Название книги:

Маша, Машенька, Машуня… или Любовь вопреки

Автор:
Вета Маркова
Маша, Машенька, Машуня… или Любовь вопреки

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Мы сидели в кафе зала прилета аэропорта Пулково, ждали, когда прилетят наши взрослые дети… Сегодня они возвращались из поездки на Байкал. Это их первое самостоятельное путешествие. Мы готовились выпустить птенцов из гнезда, учились дышать, когда детей нет рядом. Нам с Артуром это давалось тяжело. Мы очень сильно привязаны к своим детям и на это есть своя причина, но об этом потом.

Им уже по двадцать два, но путешествовали мы всегда все вместе. Всегда вместе, всегда рядом, да и дети против не были. Сейчас они были не просто нашими детьми, они были нашими друзьями.

Самолет задерживался на два часа из-за погодных условий в аэропорту вылета. Такое бывает. Артур предложил это время скоротать в кафе, до дома все-равно доехать не успеем.

Муж пошел сделать заказ, а я сидела за столиком и рассматривала своего мужчину влюбленными глазами. В кафе звучала одна из любимых мелодий:

А ты весь поседел,

С мужчинами бывает,

Но с искоркой глядят

Усталые глаза…, – пела Ирина Круг.

Этот год у нас особенный, юбилейный. Мы вместе прожили четверть века, серебряная свадьба. В сентябре, на годовщину свадьбы, муж сделал мне подарок и пригласил в романтическое путешествие. Мы едем отдыхать на две недели в Италию, в Венецию. Только он и я. Я люблю его! Люблю!!! Люблю до сих пор… Люблю вопреки… все эти двадцать пять лет!

Артур мило разговаривал с юной девушкой за барной стойкой, улыбался ей. Вот зараза! Ну не может мой мужчина не флиртовать с прекрасной половиной человечества. У него это в крови. В этом он весь. И все бабы таяли, и тают до сих пор, от его обворожительной улыбки, таяли, не взирая ни на его и ни на свой возраст… Я сама тоже не была исключением…

Ему скоро шестьдесят, а он до сих пор чертовски красив. Высокий, статный, никакой дряблости в теле, все подтянуто и натренировано, даже седина не говорит о его возрасте, лишь деликатно подчеркивает его зрелость. Глаза остались такими же игривыми, в них до сих пор прыгали веселые чертики, когда он смотрел на меня, но теперь я не боялась утонуть в этой черной бездне и тонула в них до сих пор регулярным постоянством…

– Машуня… О чем задумалась моя любимая жена? – бархатный голос мужа приглушенно прозвучал над самым ухом, невесомо прикоснувшись к нему дыханием, от чего по спине пробежала приятная дрожь, и вернул меня в кафе. На столике передо мной уже стояла чашечка моего любимого кофе и кусочек тортика «Красный бархат».

Я улыбнулась любимому, поняв, что основательно задумалась.

– О нас… Наблюдала как ты флиртуешь с бедной девочкой, как ее щеки заливаются румянцем… Вспомнила себя в двадцать два… Что ты творишь, муж? – я нахмурила бровки и попыталась это сказать серьезно, но Артур понял, что я шучу.

– Машка, ты ревнуешь?

– Конечное, дорогой… Ревную…

Он взял мою руку и поцеловал мои пальчики, не отрывая взгляда своих пленительных глаз, лаская своим взглядом в каждую клеточку моего тела.

– Машенька, я люблю только тебя, тебя и наших деток, и ты это знаешь.

– Знаю, но сердце иногда останавливается, глядя на тебя…, – я внимательно смотрела на мужа, скользила по нему взглядом, ища то, что меня больше всего возбуждает в нем…

– Машка, не смотри на меня так, моя девочка. Не буди во мне зверя. Иначе срочно придется снимать номер в гостинице, – засмеялся Артур.

Я смотрела на мужа, а в голове снова звучало стихотворение Юлии Друниной:

Ты – рядом, и все прекрасно:

И дождь, и холодный ветер.

Спасибо тебе, мой ясный,

За то, что ты есть на свете.

Спасибо за эти губы,

Спасибо за руки эти.

Спасибо тебе, мой любый,

За то, что ты есть на свете.

Ты – рядом, а ведь могли бы

Друг друга совсем не встретить.

Единственный мой, спасибо

За то, что ты есть на свете!

Я отвела глаза в сторону, улыбнулась мужу и своим воспоминаниям.

Глава 1. Моя любовь

На маленькой, затерянной планете

Среди мерцанья сказочных светил

Они мечту творили, словно дети

Она любила, он ее любил.

И не было иных чудес на свете –

Весь мир им вдохновение дарил

Пусть остаются счастливы как дети

Те, кто любовь как золото хранил.

М. Рубцова

"…

из табакерки"

Ура!!! Пятница!!! Впереди два выходных дня.

Перекусив в студенческом кафе, я, взяв лекции, пошла в читальный зал. На часах – три. До закрытия читального зала целых пять часов. Этого времени мне хватит проработать почти все вопросы к зачету по детским инфекционным болезням.

Сегодня обязательно нужно разобрать все легкие вопросы, оставив более сложные на следующую неделю. Зачет в пятницу, сдаем зав. кафедрой. Старичок классно читает лекции, но очень требователен к ответам студентов на зачетах и экзаменах. Сам курс для меня не сложный и очень интересный. С преподом нашей группе повезло. Савченко – душка, он так шикарно рассказывал на семинарах, что я практически все запоминала с занятий. Сейчас самое важное – все систематизировать.

Взяв у библиотекарши Мариночки учебник и пару методичек, я уже направилась к столу, но Маринка остановила меня:

– Здесь тобой о-о-чень интересовались…

– Кто? – я, пытаясь понять кто это может быть, окинула взглядом сидящих в зале.

– Узнаешь позже. Его здесь нет, – она перехватила мой взгляд, – он сейчас у заведующей, – загадочно улыбнулась Мариночка.

– Значит, мужчина?

– Ага, молодой и потрясно красивый, – утвердительно ответила библиотекарша, закатывая от восхищения глазки.

От загадочной улыбки Маринки мне стало немного не по себе. Во-первых, не люблю сюрпризы. Они не всегда приятные. Во-вторых, я старалась не общаться с представителями противоположного пола. Почти совсем. Во всяком случае, старалась ограничивать такое общение только деловыми рамками.

Однокурсники меня не очень интересовали. У них на уме только одно… пошлые шуточки, да прижималки-обнималки… Мне это не нравилось. Хотелось чего-то особенного, возвышенного, красивого и романтичного. К тому же мне нравились мужчины постарше. Вернее, как нравились, мой разум говорил, что с ними интереснее. Мамуля говорила, что я еще ребенок и для таких отношений нужно повзрослеть. Возможно и так. Но взрослеть я не спешила…

Себе пообещала, что в институте я замуж не пойду и отвлекаться на мужчин во время учебы не буду. Пока получалось. Все свободное от занятий в институте время, я проводила с учебниками в читальном зале или с клубочками в «своей норке» (очень любила вязать и это у меня неплохо получалось, вязание успокаивало нервы и приводило в порядок мысли). Мои соседки по общаге, девчонки – подружки Ксю и Лелик, называли меня буквоедкой и «старушкой», пророчили мне остаться старой девой. По мне лучше это, чем бездумный ранний брак или одной с ребенком на руках. А может быть я еще не встретила того, единственного?

Разложив на столе учебник, методички и тетради, я углубилась в инфекционные болезни и ушла в мир букв и картинок, потеряв связь с реальностью.

За годы учебы я научилась абстрагироваться от окружающей действительности и ничего не замечать вокруг во время занятий. У меня выработалась своя система подготовки к экзаменам и зачетам, с карандашом, таблицами и схемами (понятными только мне), цитатами и сносками. Мои записи ни один раз помогали не только мне, но и выручали моих однокурсников.

Вот и сегодня я настолько увлеклась, что не заметила, как за соседний стол присел молодой человек. От его неожиданного «Привет!» я вздрогнула… и вернулась из мира детских инфекций в читальный зал библиотеки общежития.

– Привет, – повторил владелец бархатного голоса, смотря на меня потрясающими глазами почти черного цвета, в которых светились веселые искорки.

Первая мысль «послать к черту» была задушена на корню. Нельзя хамить первому встречному, это верх невоспитанности, хотя и очень хотелось. Вторая – «Я пропала!!!» – заставила сердце биться чаще. Я, как завороженная, уставилась на него.

Сказать, что он был хорош собой, ничего не сказать. Он был чертовски привлекательным (какая-то смесь славянской и кавказской крови), правильные черты лица, темные, почти черные, глаза, густые черные брови, четко очерченные губы, в которых затаилась легкая ухмылка, темно-каштановые густые волосы с легкой волной, идеальная модельная стрижка… «Боже, не сойти бы с ума… Ален Делон отдыхает», – пронеслось у меня в голове. Какая-то гремучая смесь мужской красоты, харизмы и уверенности в своей неотразимости (это чувствовалось по манере подать себя). Такой внешности могли бы позавидовать сами олимпийские боги. «Я пропала!..», – прозвучало в голове уже громче!!! Я понимала, что попадаю под его чары. Попыталась отвести в сторону взгляд, но не смогла. Там и сидела, и таращилась на него…

– Добрый день, – тихо ответила я и слегка улыбнулась в ответ.

– Вас зовут Мария Александровна. Вы студентка четвертого курса, живете в общежитии. Я ведь не ошибся? – начал он разговор, внимательно изучая меня, а я как завороженная смотрела на него, не в силах отвести глаз и произнести хоть какой-то звук, лишь утвердительно кивнула в ответ, и он продолжил. – Прекрасно учитесь, чертовски симпатичны, в компаниях с мужчинами не замечены, из чего можно сделать вывод: либо – есть горький опыт, либо – еще никто не разбудил. Все верно? – в его голосе звучали шутливые нотки.

Я, хотя и не сразу, но все-же нашла в себе силы заговорить.

– Очень неожиданно. Это новый способ знакомиться? Или мое досье нужно для чего-то другого? – попыталась я пошутить в ответ. – Что еще Вам известно о моей скромной персоне?

 

– Могу добавить фамилию. Хотя она с Вами проживет вместе не долго…

– К счастью, ее я еще помню… и менять пока не собираюсь.

– Посмотрим… Что еще? Круг Ваших подруг ограничен девчонками из группы, да двумя соседками по комнате. Последние подходящие стервы, особенно Ксения.

– Шикарная характеристика… Вам все это зачем? И что это значит для меня? – я пыталась спуститься с небес на землю.

На небеса меня занесло обаяние собеседника, и это «минус». Облака – не моя стихия… Я предпочитала твердую почву под ногами. Мозг начинал бунтовать.

Мы открыто смотрели друг на друга. Он – улыбаясь, я – несколько смущенно… Он вторгся в мое личное пространство под названием «Одиночество» и это меня напрягало.

– Давай сбежим отсюда вместе, – он перешел на «ты», как будто знал меня давно. – Все знать невозможно, к тому же зачет у тебя только в пятницу. Времени на подготовку еще много…

Сбежать вместе мне никогда не предлагали. Меня действительно иногда посещала мысль куда-нибудь сбежать. Я устала сидеть в обнимку с книгами, наблюдать со стороны, как развлекаются другие, слушать рассказы подруг о кавалерах, но… сейчас я хотела сбежать не с ним, а от него… Внутренний голос призывал к здравомыслию… Я колебалась, медлила с ответом под натиском его обворожительных глаз. Но! мужская рука решительно захлопнула мои тетради и учебники.

– Мариночка, возьмите книги, пожалуйста, на сегодня все, – попросил он подошедшую Марину, – и Машины тоже.

Он кивнул в сторону моих учебников, хотя я еще согласия не дала. Марина протянула мне мой студенческий, а он взял мои тетради и подал мне руку:

– Идем же, смелее… Ну!..

Это прозвучало настойчиво. Я посмотрела на него. О эти глаза!.. Завораживающие и подчиняющие себе. Наверное, поэтому я, словно в трансе, внутренне улыбнувшись, вложив свою руку в его раскрытую ладонь, встала и молча направилась к выходу из читального зала. «Была-не-была, что я теряю? Нужно же хоть иногда отдыхать», – решила я.

В дверях я замедлила шаг, через плечо оглянулась на своего похитителя. Он был значительно выше меня, широкие плечи, узкие бедра. Внутренний голос проворковал что-то не членораздельное. «Какой мужчина… Шикарен…», – подумала я.

Мы поднялись на второй этаж общежития. Мозг не переставал бунтовать, сердце бешено колотилось в груди. В этот момент я даже представить себе не могла, во что выльется эта встреча…

– Пять минут на сборы хватит?

– Угу, – отозвалась я.

Отдав мне тетради, он остался ждать меня на лестничной площадке, проводив взглядом до дверей комнаты.

В комнате творился легкий кавардак. Мои соседки собирались в гости и вели бурные обсуждения «в чем пойти» и «что взять с собой».

Я молча напялила модные брючки, с завышенной талией, легкий джемперок, поправила макияж, добавила немного парфюма. Взглянула на себя в зеркало. Нет!!!… Джемпер заменила на белую блузку с красивыми гипюровыми вставками, последний писк моды (да, я такая, все лучшие модели со страниц журналов мои, спасибо мамуле и бабушке Зине). Сапожки на шпильке да куртка – все, я готова. «Рядом с ним придется носить высокий каблук», – промелькнула мысль. Рост у меня «метр с кепкой», как говорил мой папа, чуть ниже среднего, зато симпатичная, стройная, умная.

– Пока, – сказала я соседкам, – ключи взяла. Когда буду, не знаю… Надеюсь, сегодня…

И вышла за дверь, оставив их в полном недоумении. Так я с ними еще не разговаривала. И откуда во мне столько решительности появилось в этот момент, обычно я отчитывалась куда и с кем ухожу.

Он стоял, опираясь о перила, и оценивающе смотрел на меня. Прищур его глаз сказал о сложившейся картинке: я явно ему нравилась, в черной бездне его глаз светилось неприкрытое восхищение.

Сердце снова предательски застучало, здравый Разум завопил: «Что ты делаешь!!!». И лишь мое маленькое скромное Я тихо прошептало: «Вперед! Смелее! Все будет хорошо!»

Я улыбнулась похитителю и тихо произнесла:

– Я готова к побегу…

Он улыбнулся в ответ и также тихо ответил:

– Тогда пошли…

Хотя я и была очарована похитителем, но мой строгий Разум примечал все: с первых секунд общения он подметил достойное воспитание и внутреннюю интеллигентность. Это была не напыщенная, как у юнцов, а какая-то природная галантность. Именно о таком мужчине я мечтала в девичьих грезах, именно такого хотела видеть рядом.

Он шел на ступеньку впереди, готовый в любой момент поймать свою спутницу, вежливо открыл дверь, пропустил вперед… Сказка! «Пусть эта сказка будет со мной хотя бы один вечер!..», – подумала я.

– Поехали в кафешку, а потом погуляем где-нибудь, – предложил он.

Я согласно кивнула в ответ. В голове роились мысли. Сознание основательно раздвоилось на две половинки: благоразумный Разум и шаловливое Я. И теперь каждая из половинок пыталась переубедить оппонента: Разум хотел вернуться «в норку» общаги и не высовываться оттуда, ведь окружающий мир может быть небезопасен для юной леди, а шаловливое Я – успокаивало, вдохновляло, подбадривало и требовало продолжения…

Мы перешли на другую сторону улицы, он поймал такси, назвал адрес следования – ресторан «Нева». Ого!!! Разум встрепенулся с новой силой: «В кошельке не густо… До стипендии еще далеко… Чем собираешься расплачиваться?» и запаниковал вновь; шаловливое Я впало в некий ступор и погрузилось в молчание, но ненадолго, опомнившись, резюмировало: «Где наша не пропадала. Сбежать всегда успеем».

Он сидел рядом, держал меня за руку и легонечко перебирал мои пальчики, аккуратно поглаживая их, изредка поглядывая на меня (я это чувствовала). Прикосновение было приятным и нежным, от чего мое сердце билось еще сильнее. Немного не доехав до ресторана, водитель предложил нам пройтись, впереди был ремонт трамвайных путей. Терять время на объезд ему не хотелось, мы были не против такой прогулки.

Он вышел из машины, распахнул дверь с моей стороны и услужливо подал мне руку.

Кавалеров у меня было достаточно… Я умела с ними обходиться… Но ни один из них не вызывал во мне такого смятения… Чушь какая-то! Что со мною происходит? Такое чувство было для меня новым и неведомым. Мое сердце никогда так не стучало, как бешеное, от прикосновения мужской руки, и не замирало, пропуская удары, под мужским взглядом.

У ресторана я остановилась и посмотрела на похитителя. «С кем я иду в ресторан? Кто он? Как его зовут?», – мелькнуло в моей голове. И тут же тихо прозвучал ответ: «Я… иду в ресторан… с незнакомым мужчиной!!! Докатилась, детка…», – резюмировал мой Разум.

– И что произошло? – на меня смотрели черные, как ночь, глаза… в которых я беспомощно тонула.

– Извините, но … у меня возникло ряд вопросов, вернее два. Можно? – я почему-то спросила разрешение их задать.

– Конечно, спрашивай, – он улыбался, глядя на меня.

– Я не знаю имени того, с кем я иду в ресторан. Вы считаете это нормально?

– Не совсем конечно, – его правая бровь вопросительно изогнулась, мой вопрос удивил его, он явно был уверен в обратном. – Но это можно исправить. Его зовут Артур Ваграмович Баграмян, – он как-то особенно сладко произнес свое имя полностью, невольно намекая на то, что я его должна знать, но оно мне ни о чем не говорило. – Но для тебя – Артур, так будет правильно. Теперь мы знакомы. Можно идти дальше? Или будет второй вопрос?

– Второй вопрос банален, как сама жизнь. У студентки стипендия только на следующей неделе. В ресторане, боюсь, ей хватит только на кофе. Может лучше в кафешку?

– Нет, в ресторан! Я приглашаю и … не принимаю отказа, – Артур решительно распахнул двери ресторана и легонько подтолкнул меня внутрь.

Утонуть в "Неве"

Зал был почти пустой, еще не время было для наплыва пятничных посетителей. Мы подошли к столику в конце зала. Артур Ваграмович отодвинул мой стул, помог мне удобно устроиться. Официант принес меню и застыл в ожидании заказа.

– Студентка голодная, как, впрочем, и я, и нас нужно накормить… Мы будет… – он внимательно посмотрел на меня.

Его полушутливая-полусерьезная манера общения мне нравилась. Я прекрасно понимала, он старается снять лишнее напряжение у спутницы, то есть у меня.

– Студентка не очень голодная, – я машинально посмотрела на часы, было около шести. – Поэтому студентка будет овощной салатик, стейк из говядины и стакан апельсинового сока.

– Стейк без гарнира? – удивленно спросил он.

– Гарнир не поместится, – парировала я.

– О'кей! Но можно мне внести небольшую корректировку в заказ? Я неплохо знаю местную кухню.

Я утвердительно кивнула. Мне стало интересно, какую корректировку внесет Артур Ваграмович. Он сделал заказ: салат «Герцогиня», мясо по-французски с ананасом, коктейль «Блю Кюрасао». При этом он на что-то еще указал официанту в меню, но не озвучил это.

– Может по фужеру вина?

– Нет.

– Шампанского?

– Нет…

– Тогда это весь заказ, – обратился он к мальчику-официанту. Парнишка удалился, а Артур серьезно спросил:

– Вино совсем не пьешь или только сегодня?

– Совсем, – честно ответила я.

– Совсем – совсем? – удивленно переспросил он.

– Да.

– А как же Новый Год? День рождения? – его то ли что-то развеселило в моем ответе, то ли он просто долго не мог быть серьезным.

– Только фужер шампанского.

– А пробовала что-нибудь?

– Пробовала. Эффект не понравился, – отшутилась я.

Он был немного удивлен. Я действительно не пила спиртные напитки, моему организму они не понравились с момента их знакомства. Мы сидели молча и смотрели друг на друга. Только наши взгляды были немного разные: у него открытый, задумчиво-изучающий, а у меня – застенчивый. Лишь изредка, украдкой поднимая глаза, я пыталась найти в нем то, что меня больше всего привлекало и завораживало. Глаза, правильные черты его лица, или эта чертовски сексуальная эспаньолка? Мне не очень нравилась растительность на мужском лице, даже если очень ухоженная, я предпочитала гладко выбритые лица, но такой вариант … мне почему-то понравился. Было в этом что-то особенно притягательное.

Заказ принесли быстро. Теперь можно было перекусить, все обдумать и, если получится, то немного расслабиться. Находясь в ресторане, я успела немного успокоиться. Мысли разместились по полочкам, все встало на свои места. Но надолго ли?

Мы просто перебрасывались короткими фразами, но Артуру Ваграмовичу этого хватило, чтобы заметить перемену во мне. Мой Разум и мое шаловливое Я достигли равновесия; я успокоилась, что явно не входило в планы похитителя моего спокойствия. Он постоянно пытался немного вывести меня из зоны комфорта. Наверное, ему больше нравилось, когда по моим щекам бегал румянец застенчивости, и я начинала зависать при ответе на каждый его вопрос.

Артур Ваграмович взял коктейль, попробовал, подозвал официанта, что-то тихо спросил и попросил заменить. Официант, извинившись за ошибку, пошел ее исправлять. Мой спутник взял второй коктейль, к нему у похитителя претензий не было. Мне принесли замену. В этой манипуляции с коктейлями я ничего не поняла и решила уточнить сей момент у похитителя, но после ресторана, если не забуду, конечное.

Мило беседуя мы еще немного посидели. В ресторане было тепло и уютно. Уходить не хотелось, но… Но время неумолимо двигалось вперед. И мы покинули этот гостеприимный зал.

Прогулка

Улица встретила нас далеко не ласковым ветром, но за годы учебы я привыкла к питерской погоде. И ветер меня не пугал.

– Ловим такси? Ветер сегодня холодный.

– Давайте немного погуляем, – предложила я.

Называла я его Артуром Ваграмовичем и на Вы. Мне так почему-то было комфортнее, хотя ему это не очень нравилось. Он был старше меня лет на восемь – десять, наверное. К тому же я не знала Кто он, Где и Кем работает? Многие вопросы, интересующие меня, требовали ответа, и переходить на «ты» я не спешила.

– Тогда пошли на Большую Пушкарскую.

– А почему не по Большому?

– Здесь тротуары узкие и народу много, все толкаются, снуют туда-сюда. А хочется тишины и уединения, – объяснил свой выбор он.

Вот чего-чего, а уединения мне уже не хотелось. В моей голове снова был кавардак и смятение. И чем дальше, тем сложнее мне приходилось. Ну и вечер!!! К такому я готова не была.

– Уговорили. Но там дальше… – пытаясь справиться с внутренним волнением, ответила я.

– А мы торопимся? Если устанешь или замерзнешь, поймаем такси.

Было понятно, этот мужчина все решения принимал самостоятельно и у него на все было объяснение. Он был уверен в правильности своего выбора.

Мужчины с таким характером мне нравились, но в реальной жизни я таких еще не встречала, может поэтому и была одна. Вернее, встречала только одного и им был мой папочка, самый любимый мужчина на свете.

Первые дни апреля… Снег почти весь растаял. Лишь кое-где были талые лужицы, которые под порывами холодного ветра покрывали тротуар ледяной коркой. Скользко…

 

Мы шли медленно. Он сначала поддерживал меня под локоть, а потом, после очередного моего скольжения, приобнял за талию. Я хотела убрать его руку, но … моя попытка была задушена на корню. Его властная рука лишь крепче прижала меня. С этим мужчиной просто не будет, я не умела подчиняться, но здесь … пришлось подчиниться.

– Очень хочется упасть? – полюбопытствовал мой похититель.

– Не очень, – робко отозвалась я.

– Тогда не сопротивляйся. Так надежнее. Если что, падать будем вместе. Падать вместе – веселее, – пошутил он.

Мы разговаривали про институт, преподавателей, сессии… С ним было легко и просто, он интересно рассказывал и умел слушать. Из разговора я уяснила, что мы коллеги. Артур (мысленно я перешла уже на Артура, почему-то моему мозгу хотелось именно так) закончил первый мед, работал в Куйбышевке, прошел все ступени от студента до аспиранта, сейчас учился в нашей аспирантуре, писал кандидатскую.

О себе он рассказывал мало, а расспрашивать было не в моих правилах. «Всему свое время», – подумала я.

Я поинтересовалась рестораном:

– А что с коктейлем было не так?

– Все так. Просто этот коктейль имеет два варианта исполнения. Он может быть, как безалкогольным, так и с дополнением водки и ликера. Официант неправильно понял заказ и принес разные коктейли. Хорошо еще алкогольный попался мне. Я попросил исправить ошибку, – в его глазах прыгали веселые чертики.

Так мы дошли до набережной Большой Невки.

Здесь ветер был особенно хорош!!! Вот он – Питер!!! Артур остановился, повернул меня к себе и … набросил на мою голову капюшон.

– Так будет теплее…

– Но так я ничего не буду слышать, – попыталась возразить я.

– Сейчас перейдем на Выборскую сторону, такого сильного ветра там нет, и я все верну на место.

Мне было приятно, впервые мужчина не просто провожал и развлекал меня, но еще и заботился обо мне. На мосту Артур остановился, взялся за перила, так, что я попала в окружение его рук и, закрывая меня от ветра, произнес:

– Нева, как рубашка, на город надета,

Большие притоки – ее рукава,

Вода, словно шелк серебристого цвета,

Прекрасны чугунных оград кружева.

– И, как ожерелья, из рук ювелира,

Висят над водою красавцы – мосты, – продолжила я.

– Ты можешь объехать, коль хочешь, полмира –

Нигде не найдешь ты такой красоты, – закончил он. – Любишь поэзию?

– Да, – призналась я.

Мы ускорили шаг, быстренько перебрались на Выборский берег. Спрятавшись за домами от ветра, Артур, как и обещал, снял с моей головы капюшон. Ветер тут же заиграл с освободившимися локонами моих волос, Артур провел рукой по их волнам и немного подался вперед. Его губы манили к себе и это меня пугало. Я сделала маленький шаг назад и отвернула лицо. Я догадалась, что он улыбнулся.

– Очень устала? – заботливо спросил он.

– Нет.

– Тогда пошли в Сампсониевский сад?

Я была не против, и мы повернули в сторону Сампсониевского собора.

На удивление мне было приятно с ним, как ни с кем другим раньше. Расставаться не хотелось, хотя понимала, судя по времени наш вечер близился к завершению. Стоя на пересечении дорожек сада и решая куда пойти, Артур привлек меня к себе, попытался обнять, но я умело поставила между нами руки. Он улыбнулся, но объятия не ослабил и не отпустил, наклонился и тихо прошептал:

– Поцеловать, я понимаю, нельзя?..

– Нет, – уверенно ответила я.

– Жаль, – в его голосе зазвучали неподдельные нотки разочарования. – А если очень хочется… И если быть более настойчивым…

Он наклонился ко мне. Я отвернула голову в сторону, его дыхание обожгло мне щеку, а он прошептал мне на ушко:

– Я подожду… Я умею ждать, но … недолго…, – и снова он шутил. Или нет?

Я посмотрела на него, наши взгляды встретились. В его глазах жила нежность… Но, от этого сейчас мне легче не было.

– Я просто немного тебя отогрею… Замерзла?

– Не очень. Только руки…

Руки действительно замерзли. Уходя из общаги, я забыла прихватить перчатки. Артур взял мои руки в свои горячие ладони и попытался вдохнуть в них жизнь… Стоять было еще холоднее… Но ради этих мгновений, я готова была замерзнуть совсем. Да и он не очень хотел отпускать меня…

Мы вышли на Лесной проспект, прогулялись до сада Александра Матросова (кто бы знал, что этот скверик так называется, но эта «ходячая энциклопедия» неплохо знал, наверное, все уголки Ленинграда), вышли на Кантемировскую.

Мне было хорошо и спокойно рядом с этим мужчиной. Мы подходили к общаге… У стадиона Артур остановился, приподняв меня за талию, водрузил на поребрик… Так стоять было удобнее, сократилась разница в росте. А разница в росте была приличная, я на высоких шпильках была не выше его плеча, даже голову на плечо не положишь…

– Ну вот, подросла…

Он снова попытался покрепче обнять меня. Я уткнулась лбом ему в плечо и вдохнула полной грудью аромат его дорогого парфюма с хвойными нотками, вперемешку с трудно уловимым, не будоражащим обоняние, запахом дорогих сигарет. Какой пьянящий и притягательный аромат. Как хорошо… Мне захотелось закрыть глаза и остаться так стоять вечно…

– Мария, – он нарушил молчание. Он что-то хотел сказать или спросить, но не решился.

– Да, Артур Ваграмович, – я подняла на него глаза.

– Устала?

– Немного.

– Я не хочу тебя отпускать…

– И? – я смотрела на него, в его глаза, и тонула в них, как в бездне. Было немного страшно утонуть совсем или потерять голову.

Мимо проходила группа парней из общаги, кто-то громко бросил:

– Вау, недотрога с кавалером!

– Кто-нибудь пообломает… потом сговорчивее будет…

Я хорошо знала обладателей этих голосов. Каждый из них в свое время пытался ухаживать за мной, или просто хотели затащить в постель, но это теперь уже не имело значения. Они громко заржали. Мне было неприятно. Артур едва ощутимо коснулся губами моей щеки, обжег ее дыханием. В этом прикосновении было что-то необычное, по-мальчишечьи робкое, и одновременно уверенное по-мужски. Почему он не воспользовался моей оплошностью? Ведь секунду назад я отвлеклась и на сто процентов пропустила бы поцелуй.

– Извини, но … я не могу отпустить тебя просто так, без платы за …, – он не успел договорить.

–…за ужин? – поспешила уточнить я.

Мне почему-то сделалось очень обидно. «И этот туда же…»

– Нет. За прекрасный вечер, – ответил он.

– Значит за ужин будет другой счет? – с неподдельной горечью спросила я.

– Нет. Не нужно пытаться меня обидеть. Я не беру с женщин плату за еду и кров, – он немного отстранился.

– Извините, – я положила руку ему на грудь, как бы пытаясь его удержать. – Извините, я не хотела… Вас обидеть…

Он уперся лбом в мой лоб, я понимала, сейчас должен последовать поцелуй.

– Нет… Не сейчас… Не здесь… – вновь я попыталась предотвратить неизбежное. – Мне и так в общаге разговоров хватит… На кухню не войдешь…

Артур внимательно смотрел на меня, молча выслушал мой детский лепет, улыбнулся своей восхитительной улыбкой и поцеловал … мне руку, которую не выпускал из своей руки, каждый пальчик, не отрывая от меня взгляда своих черных пленительных глаз и о чем-то загадочно думая.

– Артур Ваграмович, можно я пойду? Уже поздно…

– Можно… Замерзла?

– Да, – честно ответила я, – и устала.

– Хорошо, – он поставил меня на тротуар, прижал к себе еще раз и тихо отпустил. – Пойдем, я доведу тебя до дверей.

– Может я одна дойду?

– Нет! Зачем скрывать то, что будет очевидно в ближайшее время!

Я не поняла его последней фразы, но … решила не заморачиваться… У дверей общежития мы остановились. Он снова взял меня за руки.

– Спасибо за вечер. Было чудесно!

– Вам спасибо. Вытащили меня из норы, накормили, просветили, обогрели…, – мы улыбнулись друг другу.

– Я завтра зайду за тобой часов в одиннадцать. Сходим куда-нибудь. Допустим в музей… Ты не против? Ты же любишь ходить в музеи?

Я молчала. Откуда он это знает? Действительно, я люблю музеи, театры, выставки…

– Я могу отказаться? – неожиданно для себя, спросила я.

Мои внутренние голоса встрепенулись и завопили наперебой: «Дура!», «Ты что делаешь!», «Спятила!». Мои два внутренних голоса могли вопили за десятерых, если вопили в унисон.

– Нет. Я же не спрашиваю, пойдешь ли ты? Я просто приглашаю тебя… на свидание… Завтра в одиннадцать. Ты можешь сказать «нет» только в одном случае. Если тебе неприятна моя компания. Но по сегодняшнему вечеру я этого не заметил. Отсюда делаю вывод, что свидание состоится. В одиннадцать не рано для субботнего утра?

– Нет, не рано. У меня привычка вставать намного раньше. До этого времени я многое успею сотворить…


Издательство:
Автор
Поделиться: