Название книги:

Марина М. в поиске счастья

Автор:
Елена Петровна Кукочкина
Марина М. в поиске счастья

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 12. Необдуманный поступок

Всё, что ни делается – всё к лучшему

(народная мудрость)

Самый необдуманный поступок в моей жизни – это добровольно переспать с парнем, к которому ничего не чувствуешь.

Я слышала в голове победные возгласы Розы, пока спешила по Новому Арбату на ланч с подругами: «Правильно, Мариночка. Надо иногда всё же расслабляться. Долой воздержание!». И представляла изумленные глаза Светы, которая не в курсе того, что произошло в моей жизни за последние две недели.

А случилось вот что. Мне надоело ждать, когда же небеса разверзнутся, и принц прискачет на белом коне. Надоело!

Сейчас, когда пульс не бьет от негодования кровью в ушах, сердце не стучит от злости и ревности к Андрею, я могу хладнокровно мыслить. Правда, до конца не представляю, что мне теперь делать? Одно я уяснила – сексом с другим мужчиной никому ничего не докажешь. Даже самой себе! Ведь это не Олимпийские игры, чтобы тебя хвалили за каждый победно взятый круг. Да и медальку золотую не повесишь на стенку с надписью: «Поздравляем, у вас был оргазм!».

Признаюсь, я сама во всем виновата и не скрываю этого. Вместо того чтобы направиться на прием к психотерапевту и на кожаном кресле признаваться в любовных перипетиях проказницы судьбы, я позвонила моему недавнему знакомому – красавчику Марку – и предложила встретиться в каком-нибудь ресторане на его выбор.

Сама от себя такого не ожидала! Я разоделась как последняя… ну, не сказать, чтобы совсем дура… В общем, весь мой вечерний туалет кричал о неотвратимом желании переспать даже без ужинов и обязательных ритуалов. Я мало ела, много пила и то и дело засыпала провокационными вопросами Марка о его личной жизни. Если кто-то из подруг в тот момент увидел бы меня, точно не узнал. Ибо в меня, несчастную, вселился дух обиды и мести. И вот когда этот злой дух носком туфли коснулся брюк Марка и скользнул по направлению вверх – всё было понятно.

За не именем своего жилья (двадцатилетний Марк жил с родителями на Патриарших), мы отправились в гостиницу где-то в районе станции «Красные ворота», найденную по приложению в его айфоне. Гостиница была не супер, да и администраторша посмотрела на меня, как на проститутку без документов. Но мне было всё равно, меня это только ещё больше разгорячило. И не успели мы даже подняться на этаж и открыть дверь в номер, как я первая набросилась на Марка, доказывая всему миру, что я – женщина, которую хочет мужчина.

И теперь за столиком в кафешке на Новом Арбате я пересказывала подругам вчерашний вечер в подробностях и деталях, как можем делать только мы – девочки. Они слушали мою историю взахлеб, забывая изначально, что пришли сюда на обед.

– И? – одновременно спросили меня подруги.

– После секса, я сказала, что мне нужно в ванную комнату, а потом тихо ушла, пока Марк открывал бутылку шампанского. Через минут десять он понял, что меня нет в номере, и стал названивать. Я была уже на полпути домой, отправила смс: «У меня разболелась голова, извини».

– Вот так просто? – выпучила глаза Света.

– Угу, – призналась я. – В меня будто бес вселился. Может, мне нужен не совет подруг, а сеанс экзорциста?

– Это всего лишь гормоны, – внесла ясность Роза. – У тебя давно не было секса, а инстинкты требуют своё. Можно было не спать с Марком, а для начала просто попросить Володю.

– Володю? Кто это такой?

– Ты что не в курсе? – переглянулась Света с Розой. – У тебя нет своего Володи?

– Нет у меня никакого мужика по имени Володя! Что вы прицепились!

– Да не мужика, – закатила глаза Роза. – У каждой женщины в прикроватной тумбочке или глубине женского белья лежит гладенький, правильной формы Володя на батарейках. С соответствующим настроем достаешь этого Володю из сокровенного места и с тайным желанием и сексуальным придыханием говоришь ему: «Привет, Володя! Может, потрахаемся?!».

Мы разразились со Светкой истерическим хохотом, больше всего заливалась я, потому что надо было видеть Розу с её нежной любовью к фаллоимитатору.

Когда смех стих Света произнесла речь мне в назидание:

– Кажется, ты, Мариночка, запуталась. Стоишь на середине реки как на распутье, по ту и другую сторону от тебя два берега – Марк и Андрей. И на каждом из этих берегов насыпаны завалы камней. Чем дольше ты будешь откладывать, тем больше камней на тебя  навалится и затруднит путь. Разгреби свои проблемы и плыви в своем направлении.

Света была совершенно права – перепрыгнуть не получится. Я зашла слишком далеко. Пора бы остановиться и расставить всё по своим местам. Либо потом будет поздно: разогнавшись на большой скорости, я не смогу вовремя затормозить, чтобы включить «заднюю».

Но вести честную игру с самим собой не так уж просто. Особенно в тот момент, когда позвонил Андрей и сообщил, что всё это время, что не отвечал на звонки, он был в командировке, в Питере, и завтра днём я должна приехать в офис – оформить куплю-продажу квартиры. Вывести его по телефону на разговор о нас я так и не смогла. Ну, не время… не место… Такое не решается по телефону. Правда? Или я снова на большой скорости пошла на обгон?

Второй за неделю необдуманный поступок – пойти к Александру Григорьевичу на ковер с прошением о завтрашнем отгуле.

– У тебя отпуск с понедельника! Вот и уйдешь с понедельника. Половину офиса распустил, кто работать будет? – свирепел начальник, разбрасываясь в разные стороны слюной и бумагами.

– Но мне срочно зубы надо лечить, – себе под нос протестовала я, нервно заламывая руки. Александр Григорьевич молчал, вынашивал, насупившись, решение. А потом, сменив гнев на милость, мягко спросил:

– Что у тебя с ипотекой?

– Должны завтра подписать договор купли-продажи, – тихо призналась я, опуская глаза в пол.

– Ну, вот. Так сразу и надо было говорить. А-то зубы, зубы…

– И зубы тоже надо лечить, – не уступала я. Стыдно, если он поймет, что и в этом я соврала.

– Хорошо, только одна нога здесь, другая там. Работать некому! Голубкина придет, с понедельника возьмешь отпуск. Только все статьи не забудь сдать.

С выражением глубокой благодарности на лице я поплелась на рабочее место. Но писать статьи у меня не получалось. Как я могла давать советы читателям, если самой нужна была помощь специалиста? Поэтому всё оставшееся время я раздумывала над своим легкомысленным поступком, сочиняя письмо-признание Марку. Надо разобраться с завалами. Кто, если не я?

Вечером я набралась смелости и позвонила. Читала текст по листочку, очень сильно волновалась и, конечно, оправдывалась. Потому что Марк неплохой любовник, просто у меня работа, квартира, ипотека и время совершенно неподходящее. В общем, взяла всю вину на себя.

Марк, молча, выслушал мои извинения, в конце сказал «понятно» и повесил трубку. Я расчистила на своём пути один завал из груды камней, как советовала Света, но легче от этого не стало – начали грызть муки совести. Лучше бы Марк не молчал, а сказал, что переспал тоже просто так или наорал со злости. Я бы себя не корила за то, что сделала человеку больно. Куда проще видеть голые эмоции, чем биться над загадкой человеческого хладнокровия.

Встреча в офисе застройщика «МирДОМ» была назначена на 10 утра. Я была при полном параде – костюм нежно-кораллового цвета от Патриции Пепе, который я удачно купила ещё в студенческие годы, сидел на мне как влитой. Ну и что, что костюму лет пять? Иногда некоторые вещи не выходят из моды, как хорошее вино. А ещё темная блузка без воротничка, лёгкая и в меру прозрачная. Круглые сережки – подделка под жемчуг в оправе фианитов. Черные туфли на высоком каблуке и деловая сумка-портфель под стать туфлям.

Чувствовала я себя в таком наряде элегантной бизнес леди, которая не квартиру эконом класса за ипотеку пришла брать, а покупать за наличные остров, как минимум в бассейне Карибского моря, как максимум – весь Тихий океан. И что бы не науськивали психологи типа: «Не важно, как ты выглядишь. Важно, как ты себя ощущаешь». Всё же иногда одежда позволяет нам поверить в самих себя. Дорогой костюм – это моя собственная броня уверенности в себе. И если мне и придется опозориться, то хотя бы запомнят меня, как очень красивую девушку. Так делают многие звезды, не правда ли?

Но это не особо мне помогало. Как только я вошла в здание, прошла через охрану к лифту и вышла на нужном этаже к стойке ресепшена, колени задрожали, ладони вспотели, на лбу появилась испарина. Секретарша была очень мила и дружелюбна. Она тут же проводила меня в маленький уютный офис, выглядевший как переговорная комната, и попросила подождать. Это были самые нервные 10 минут времени.  Я то и дело смотрела на себя в маленькое карманное зеркало, поправляла прическу, макияж и нервно стучала пальцами по столу.

Наконец в дверях появился худенький пожилой мужчина в сопровождении довольно добротной розовощекой женщины с папками в руках. Андрея с ними не было.

– Вы у нас Майорова Марина Николаевна?

– Да, – осипшим от нервов голосом проговорила я и слегка откашлялась.

– Меня зовут Семен Игнатьевич, сегодня я – ваш юрист. Это моя помощница Ольга Петровна, – представился мужчина, поправил очки и начал просматривать бумаги. – Покупаете квартиру, по адресу город Котельники, улица Строителей, дом 2?

Как только юрист произнес точный адрес, до меня наконец-таки дошло, что это реальность. Это уже не игры в то, как увидеть Андрея и привлечь к себе. Это жилплощадь, с реальной ипотекой на много лет вперед! О чем я только думала?

– Паспорт ваш можно? – мужчина долго сверялся с моим паспортом и тем, что написано в бумагах. – Справки от нарколога и психолога, пожалуйста.

Я оторопела, какие могут быть справки? Зачем ему знать, вменяема я или нет? А так не видно?

– Э… у меня…

– Вот они, – суетилась Ольга Петровна, вынимая бумаги из папки, о которых я ничего не знала.

– Так, так… хорошо, – продолжал изучать страницы старичок в дорогом костюме, спрашивал у женщины ещё какие-то документы, та каждый листочек вынимала из папки и бережно отдавала мужчине. Юрист долго говорил о деталях договора, разъяснял, что и как, опирался на неведомые мне юридические статьи. Я, честно, пыталась его слушать, но сердце стучало с бешеной скоростью, заглушая все мысли в голове.

 

Наконец он закончил свою поучительную тираду, проверил денежную составляющую договора. Затем пододвинул ко мне бумаги, попросил ознакомиться, перепроверить данные и поставить подписи.

Я не понимала ни слова, читала на автомате и всё думала: может, стоит затормозить и не впутываться в вечную кабалу с ипотекой, квартирой, которая находится, черт знает где, от моей сегодняшней жизни? Глаза судорожно бегали по строчкам, температура тела повышалась. Мне становилось дурно и неудобно в красивом костюме, пиджак которого хотелось стянуть вместе с кожей.

– Можно мне стакан воды? – медлила я с решающей подписью. Я отпила глоток, потом собралась с силами и в полной тишине дрожащим голосом заявила:

– Могу я увидеть Андрея Валерьевича перед тем, как подпишу бумаги?

– Извините, кого? – спросил мужчина, опешив. Такого хода событий он точно не ожидал.

– Нагорного Андрея Валерьевича? – уже тверже спросила я.

– Что-то не так с бумагами? – переполошилась Ольга Петровна.

– Нет, всё хорошо. Просто, я хотела бы с Андреем… Андреем Валерьевичем переговорить, – настаивала я.

– Сейчас я узнаю у Кристины, он может быть на переговорах, – женщина удалилась, а Семен Игнатьевич посмотрел на меня как-то предвзято, громко вздохнул и взглянул на часы на запястье. Ему явно это всё не нравилось. У такого педанта, как он, время по минутам расписано, а тут я со своими разговорами.

Через минуты две вернулась помощница юриста и сообщила, что Андрей Валерьевич скоро будет. У меня от её «скоро» скрутило где-то под ребрами и стало слегка подташнивать. Щеки пылали, руки сводило нервной судорогой, бешеный ритм сердца зашкаливал, особенно, когда появился он. До чего же красивый! В идеально сидящем на нём костюме, белой рубашке без галстука и с той же приятной улыбкой на лице.

– Добрый день, Марина. Как идет подписание договора? Семен Игнатьевич – лучший юрист нашей компании, – заполнил комнату любимый бархатный голос.

– Благодарю, Андрей Валерьевич. Но вот только барышня почему-то не хочет подписывать договор. Пожелала видеть вас.

– Что-то не так? – взволнованно посмотрел на меня Андрей.

– Всё хорошо, – заверила я. – Просто хотела переговорить наедине. Точнее спросить насчет жилья и поговорить.

– Хорошо, пройдём в мой кабинет, – пригласил Андрей жестом.

В последний момент я взглянула на Семена Игнатьевича и по глазам поняла, что он догадался о моих чувствах к Андрею. Могу поспорить, что это было заметно даже невооруженным взглядом. Да и люди в возрасте многое видят, чего не дано нам, молодым. Ведь старость – это не только глубокие морщины, но и бездонный колодец мудрости, который наполняется с годами.

Андрей провел меня по длинным плутающим коридорам, открыл передо мной дверь в кабинет с личной табличкой и пригласил войти. Кабинет был самым обычным, даже можно сказать скромным – никаких тебе супер кожаных диванов, мраморных офисных принадлежностей и картин в толстых рамах. Только огромный стол, на котором стоял большого размера монитор от компьютера, ещё подставки под бумаги, несколько телефонов и кучу техники. А также специальный чертежный стол и стеллажи с книгами. Минималистично, но очень уютно.

– Я слушаю тебя, о чем ты хотела поговорить? – Андрей сел за свой стол, а я, по его же приглашению, приземлилась на стул с другой стороны.

– Я не уверена…. Точнее, я не знаю… может быть, мне нужно время для принятия решения и, может, всё это не мое…. – несла я какой-то бред, запутываясь всё больше и больше в своих словах. – И в общем, я не уверена – нужна ли мне эта квартира. Потяну ли я жилье…. Ведь так далеко… Может, мне просто надо будет привыкнуть и всё! Но у меня столько сомнений…

– Ты не хочешь покупать квартиру? – спросил прямо Андрей.

– Нет, почему же я хочу собственное жилье, но, может быть, не так далеко, – пыталась объяснить я.

– Ты об этом не говорила, – Андрей был крайне обеспокоен и вёл себя так, будто мы – деловые партнеры и между нами ничего никогда не было. Никаких чувств, никаких поцелуев, вообще, ничего. – Я могу предложить тебе квартиру в другом месте, в Москве, но она будет стоить существенно дороже, и я не ручаюсь, одобрит ли банк сумму.

– Нет, Андрей, я не потяну другую сумму. Я и так работаю за троих. Просто я хотела услышать от тебя. Услышать… – душа скулила и отдавала дикой осколочной болью. Если бы он только сказал, что любит меня, как бы легче стало жить.

– Что ты хотела, чтобы я тебе сказал? – мягко произнес он и посмотрел так, что захотелось раствориться в его глазах без остатка.

– Я… я… – слезы подступали к горлу, я задыхалась и начала кашлять. Андрей тут же подошел ко мне, опустился на одно колено и протянул стакан с водой. Я сделала несколько глотков и тяжело вздохнула.

– Тебе лучше?

– Существенней, – кивнула я.

Мы долго смотрели друг другу в глаза и понимали, что нас как магнитом тянет, что вот сейчас ещё момент, и мы должны будем поцеловаться. Ближе, ближе… «Не останавливай только всё это, – просила я про себя. – Будь моим, только моим! Пожалуйста, дай мне знать, умоляю тебя, что это всё не просто так!».

– Как твои дела? – вдруг спросила я.

– Хорошо, – не отрывая от меня глаз, ответил он.

Мир кружился вокруг, не было ни стен, ни стола, ни стульев, только мы одни на маленьком клочке безысходности, от которого электризовался воздух.

– Как дела у Инессы? – проявила я вежливость.

– Не знаю, – пожал плечами он.

– А какие цветы она заказала на этой неделе для вашей квартиры?

– Для квартиры? Я заказал один букет, при входе на столе стоит, – Андрей о чем-то задумался, вздохнул и опять заглянул мне в глаза, будто пытался найти в них ответы на свои вопросы. – Букет из полевых цветов. Тебе нравятся полевые цветы?

– Очень нравятся, больше всех, – улыбнулась я.

Андрей тоже ответил мне улыбкой, встал с колена и направился к своему креслу. Бесценные минуты близости были окончены.

– А цветы в ванной как же? – опять спросила я.

– Мне кажется, что цветы в ванной – это уже перебор.

Я кивнула в ответ, он заметил.

– Хочу купить цветы в горшках и расставить вместо букетов. Какие посоветуешь? – продолжил Андрей.

– Орхидеи.

– Они тебе нравятся?

– Не особо, – честно призналась я. – Купи тогда Фикус Бенджамина. Считается, что он благотворно влияет на атмосферу в жилище, чистит воздух и укрепляет семьи.

– Думаешь настало время для серьёзных перемен?

Я задумалась, смотрела на него какое-то время, а затем просто кивнула.

– Тогда так и сделаю, – согласился он.

Ещё через пять минут я подписала договор купли-продажи и получила ключи от квартиры. Это был самый необдуманный поступок за всю мою жизнь.

Как хорошо иногда включать мозги, расставлять всё по полочкам, следовать советам и намеченным планам. А ещё вести диалоги с совестью и просчитывать свои действия на два шага вперед. Но, может, лучше иногда с открытой душой принимать необдуманные решения? Говорить то, что думаешь, мерить дни эмоциями и не бояться проиграть? Ведь это не означает, что моя жизнь плоха и в ней что-то не так. Просто я живу чувствами. И, по крайней мере, делаю это честно.

Глава 13. Эффект домино

Только потому, что кто-то не любит тебя так, как тебе хочется, не значит, что он не любит тебя всей душой.

Габриэль Гарсия Маркес

Долга любить нет. Есть только свобода любить, и эту свободу можно открывать в себе снова и снова.

Владимир Леви

В понедельник, около полудня, я явилась на работу. Если бы не глобальные перемены в моей жизни – покупка квартиры и сумбур от любви в голове – я бы точно не напортачила со статьями, на меня не злилась бы Элла Эдуардовна, и я не летела, как в попу укушенная, на работу в первый день отпуска.

– Я просто кинула статьи не из той папки, – плечи прижались извинительно к голове, щеки залились румянцем в то время, как глаза безостановочно бегали по многочисленным опечаткам.

Может быть, пора признаться Элле Эдуардовне, что если бы не программа «Ворд» с его красным подчеркиванием, то журнал тратил огромную сумму на исправление моих ошибок. Ведь это были не просто замечания корректора. Это настоящее кровавое смертоубийство букв на белоснежном экране редактора.

– А ты осознаешь, что эти, как ты их называешь  «наработки», проверил корректор? И редакция за это заплатила? –  отчитывала женщина.

– Понимаю, – скулила я. – Только Александру Григорьевичу не говорите, ладно?

– Хорошо, – немного погодя согласилась женщина. – И ещё одно. Скажи, почему я не могу получить доступ к твоим документам по внутренней сети?

– Потому что… – потому что не хотела, чтобы в них лазили чьи-то любознательные ручки, а я, спустя двухнедельный отпуск, не смогла отыскать концы с концами. Но, конечно, Элле Эдуардовне я солгала.

Как только разбирательство со статьями было закончено, я наткнулась на ещё одну личность нашего офиса – Лизу Голубкину – мисс совершенство, у которой что ни день, то достижение. Молодая, успешная, деловая, улыбка в пол лица, как у ведущих утренних программ.

– Привет! Говорят, ты квартиру купила? – поинтересовалась девушка.

– Да, купила.

– Кажется, в Котельниках? – скривила задумчивую гримасу Лиза так, будто та же птичка на хвосте не рассказала ей, где именно я купила квартиру.

– Да, в Котельниках.

– Поздравляю! Ты вкладывала деньги в строительство?

– Нет, уже готовую взяла, в «МирДОМ».

– Ммм… – уважительно пождала губы Лиза. – Хорошая фирма, ещё раз поздравляю!

Я как можно любезней улыбнулась девушке и, попрощавшись с коллегами, вышла из офиса.

Наверное, если бы не вечер, Москва, МКАД, пробки, Роза бы не бросила машину возле метро и не добиралась в Котельники посредством подземки.

Нет, не поэтому.

Наверное, если бы Роза не встретила Дениса, которого она хладнокровно бросила, а потом решила вернуть во второй раз. И если бы ко всему прочему, Роза не познакомила меня с братом Дениса – Марком, с которым я переспала на втором свидании и тут же бросила, то Роза бы не оставила так просто машину возле метро, чтобы побыстрей рассказать всё нам со Светой.

– Вы представляете, девочки, этот гад меня бросил! – заявила подруга с порога.

Разбушевавшаяся Роза разгуливала взад-вперед, выливая на нас сокрушительные потоки гнева, пока мы со Светой пытались отмыть от строительной пыли мою новенькую квартиру.

– У нас только-только начался бурный роман, самый его пик, а он вдруг говорит, что я не из тех женщин, что надевают кольцо на палец, сидят дома и рожают детей. Видите ли, я не такая девушка, с которой связывают жизнь! Что все женщины одинаковые и что я не хуже той Лены, которая его бросила до меня ради карьеры. И бла-бла-бла!

– Вот козёл! – одновременно воскликнули мы со Светой, защищая задетую гордость подруги.

– А ещё он сказал, что если я его бросила в первый раз, то брошу и во второй, – парировала Роза.

– И он решил подстраховаться? – вставила я.

– Да! А ещё, Мариночка, Денис уповал на твой разрыв с Марком. И на то, что тебя знакомили не для того, чтобы переспать и уйти по-английски.

– Что?  – не выдержала я. –  Вообще-то, я думала, что мы разошлись по-взрослому. Часто ведь парням только и подавай, что секс на одну ночь. Я ведь Марку ничего не обещала. У нас не было никакой любовной истории, просто поцелуи и секс. Даже зацепиться не за что.

– Я Денису так и сказала. А он мне в ответ поговоркой: скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты, – возмущалась Роза, пока мы со Светой отмывали окна лоджии. – Но знаете, чего я всё-таки не пойму, девочки? Как можно клясться в вечной любви и планировать на словах наше совместное будущее, а потом бац – и прости, прощай, я к тебе ничего не чувствую?

– Не знаю, – развела руками Света, снаряжая Розу перчатками и тряпкой. – Мужчины всегда более спокойны и рациональны, чем мы – женщины. Пока ты в ярости брызжешь слюной из-за мелочи в ваших отношениях, он в это время с лицом ученого, который в голове подводить математические расчеты, щёлкает каналы на пульте от телевизора. После чего делает ход конем, которого никто не ожидал.

Я же думала, что обстояло всё гораздо сложней. Роза всегда была птицей высокого полета, гордо задирала клюв и знала, чего хочет от жизни. А Денис – обычной грубоватой вороной, которого привлекла блестящая и уверенная в себе Роза. Но чтобы иметь дело с такой птицей, нужно самому родиться как минимум орлом. Так что серьезных отношений у них всё равно бы не получилось. И в какой-то момент Роза бы его бросила сама.

 

Но положительная сторона всё-таки есть у этой истории. Если бы не любовный разрыв и трудотерапия, которая лучше любого психолога помогала Розе с остервенением тереть тряпкой и избавляться от плохих мыслей, то моя квартира бы не засияла, как в рекламе чистящего порошка «Комет».

К концу недели мне доставили все вещи со съемной квартиры. Мои сожительницы – студентки Даша и Яна – любезно помогли перенести легкие коробки с пакетами в машину по перевозкам. На прощание я пожелала  им хороших оценок в институте, новую соседку, желательно не стерву, и парней. На что девочки, а точнее Яна, мне ответила:

– Мы же лесби. Ты что не знала?

– Я… – конечно, я догадывалась, но чтобы так сходу. – А почему вы это от меня скрывали?

– Мы не скрывали. Просто, ты не спрашивала, а мы не говорили, вот и всё.

Может, я из прошлого века, но ни в коем разе не считаю однополые связи нормальными. Наверное, от того, что сама гетеро и чего не понять, того не принять.

Кроме несметного множества коробок и пакетов, мне доставили ещё диван и журнальный столик – это был подарок со Светкиного барского плеча. Она давно планировала заменить угловой – на обычный диван и поменять столик с одним ободранным углом. Но я и ободранному углу была рада, ибо все сбережения ушли на первоначальный взнос в банк, а отпускные и скопленные деньги – на покупку техники. В общем, забаррикадировалась я в новой квартире по самый потолок.

Переночевав у Светы с Игорем, мы на утро все вместе отправились разбирать катакомбы. Без мужской помощи я вряд ли бы установила холодильник, стиральную машину и собрала угловой диван. Уже ближе к вечеру, вымыв два раза полы и переставив коробки компактней, Света с Игорем уехали от меня, а я решила, что эту ночь переночую в собственности.

К квартире я уже начала привыкать. Во мне стали просыпаться чувства заботы и любви, как к новорожденному младенцу у неопытной мамочки. Квартира перестала быть безликой. Захотелось сделать всё по-своему: постепенно переклеить обои и постелить ламинат, продумать интерьер и со временем купить хорошую мебель. В планах о прекрасном будущем я заснула далеко за полночь.

Проспала до 11 утра и спала бы дольше, если бы не разрывающийся телефон.

– Я ему отомщу! – победоносно кричала Роза в трубку, как будто только что взяла штурмом Рейхстаг.

– Кому?

– Денису!

– Хочешь подбросить тухлых яиц под его водительское кресло? – предложила я, приятно потягиваясь в постели.

– Нет, ты что? Это слишком низко! Всего лишь, как бы случайно, не туда отправлю короткое смс со словами: «Милый, конечно, я полечу с тобой на Сейшелы. Я люблю тебя! Спасибо, что делаешь меня счастливой!».

– Хм… Ты думаешь, он поверит?

– Но это точно заденет его самолюбие – его бывшая и уже с другим. Потом позвоню ему, извинюсь и скажу «спасибо», потому что я влюблена и счастлива. А в доказательство приглашу его на открытие своей новой аптеки, где буду весь вечер блистать в сопровождении нового мужчины.

– Зачем все это?

– Мариночка, зависть к чужому счастью как нельзя лучше разъедает людские души. Осталось только найти эскорт.

– Эскорт? Аптека? Ты что серьезно?

– А ты думаешь, подкинуть тухлых яиц – это лучший вариант?

Самоуверенность Розы и её находчивость поражала.  Она обещала турецкий гамбит в доказательство Денису того, что он потерял бесценную жемчужину всей жизни. Собственноручно посадил на корабль и отправил в дальнее плаванье.

Я же, после такого убийственного разговора, проснулась окончательно. И решила зря время не терять – заварила крепкий кофе и начала искать по каталогам кухню, ибо готовить мне было не на чем. После кофе и двух дорогущих каталогов мебели, которые манили своей красотой и пугали ценой, я решила прогуляться.

На сегодня обещали дождь, похолодание – чувствовалось приближение осени. Я застегнула под самое горло олимпийку, накрыла голову капюшоном и поплелась в магазин строительных товаров известного сетевого бренда, который располагался в шаговой доступности от меня. Накупила всякой мелочи: палку для ванной, занавеску туда же, коврики, красивый набор ванных принадлежностей; посмотрела кухни, правда, я не знала точных размеров и поэтому с заказом пришлось немного отложить. Потратила на кассе приличную сумму денег и еле дотащила на своём горбу покупки под стук начинающегося дождя.

Потом долго крепила палку в ванной вместе со шторкой. Довольная своей работой и новыми ковриками, решила помыться первый раз в своей квартире.

Расслабиться задумала максимально. Набрала ванну воды, после долгих поисков откопала в коробках пену и припасенную бутылку красного вина. Штопора у меня не было, пришлось протыкать ножом, а потом отмывать пол и стены вокруг, потому что плюхнула пробка в бутылку вместе с фонтаном красных капель. По звукам, издающимся из ванной, я поняла, что беда не приходит одна – ей нужна компания.

После того как я устранила маленький потоп большим банным полотенцем – первое, что в панике попало под руку – и вынесла на балкон насквозь мокрый коврик, я, наконец-таки, блаженно устроилась в ванной. Поставила на раковину ноутбук с любимым сериалом, а на табурет вино с бокалом. Теперь всё определенно должно было быть хорошо! Ведь ни одна перелитая ванна и плохо открытая бутылка не стоит того, чтобы перестать наслаждаться жизнью. И я наслаждалась до того момента, пока не упала палка с занавеской прямо мне на голову.

С мыльной головой и пеной в глазах, я материла всё на белом свете, пока выпутывалась из клеёнчатой занавески. Моё терпение медленно подходило к концу. Стакан красного вина, разбитый, лежал на полу вместе с разлитой бутылкой, а пресловутые красные пятна покрывали всю комнату. Мобильник разрывался звуками где-то глубоко в квартире.

Злая, как трехголовый цербер из преисподней, я стала вылезать из ванной, поскользнулась на мокрой клеенке, упала, больно ударилась коленкой и порезала руку об осколки стекла. Громко рыкнула матом на сегодняшний день и прокляла все палки с занавесками, которые только есть на свете.

– Что? – резко ответила я на звонок, в глазах стояли слезы вместе с шампунем, в руке торчал осколок.

– Марина, что-то случилось?

– Да, случилось! – злостно вырвалось у меня. И как только я это сказала – до меня дошло, чей это голос.

– Я сейчас приеду. Ты где? – это был Андрей. Его голос звучал взволнованно, отчего по телу пробежала приятная дрожь.

– Я… я… – хватала воздух ртом. – В Котельниках, в своей квартире. Захвати что-нибудь обеззараживающее и пластырь, пожалуйста.

Андрей прибыл буквально пулей.

– Если бы ты вовремя не взяла трубку, я бы свернул в сторону Волгоградского проспекта, – подшучивал Андрей надо мной, пока сам заботливо обрабатывал мне рану на ладони и царапины на руке. Я, молча, всхлипывала, потому что после телефонного звонка, я так и просидела на диване в гостиной, громко плача. Не знаю, что на меня нашло – наверное, женская слабость, которой иногда надо выйти наружу в виде слез, после чего опять засияет солнышко над головой.

– Что случилось? – спросил Андрей.

– Там… в ванной, – я глубоко вздохнула, признаваться – так признаваться. – Я прикрепила сегодня палку для ванн с занавеской, налила ванну, а потом палка упала мне на голову, и я поскользнулась.

– В самой ванной?

– Нет, когда вылезала, на пол упала.

– А осколки где нашла?

– Это бокал разбился, – о бутылке я хотела бы умолчать, хотя с другой стороны – я взрослый человек. У меня своя квартира!

– Но если бы палка не упала, я не стала вылезать из ванной, не услышала телефон, и ты бы ко мне не приехал, правда?

– Правда, – глухо подтвердил он, наклеивая пластырь на ладонь. Больше всего на свете мне хотелось его поцеловать. А, если не считать банный халат на полностью обнаженное тело и мужские феромоны рядом с моим носом, одним поцелуем тут не обойдешься.

– Ну, пострадавший, показывай свою чудо-палку для ванной, – улыбнулся Андрей, и я поняла, что ему можно довериться.

Мой мужчина всё сделал сам. Настойчиво просил не подходить, чтобы я себе ещё что-нибудь не повредила. Собрал большие осколки в мусорное ведро, стряхнул занавеску и даже, засучив рукава своей белоснежной рубашки, вымыл пол в ванной, чего я попросила не делать, но под его пристальным взглядом сдалась и не вмешивалась. Мне было приятно и в то же время забавно наблюдать его пыжащимся на корточках и постоянно поправляющим сползающие на запястье часы. Ведь он не просто мыл полы, для мужчины убраться в квартире – всё равно, что покорить Эверест.


Издательство:
Автор
Поделиться: