Название книги:

Тайный импульс

Автор:
А. Норди
Тайный импульс

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Часть 1. Испытательный срок

Глава 1

Судьба Руны Ларк решалась в эту минуту: Конрад Острон, начальник Отдела криминальных расследований, внимательно изучал ее личное дело и рекомендательные письма. Он сидел за столом напротив Руны, не спеша перелистывая страницы в папке. Руна терпеливо ждала вердикта. У нее была тайная цель, о существовании которой Острон даже не догадывался.

В кабинете работал кондиционер, и пиджак из тонкой ткани не спасал Руну от прохлады. Она поежилась, пытаясь унять нервную дрожь. Сказывались переживания о предстоящем испытательном сроке в Отделе криминальных расследований и безумная спешка: сегодня днем Руна совершала привычную пробежку по парку, когда ей позвонили из Департамента и сообщили, что Конрад Острон срочно вызывает ее на собеседование. Она две недели мечтала услышать этот звонок и уже отчаялась его дождаться.

Взмокшая от бега, в спортивных шортах и футболке, Руна тут же вернулась домой, приняла душ и переоделась в деловой костюм. Она запрыгнула в свой старый подержанный «Фольксваген Поло» и помчала в Департамент Противодействия, молясь о том, чтобы не застрять в пробках. Когда до начала собеседования оставалась одна минута, Руна влетела в приемную начальника Отдела криминальных расследований и, пытаясь отдышаться, с невозмутимым видом поздоровалась с удивленной секретаршей. Ровно в назначенное время (шестнадцать часов тридцать минут дня) Конрад Острон вызвал ее в кабинет.

Наконец, он закончил чтение личного дела и, сняв очки, посмотрел на Руну. На вид Острону было лет пятьдесят: сухощавый, волосы с проседью. На костистом лице выделялись проницательные глаза, нос с небольшой горбинкой и тонкие губы с опущенными уголками.

– Впечатляющее досье, – сказал Острон, с прищуром глядя на Руну. – Нечасто приходится видеть столь выдающиеся результаты у выпускников Академии. У вас отличные оценки по теоретическим дисциплинам, физической подготовке и стрельбе. Преподаватели, со многими из которых я знаком лично, отзываются о вас наилучшим образом. Ваша нацеленность на результат в столь юном возрасте достойна всяческой похвалы.

Вообще-то Руне в марте исполнилось двадцать два года, и она считала себя вполне взрослым человеком, но матерому Острону выпускница Академии наверняка казалась несмышленой девчонкой, которая по какому-то недоразумению решила устроиться на службу в Отдел криминальных расследований.

Острон явно добивался того, чтобы Руна стушевалась под его насмешливым взглядом, но она старалась держаться хладнокровно, ведь от ее поведения на собеседовании зависело, удастся ли ей достигнуть своей тайной цели.

– Спасибо. – Руна скромно улыбнулась. – Для меня будет честью работать в Отделе криминальных расследований, если вы дадите на это разрешение.

Руна с детства мечтала о службе в Департамента Противодействия, частью которого являлся Отдел криминальных расследований. Первым шагом к цели стало поступление в Академию при Департаменте, где курсантов в течение пяти лет готовили к непростой работе специальных агентов, занимавшихся поимкой криптоморфов.

Но за последний год у Руны появилась еще одна цель: завершив обучение в Академии, она во что бы то ни стало хотела попасть на службу именно в Отдел криминальных расследований и стать напарницей одного конкретного человека…

– Мы всегда рады успешным выпускникам Академии в наших рядах, – сказал Острон, а затем, нахмурившись, добавил: – Но меня кое-что озадачило в вашем заявлении.

– Что-то не так? – Руна постаралась, чтобы удивление в ее голосе не прозвучало слишком наиграно.

– Вы просите о том, чтобы стать напарницей специального агента Эрика Рейнара, – осторожно начал Острон, наблюдая за реакцией Руны.

– Да, все верно, – с невозмутимым видом подтвердила она. – Агент Рейнар – легенда Департамента Противодействия и пример для подражания для многих курсантов Академии. Несмотря на молодой возраст, он арестовал рекордное количество опасных криптоморфов. Говорят, он как будто обладает особым чутьем на этих тварей. Мне бы очень хотелось перенять его профессиональный опыт.

– Агент Рейнар действительно является одним из самых результативных сотрудников Департамента. – Острон потер переносицу, а затем, помрачнев лицом, продолжил тихим голосом: – Проблема заключается в другом: у Рейнара очень сложный характер.

Руна пожала плечами:

– Я слышала об этом. Но, судя по всему, сложный характер агента Рейнара никак не сказывается на его профессиональных успехах. В конце концов, у каждого есть свои недостатки.

Острон фыркнул от смеха. Руна не ожидала столь живой реакции от будущего начальника: преподаватели Академии отзывались о нем как об очень сдержанном и бесстрастном человеке.

– Недостатки? – Острон покачал головой. – Это еще мягко сказано. За три года службы в Департаменте Рейнар сменил пять напарников: они были в ужасе от его поведения и наотрез отказались с ним работать. Теперь он волк-одиночка. При всем моем уважении к профессиональным навыкам Рейнара, я должен признать, что его личные качества вызывают отторжение у всех наших сотрудников. Он желчный, токсичный и грубый человек. Я категорически против того, чтобы вы работали вместе с ним.

Руна ожидала такого ответа. Но у нее был последний козырь. Встав со стула, она подошла ближе к столу Острона и, глядя в его холодные глаза, твердо сказала:

– Вы прочитали мое досье, но там не указано главное – причина, по которой я хочу служить в Департаменте. Думаю, вы о ней прекрасно знаете. Именно поэтому мне важно работать вместе с самым лучшим агентом. Я хочу стать таким же профессионалом, как Эрик Рейнар. Или еще лучше.

Острон нахмурился и, что-то обдумывая, постучал ручкой по заявлению выпускницы Академии. Наконец, он сказал:

– Руна, я работал с вашим отцом. Знал вашу маму. И только ради светлой памяти о них я разрешаю вам пройти испытательный срок вместе с агентом Рейнаром. Но хочу еще раз предупредить: вам будет очень тяжело.

– Я знаю. – Руна сдержанно кивнула, хотя внутри нее все ликовало: ее план сработал, а это значит, что она будет работать вместе с Эриком Рейнаром!

Острон расписался на заявлении и протянул его Руне.

– Агент Ларк, поздравляю вас с поступлением на службу в Отдел криминальных расследований Департамента Противодействия. – Он взглянул на часы, висевшие на стене. – Я распоряжусь о том, чтобы вы получили удостоверение и табельный пистолет до конца дня. Завтра приступите к работе.

– Я благодарна вам за оказанное доверие. – Руна сложила заявление и убрала его в карман пиджака. – Но у меня есть еще одна просьба.

Острон вопросительно взглянул на Руну, явно обескураженный ее настойчивостью. Она мягко улыбнулась, чтобы не показаться начальнику слишком наглой, и осторожно, как бы невзначай сказала:

– Я бы хотела уже сегодня познакомиться с агентом Рейнаром. Где я могу его найти?

Глава 2

Эрик Рейнар прицелился и нажал на спусковой крючок табельного «глока». Защитные наушники приглушили грохот выстрела, а отдача чуть дернула руку. Пуля угодила в центр мишени, установленной в конце стрелкового коридора. Именно здесь, в учебном тире, агенты Департамента Противодействия два раза в месяц в свободное от службы время отрабатывали навыки меткой стрельбы.

Задача ставилась простая: как можно точнее поразить в цель мишени, представлявшие собой прямоугольные куски фанеры с нарисованными на них криптоморфами-мутантами. Изображения монстров были однотипными и нарочито гротескными: вытянутые туловища, деформированные руки с когтями, бугристые головы с красными глазами и распахнутыми клыкастыми ртами. Как шутили агенты Департамента, никто из них ни разу в жизни не видел такого криптоморфа, поэтому художник, рисовавший мишени, скорее всего использовал образ, приснившийся ему в кошмарах.

Кроме Эрика в тире находились другие агенты Отдела криминальных расследований – сегодня была их очередь от души пострелять по фанерным чудовищам. Расположившись в дальней части помещения подальше от Рейнара, его коллеги о чем-то весело переговаривались, сменяя друг друга у огневого рубежа. Они избегали общения с Эриком, но это нисколько его не волновало: он был волком-одиночкой, и этот статус в коллективе полностью его устраивал. Лучше метко стрелять в цель одному, чем быть мазилой в толпе напыщенных идиотов.

Эрик вынул из рукоятки «глока» отстрелянный магазин, собираясь заменить его на новый, как вдруг сзади кто-то похлопал его по плечу. Он обернулся, застав перед собой Мартина Ландера, своего бывшего напарника в Отделе криминальных расследований. Ландер теперь работал в тандеме с другим агентом и, как и все остальные сотрудники Отдела, всячески избегал общения с Рейнаром.

Эрик снял защитные наушники, когда увидел, что бывший напарник что-то ему говорит.

– Рейнар, к тебе гости, – Ландер повторил свою фразу и с ухмылкой отошел в сторону.

За его спиной оказалась невысокая девушка в темно-сером брючном костюме, который удачно подчеркивал изгибы стройной фигуры. У нее были светло-русые волосы, забранные в хвост на затылке. Зеленые глаза и выразительные губы украшали миловидное, немного бледное лицо с едва заметными веснушками на щеках и носу – похоже, девушка старательно маскировала их тональным кремом. Она с интересом разглядывала Эрика, держа в руках какую-то папку. Он удивился: как это хрупкое создание занесло в гремевший выстрелами учебный тир?

Эрик перевел взгляд на ехидно улыбавшегося Ландера, ожидая от него комментариев, но тот не успел ничего сказать – девушка, шагнув ближе, начала беседу первой:

– Меня зовут Руна Ларк. Я выпускница Академии при Департаменте Противодействия, – представилась она. – С завтрашнего дня мы будем напарниками.

Ландер, прыснув от смеха, покачал головой:

– А ты смелая. – Он ободряюще похлопал девушку по плечу. – Прежде, чем Рейнар скажет тебе первую гадость, хочу предупредить: с ним невозможно работать. За пару месяцев, что мы были напарниками, он меня чуть до нервного срыва не довел.

 

– Ландер, ты еще скажи, что по ночам в подушку плакал, – поддел Рейнар, с удовольствием отметив, как помрачнел бывший напарник: как и раньше, Ландер терпеть не мог, когда задевали его самолюбие.

– Думаю, мы найдем общий язык. – Руна с вызовом взглянула на Рейнара. В глазах девчонки мелькнул хитрый огонек, который мгновенно его разозлил: он не любил, когда кто-то самонадеянно нарушал установленные им правила и границы.

– Мы найдем общий язык, если ты прикусишь свой, – отрезал Рейнар, наблюдая за реакцией девушки: она даже бровью не повела. – Ты явно что-то перепутала. Я работаю без напарников.

– Но это противоречит уставу Департамента, – возразила настырная выскочка. – Согласно ему, агенты Отдела криминальных расследований ввиду особо опасного характера службы должны работать в тандеме с напарником, что повышает безопасность при выслеживании и задержании криптоморфов.

Ландер снова расплылся в злорадной ухмылке, наблюдая за невиданным шоу: какая-то девчонка посмела перечить самому Эрику Рейнару! Более того, другие агенты, находившиеся в дальней части тира, прекратили стрельбу и, сняв защитные наушники, с едва скрываемыми усмешками поглядывали на Рейнара и дерзкую выпускницу Академии. Пора прекращать это непотребство. Эрик демонстративно вставил новый магазин в рукоятку «глока» и с презрением спросил у расплывшегося в улыбке Ландера:

– У тебя зубы лишние, что ли? Давно по морде не получал?

Ухмылка мгновенно слетела с лица бывшего напарника. Скривившись, будто съел лимон, он ответил:

– Да пошел ты, Рейнар. С тобой даже поржать нельзя.

– Ржать будешь со своими шакалами. – Эрик кивнул на коллег, наблюдавших за их разговором. – Вместо того, чтобы таращиться на меня, лучше бы наконец-то научились метко стрелять.

Ландер, покачав головой, обратился к Руне:

– Беги, пока не поздно.

Он отошел в дальнюю часть тира, где его с нетерпением ждали другие агенты: всем наверняка хотелось из первых уст услышать очередную историю о скверном характере Эрика Рейнара. Впрочем, ничего нового. Многие из них уже привыкли к тому, что с Рейнаром лишний раз лучше не пересекаться. Он был отвратительным коллегой, умудряясь при этом оставаться безупречным профессионалом – в конце концов, вряд ли кто-то еще в Департаменте мог похвастаться такой же феноменальной результативностью в поимке криптоморфов. Его опасались, сторонились, а иногда откровенно ненавидели. Но Эрик плевать хотел на мнение коллег: он делал свое дело и делал его хорошо. Его не волновало, что думали о нем другие люди, но еще меньше он заботился о том, хотел ли кто-то с ним дружить. В конце концов, у него была особая причина для враждебного отношения к миру – тайна, надежно похороненная в прошлом…

Когда Ландер отошел, Эрик перевел взгляд на Руну: в холодном блеске ее глаз читались интерес и вызов. Девчонка либо и правда не по годам отважная, либо…

– Ты умственно отсталая? – высказал Эрик второе предположение. – Я же сказал: я работаю один. Острон прекрасно об этом знает, поэтому не мог назначить тебя моей напарницей.

– Похоже, он передумал. – Руна улыбнулась уголком губ, протягивая Эрику лист бумаги из папки. – Это заявление, подписанное Остроном. Он дал добро на нашу совместную работу.

Эрик пробежал взглядом по строчкам. Внизу стояла размашистая резолюция Острона: «Принять на испытательный срок в качестве напарника специального агента Эрика Рейнара». Вот черт! Острон совсем головой тронулся?

И не успел Эрик высказать вслух свое недовольство, как девчонка уже протягивала ему папку, набитую бумагами.

– Здесь мои рекомендательные письма от преподавателей Академии и результаты аттестации, – пояснила она. – Они убедительно доказывают, что я достойна стать твоей напарницей: будучи одной из лучших выпускниц Академии, я должна работать вместе с лучшим агентом Отдела криминальных расследований.

– Тебя саму не тошнит от этого пафоса?

Эрик взял протянутую папку и, придав лицу нарочито пренебрежительный вид, быстро ее пролистал: как и следовало ожидать, аттестационные листы Руны Ларк пестрели отметками «отлично», а преподаватели Академии в рекомендательных письмах не скупились на хвалебные слова в ее адрес.

Что ж, эта настырная девчонка хочет стать напарницей Эрика Рейнара? Значит, она сегодня же получит такой профессиональный опыт, о котором еще долго будет рассказывать своим подружкам со слезами на глазах. Но это даже хорошо: чем больше агентов Департамента будет знать о том, что с Рейнаром лучше не иметь никаких дел, тем лучше.

– Ладно, так и быть, – с ухмылкой сказал Эрик, отметив, как вытянулось от удивления лицо Руны: похоже, столь быстрой победы она не ожидала. – Хочешь работать вместе – милости прошу, только потом не жалуйся Острону, как злой и вредный агент Рейнар тебя обижает.

– Не переживай: я умею терпеть, – вздернув подбородок, ответила Руна, а затем с насмешливой улыбкой кивнула на мишень в конце стрелкового коридора. – Надо же, ты не такой меткий, как я думала.

– Можно подумать, ты у нас снайпер, – фыркнул Эрик, стараясь сдержать раздражение, ведь Руна была права: он действительно пару раз попал в «молоко», немного промахнувшись мимо фигуры крипто-мутанта.

– Какой глаз? – вдруг спросила Руна.

– Что? – Эрик не сразу понял вопрос.

Девчонка хитро улыбнулась и пояснила:

– Выбирай: в какой глаз криптоморфа мне выстрелить? – Она достала «глок» из кобуры, спрятанной под пиджаком, и кивнула на мишень.

– Давай в левый.

Эрик едва успел отойти в сторону от огневого рубежа, когда Руна, обхватив пистолет двумя руками, стремительным движением нацелила его на мишень. Она трижды нажала на спусковой крючок, и пули с грохотом одна за другой попали точно в цель, поразив левый глаз нарисованного монстра.

Руна обернулась к Эрику. Она самодовольно улыбалась, но Эрик заметил, как предательски дернулись уголки ее губ: похоже, Руне Ларк стоило больших усилий изображать из себя крутую девчонку. Интересно, ради чего весь этот спектакль? Почему эта выскочка так навязчиво набивается к нему в напарницы?

Эрик сделал вид, что меткость Руны совершенно его не впечатлила, и равнодушно процедил:

– Встречаемся через пять минут на парковке.

Спрятав «глок» в кобуру на поясе, Эрик надел куртку и направился к выходу из тира. Он прошел мимо Ландера и других агентов Отдела, которые с усмешками оживленно обсуждали увиденное. Эрик даже не посмотрел в их сторону: пусть судачат дальше, ему нет никакого дела до этих придурков.

У выхода из тира стояло большое мусорное ведро, куда агенты обычно выбрасывали пластиковые стаканчики из кофейного аппарата или пустые бутылки из-под воды. Эрик демонстративно швырнул туда папку с результатами аттестации и рекомендательными письмами Руны Ларк. Он спиной чувствовал, как она провожала его взглядом, а значит, наверняка видела, как он обошелся с ее документами. Эрик не сомневался, что его поступок наверняка задел девчонку, но нисколько об этом не сожалел. Пусть привыкает, какого это – играть не по правилам Эрика Рейнара.

А сейчас их ждала одна очень интересная поездка.

Глава 3

Вечер опускался на Нивенштадт: темнело небо, затянутое грязными тучами, в сумраке ярче светились фонари и фары машин, а немногочисленные пешеходы сновали по тротуарам мимо мрачных громадин домов. Конец июля выдался пасмурным и прохладным – впрочем, зачастую казалось, что другой погоды здесь не существовало: Нивенштадт не зря называли Городом вечной осени.

Руна, сидевшая на пассажирском месте, покосилась на Эрика Рейнара: устремив взгляд на дорогу, он уверенно вел свой «БМВ Икс-3» по улицам Нивенштадта. Руна понятия не имела, куда он ее везет, но этот факт почему-то мало ее тревожил. Ей удалось практически невозможное: она не просто напросилась в напарницы к Рейнару, но, кажется, умудрилась его заинтриговать! А иначе как еще объяснить, с какой легкостью Эрик пригласил ее прокатиться «по одному интересному делу», как он выразился на парковке, когда Руна садилась в его черный внедорожник.

В голове все еще стоял образ Рейнара в тире: высокий, мускулистый, одетый в джинсы и простую черную футболку, специальный агент Отдела криминальных расследований только одним своим видом запросто мог вскружить голову толпе легкомысленных девиц, но Руна была не из таких. Да, она отметила его холодную красоту: серые глаза с прищуром, ухмылка на губах, напоминавшая скорее оскал, и по-хулигански взъерошенные темные волосы делали его похожим на опасного хищника, затаившегося в засаде в ожидании добычи. И Руне лишь оставалось надеяться, что она не станет его жертвой…

– Куда мы едем? – спросила она, решив наконец нарушить затянувшееся молчание.

Рейнар ухмыльнулся:

– На наше первое совместное дело. Ты же так сильно мечтала со мной поработать.

– Хотелось бы конкретики. – Руна пристально посмотрела на Рейнара, но он все так же следил за дорогой, даже не удостоив напарницу коротким взглядом.

– Если испугалась, ты так и скажи. – Кажется, ему доставляло удовольствие издеваться над Руной. – Я тебя высажу: вот здесь как раз подходящее место.

Руна взглянула в окно: они проезжали мусорную свалку на окраине города.

– Очень смешно, – фыркнула она. – Я слышала, что у тебя сложный характер, но не думала, что ты еще и хамло.

– Сама напросилась. – Рейнар, осклабившись, пожал плечами, будто давая понять, что вообще ни при чем, и Руна сама виновата, что ввязалась в эту историю. Впрочем, так оно и было. – Похоже, ты забыла, что правильным девочкам нельзя садиться в машину к опасным незнакомцам.

– С чего ты взял, что я правильная? – Руна вздернула голову, надеясь, что ее слова прозвучали достаточно дерзко.

Ее немного задело, что Рейнар так быстро ее раскусил: она действительно всю жизнь была правильной девочкой – типичной отличницей с идеальной репутацией, но сейчас, когда ее конечная цель оказалась столь близка, она изо всех сил старалась произвести впечатление смелой и острой на язык оторвы.

Руне казалось, что только такие девушки могли заинтересовать Рейнара: именно поэтому она выкинула нетипичный для самой себя фокус со стрельбой в тире, благо она действительно была очень метким стрелком. Судя по тому, как быстро Рейнар пригласил Руну отправиться в загадочную совместную поездку, ее план сработал: она вела себя нагло, раскованно и дерзко, и такое поведение зацепило ее напарника. Вот только как бы не перегнуть палку…

– По правде говоря, я думаю, что ты обыкновенная выскочка. – Рейнар вдруг перевел на нее взгляд, и Руну неприятно поразил ледяной блеск его глаз. – Ты с чего-то решила, что можешь играть во взрослые игры, и теперь настырно лезешь туда, где тебе совсем не место. Лучше бы и дальше ковырялась в своей песочнице.

– Ты ненамного старше, раз уж мы заговорили о возрасте, – резко осадила его Руна: по рассказам других курсантов Академии, общавшихся с агентами Департамента, она знала, что Рейнару исполнилось двадцать шесть лет.

– Ты всегда такая дерзкая или только со мной? – усмехнулся Рейнар и, не давая Руне возможность парировать, тут же добавил: – Впрочем, можешь не отвечать. Меня мало волнует твое жалкое кваканье.

Руна чуть не задохнулась от возмущения: хамство Рейнара начинало переходить все границы. Но она знала, на что шла, и обещала себе терпеть до конца. Рейнара, похоже, совсем не заботили ее эмоции: с невозмутимым видом он включил музыку, и из колонок раздались громкие визги гитары вперемешку с истошными воплями вокалиста. Ничего удивительного: Эрик Рейнар оказался любителем агрессивного хард-рока.

Руна отвернулась к окну. Они выехали из города и теперь двигались по трассе куда-то на северо-восток, мимо фабрик, ангаров и складов промзоны, огороженных бесконечными бетонными заборами. Уличные художники нарисовали на серых плитах многочисленные граффити, изображавшие чудовищных существ и зловещие темные фигуры.

Криптоморфы.

Кое-где на заборах виднелись большие надписи: «Хороший криптоморф – мертвый криптоморф!» или «Смерть криптоморфам!» В обществе до сих пор не было единого мнения, как относится к тем, кто теперь отличался от всех остальных людей.

Руна прикрыла глаза, отдаваясь воспоминаниям…

Одиннадцать лет назад на Земле началась пандемия нового, ранее неизвестного науке вируса. К тому времени человечество пережило атаки нескольких смертоносных инфекций: ВИЧ, лихорадка Эбола, птичий грипп и COVID-19 не были окончательно побеждены, но, по крайней мере, врачи научились держать их под контролем с помощью вакцин, лекарств и карантинных мер. Казалось, опустошительные пандемии навсегда остались в прошлом. Но все достижения человечества в борьбе с опасными инфекциями оказались напрасны, когда появился новый вирус, поразивший людей.

 

Когда началась пандемия, Руна была еще ребенком, но она хорошо запомнила хаос и панику, охватившие мир за считанные недели. Неизвестный вирус распространялся молниеносно, ежедневно заражая сотни тысяч жертв по всему земному шару, и быстро добрался до Нивенштадта и других городов страны.

Большинство заболевших умирало за пару дней в чудовищных муках: под действием вируса внутренние органы стремительно разлагались и превращались в чужеродные для организма ткани, вызывая смертельный иммунный ответ. Вскоре врачи дали название новому заболеванию: криптоморфоз, или КРИМОР в сокращенном варианте.

Как и в случае с другими инфекциями, заражение новым вирусом не всегда заканчивалось смертью: многие люди с трудом поправлялись после тяжелой лихорадки, длившейся несколько дней, а некоторые и вовсе отделывались бессимптомным течением.

Ученые оказались бессильны в создании вакцины, поскольку каждый год появлялись десятки новых штаммов КРИМОР – еще более заразных, изменчивых и опасных, чем первоначальный вариант вируса.

Руне запомнились выпуски новостей первых лет пандемии: трупы на улицах крупнейших мегаполисов мира (Нивенштадт не стал исключением), переполненные больницы, коллапс системы здравоохранения. Поначалу власти всех стран прибегали к отработанным на других пандемиях мерам: закрытые границы, бесконечные локдауны, социальная дистанция и масочный режим вновь на несколько лет стали нормой. Но они не смогли сдержать стремительное распространение вируса КРИМОР. Волна за волной пандемия накрывала человечество, пока не стихла самостоятельно шесть лет назад, оставив после себя миллионы трупов, опустевшие города с разрушенной инфраструктурой и глобальный экономический кризис. Страна до сих пор не могли из него выбраться.

Ученые пришли к выводу, что пандемия завершилась благодаря банальному факту: вирусом заразился каждый человек на Земле. Многие умерли, но многие остались живы, навсегда сохранив антитела в память о перенесенной инфекции. Казалось, вирус КРИМОР должен был стать еще одной инфекцией, которая едва не уничтожила человечество, но спустя год после начала пандемии выяснилось нечто странное, что навсегда изменило мир: часть популяции, зараженной вирусом КРИМОР, видоизменилась.

Так появились криптоморфы.

Занятая мыслями, Руна только сейчас заметила, как внедорожник Рейнара свернул с трассы, окруженной полями, и поехал по растрескавшейся асфальтовой дороге, пролегавшей среди дремучих лесов. Внезапно идея отправиться в поездку вместе с едва знакомым человеком уже не казалась Руне настолько удачной.

Из колонок все так же оглушительно гремел рок. Руна покосилась на Рейнара: с невозмутимым видом он уверенно вел машину по ухабистой дороге, едва слышно подпевая песне. Самый отмороженный агент Департамента явно что-то задумал, и Руна не сомневалась: ей придется приложить огромные усилия, чтобы не ударить перед ним в грязь лицом.

Вскоре впереди появилась большой указатель: темные буквы на белом фоне – «Дом у Черного родника» – и стрелка, указывающая направо.

– Почти приехали, – ухмыльнулся Рейнар, сворачивая на гравийную дорогу, уходившую в густые темные заросли. – Готовься: твой испытательный срок начнется прямо сейчас.


Издательство:
Автор
Поделиться: