Название книги:

Марина М. в поиске счастья

Автор:
Елена Петровна Кукочкина
Марина М. в поиске счастья

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 6. Этот безумный-безумный мир

То ж, что мы живем безумной, вполне безумной, сумасшедшей жизнью, это не слова, не сравнение, не преувеличение, а самое простое утверждение того, что есть. 

Л. Н. Толстой

– Марина, статья готова по снижению веса? – кричала редактор Элла Эдуардовна через весь офис.

– Уже дописываю, – врала я, скрещивая пальцы под столом. А сама думала: «Гори оно огнем!».

Я разрывалась в разные стороны. С одной, меня интересовал рейтинг на сайте копирайтеров, где я уже три недели выкладывала статьи, и подумывала о повышении цен за свои рекламные заметки. С другой, мне нужно было подготовиться к встрече с редактором нового глянцевого журнала «ТопБьюти».

Да! Да! Да! У меня было назначено на четыре часа собеседование. Всю жизнь мечтала работать в модном толстеньком журнале и писать про психологию взаимоотношений. И благодаря Светке эта мечта должна была вот-вот осуществиться.

Подруга работала литературным редактором в одном из издательских домов и была знакома с некоторыми личностями из глянца. Света никогда не пользовалась своими связями, но тут подвернулся разговор с редактором журнала, которому нужен был штатный автор. И, конечно, Света сразу вспомнила меня. Когда я услышала про открывающиеся перспективы, чуть ли не упала к ногам подруги и не прослезилась.

Ура! Кажется, я начинаю пробиваться через тернии к звездам. Бог, наконец, услышал мои молитвы!

– Алло, – схватила я трубку мобильника. Это как раз звонила Света.

– Марин, ты не забыла, что у тебя сегодня собеседование в четыре?

– Нет! Как я могла такое забыть?!

– Подготовилась? Нестрашно?

– Ну, пока не очень, но я в предвкушении. Меня сегодня, представляешь, все спрашивают, чего это я не такая, как всегда?

– А ты?

– Отвечаю, что, мол, надо всегда быть позитивной,  выглядеть красиво и бла-бла-бла, – закатила я глаза к потолку. Элла Эдуардовна целый день не переставала спрашивать, по какому случаю мне надо раньше уйти с работы.

– А может, ты там и вправду вырядилась, как на парад? – хихикнула Света в трубку. – Не переборщила с нарядом?

– Нет! Успокойся. Платье цвета слоновой кости в обтяжку, до колен. Но смотрится стильно и элегантно. И конечно, высокий каблук. Как можно в высокую моду без каблуков?!

– Главное резюме не забудь! Ты его распечатала?

– Конечно! Кстати, как там Игорь поживает? – поменяла я тему разговора. Иначе, подруга бы от меня не отстала.

– Думаем, о ремонте, – вздыхала Света, позабыв о моем собеседовании. – Вот решили замахнуться на зал и кухню. Но я как вспомню, чего мне это стоило, мурашки по коже бегут. Ламинат, обои…

– Ладно, Света, – отмахнулась я. – Мне нужно дописать статью, либо Эллочка-людоедочка сожрет меня с потрохами, и ни на какое собеседование я не попаду. Давай, вечером к тебе заскочу с тортиком и шампанским. Отметим собеседование, и ты как раз все расскажешь.

– Хорошо, – промычала подруга в трубку. – Ни пуха, ни пера.

– К черту!

Ровно в четыре часа я сидела в приемной журнала «ТопБьюти». Коленки тряслись от страха, а ладони потели. Я крепко сжимала в руках папку с резюме и ждала приглашения.

Мне все здесь нравилось! Даже секретарский круглый столик с высокими бортиками, над которым висела надпись «ТопБьюти», был весьма стильным решением для строгого офиса. За столом сидела молоденькая девушка, что-то печатала, отвечала на звонки, а ее принтер время от времени начинал самопроизвольно работать.

Проходящие мимо девушки казались жутко занятыми и крайне деловыми. Я так поняла – это местный контингент сотрудников.

В таком офисе я бы преступила к работе немедленно. Ходила бы на высоких каблуках, выбирала одежду, смешивая деловой стиль и повседневный. Брала интервью у знаменитостей и писала интересные статьи так, чтобы про меня говорили: «Марина М. – соль и сахар нашего журнала, мы без нее никуда!».  Может, я немного преувеличиваю, но мечтать не запретишь, верно?

– Добрый день! Вы от Светланы Кортневой? – обратилась ко мне девушка с кудрявыми волосами.

– Да, – опомнилась я. – Марина Майорова.

– Приятно познакомиться! Меня зовут Олеся Шевченко. Я редактор раздела «Моды». Пойдёмте за мной, – пригласила она.

И пока девушка вела меня по длинным коридорам, я не переставала удивляться двум фактам. Во-первых, Олеся – моя ровесница и уже редактор целого раздела «Моды». А во-вторых, причем здесь мода? Хотя, может, меня попросят писать о модных тенденциях и вести свою рубрику? Было бы круто!

– Прошу, – Олеся открыла дверь, и я оказалась в просторном кабинете с творческим беспорядком. Снимки, постеры, журналы, эскизы, карандаши – все было разбросано и раскидано, но так гармонично, что вызывало в душе отклик.

– Это мой ассистент – Дарья Жукова, – познакомила Олеся с брюнеткой в джинсовом комбинезоне.

Ещё одна девушка Елена что-то вычитывала за компьютером.

Я села за стол напротив Олеси и Дарьи, отдала резюме и начала  рассказывать о себе. Речь заучила наизусть: где училась, где работала, о чем пишу. Мой голос предательски дрожал, иногда я нервно сглатывала, но продолжала говорить, как можно больше улыбаясь. Улыбка ведь обезоруживает и является хорошим спутником в беседе. По крайней мере, я на это надеялась.

– Вы в каких-нибудь проектах участвовали, связанных с модой?  – перебила Олеся, когда я рассказывала про основную работу в «Городе женщин».

– Э… проектах? – замялась я. Последний модный проект с моим участием  – это поход по дизайнерским магазинам с Розой. Но вряд ли это сойдёт за достойный ответ.

– Что вы имеете в виду? – осторожно спросила я.

– Показы мод или хотя бы фэшен или бьюти съемки, работали с имиджмейкером или стилистом? – размахивала ручкой Олеся.

– Мм… – мне стало неудобно, я ничего такого не делала. Поэтому честно призналась: "Нет".

– Хорошо, – взяла слово помощница Дарья. – В нашем отделе мы занимаемся модой с девочками, организуем и участвуем в съемках. Поэтому вы должны быть хорошо осведомлены о модных тенденциях. Может рассказать, что советуют дизайнеры носить этой осенью?

Вот черт! Ещё одна подстава. Я, конечно, купила пару журналов «ТопБьюти», но, к сожалению, моду пролистала. Ведь я сюда пришла говорить о статьях, а не рассуждать об одежде.

– Ну, э… – судорожно вспоминала, что смогла мельком увидеть на страницах июньского журнала. – Пиджаки без рукавов, сумки и обувь с характерным украшением под «змею». А ещё… ещё… длинные юбки, платья, штаны и блузы э… свободного кроя. Точно! Блузки свободного кроя – хит сезона. В них, кажется, Гвинет Пэлтроу любит гулять по Лос-Анджелесу.

– Да? – удивленно вскинула брови Олеся.

– Да, и Джессика Альба, – еле слышно добавила я. Девушка углубилась в мои статьи. В воздухе повисла гнетущая пауза, от которой звенело в ушах.

– Вы брали интервью? Умеете работать в этом жанре? – последовал следующий вопрос.

– Конечно, –  утвердительно кивала я, хотя это была ложь. Последний раз интервью брала в университете для внутренней газеты у доктора биологических наук. Он отвечал на какие-то мудреные вопросы, которые составили девочки с его же кафедры.

– А со звездами работали?

– Не то, чтобы со звездами. Скорее, с простыми людьми.

– Понятно, – Олеся закусила нижнюю губу и нахмурилась.

Я решила, что пора действовать. Разговор не радовал, ни одного положительного «да» в ответ. А мне очень нужна эта работа! Очень!

– Вообще-то я не специализируюсь на моде. Я – журналист, который может писать статьи пачками на разные темы. Понимаете, о чем я?

Олеся равнодушно кивнула, Даша полезла в подшивки журналов.

– Я могу писать про отношения, спорт, музыку, книги, искусство. Хочу заметить, про отношения у меня получается лучше всего.

– Вижу, – вставила Олеся.

– Я никогда не была стилистом или модным обозревателем. Но при желании могу…

– Вот посмотрите сюда, – резко включилась Дарья, подсовывая под нос один из разворотов. – Видите, это модель Кэндис Свейнпол, здесь написано, что на ней надето. Нам нужен автор, который не только хорошо напишет, но и будет разбираться в моде.

Теперь кивала головой я, не совсем понимая, что от меня хотят услышать.

– Конечно, вам будет нужна первое время наша с Олесей помощь, – продолжала Дарья. – Вы также будете работать с нашим бренд-директором и его ассистентом. И придется работать с редактором спецпроектов и стилистами, выезжать на съемки, записывать за модельерами, придумывать названия фотосессиям, давать красочные короткие обзоры на разворотах. Это непростая работа.

– Хорошо, я понимаю, –  произнесла я, продолжая строить из себя заинтересованную личность. Хотя все, что мне нравилось в речи Дарьи – это, как она говорила «вы будете работать». Будто я уже принята в коллектив! Все остальное: стилисты, проекты – словно темный лес.

– Ещё мы хотим запустить блог о моде, который пока обдумываем, – говорила Олеся. – И нам нужен человек, который будет писать статьи для сайта. Кстати, вы умеете пользоваться графическими редакторами?

Это было ещё одно моё «нет» на очередной вопрос Олеси, после которого она тихо укоризненно вздохнула. Дарья тоже несколько охладела, захлопнула журнал перед моим носом, отложила в подшивку и подошла к молчавшей все это время Лене. Девушки начали что-то обсуждать, тыкая пальцами в монитор компьютера.

А я просто сидела, съежившись в кресле. Мне ужасно хотелось работать здесь, но что-то в разговоре не клеилось. Видимо, надо было лгать напропалую, а потом на деле и научилась. А я все «нет и нет»! Кому понравится такой журналист? Но может ещё не все потеряно?! Хоть я и не знаю моды, но писать у меня здорово получается. Ведь рейтинг на сайте копирайтеров просто так не строится – люди сами выбирают мои статьи, покупают. Это же что-то значит?!

– Ну, что же, – начала Олеся. – Мне все понятно.

 

– Хорошо, – сглотнула я. Что ей было понятно? Берут они меня или нет?

– В резюме указан номер вашего телефона? – Олеся искала глазами цифры на первой странице. – Ах, да! Вижу. Было приятно с вами пообщаться. Мы рассмотрим вашу кандидатуру и перезвоним.

– Хорошо, – кивнула я.

– Всего доброго!

– До свидания, – ответила я, не до конца соображая, что  произошло.

– До свидания, – одновременно произнесли Дарья и Лена из-за компьютера.

Онемевшими пальцами рук я вцепилась в сумку, медленно поднялась и на ватных ногах поплелась к двери.

И что мне теперь делать? Что это значит? Они меня отшили или все-таки…

Я готова была уже повернуть ручку двери и уйти. Но в последний момент развернулась и подошла к столу Олеси.

– Вы что-то забыли? –  спросила она.

– Нет, – медленно произнесла я и как в тумане продолжила. – Скажите сразу берете вы меня или нет? Не хочу мучиться, ожидая ответа.

Олеся замялась, она посмотрела на Дарью и Лену, ища в их глазах поддержку, но они лишь молча смотрели в ответ.

– Хочу знать правду, –  настаивала я.

– Хорошо, – вздохнула Олеся.  – Нам нужен модный обозреватель с опытом, а у вас его нет. И разговорного английского языка вы не знаете. А в резюме обычные статьи, которым напичкан Интернет и которые можно купить на любом сайте копирайтеров.

Это был точный удар под дых.  Сначала не чувствуешь никакой боли, а дышать не можешь. И кажется, что сейчас ты умрешь. Поэтому широко открываешь рот, чтобы набрать в легкие воздух.

– Извините меня, конечно, за прямоту, но вы ничего не знаете о моде, – оживленно жестикулировала Олеся. – Вы не можете рассказать о новинках, тенденциях и течениях. К сожалению, но главные тренды этой осени – графичный и леопардовый принты, трикотаж и кружево, барокко и готика. А на смену лодочкам придут лофтеры, оксфорды и дерби. Их в этом сезоне будут носить под рубашку и штаны, сшитые из одной ткани. Вы понимаете, о чем я?

«Конечно, понимаю! Особенно, про какие-то там лофтеры! Я же пять лет училась на историка моды, а не на журналиста. И плюс всю свою жизнь проработала в журнале «Аллюр». А ещё лично знакома с Юдашкиным и Зайцевым, и летаю в Париж на неделю мод каждую весну», – слова так и вертелись на языке, но вместо это я твердо ответила:

– Да, понимаю.

– Вы не работали со звездами, не брали интервью и не участвовали в проектах. Марина, у вас просто другой уровень.

– И какой же?

– Понимаете, Вы можете оттачивать свое мастерство в интернете, или подать резюме в «Лизу» или «Дарью», – пожала плечами Олеся. – Возможно, вам повезет, и вы сможете писать для них на свои излюбленные темы – спорт, музыка, книги и что там ещё.

– Хорошо, допустим, – затормозила я. – Может быть, я мало чего знаю о моде. Но научиться можно всему при желании – это, во-первых. А во-вторых, я шла сюда разговаривать не о тенденциях этой осени, а на собеседование, как журналист, автор статей. И я могу писать не только о спорте, музыке…

– Я вас прекрасно понимаю, – перебила  Олеся. – Но и вы меня поймите. Мы ищем знатока в сфере моды или того, кто немного знаком с этим форматом. Мы не ищем просто автора статей. Нам нужен модный обозреватель. Мы об этом говорили со Светланой. И она сказала, что вы идеально подходите, что у вас богатый опыт в этой сфере…

– Со Светой? – эхом отозвалась я.

– Именно. Она заверила, что только вы подойдете на эту должность, так как работаете с модой и все знаете.

Я была в шоке. Оказалось, что Света мне рассказала одно, а этой Олесе пообещала совсем другое. И теперь бессмысленно что-либо доказывать и рваться на работу, о которой я ничего не знаю.

– Видимо, мы со Светой друг друга не поняли, – только и нашлась с ответом я. Как в тумане попрощалась с девушками и вылетела пулей из кабинета.

– Света! – заорала я в трубку телефона, как только оказалась на улице.

– Что? Тебя взяли? Можно поздравлять? – радостным голосом спрашивала подруга.

– Нет, черт возьми! – задыхалась я от возмущения. – Почему не сказала про то, что им нужен историк моды, а не журналист?

– В смысле?

– В прямом! Эта Олеся ищет знатока моды, а не журналиста. Она сказала, что ей нужен модный обозреватель с умением писать, а не просто автор, статьи которого тянут на хлипкую троечку.

– Она что прямо так и сказала?

– Нет, про тройку – это я добавила, но смысл от этого не меняется.

– Не верю своим ушам, – шла на попятную Света. – Может, Олеся не так что-то поняла. Давай я сейчас ей позвоню и все выясню?

– Нет! – заорала я в трубку так, что прохожий впереди меня обернулся. – Все она поняла, и я все поняла! А тебе, моя дорогая подруга, нужно было сразу сказать, что и как. Что Олеся – это не просто ведущий редактор, а редактор раздела мод. И ты, конечно, знала, кого они ищут. Олеся мне об этом сказала.

– Но… но… – Света не знала, как оправдать свою оплошность. – Я подумала, что ты сможешь. Ведь ты всегда покупаешь журналы, следишь за модой и вообще ты – отличный журналист.

– Ага, журналист! Такой, который работает со звездами, берет каждый день у них интервью и ездит на съемки с кучей стилистов? Знаешь, спасибо тебе, конечно, но таких собеседований мне больше не надо.

– Прости. Я хотела, как лучше, – тихо ответила Света.

– Всё! Проехали, – сказала и скинула вызов. К горлу подступил комок, на глазах вот-вот должны были появиться слезы.

«Не реви! Это я реву или ты ревешь? Я не реву! Вот и не реви!», – приказала я себе, вспоминая потешного Карлсона из мультика. И стало немного легче.

Возле метро я выбросила два новеньких журнала «ТотБьюти» в урну, пообещав себе, что пора бы уже завязывать с мечтами о работе в глянце и заняться стоящим делом. К примеру, податься в новостные газеты или желтую прессу. Буду писать о проблемах ЖКХ, брать интервью у старушек и разбирать письма читателей. А что? Может, хоть на что-то сгожусь.

В шесть часов вечера я переступила порог съемной квартиры, на которой жила с некоторых пор с двумя девочками-студентками. У них была комната побольше, у меня поменьше. Парней они не водили, не устраивали шумных вечеринок и в принципе вели себя тихо. Только вот в прихожей у нас была куча разной обуви и сумок, а ванная была забита бутылочками с кремами и скрабами. Меня это немного раздражало. Я привыкла к минимализму, чтобы ничего не было видно и все по шкафчикам, а тут как в магазине – выбирай, что хочешь, и еще найди свое. Но я соглашалась с неудобствами, потому что снимать квартиру на троих выгодней, чем одной. И вообще я копила на ипотеку, и мечтала о своем жилье. Так что временные трудности – были не помехой, убеждала я себя каждый раз, как только находила неубранные волосы в ванной или гору немытых кружек на кухне.

– Девочки, я дома, – оповестила соседок, громко хлопнув входной дверью.

– Мы на кухне, – закричала в ответ Яна. Она была больше похожа на мальчика, чем на девочку. Короткие волосы, спортивная фигура и кеды вместо изящных лодочек. Всегда ходила с огромными наушниками и рюкзаком фирмы «Найк».

– Привет! – заглянула я на кухню. – Что делаете?

– Пиццу готовим и фондю, – ответила Даша, вторая соседка. Она нарезала кубиками колбасу в то время, как Яна раскатывала большой пласт теста.

– Ничего себе, вы кулинары! – восхитилась я девочками. Они время от времени что-то стряпали в четыре руки и иногда подкармливали меня. Я была этому бесконечно рада. Со своими подработками в Интернете я совсем перестала готовить. Да и к тому же всякие кулинарные излишества были отнюдь не мой конёк. Я – мастер слова, а не пирогов.

– Фондю у вас с сыром или шоколадом?

– С шоколадом, – отвечала Яна, вытирая свободной рукой пот со лба. – Весь сыр сейчас уйдет на противень с пиццей.

– Ясно, – я подошла к кухонному гарнитуру и из тарелки стащила кружочек нарезанного помидора.

– Не таскай, – строгим взглядом доброй мамы посмотрела на меня Даша. – Скоро кушать будем.

– Хорошо. Может, вам помощь моя нужна?

– На кухне не нужна, будешь только мешаться. Лучше поставь фильм на закачку. «Когда опускается ночь» смотрела?

– Нет. Не припомню. Это ужастик?

– Это хорошая мелодрама.

– Главное, чтобы она была не французская – не люблю этих картавых. У них ужасно скучное кино, – я налила в стакан воды, взяла сухое печенье. От их приготовлений мне страсть как хотелось кушать.

– Не все французское кино ужасное. Иногда нудное, но со смыслом, – ответила Яна. Я решила не спорить и пошла к девочкам в комнату.

В комнате царил студенческий беспорядок, виной которому была не лень девочек к уборке, а маленькая квадратура на двух человек. На столе, на тумбе, на стуле лежали конспекты, папки, тетрадки, книжки, разноцветные стикеры с записками прилеплены к шкафу и к стене над столом. Все это мне напомнило нашу со Светой жизнь в общаге. Мы точно также жили. И готовили вместе, и убирались, и помогали друг другу.

Я вспомнила о Свете, и на меня обрушились события, произошедшие час назад. Такого позора мне не доводилось испытывать никогда. Нет, были курьезные моменты, чего греха таить. Но не настолько сильные. Мою мечту разбили в пух и прах. И Свете всего-то и надо было предупредить, рассказать в подробностях. А не просто: «Идти туда, не волнуйся, я обо всем договорилась».

Я села за стол, открыла ноутбук, запустила программу и набрала в поиске «Когда наступает ночь». Быстро кликнула «загрузить в папку», и, недолго думая, решила прочитать аннотацию к фильму. Все-таки фильм 1996 года, может стоящая классика попалась?

«…Резкий поворот судьбы толкает Камиллу в объятия блистательной Петры, артистки цирка. Страсть, фантазия, любовь. Камилла должна выбрать: уйти с женщиной, которую она желает, или остаться с мужчиной, которого она любит».

Что за черт? Это что «Горбатая гора», только в женском исполнении?

Я открыла браузер и в поиске нашла описание к фильму и отзывы. Глаза полезли на лоб от прочитанного. Я была права – это фильм про женщин-лесбиянок со всеми подробностями их сексуальной жизни.

Меня же вырвет, если я буду есть пиццу и смотреть фильм! Господи, а что если… Нет! Нет! Не может такого быть! Мои соседки лесбиянки?

Я сидела перед компьютером и, не моргая, смотрела на экран, а в голову порционно поступали все новые мысли. Теперь я понимала, почему девочки живут без парней, никогда не приводят сокурсников и не обсуждают мальчиков за чаем, перелистывая женские журналы. Яна вообще похожа на парня, со своей короткой прической, а вот Даша наоборот одевается обычно, у нее длинные волосы и ногти всегда накрашены. Она женственная, немного полновата, но это её только красит. Хотя я как-то раз видела, как девочки обнимались на кухне. Но восприняла как сочувствие, поддержку. Я сама не раз бросалась на плечо Светы или Розы, начиная рыдать и рассказывать о своих проблемах. И это нормально. А вот у Яны и Даши не просто сочувствие! У них на лицо настоящая «Горбатая гора»! Ещё одно потрясение за день.

Я медленно встала и направилась прямиком в свою комнату, захватив в прихожей сумку. Закрыла дверь на маленькую защелку, плюхнулась на кровать и стала обдумывать, как вежливо отказаться от пиццы и супер фильма. Не дай Бог, они меня попытаются затянуть в свою кабалу.

Пока я размышляла насчет отговорок для девочек, в сумке запищал телефон. Это была смс-ка от Светы:

«Маришка, прости меня, пожалуйста. Приходи ко мне, обсудим все».

И это была идея! Света жила от меня совсем рядышком. Я же искала квартиру в ее районе, чтобы вещи недалеко было перевозить. Но что-то к Свете не хотелось. Честно, я была ещё обижена, но выяснять  обстоятельства случившегося уже неуместно – после драки кулаками не машут. Поэтому Свете я отправила смс: «Прощаю. И ты меня прости, что нагрубила. Сегодня не могу. Поговорим потом», и позвонила Розе, напросилась приехать.

Я даже не переоделась, как была в платье, которое теперь считала невезучим, так и выбежала из квартиры. На ходу попрощалась с соседками. Сказала, что появились неотложные дела и надо бежать. Ну, и напомнила про фильм, который поставила на закачку. Пускай сами смотрят и наслаждаются пиццей. Пятьдесят оттенков розового живут у меня за стеной! Кто бы мог подумать?

В семь часов я была у Розы. Та только что вышла из ванной, раскрасневшись как рак. Через два часа  должен был приехать за подругой баснословно богатый Максим. Собиралась пара на ужин в ресторан Федора Бондарчука и ещё кого-то под названием «Бистрот». Я не знала, где это и как выглядит сие заведение, но по тому, как собиралась Роза – было понятно, что она идет на бал, не иначе.

За бокалом вина я рассказала о неудавшемся собеседовании. Мы вместе пришли к выводу, что Олеся сама не знает, чего хочет: и модельера ей подавай, и высококлассного журналиста. В общем, разнесли ее в пух и прах. Мне стало намного легче, даже на Свету перестала обижаться.

 

И вообще Роза имела способность с легкостью расставаться с тем, что мешало жить. Этому она учила и меня:

– Ой, да пускай эта Олеся сама жалеет, что потеряла такого талантливого журналиста, как ты, – вдохновлено говорила Роза, размахивая кисточкой туши перед зеркалом. – Олеся из тех людей, кто в жизни ещё не раз тебе скажет «нет». Поверь мне, будут обязательно и те, кто обязательно скажет «да». Твое творчество заслуживает лучшего. Вот и все!

– Ага, – поддакивала я в тон Розе, осознавая нетрезвым мозгом, что это лишь дружеская похвала. Но было приятно. Порой трудно найти  единомышленников. И когда ты их находишь, то кажется, что уже в жизни нет ничего невозможного, когда рядом тот, кто верит в тебя.

– Тебе вина подлить? – покачала я полупустой бутылкой.

– Лучше не надо. А-то я так с тобой не в ресторан поеду, а в караоке-бар потащусь. Кстати, ты была в «Джимми Пой» на Лубянке?

– Нет.

– Я тоже. Но все советуют сходить. Женя Луцева сказала, что приглушенный свет в зале караоке позволяет ничего не бояться и петь, не стесняясь своих вокальных данных. Вот было бы здорово вспомнить нашу студенческую молодость…

– Ага, – безучастно кивнула я и взяла один из глянцевых журналов, лежащих на столике. Мне неинтересно было слушать про ее новые походы, знакомства и зазнайство. Это переходило все границы. Роза и сама не заметила, как легко вписалась в богатую тусовку, на уме которых было… Не знаю, что там было, но это явно шло вразрез с философским подходом к жизни прежней Розы.

– Представляешь, Максим зовет меня на Бали! – радостно воскликнула подруга, закончив выводить кисточкой аккуратный контур губ.

– Да ты что? – наигранно удивилась я, перелистывая страницы журнала.

– Надеюсь, мы отправимся на Нуса-Дуа, там самые шикарные отели и вид на пляж. Я это в Интернете вычитала. Будем жить на собственной вилле, с бассейном и прислугой. Представляешь, как здорово? Свежий воздух, рядом океан и неповторимая природа…. И я решила, что Бали – самое замечательное место, где можно зачать ребенка, – слова Розы эхом врезались в мое подсознание.

– Чего? – заорала я и вскочила со стула. Роза оторопело смотрела на меня, забыв про греющийся локон на плойке. Я же не совсем понимала, почудились ее слова или нет. Так прошло секунд 20, после чего дар речи вернулся ко мне обратно. – Подожди! Я не поняла, ты хочешь забеременеть на Бали от Максима?

– Да, я анализы все сдала, таблетки пить перестала, – как ни в чем не бывало ответила Роза и с видом полного спокойствия отпустила плойку с локоном, который подскочил от перегрева до самого уха.

– Ты что с Луны свалилась?

– Нет, конечно, – вздохнула Роза. – Просто мне в этом году 29 лет. И как бы часики тикают.

– Ну и что? Подумаешь, 29! Но не от первого встречного?! И как тебе только могла идея такая в голову прийти?

– Не понимаю, чего ты сразу агрессируешь? Максим здоровый, молодой парень. Ему всего 23. Красивый на лицо и фигура у него что надо! К тому же мне нужен просто ребенок. А иметь обеспеченного отца, пусть даже не видя его, согласись, неплохой вариант.

– Какой нахрен вариант? Ты себя вообще слышишь? – от возмущения я стала ходить по комнате и размахивать руками.

– Конечно, слышу, – продолжала Роза накручивать волосы. – И адекватно оцениваю ситуацию.

– Адекватно? Ты это называешь «адекватно»? Понимаешь, ребенок должен родиться в семье! Ему тоже нужен папа. Нормальный папа, который будет любить и заботиться о нем! А ты обрекаешь и его, и себя. Да и вообще, что ты скажешь своему ребенку, когда тот спросит: «А где мой папа?». Придумаешь неудачного летчика или капитана  дальнего плавания? – Я подошла в упор к Розе и посмотрела ей в глаза, пытаясь найти там хоть толику просветления. Она с таким же спокойствием, как и минуту назад, отвернулась от меня к зеркалу и продолжила заниматься своим делом. Я поняла, что подругу не сдвинуть с места.

– Господи! – взмолилась я. – Только этого мне не хватало! Что за день-то? Сначала непутевое собеседование, потом соседки-лесбиянки, теперь ещё ты со своей…

– Соседки-лесбиянки? – вдруг оживилась Роза, а в глазах заблестел любопытный огонек. – Ты что живешь с лесбиянками?

– Ага.

– Да ну! Они сами в этом признались?

– Нет, конечно. Предложили посмотреть фильм «Когда наступает ночь». Смотрела такой?

Роза отрицательно замотала головой.

– Я тоже. Короче, полезла в Интернет, почитала комментарии, а там… – и я рассказала Розе о фильме и о том, что не раз замечала странное поведение девочек. – Уверена на 100%, что мои соседушки не от мира сего. И как теперь быть? Домой возвращаться не хочется.

– Не принимай близко к сердцу. Мы давно живем в 21 веке, пора бы к этому привыкнуть.

– Кто бы говорил? Легко тут привыкнуть, когда мир вокруг сходит с ума. Моя подруга решила родить от первого встречного. Скажи, к этому тоже надо привыкнуть и тоже 21 век виноват?

– Что ты ко мне прицепилась? Лучше бы вообще тебе ничего не рассказывала! Просто потом поставила перед фактом. Всё! Не хочу об этом говорить! – обижено отвернулась Роза к зеркалу, но через секунду с небывалым энтузиазмом принялась за свое. – Давай лучше я тебе новое шелковое платье покажу от «Гуччи»? Я добавила бы к нему белую сумку-бабочку от «Шанель»…

– Стоп! Стоп! Стоп! – запротестовала я. – Конечно, легче Ильича из Мавзолея стащить, чем тебя переубедить, но всё же… Как бы там ни было – запомни одно. Дети появляются не от того, что возраст поджимает, а потому что ты этого очень сильно хочешь и желаешь. Ребенка надо любить! Честно загляни себе в душу и ответь на вопрос – не мне, себе ответь –  ты хочешь ребенка прямо сейчас?

– Ну, – тянула Роза с ответом. – Точно не знаю, но… может быть…

– Вот и подумай над этим на Бали, но вместе с таблетками.

– Хорошо.

– Даешь слово?

– А может ещё клятву Гиппократу дать? Или обет верности зачитать?

– Нет, просто прошу подумать, – Роза кивнула. – А теперь неси своё платье и сумку от «Диор».

– Не от «Диор», а от «Шанель», – поправила меня подруга и довольная направилась к шкафу.

Роза выглядела сногсшибательно: темные локоны лежали один к одному, вечерний макияж придавал глазам бархатную дымку, припухлые губы, накрашенные матовой помадой, взывали к чувственным поцелуям, а кожа светилась будто у фарфоровой куклы. Я смотрела на неё и понимала, на что запал её Максим. Роза походила на загадочную арабскую девушку, так и манящую рассказать сказку «Тысяча и одна ночь» один на один, в чем были виноваты глубоко зарытые армянские корни. В общем, не женщина, а мечта поэта! Только вот ума у красавицы с каждым днём становилось всё меньше и меньше. Но не будем о грустном.

Ровно в девять за Розой заехал Максим. Парочка направилась в ресторан «Бистрот», меня же по пути подбросили до метро «Фрунзенское». Можно было:

поехать домой, чего меньше всего хотелось делать;

– пойти в кино или ресторан быстрого питания и утолить горе в сэндвиче со 100% говядиной, как утверждал плакат.

– или купить кофе и пройтись по парку «Усадьба Трубецких», посидеть там на скамейке под фонарем, подумать о безумствах сегодняшнего дня. И в конечном итоге, утопиться в озере того же парка. В общем, не лучшая перспектива вечера.

Я ещё раз обошла по кругу Дворец Молодежи и зашла под вывеску «рестораны». Оказавшись внутри здания, я открыла дверь первого попавшегося бара.

Бал выглядел довольно уютным, хотя больше подходил для мужских компаний с кружками пива. Деревянные столы, стулья, перегородки и барная стойка – всё было выдержано в едином стиле, напоминающий жизнь в средневековой Скандинавии, но с налетом современности. Повсюду были развешаны треугольные флаги с какими-то логотипами, кучу картин непонятной тематики, вырезки из газет и даже ретро машину умудрились засунуть в интерьер.

Я села за барную стойку, стала разглядывать меню и сразу наткнулась на алкогольные напитки. Очень заинтересовал «Ерш классический». Ни в одном питейном заведении  не сталкивалась с народным безумием смешивать водку и пиво. Честно говоря, никогда не пробовала ерш, даже в бурные студенческие годы обходилось без алкогольных излишеств. Но сегодня такой день, что именно ерш был бы неплохим его завершением – чтобы сразу всмятку и домой на такси.


Издательство:
Автор
Поделиться: