эти тарелки за вон тот столик.

– Нет, – поспешила я,  –  тарелки не надо. Только коктейль.

– О’кей, – ответил бармен. – Вы ещё будете что-нибудь пить?

И тут мне стало неудобно. Андрей был трезв, как стеклышко, и вряд ли собирался пить. Я же останавливаться не хотела. Если протрезвею, весь мой пыл и бойкость уйдут сами собой.

– Андрей, поддержите, пожалуйста! У меня сегодня просто ужасный день. Один коктейль ничего не испортит.

– Ох, уж эти женщины! – улыбнулся мужчина. – Ладно. Принесите нам алкогольную карту. Посмотрим, с чего можно начать.

Через тридцать минут мы сидели за деревянным столиком и беседовали, как давно знакомые друзья. Мне принесли какой-то очень вкусный салат, название которого я не запомнила, и перуанского кальмара. Уплетала за обе щеки. Все-таки организм нервами не обманешь. Сколько не нервничай, а кушать он хочет. К тому же я перешла уже с ром-колы на фирменный айс ти от «Золотой воблы», в котором кроме рома и пепси было кучу другого алкоголя.  Андрей же заказал «куропатку» – это коктейль из виски, яблочного сока и лайма. Над названием я изрядно посмеялась, но Андрей сказал, что этот виски очень хороший.

За тридцать минут я успела выложить как на духу историю про себя, родителей, где живу и чем занимаюсь. А ещё в подробностях рассказала про неудавшееся собеседование, соседок-лесбиянок и свихнувшуюся подругу, которая решила забеременеть от первого встречного.

Я была с Андреем очень откровенна. Как будто незнакомые друг другу люди встретились в купе одного поезда. Вот проедем с ним от одной станции до другой, попрощаемся на перроне и больше никогда не увидимся.

– У тебя просто офигенская квартира! – наш разговор плавно перешел от моих соседушек, желания взять ипотеку к апартаментам Андрея, которыми я не переставала восхищаться. Точнее мой пьяный язык не переставал болтать всякую чушь.

– Квартира не моя, – заметил Андрей.

– Как не твоя? Ты ее что тоже снимаешь вместе с соседками-лесбиянками?

– Нет, но было бы неплохо, – смеялся Андрей над моими шутками. – Эта квартира отца. Поэтому я не считаю ее своей. К тому же большую часть в ней переделала Инесса.

Инесса! Инесса! Будто разорвалась граната, и уши налились кровью. Меня взрывной волной выкинуло из одурманенного счастья под названием «ты и я» в реальность, где я была третьим лишнем.

– Не знаю, что она конкретно переделала в квартире. Но я в шоке – настоящие цветы в ванной!

– Да, это прерогатива Инессы, – вздохнул Андрей. – Стабильно раз в неделю приезжает машина с доставкой цветов. И каждый раз что-то новое – только красные букеты или только желтые, иногда это замысловатые икебаны. Неделя орхидей, неделя роз. Некоторым цветам я даже названия не знаю.

 

– Ничего себе! Вот это да! – честно, я позавидовала Инессе. Она меняет цветы, выкидывая кучу денег только на букеты. А я жалуюсь, что мне не хватает пару миллионов на какую-то ипотеку.

– Я, как и ты Марина, тоже хочу собственное жилье, – со вздохом начал Андрей. – Построить дом по своему проекту где-нибудь подальше от шумной Москвы. Жениться, завести детей. В общем, как обычно, у всех. И когда-нибудь я обязательно это сделаю.

– Это прекрасная мечта, особенно, если есть с кем ее разделить, – твердо сказала я.

– Ты права. И у тебя тоже будет отличная работа. Просто не надо сдаваться. Каждый из нас уникален и достоин в жизни лучшего, если не перестает за это бороться.

– Хочешь сказать, что мир не сошел с ума? И у меня не все потеряно? И всё в наших руках?

– Совершенно верно, – Андрей отпил немного виски и продолжил разговор по душам. – Знаешь, я тебе вот что скажу. Я завалил вступительные экзамены в архитектурный, надеясь, что отец за все заплатит. Вместо этого он отправил меня простым рабочим на стройку. Через год я был первым в списке поступивших, потому что начал готовиться и преодолевать трудности. И если бы не урок отца о том, что пока не проломишь стену головой – ничего не добьешься, я бы так и надеялся на его помощь.

– А знаешь, что я тебе скажу, – я наклонилась поближе к нему, подняла бокал и хитро подмигнула. – А в тебе определенно что-то есть!

Андрей рассмеялся, а потом так пронзительно посмотрел мне в глаза, что надрывно защемило в сердце и перехватило дыхание, затем улыбнулся как ни в чем не бывало и поднял свой бокал. Мы чокнулись и выпили до дна за все наши безумные мечты.

Глава 7. Хороша в постели

«А знаешь, всё ещё будет!

Южный ветер еще подует,

и весну еще наколдует,

и память перелистает,

и встретиться нас заставит,

и еще меня на рассвете

губы твои разбудят…»

Вероника Тушнова

Я открыла глаза и тотчас закрыла. Ещё раз открыла, увидела край белой подушки через растрепанные локоны и опять закрыла. Перевернулась на другой бок в надежде уснуть. Но почувствовала, как голова гудит.

Бах-бах-бах!

Разрывались внутри головы снаряды, заряженные болью.

Я уткнулась ещё больше в подушку, но и это не помогло. Очень хотелось пить. Я легла на бок и опять попыталась открыть глаза, сильно их сощурив. Белая подушка, белое покрывало, белая простынь, белые стены.

Господи Боже мой, я что попала в рай? Меня убили? Я отравилась? Где я вообще?

Я опять закрыла глаза и стала вспоминать прошлый вечер, но голова гудела так, что было больно даже думать. Я попробовала массировать виски, потерла глазницы, но ничего не помогало. Я не могла спать, не могла думать и жутко хотела пить.

Перевернулась на кровати, свесила руки на самый край вместе с головой и заметила, что паркетный пол серого цвета.

Слава Богу, я не в преисподней! Здесь паркет вместо облаков.

Грудью я почувствовала приятный нежный шелк прохладных простыней. И тут до меня дошло, что я лежу совсем голая. Я перевернулась на спину и заглянула под одеяло. На мне были только мои кружевные стринги!

«Я что переспала с кем-то? Я что переспала с Анд…?», – я тут же подскочила на кровати, села и стала осматривать комнату. Она была и вправду белой с бледными вкраплениями нежно-серого: белый комод, белый пуф, шкаф, шторы, лампа и яркое зеленое кресло – пятно в интерьере, на котором спокойно лежал белый халат, моя сумка, бюстгальтер, а внизу тапочки и черные босоножки.

«Где платье? Где мое черт возьми платье? И почему я голая?», – я попыталась встряхнуть головой, чтобы что-нибудь вспомнить. Но все было без толку. Голова загудела пуще прежнего.

Я встала с кровати и тут же почувствовала боль в ступнях. Вчера я, по-видимому, переходила на каблуках. Да и все тело ныло, как будто я не сексом занималась, а сдавала бег на короткие дистанции.

Надела халат и сначала хотела нацепить босоножки, но одумалась. Ногам нужно было расходиться прежде чем опять их воздвигать на пьедестал женственности. Засунула ноги в тапки, собрала волосы в подобие пучка на затылке, и ещё сонная отправилась на поиски воды.

Я выглянула из-за двери и огляделась. Это была квартира Андрея –  узнала по свежим цветам. Услышала голоса в телевизоре, шум посуды и стала двигаться в направлении издаваемых звуков.

Я шла по коридору и через какое-то время вышла на открытую кухню, которая переходила плавно в бар и столовую.

– Доброе утро, – приветствовал меня Андрей. Он стоял за кухонной стойкой и что-то готовил.

– Доброе, – не сразу ответила я. Старалась вести себя, как можно тактичней и осторожней, ведь я не знала, в каких мы теперь отношениях.

– Как ты?

– Если, честно, не очень. Голова раскалывается, в ушах звенит.

– Присаживайся, – Андрей указал на барный стул. – Сейчас дам тебе выпить верное средство после похмелья.

– Рассол?

– Чего нет, того нет. Хотя не помешал бы, – Андрей развел прозрачную жижу из тюбика в стакане воды и протянул мне. – Прошу.

– Благодарю, – я понюхала. Ничем не пахло. Мысленно перекрестила стакан и залпом выпила. Хоть и привкуса особого не было, на языке остались неприятные ощущения чего-то липкого и противного.

– Воды налей, пожалуйста, – пока Андрей наливал воды, я боролась с подступающей тошнотой. Ох, уж не любила я эти лекарства!

За короткое время успела оценить домашний вид Андрея. Никакого солидного костюма, рубашки и начищенных туфель. Обычная футболка и спортивные штаны. Слегка растрепанные волосы, дневная щетина. А еще крепкие бедра и сильные руки, которые до этого скрывали рубашки и пиджаки. И как я могла пропустить такое событие в жизни – секс с мужчиной моей мечты?

– Ну, как? – спросил Андрей, когда я опустошила второй бокал с водой. – Легче стало?

– Желудку полегче, а вот голова еще шумит.

– Душ должен облегчить твое состояние. Ванная по коридору слева. Там висят чистые полотенца – выбирай любое, а в ящиках найдешь все, что нужно. Расчески, фен, помады… Не стесняйся, бери.

– Спасибо, – сдавленно произнесла и наткнулась на мысль, что у нас ночью что-то было, чего я не могу вспомнить. Ведь отношения поменялись. От случайных знакомых к дружеским, а может уже и больше.

Я зашла в ванную, закрыла за собой дверь, включила воду и уселась на крышку унитаза. Схватилась руками за голову и начала вспоминать, что вчера было. Смутно в памяти проявлялись кусочки вечера. Вот мы сидим, разговариваем. Я жалуюсь на дорогие квартиры, ипотеку, соседок и работу. Он рассказывает с чего начинал, как от простого архитектора дошел до поста руководителя. И как отец видит его в своем кресле, а он хочет дом, семью и спокойную жизнь. Все это сопровождалось изрядным количеством спиртного. Притом Андрей не пьянел, а я наоборот – была жутко пьяная. Так чем все закончилось? Мы сразу поехали после бара к нему домой? И занялись сексом?

Я разделась и залезла под душ. Капельки теплой воды благотворно влияли на тело, а главное на воспаленный мозг. Я намылила голову, сделала легкий массаж и почувствовала облегчение во всем теле. И тут словно комета пролетела картинка из вчерашнего вечера. Вокруг толпа, я вижу свои ноги, платье, рядом Андрей, и мы танцуем.

Мы танцуем! Мы танцуем? О, Господи! Мы что поперлись в клуб?

Я опять закрыла глаза, подставила голову под душ и стояла так неподвижно очень долго.

Да, мы танцевали. Это было точно, потому что другая картинка с толпой танцующего народа всплыла перед глазами. Вот мы вышли из «Золотой воблы», сели в такси и куда-то поехали. Но куда? Охрана, двери, длинный проход, бар, танцпол, люди… И я очень сильно пьяная, и очень сильно влюбленная. Андрей, Андрей и ещё раз Андрей стоит у меня перед глазами.

Я выключила воду, вылезла из душа и только сейчас посмотрела на себя в зеркало. Лицо помятое и слегка опухшее, под глазами разводы от туши.

Какой кошмар! Андрей видел меня такой! А я даже не удосужилась перед тем, как появиться на кухне, привести себя в порядок. Стыдно!

Я покопалась в ящиках, как и предлагал Андрей. И много чего интересного нашла. Точнее, я нашла все! И это все, я предположила, принадлежало Инессе. От прокладок до огромного рая из косметики самых дорогих марок, которая занимала все ящики. И духи, духи, духи… Такое количество, будто ограбили косметический магазин. Тюбиков с тушью для ресниц я только насчитала пять штук. Но с другой стороны, я смотрела на все это и меня начинало немного подташнивать. Я была ночью с мужчиной, у которого есть другая женщина. Чистой воды безумие!

Через двадцать минут волосы были высушены, синяки под глазами закрашены тональным кремом, на лице свежий румянец и немного подкрашены ресницы. Только вот платья своего я так и не нашла. Поэтому закуталась в халат и осторожно пошла на кухню.

– Ну вот! Намного лучше выглядишь! – сразу заметил Андрей.

– Спасибо, – я села на барный стул и облокотилась о стол. – А где Инесса? – спросила осторожно.

– Ты разве не помнишь? – я отрицательно замотала головой. – Она уехала к родителям в гости на несколько дней.

– А… понятно, – самый главный вопрос был снят. Можно не бояться, что сейчас ворвется мегера и будет метать огненные стрелы.

– А где мое платье?

– Я его отдал в химчистку у нас внизу. Где-то через час оно будет готово, – ответил Андрей и перевернул гренки, которые поджаривал на гриль-сковороде.

– А зачем в химчистку?

– Ну…, – мужчина заулыбался и загадочно посмотрел на меня. – Платье было не в самом лучшем виде, и от него не очень-то хорошо пахло.

– Как так? – я была сбита с толку.

– Ты посадила на него пятно, а точнее пятна.

– Пролила, наверное, что-то, – догадалась я.

– Можно и так сказать, – Андрей опять заулыбался, но взгляд от сковородки не оторвал.

Я успокоилась. Платье было просто испачкано, мы его не порвали в порыве страсти, и я его никуда не задевала. Это уже радовало. Но что-то в его словах настораживало.

– Почему «можно и так сказать»?

– А ты ничего не помнишь?

– Почему же – помню. Но про платье не помню! – конечно, я лгала, но знать ему об этом необязательно.

– Хорошо, – Андрей исподлобья лукаво посмотрел на меня, как будто решал за меня – хочу я услышать ответ или нет, а потом выдал: – Ты его облевала.

– Чего? – громко удивилась я и чуть не свалилась с высокого стула.

– Тебе стало плохо в клубе, и ты…

– Понятно-понятно, – подробности мне были не нужны. – Мы что, правда, были в клубе?

– И в клубе, а до этого в караоке-баре на Лубянке, – Андрей закончил с гренками и начал мыть апельсины.  По всей видимости он готовил завтрак. Мужчина, который готовит завтрак – круто! Но сейчас меня заботил тот факт, что мои видения в ванной комнате – это совсем не сон, а реальность. Мы были в клубе. Да ещё и в караоке-баре! В жизни бы туда не поехала. Мне медведь на ухо не просто наступил, а изрядно прошелся по всем моим вокальным данным. Может, он шутил?

– А не подскажешь, мы зачем в караоке поехали? Ты захотел?

– Нет, ты сама меня туда потянула после опрокинутого залпом ершика. Тебе захотелось петь. У тебя подруга должна была там гулять. Роза, кажется. Кстати, неплохой этот «Джимми Пой».

Боже мой! Я даже про Розу ему сказала. И я пила ерш! Я пила ерш! Да ещё и блевала! И Андрей все это видел. Прекрасный принц точно никогда не женился бы на Золушке, если  увидел её на балу, напивающейся в стельку и заблевывающей его чудесный розарий.

Я поставила локти на столешницу и закрыла лицо руками. Попыталась вспомнить, что же происходило после «Золотой воблы». Вспомнился телефон, как я набирала Розу, спрашивала, где она и куда ехать. Потом такси, караоке, в котором я пою и одновременно пью, потом отрывки из клуба. Лицо Андрея, мы танцуем, я хочу безумно его поцеловать. И все меркнет. Наступает темнота и пустота в сознании.

– А сколько времени? –  решила спросить я.

– Уже три часа дня.

– Ничего себе!

– Да, ты долго спала, – согласился Андрей, разрезая апельсины и отправляя их в механическую соковыжималку.

– А во сколько мы приехали?

– Было где-то около четырех ночи.

– Понятно.

С девяти вечера до четырех ночи я успела начудить. И, наверное, хорошо, что ничего толком не помню. Стыдно было бы вдвойне. Но с другой стороны, если бы все не произошло так, как произошло, я бы не сидела напротив Андрея и не смотрела, как он готовит, можно сказать, практически ужин.

Как говорится, не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней. Я последовала этому совету, откинув все вопросы на потом. Следила, как Андрей делал апельсиновый сок, разливал его по стаканам, потом достал из микроволновки круассаны и положил на красивую тарелочку.

 

Где-то внутри квартиры шумел телевизор, я могла не поддерживать разговор, да мне и не хотелось. Я просто смотрела на крепкие руки, широкие плечи, кругленькую попку и таяла как эскимо в 40-градусную жару. Ещё немного и вместо зрачков у меня в глазах стояли сердечки, как в диснеевских мультиках у влюбленных зверей.

Через несколько минут красивый завтрак-обед стоял передо мной.

– Спасибо, – расплылась я в улыбке. – Это все мне?

– Так точно, – заулыбался Андрей. И я опять заподозрила неладное. Всю жизнь мечтала, чтобы мой мужчина принес завтрак в постель. На подносе были бы кофе, апельсиновый сок, тосты с джемом, теплые круассаны и красиво уложенные фрукты. Короче, чтобы все было, как в американских романтических фильмах. И вуаля! Только цветочка не хватало в маленькой вазочке. Но через какую-то секунду и вазочка оказалась передо мной.

Я ахнула и замерла. Откуда он мог знать? Ну, откуда? Неужели Андрей настолько идеален, что без лишних слов понимает мой внутренний мир?

– Кушай, не стесняйся. Сейчас минералку дам, разбавишь апельсиновый сок – так легче будет.

– Спасибо большое, – уставилась я в тарелку.

– Что? Кушать не хочется? – спросил Андрей, заметив мой ступор.

– Не то чтобы совсем не хочется. Все выглядит очень аппетитно, – улыбнулась я в знак благодарности. – А ты всегда такие завтраки готовишь?

– Нет, обычно обхожусь фруктовым коктейлем или кофе. Я не люблю готовить, особенно по утрам.

– Понятно, – сглотнула я. – А сегодня типа исключение?

– А ты опять не помнишь?

Я молчала и ждала объяснений, потупив взгляд в тарелку с гренками.

– Ладно, – махнул Андрей. – Ты сказала, что всю жизнь мечтала о таком завтраке, чтобы тебе его приготовил мужчина. Желательно подать завтрак в постель, но ты уже встала. Надеюсь, это засчитано?

Я кивнула.

– А потом мы разговорились, и ты сказала, что тебе медведь на ухо наступил, и ты никогда бы не поехала в караоке-бар. И вообще боишься выступать на публике, – продолжал рассказывать Андрей. – Короче, слово за слово, мы поспорили на завтрак из твоей мечты.

– И чем все закончилось?

– Кажется, это очевидно? – он показал на еду. – Я проиграл. Ты спела две или три песни. Скажу, что даже сносно. Ты себя слишком недооцениваешь.

– Понятно, – подавленно произнесла я и потянулась к гренкам.

Картинка постепенно прояснялась. Вот почему я звонила Розе, и вот почему мы оказались в караоке. И я пела! Я пела! Хотелось провалиться сквозь землю.

Больше мы ни о чем не говорили. Андрей включил телевизор на кухне. Я стала делать вид, что мне действительно интересно, о чем там говорят, хотя не понимала ни слова. Зато внимание Андрея было полностью приковано к программе новостей. И это немного облегчало мою участь.

Еда была вкусной. Хотя меня ещё подташнивало, но я постаралась съесть как можно больше, чтобы не обидеть хозяина. И вообще романтический завтрак я себе не так представляла. Нет, есть все. Все, что я хотела: и мужчина, и сок, и даже круассаны. Но атмосфера должна быть другой, я должна быть любима и не с бодуна. А после завтрака мы должны были бы заняться умопомрачительным сексом. Кстати, я так и не выяснила, кто меня раздел? Почему я проснулась голой? Может секс и был часов 8 назад, а я просто не помню?

– Андрей, а можно спросить ещё кое-что?

– Давай, – мужчина неохотно оторвался от экрана телевизора.

– Может, не совсем удобный вопрос. Но скажи, кто меня раздел?

И тут я почувствовала, как пространство – и так натянутое между нами – сжимается до крохотных размеров. Андрей тянул время, а я начинала жалеть, что спросила.

– Ты точно хочешь это знать?

– Да, – осипшим голосом ответила я.

– Понимаешь ты, ты… – пока Андрей растягивал слова, я думала, что умру. Ещё секунду и он скажет, что я сама набросилась на него и изнасиловала.

– Ты сама меня попросила помочь расстегнуть платье, сняла туфли, расстегнула лифчик…

– И? – не выдержала я.

– И завалилась спать.

– И это все? – сказала я чуть громче обычного. Честно, не знала радоваться  или плакать.

– Не волнуйся, я ничего не видел, – начал успокаивать Андрей. – То есть видел, но ты стояла спиной. А, когда легла на кровать плашмя, я сразу накрыл тебя одеялом.

– То есть между нами ничего такого не было? – продолжала осторожно рассуждать я.

– Нет, – пожал плечами Андрей.

– Понятно… спасибо.

Все! Допилась девка. И хотя ничего не было, стыдно от этого меньше не стало.

– Скажи, а плохо мне было в клубе или уже у тебя дома?

– В клубе. Ты резко рванула с танцпола куда-то. Я долго не мог тебя найти. Потом нашел в туалете женском. Ты заснула, сидя на крышке унитаза.

Все! Это был предел! Я сидела пунцовая как рак. Не могла смотреть в глаза Андрею, который продолжал рассказывать про то, как он взял меня на руки и вытащил из туалета, как вытирал платье, как спала я у него на плече в такси, и как он занес меня в свою квартиру, где я более или менее пришла в себя и попросила раздеть.

– Прости, пожалуйста, – я готова была разреветься. Я опустила голову и не смотрела ему в глаза. Мне казалось, что как только я увижу его лицо, то слезы покатятся градом. Внутри меня всю трясло от гнева. Я понимала, что теперь я персона нон грата в списке знакомых Андрея. Любому мужчине не понравится девушка, которая в первый же день общения напивается вусмерть и ведет себя столь неподобающим образом.

– Я так никогда себя не веду, – тихо оправдывалась я и нервно теребила колечко на пальце левой руки. – Не знаю, что со мной вчера случилось. Я не пью в таких количествах. И ВООБЩЕ, я не пью. Ну, вино там или шампанского немного, но не позволяю себе большего. А вчера… Прости, что доставила тебе столько хлопот. Мне неудобно, я даже не знаю, как загладить свою вину и…

Я замолчала. Мне казалось, что всех извинений мало. И чтобы я не делала, репутацию не исправишь.

Я виновато подняла свои глаза, из которых вот-вот должны были политься слезы отчаяния, и посмотрела на Андрея. Он мило, по-доброму улыбался, во всем его выражении не было и капельки упрека.

– Марин, тебе не за что просить прощение, – начал Андрей. Он настолько был убедителен, что я перестала волноваться и корить себя. – Это мелочи жизни, которые бывают с каждым. Мы душевно посидели в «Вобле», затем встряхнулись в караоке и клубе. Только благодаря твоей энергии и оптимизму мы отлично повеселились. Давно я себе ничего такого не позволял.

– И я тоже, – улыбнулась я. Все было не так плохо, как я думала.

Мы ещё какое-то время сидели, смотрели телевизор. Андрей внимательно следил за тем, что говорила ведущая в новостях, я же хотела смотреть только на него. Смотреть и купаться в его милой улыбке, ласковых добрых глазах. Я не помнила, как спала у него на плече, но мне было приятно знать, что это было. Что я была близка к нему, хотя бы ненадолго.

Пока мы сидели, позвонили в дверь. Я перепугалась, что это может быть Инесса, а я сижу в одном халате и трусах. Но это всего лишь принесли платье из химчистки.

Мне не хотелось прощаться с Андреем, но я больше не могла пользоваться его гостеприимством, совесть меня замучила. Я попросила вызвать такси, а сама ушла в спальню одеваться.

После того как я собралась, мы спустились вниз, перекидываясь односложными фразами. Путь от подъезда к машине показался мучительно коротким. Ноги отказывались идти, а сердце не желало прощаться с тем, кого я, может, ещё долго не увижу. Я цеплялась за каждую секунду. Хотелось ещё что-то спросить, ещё что-то сказать, как-то поговорить, но именно сейчас у меня отнялся язык.

Андрей открыл заднюю дверцу машины, джентльменски предлагая сесть внутрь. И я уже готова была уехать, но медлила до последнего. В какую-то секунду мне показалось, что ему тоже дается с трудом прощание. Я продолжала искать любой намек, что все ещё не закончено, что он сейчас предложит остаться и провести с ним этот день.

– Спасибо тебе большое, – на выдохе произнесла я, заставляя себя насильно улыбаться. Только бы он не увидел мою печаль, мою тоску и любовь. – Прости, что доставила тебе хлопот.

– Не бери в голову, – отмахнулся мужчина. – Отлично же повеселились!

– Ага. Можно как-нибудь повторить, – пыталась из последних сил пошутить я. – Ну, то есть в следующий раз без коктейлей и караоке, чтобы меня ещё куда-нибудь не занесло. И вообще… я не хотела… и… ладно, ты понял.


Издательство:
Автор
Поделиться: