Название книги:

Дракон в моем утреннем кофе

Автор:
Наталья Мамлеева
Дракон в моем утреннем кофе

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Кофейни Парижа – прекрасны! В этом я убедилась на собственном опыте. Запах молотого кофе и свежих круассанов щекотал ноздри. Я едва не мурчала от удовольствия, удобно расположившись на летней веранде, отделенной зеленой зоной от тротуара и проезжей части. С улыбкой на губах я прикрыла глаза от наслаждения.

Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!

Нет, ну не в прямом же смысле!

Мир вокруг и правда будто замер. Звуки стихли, а запахи словно перестали существовать. Я медленно открыла глаза и огляделась: мгновение действительно послушалось и остановилось. Люди вокруг меня застыли, даже капли чая, что по неосторожности расплескал официант, задержались в воздухе и так и не упали на поднос.

Я верила, что Париж – волшебное место! Но чтобы настолько?..

Внезапно что-то плюхнулось в мой кофе, забрызгав лицо и белую блузку коричневыми пятнами. Я инстинктивно прикрыла глаза и отсчитала до пяти, но звуки и запахи не возвращались. Тогда я распахнула веки и теперь заглянула в свою чашку: там, барахтаясь, пыталась выбраться маленькая зеленая… ящерица! С крылышками!

В Париже еще и летающие ящерицы бывают?

Мир вновь вернул свой ход. Официант все с той же непринужденностью прошел к соседнему столику, пешеходы спешили перейти дорогу, а машины продолжили движение. Разговоры тоже вернулись. Я заинтересовано огляделась по сторонам – но минутную остановку времени будто видела только я!

Или так и было? А может, я закрыла глаза в блаженстве, заснула, увидела сон, а потом проснулась? М-да, пора, пора сходить к врачу!

Я уже собиралась продолжить пить свой кофе и даже поднесла чашку к губам, когда взгляд упал вниз. Не знаю, как удержалась от крика. Ящерица, весьма похожая на дракончика, подняла на меня взгляд и зацепилась передними лапками за край белой чашки. Какого?..

Я наклонила голову, с интересом наблюдая за ней и раздумывая, какова вероятность, что я до сих пор сплю? Быть может, и не было никакой кофейни, как и самого Парижа?

Помню вчерашний перелет из России. Своё утреннее пробуждение. Как распахнула шторы в комнате и с упоением взглянула на улочки сердца Франции. Ванную комнату с одноразовыми зубными щетками отеля. Все это помню так четко, будто происходило на самом деле! Но неужели мне вновь приснился прекрасный сон о Париже?..

– Я схожу с ума, – прошептала я.

Дракончик, естественно, мне не ответил, все еще пытаясь выбраться из чашки и расплескивая содержимое. Спохватившись, ведь кофе был горячим, я подхватила дракончика двумя пальцами, а кофе вылила в стакан с водой. Дракошу бережно вернула на место и вздохнула – нет, ну какой натуралистичный сон! Писатели-фантасты должны мне завидовать – вон как смогла продумать все до мелочей, даже запахи и звуки есть!

Ну, не в данный момент, но вообще были.

Дракончик что-то пропищал. Что-то непонятное, на высоких тонах. Я постаралась прислушаться, поднеся чашку практически к глазам и слегка повернув голову. В этот момент мне в глаза брызнули пыльцой. Я зажмурилась и чихнула, не удержав чашку, а когда открыла глаза, то Париж остался просто фантазией.

Но и окружающее меня пространство реальностью быть не могло!

Глава 1
Фея-попаданка

Нас окружал огромный лес, уходящий кронами высоко в небо. Даже листья были непропорционально огромными – одним таким я могла запросто укрыться, словно пледом. Темноту рассеивал луч солнца, пробившийся через листву и падающий прямо на меня. Я сидела на поваленном дереве и с интересом смотрела на дракошу, вывалившегося из чашки. Из огромной белой чашки – в такую и я с легкостью помещусь. Сам дракончик, к слову, тоже «подрос» до габаритов бульдога и смотрел на меня преданными голубыми глазами с вертикальными зрачками.

– Совершенно обычная, – как-то разочарованно сказал он, и я едва не свалилась со ствола, на котором сидела.

– Ты еще и разговаривать умеешь?!

– Обижаешь, – повалив на бок чашку и выбравшись из неё, ответил чешуйчатый и расправил крылья. – Я дракон, а не какой-нибудь ящер!

А драконы разве не больше по размеру? Впрочем, неважно! Даже расспрашивать не хочу!

– Я-а-асно, – протянула я и дотронулась до лба, проверив, нет ли у меня температуры.

Температуры не было, зато были галлюцинации. Очень правдоподобные! Чем бы они могли быть вызваны? Для сна очень реалистично, да и если подумать – все же во Францию я полетела, из самолета вышла, в отель поздно вечером попала. А вот что мне могли подмешать утром в кофе – кто знает? Вполне возможно, какие-нибудь наркотики. Вот тебе и Париж!

Дракон (как он сам себя назвал) замер и насторожился, припав к земле, словно хищник. Я тоже прислушалась – огромный лес утопал в тишине, нарушаемой лишь редкими криками птиц. Дракончик внезапно выпрямился, с испугом глядя мне за спину, и резко скомандовал:

– Бежим! Быстрее!

Не знаю, что меня заставило послушаться свою галлюцинацию – его испуганный голос или толчок костяными наростами по ноге, – но я сорвалась с места и побежала вслед за дракошей. Через пять метров споткнулась о ветвистый ствол и, упав на большой пожелтевший лист, покатилась на нем с горы. Спуск был недолгим, вскоре пришлось спрыгивать с листа и подниматься в гору. Вдруг дракон толкнул меня в сторону, и мы упали в нору – некую земляную пещеру.

– Тихо! – сказал дракон, и я замерла.

Внезапно почувствовала, как плечо что-то щекочет. Обернувшись, увидела… муравья. Огромного красного муравья, размером с морскую свинку!

– А-а-а!

Дракон, выругавшись на неизвестном мне языке, вытолкнул меня назад все теми же костями-наростами на голове. У меня от них синяки на мягком месте останутся! Я бы и сама сбежала из этой норы, между прочим!

Выбравшись, я скатилась обратно по склону и оказалась на дне ямы. Пытаясь подняться и кляня на чем свет стоит дурацкую галлюцинацию, я пригляделась к листве. Затем повернула голову направо и увидела шляпку гриба. Такую, под которой и спрятаться можно.

Огромный гриб. Невероятный вековой лес. Большущий муравей. Множество поваленных стволов деревьев, которые на самом деле являются ветками. Да это не мир огромен, а я – мелкая!

– Сюда!

Дракоша вновь подтолкнул меня, заставив встать под шляпку гриба и закрыть себя листком. Я стояла, пытаясь переварить полученную информацию и глядя на белую ножку гриба. Сколько она в длину? Сантиметров десять? Пятнадцать? Думаю, она достаточно длинная, вполне может быть и пятнадцать, если отталкиваться от размеров дракоши, который был в моем мире.

Моем мире? Нет, я точно сошла с ума! О чем я говорю? Окружающее меня – галлюцинация, а не мир! Откуда только такое глупое предположение взялось?

Но почему-то с тех пор, как я осознала свою ничтожность (маленький рост), стала воспринимать происходящее как другой мир. Иначе как объяснить все окружающее?! Мама в детстве так часто рассказывала мне о существовании другого мира, что я, кажется, окончательно свихнулась на этой теме.

Я бы и дальше стояла в полнейшем ступоре, если бы по моей психике не нанесли очередной удар – в нескольких сантиметрах от меня, обрушив справа шляпку гриба, опустился сапог. С ошметками грязи, прилипшей листвой, огромной подошвой. Таким сапогом можно запросто меня прихлопнуть!

Мамочка дорогая, куда я попала?!

Сапог, а точнее его хозяин, не спешил уходить, вызывая все больше паники. От страха я почувствовала, как по спине градом течет пот, порождая жуткий приступ чесотки. Захотелось провести рукой по лопаткам и убрать зуд, но ладонь замерла над кожей, ощутив посторонний нарост. Повернув голову, я едва не вскрикнула, когда увидела полупрозрачные сиренево-зеленые крылышки, невесомее, чем у бабочки. Как у фей из мультиков!

Мама дорогая! Да что со мной не так?! Еще и только сейчас обратила внимание на свой наряд – светло-фиолетовое платье с воланом-юбкой, созданной из треугольных лоскутов перламутровой ткани. На ногах сотворенные словно из лепестков роз балетки. Засмотревшись на такое чудо, я не заметила, как начала приподниматься. Крылья оказались совершеннейшими проказниками и тянули меня вверх, пока голова не уперлась в мягкую шляпку гриба.

– Помоги! – прошептала я дракоше, и тот развернулся ко мне, глядя с откровенным изумлением.

Шляпка оказалась слишком хрупкой. Я почувствовала себя каратистом, легко ломающим головой дощечки, когда шляпка просто отломилась, а я продолжила полет наверх, пытаясь руками достать до своих крыльев и утихомирить их. Дракоша, как ни странно, не пытался мне помочь, лишь с ужасом наблюдая из своего укрытия.

Словно привязанная к воздушному шарику, я была подвластна собственным крыльям и продолжила путь наверх, имея возможность разглядеть образ охотника. Кроме сапог на мужчине были темные вельветовые брюки, белая рубашка, поверх которой был надет удлиненный жилет, завязывающийся по бокам и подпоясанный кожаным ремнем. На предплечьях широкие наручи, а на плечах меховая накидка, и весь образ дополняла шляпа с острым пером. Охотник скосил взгляд, держа наготове арбалет, и посмотрел на меня. Казалось, он сам был удивлен моему «бесстрашию». Не мешкая более ни секунды, он спустил тетиву. Я зажмурилась, готовая встретить свою кончину, но болт неожиданно трансформировался и выпустил сеть, которая полностью опутала меня. Я почувствовала острую пронзающую боль – одно крыло надломилось, и теперь я стремительно летела вниз, зажмурившись. Меня ловко перехватили, нацепили на шею какой-то ошейник и запихнули в мешок.

Видимо, от болевого шока я потеряла сознание, поэтому какой-то отрезок пути не помнила. Мои воспоминания начинались с гомона голосов. Меня куда-то несли все в том же мешке, пахнущем тухлой рыбой. Я морщилась и, пытаясь подавить тошноту, дышала через раз.

– Поймал сегодня кого-нибудь, Фолу? – раздался чей-то голос, и я вздрогнула.

Эти голоса казались безумно громкими и грубыми, с моими-то минимальными параметрами. И как я могла стать такой малышкой? Теперь являюсь практически бесправной куклой! А может, меня и несут в качестве куклы какой-нибудь девочке? Кошмар! Она же мне все крылышки пообломает! Хотя одно и так сломано и безумно болело.

 

Захотелось всплакнуть от своей ужасной доли, и только запах тухлой рыбы останавливал меня от этого опрометчивого шага – с заложенным носом точно не сдержу рвотные позывы.

– А то! – довольно воскликнул тот, кого назвали Фолу.

– Неужели? – удивился неизвестный собеседник и присвистнул. – Эк тебе повезло! Я уже месяц никого не встречаю. Этих магических существ становится все меньше. Да еще слушок прошел, будто бы королева ратует за закон о запрете отлова магических существ! В общем, несладкая у нас жизнь, а ты кого-то смог поймать! Кого хоть?

– Фею!

Незнакомец вновь присвистнул, а я в который раз испугалась за свою жизнь. Если он так удивляется, то стою я недешево, а может даже дорого. А почему так? Не собираются ли меня расчленить и продать на органы? Быть может, из моих крылышек получаются какие-то дорогие духи? Или еще чего похуже.

– Повезло же тебе, Фолу! – с явной завистью отозвался собеседник и хлопнул охотника по плечу. – Завтра повезешь на рынок?

– Да, собирался.

– А не хочешь продать её Темному властелину? Говорят, он ест их на завтрак, чем значительно увеличивает свои силы. Из наших еще никто ему не продавал, жалко становится феечек, но я слышал от приезжего торговца, что властелин отдает за них тысячу золотых!

Пришла очередь свистеть Фолу.

– Ничего себе! Тысячу золотых! – воскликнул он и замолчал, а я начала еще больше бояться.

И что за Темный властелин, который съедает феечек? Не дай бог попасть к нему на завтрак! Особенно в качестве первого блюда.

– Нет, Хэмиш, все же это жестоко, – наконец принял единственно правильное решение Фолу, и я облегченно вздохнула и вновь поморщилась от неприятного запаха.

– Как знаешь! Ну, бывай! Пусть Боги хранят тебя!

– Спасибо, Хэмиш!

Иди-иди, Хэмиш! Какие-то нехорошие у тебя мысли, нам с Фолу они не нравятся! Особенно мне!

Хотя меня и сама ситуация не воодушевляет. Сижу в каком-то мешке, насквозь пропахшем тухлой рыбой, в миниатюрном размере, со сломанным крылом и совершенной неизвестностью в будущем. На глазах вновь навернулись слезы, и я выругалась, припомнив одного чешуйчатого, бросившего меня.

Дальнейший путь мы прошли без происшествий. Меня внесли в какой-то дом и бросили на пол. Я больно ударилась, а узлы сетки впились в кожу, наверняка оставив синяки. Сейчас мне хочется в Париж даже больше, чем я мечтала до этого!

– Папа вернулся! Папа вернулся! – раздались сразу несколько детских голосов, а следом за ними и мелодичный женский.

– Смотрите, что я принес, – явно гордый собой, сказал Фолу и поднял меня с пола, в этот раз вышвырнув из мешка прямо на стол.

Я с облегчением вдохнула воздух с примесью свежего хлеба. В животе заурчало. Я ведь даже не успела попробовать круассаны, лишь отпила кофе. Думала, что у меня еще много времени, нужно наслаждаться моментом! Насладилась, вдоволь!

– Какая хорошенькая! – воскликнула пухлощекая девочка, хлопнув в ладоши. – Папа, а это фея?

– Фея, – довольно подтвердил отец.

– А мы оставим её себе?

Я едва не вздрогнула. Нет, только не дети! Я видела, как ребенок подруги играл с котом… но то шерстяной кот, а я маленькая хрупкая фея с крылышками! Они меня сломают и не заметят! Как куклу! Уж лучше на духи!

– Мы не можем её оставить, – избавив отца от тяжелого разговора, сказала мать.

– Но почему? – спросил уже мальчик.

Я сидела молча и даже слова не пыталась вставить. Какой смысл? Будто я здесь что-то решаю. Первый раз чувствую себя какой-то бесправной вещью, чью судьбу решают всякие охотники.

– Потому что нам нужны деньги, – ласково ответила мама, погладив свой округлившийся живот. – А за фею дадут очень много денег!

– Сколько?

– Быть может, целых сто золотых! – воскликнул отец, и дети обрадовались, тут же наперебой начав перечислять, чего они хотят.

Среди их желаний были такие мелочи, как новые башмачки, карамельные конфеты и механические игрушки. Наблюдая за ними, я внезапно подумала, что смогу послужить на благо. Вроде никакими особенно добрыми поступками не выделялась, но зато теперь меня смогут выгодно продать и удовлетворить детские потребности.

Господи, как безумно звучит!

Фолу принес птичью клетку, переливающуюся странным цветом. Я почему-то подумала, что это магия. Ну если тут феи существуют, значит, и магия должна быть, ограждающая от них. Высвободив меня из сетки, посадили в клетку. Девочка, внимательно наблюдавшая за этим, воскликнула:

– Папа, смотри! У неё крылышко отваливается! – заявила она, и я уже обрадовалась: сейчас меня починят! – как она добавила: – Можно я кусочек себе заберу?

Я даже вздрогнула. Какой кошмарный ребенок! Никаких ей башмаков и новых игрушек! Надо скорее выбираться отсюда!

– Ты смотри-ка, действительно крылышко отваливается, – согласился Фолу. – Надо его подлатать.

– Ты собираешься везти её к лекарю? Ты знаешь, сколько он попросит за лечение? – взвилась жена, и Фолу стушевался.

– Тогда просто заклеим. Никто поначалу не заметит, а потом денежки будут у нас в кармане.

Жена принесла клей в огромном тюбике и лучину. Я даже вздрогнула и прижала к себе надломленное крылышко. Сейчас начнется экзекуция! Моя жизнь в этом мире была недолгой!

Меня вытащили из клетки, перевернули на живот, крепко удерживая. На шейные позвонки давил тяжелый ошейник. Если до этого я даже не пыталась вырваться, находясь в сетке, то теперь попробовала снять ошейник, но тот не поддавался. И улететь со сломанным крылом не представлялось возможным. Хотя я и летать-то не умела. Куда ни посмотри – везде засада.

Крыло мне заклеивали весьма неудачно и болезненно. Один раз я даже вскрикнула, а девочка хлопнула в ладоши, мол, она и разговаривать умеет. Я внезапно почувствовала себя дракошей, которого так опрометчиво оскорбила своим вопросом сегодня в лесу. Эх, предатель чешуйчатый! Вытащил меня зачем-то из моего мира, а теперь бросил тут!

– Папа, а можно с ней немного поиграть? – спросил мальчик, когда меня с топорщащимся крылом вновь посадили в клетку.

– Нельзя! Еще сломаете, – сказала мать.

Ну точно как об игрушке говорят!

Чтобы не соблазнять детей, меня поставили на самую верхнюю полку на кухне. Я свернулась калачиком и молча лежала, пытаясь осознать последние события. Жена охотника протянула мне через прутья клетки кусочек хлеба и приободряюще улыбнулась.

– Не расстраивайся! Все в этом мире как-то выживают. Хищники, например, убивают травоядных.

А люди убивают фей? Что за жуткий мир, куда я попала? По щекам все-таки скатились слезы, но скупые, которые я тут же убрала.

А ведь Париж был так прекрасен!

Глава 2
Фея и черный рынок

Заснуть мне удалось с большим трудом. Весь вечер я ела хлеб, отламывая по маленькому кусочку, помещавшемуся в руку, и следила за детьми, как и они следили за мной. Им я казалась диковинной зверушкой. Если честно, я уже сама себе таковой стала казаться. К клетке приделали фляжку, и через неё в блюдце капал отвар. Как я позже поняла – успокоительный. Именно поэтому мои движения были заторможенными, а эмоции напрочь отсутствовали. Единственный раз, когда я запаниковала, был из-за детей.

Стемнело. Через занавески падал тусклый свет новой луны. Дети вылезли из кроватей и начали о чем-то шушукаться. Им забраться сюда – лишь стол подвинуть! Поэтому я встала, оттряхнула крошки с платья и приблизилась к стене. Дети уже что-то придумали, пододвинули табурет, на который встал мальчик. Он собирался подсадить девочку на плечи. Ну нет! Так просто в детские руки я не сдамся!

– А-а-а! – закричала громко. Фальцетом.

Дети перепугались. Мальчик чуть не упал со стула, а из-за занавески, отгораживающей родительскую спальню, выбежал взлохмаченный Фолу. Дети тут же бросились врассыпную по кроватям. Я вновь села возле своей «поилки» и умылась, сбрасывая испуг, а хозяин, кинув на меня настороженный взгляд, вернулся к жене.

Было темно и одиноко. Быть может, и не было прошлой жизни, а я сама себе её навыдумывала? Тогда почему я не помню жизни здесь? Днем, пока было светло, я успела увидеть свое отражение в водной глади поилки – я все та же.

Конечно, сейчас черты моего лица были немного мультяшными – огромные голубые глаза, каштановые волосы, волнами ложащиеся на плечи, маленькие губки, вздернутый носик (хотя он у меня в человеческом обличье был таким) и широкий лоб. Но вот родинка над губой справа по-прежнему присутствовала. Это была все та же я, только щеки стали больше и кожа переливалась перламутром. Я бы даже сама не прочь поиграть с феей, только вот в данном случае фея – это я.

В окошко постучали. Сначала я приняла это за галлюцинацию, но потом подумала, что сегодня все галлюцинации оказываются явью, поэтому прислушалась. Жаль, голова слишком широкая, не пролезет между прутьями клетки! Но звук вновь повторился. Я легла и приникла к самому низу, тут же услышав знакомый голос:

– Лариэтта, ты там? – спросил дракоша.

Я нахмурилась. Вообще-то я не Лариэтта, а Маша! Но, кажется, дракоша обращался именно ко мне, а если он собирается меня спасти, то я могу побыть недолго Лариэттой и вообще кем угодно! Хотя все же интересно, не мог ли он принять меня за другого человека? Может, он изначально перепутал меня с кем-нибудь в той кофейне Парижа? Ах, вот все и сходится! У-у, чешуйчатый гад! Но разбираться с ним придется позже, пока он моя единственная доступная помощь.

– Тут, – прошептала я и кинула взгляд за занавески. – Ты меня спасешь?

– Ты в клетке?

– Да.

– Она переливается всеми цветами радуги?

– Да-а, – протянула я с неуверенностью, смотря, как за прутьями действительно видна некая пленка.

– Тогда не смогу, – разочарованно ответил дракоша. – У меня сил не хватит. На тебя сразу же повесили антимагический ошейник, а клетка, в которой ты сидишь, дополнительный замок. Тебя повезут на рынок. Вместе с подмогой я буду ждать тебя там!

– Спасибо, – прошептала я с надеждой.

Дракоша исчез, а я, улегшись на твердом дне клетки и используя в качестве подушки оставшийся хлеб, заснула.

Рано утром мы отправились в дорогу. Фолу поместил мою клетку в мешок, прицепил его к седлу коня и помчался на рынок. Я надеялась, что дорога будет быстрой и я не успею захотеть пить, так как теперь волшебной поилочки больше не было. Её забрали сразу, как я умылась.

Лучше бы меня несли так же в мешке, потому что сидеть в клетке, пока конь скачет по неровной дороге, – то еще удовольствие. Я уцепилась ногами и руками за прутья, но несколько раз все равно ударялась головой. Моим единственным желанием было поскорее добраться до рынка и уже «продаться».

Лошадь встала на дыбы, и я еле удержалась за прутья, повиснув на них руками, словно на турнике. Наконец клетка вернулась в изначальное положение, а вот ездок, судя по грохоту, упал на землю.

– Ах, Фолу, Фолу, ты никогда не умел держать язык за зубами и принимать верные решения, – услышала я голос Хэмиша, и поняла, что ездок на лошади меняется.

Меня охватил страх. Меня сейчас доставят прямиком к Темному властелину! Быть может, хотя бы покормят перед потрошением? Брр. Нет, умирать так быстро я не собиралась, надо что-нибудь придумать и улизнуть. Только вот при такой тряске совершенно не думается, лишь тошнота подступает к горлу. Хэмиш гнал намного быстрее Фолу, поэтому я всерьез стала опасаться за здоровье лошади. Хотя за свое здоровье я сейчас волновалась гораздо больше.

Ехали мы где-то час, пока Хэмиша не остановил патруль. Я не видела, но слышала, как к нему обращаются пограничники и спрашивают, что он везет с собой в Варафе́ро.

– Подарок его светлости, – откликнулся Хэмиш.

Но патрульные не удовлетворились его ответом и скинули мешок с клетки. Я поморщилась от яркого света и прикрылась руками. Два пограничника с удивлением глянули на меня, а потом перевели взгляд на Хэмиша.

– Я слышал, что ваш герцог любит фей, – попытался оправдаться Хэмиш.

– Можно сказать и так, – задумчиво произнесли они и переглянулись. – Мы изымаем у вас фею.

– Что?.. – растерянно спросил Хэмиш и воскликнул: – Не имеете права! Это моя собственность!

– Где же она ваша? – с усмешкой спросил один из пограничников и отвязал мою клетку от седла. – Вы задокументировали вашу охоту и итоговую добычу?

– Разумеется, нет! – воскликнул Хэмиш. – Вы же знаете, сколько нынче берут за это стряпчие! Едва ли не половину тех средств, за которые можно продать фею!

Я наконец смогла привыкнуть к яркому свету и оглядеться. Мы находились у проверочного пункта с высокими воротами. Вправо и влево тянулась бесконечная стена, словно Великая китайская. «Сторожка» пограничников стояла рядом со входом, открытие ворот регулировали не они, а еще один их напарник, сидевший высоко в башне. Его я заприметила сразу – он выглядывал из окна и безразлично скользил взглядом по горизонту.

 

– Значит, это контрабанда.

– Но это произвол! Я буду жаловаться!

– Жалуйтесь, – отозвался пограничник и понес меня в сторожку. – Всего доброго, охотник.

Вот так я рассталась со своим незадачливым похитителем. Меня аккуратно поставили на стол и присмотрелись, словно к диковинной зверушке. Лучше бы на меня с такой заинтересованностью мужики в моем мире смотрели, глядишь, и замуж бы уже вышла!

– Лок, – в сторожку зашел второй, – я слышал, что Темный властелин и правда обещает тысячу золотых за поимку фей. Куш, как ни крути, не маленький.

– Ты же не собираешься продать эту фею властелину? Послушай, ты же знаешь о моей ситуации.

– Да-да, твоя возлюбленная просит доставить звезду с неба, то есть фею из леса, тогда она ответит взаимностью.

– Именно! Ты просто обязан мне помочь, – заключил Лок. – Это удача, что нам попался тот охотник!

– Ну подаришь ты леди Миане фею, а дальше что? Думаешь, она в тебя как по волшебству влюбится?

– Она уже в меня влюблена! – горячо воскликнул Лок и добавил тихо: – Просто все воспитанные леди не сразу отвечают согласием.

– Эх, Лок, обожжешься, но переубеждать тебя не буду. Дари фею, но помни – ты мне должен бутылку хорошего эля.

– Спасибо, Рахэм! – отозвался Лок довольно и взглянул на меня.

Все это время я сидела тихо и не отсвечивала, бесконечно радуясь тому, что меня не продадут на рынке какому-нибудь извращенцу, а подарят своей возлюбленной. На помощь дракоши я не особо рассчитывала, он казался ненадежным спасителем. Так что такой исход мне нравился больше всех, а там, глядишь, смогу уговорить девушку меня отпустить. Только вот что я буду делать после побега со сломанным крылом? Успею ли найти дракошу раньше, чем вляпаюсь в неприятности? Как ни погляди, но в будущем нет даже лучика света. От безысходности я громко вздохнула.

– Смотри, она дышит, – сказал явно не слишком сообразительный Лок.

– А ты бы предпочел подарить своей возлюбленной мертвую фею? – с усмешкой спросил Рахэм. – Конечно, она дышит! Еще и разговаривать умеет. Вот спроси у неё что-нибудь.

– Давай попробуем, – кивнул Лок и посмотрел на меня. – Скажи, сколько мне осталось жить?

От его вопроса я впала в ступор. Прокуковать ему, что ли?

– Лок, да не гадалка она. Я имел в виду просто поговорить с ней, а не спрашивать о будущем.

– О, – выдохнул Лок и нахмурился. – Тогда попробуем с начала. Как тебя зовут?

Отвечать я не спешила, вдоволь насладившись моментом, как два пограничника неотрывно смотрят на меня. Скрестив ноги, я сказала:

– Меня зовут Маша. У вас не найдется чего-нибудь попить? Можно даже чего покрепче.

– Обалдеть! Она разговаривает! – ошалело воскликнул Лок.

– Меня больше удивляет, что эта фея – пьянчужка. Ты уверен, что хочешь подарить её леди Миане? Смотри, споит ведь!

Но, как ни странно, мужчина налил мне какой-то неопределенной жидкости в крышечку фляжки. Забирала её и протаскивала через прутья я самостоятельно, так как у офицера просто не пролезли пальцы. С трудом удерживая крышку, которая мне показалась настоящим кувшином, я с блаженством отхлебнула бражки. Ну вот в детстве мама такой квас делала на хлебе – бражка бражкой. Почувствовав, что так быстро опьянею, я отставила крышку, но отдавать её не спешила.

– Маша, – явно с акцентом произнес Лок. – Какое странное имя.

– Да она же фея! Наверняка у них и язык свой есть.

Вот когда Рахэм об этом сказал, я призадумалась. А ведь и правда язык звучит иначе, чем русский, однако понимаю его, как свой родной. И дракошу понимала. Интересно, почему?

– У вас есть свой язык? – спросил у меня Лок, и я пожала плечами, чувствуя, как все тревоги прошедших суток меня отпускают.

Какая чудодейственная бражка!

За окном послышалось ржание коней, поэтому пограничники вернулись к своим обязанностям. Весь день они меня подкармливали, а также подпаивали… Ну, короче, перед знакомством с таинственной леди я была уже изрядно пьяна, что и к лучшему – так я чувствовала себя спокойнее, даже могла не нагрубить.

Позже я узнала, что пробираемся мы в дом к леди Миане тайно, то есть не через парадный вход, а через забор, а потом бросаем камушки в окно. Меня спрятали в кустах на время свидания, поэтому я занималась ловлей комаров, которые при моем нынешнем размере казались просто гигантскими. Короче душила их собственными руками, с наслаждением мстя за всю выпитую кровь. Но один успел меня укусить, зараза! Так что один мой глаз заплыл, а щеку разбарабанило.

У-у, ненавижу комаров, даже в другом мире!

Я не особо прислушивалась к разговору двух влюбленных, лишь изредка отмечала сарказм в голосе девушки. Наконец настал момент икс, когда преподнесли меня. Вы видели когда-нибудь пьяную заплывшую фею? Вот и Миана не видела, поэтому смотрела на мой пошатывающийся силуэт с легким изумлением и брезгливостью.

– Это тебе! – торжественно воскликнул Лок, передавая ей клетку. – Красивая, правда?

Это он еще не видел мое заплывшее лицо…

– Э-э… спорное утверждение, – отозвалась Миана.

– Помнишь о своем обещании? Ты обещала поговорить с матерью о наших отношениях. Я больше не могу скрываться! Я люблю тебя и желаю отвести к алтарю!

– Ты же знаешь маму, – надув губки, отозвалась Миана. – Она ни за что не согласится на наши отношения! Но обещаю, что поговорю с ней. Прости, мне уже пора.

Вот так оставив Лока ни с чем, темноволосая красавица убежала домой, не забыв прихватить и меня. Я успела только ручкой Локу помахать, хотя не уверена, что он обратил внимание. А дом, кстати, у леди был большой, двухэтажный, с обширным садом и каменными дорожками. Внутри убранство тоже оказалось выше всяких похвал, поэтому я даже присвистнула от удивления.

– Ничего так моё будущее жилище, – пробормотала я, но разговаривать с заплывшим лицом оказалось трудно, поэтому Миана даже не разобрала моей речи.

– Мама́! – позвала девушка родительницу со странным ударением на второй слог. – Мама!

Из гостиной вышла достаточно молодая женщина с высокой прической с большим начесом, в бордовом платье в пол с рукавами-фонариками и. Этакая мать Анастасии и Гризельды[1], у её ног только пушистого кота не хватало. Я даже приникла к прутьям, пытаясь найти кота взглядом. Нет, нигде не было.

– Фея? – воскликнула женщина и подошла ближе, взяв мою клетку в руки. – Какая уродливая!

– Мама, я не ожидала, что он и правда добудет фею!

– Да, я тоже удивлена, – согласилась родительница. – Но тем лучше: не придется ехать на рынок. Завтра мы отнесем её Темному Властелину и ты подаришь ему лично! Он должен быть очень рад!

– Ах, мама, я так надеюсь, так надеюсь! – мечтательно сказала Миана.

До моего пропитого сознания медленно доходило, что меня собираются все-таки подарить Темному Властелину. Вот как это назовешь иначе, чем не злая шутка судьбы? После всех злоключений я все-таки попаду к нему на стол!

Ик!

Жизнь жутко несправедлива!

1Сводные сестры Золушки по диснеевской версии.

Издательство:
Наталья Мамлеева
Поделится: