Название книги:

Последняя командировка

Автор:
Александр Леонидович Аввакумов
Последняя командировка

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

События произведения переносят читателя в девяностые годы прошлого столетия. Герой произведения Абрамов В.Н. по приказу руководства МВД РТ выезжает с город Мензелинск, в котором совершено громкое и резонансное преступление. В одном из коттеджей неизвестными преступниками совершено убийство восьми человек

Шла весна 1996 года, на улице стоял май месяц. Было очень тепло, на деревьях и кустах появились ярко-зеленые липкие листочки. Это было самое прекрасное время года.

Абрамов ехал в служебном автомобиле к себе на работу. Машину сильно трясло. После прошедшей зимы, дороги в городе стали напоминать ему военные дороги, изрытые воронками от бомб и снарядов. Асфальт на дорогах был весь в ямах и чтобы не разбить ходовую часть машины, водителю постоянно приходилось притормаживать и объезжать ямы. Он чертыхался и проклинал городские власти, которые плохо следили за состоянием дорожного покрытия.

– Игорь! Прекрати ворчать. Бубнишь, словно какой-то старик, – произнес Абрамов. – И как тебя только терпит твоя жена. Ты мне уже за полчаса надоел своим ворчанием, а какого твоей жене, от тебя с ума можно сойти.

– Я, Виктор Николаевич, за служебную машину переживаю. Не дай, Бог, полетит ходовая часть, точно на неделю встанем, – произнес он. – У нас в гараже уже есть такие машины.

– Все! Хватит, Игорь! Давай, не каркай! А, то накличешь, какую-нибудь неприятность. Словами, делу не поможешь.

– Вы не переживайте, Виктор Николаевич, все будет нормально. У меня глаз добрый.

– Не знаю, какой у тебя глаз, добрый или нет, не мне судить об этом. Я знаю только одно, что мысль материализуется. Если человек постоянно думает о чем-то или говорит, об этом, то это обязательно сбывается.

Они подъехали к министерству. Игорь аккуратно припарковал автомашину и, повернувшись к Абрамову, произнес:

– Виктор Николаевич, можно я съезжу на заправку? Я только туда и обратно. Вдруг нужно будет куда-то ехать, а у меня бензин на донышке?

– Давай, Игорь, езжай. После заправки, обратно сюда, – произнес Виктор, выходя из автомашины.

Он вошел в здание МВД и, поздоровавшись с постовым, прошел в дежурную часть министерства.

– Привет, мужики! – поздоровался я с дежурным по МВД и его помощниками. – Что нового за ночь?

– Привет Виктор! Сегодня с утра, уже есть несколько криминальных трупов – доложил дежурный. – Мне только что сводку передал дежурный из Мензелинска. Говорит, водитель грузовика, выезжая из Мензелинска, увидел опрокинутую легковую автомашину. Подъехал к машине и увидел ней раненного водителя. Пока он ждал вызванную им скорую помощь, раненый успел сообщить ему, что в одном из коттеджей неизвестные люди ночью расстреляли семь человек. Сам он, несмотря на полученные огнестрельные и ножевые ранения, выбрался из этого коттеджа и попытался доехать до больницы, однако, не справился с управлением, и машина опрокинулась в кювет.

– Интересно, – произнес Абрамов. – А, что показала проверка его заявления? Коттедж, в котором все это произошло, установили или нет?

– Пока не знаю. Оперативная группа еще не вернулась. А, что с этим раненым, жив он или нет? – снова задал он вопрос дежурному.

– Пока был жив. Его доставили в местную больницу, – ответил дежурный. – Врачи, говорят, что он очень «тяжелый» и шансов выжить у него, практически нет. Они и так были удивлены, что он с такими ранениями сел за руль машины.

– Кто-то из оперативников с ним работал или нет? С ним срочно нужно переговорить, так как он пока единственный живой свидетель и может пояснить не только о причине этого массового побоища, но и сколько было преступников. Вдруг он кого-то опознал.

Абрамов сделал небольшую паузу и, взглянув на дежурного по МВД, продолжил:

– Да, совсем хорошее начало для пятницы. Если, что-то новое появится, позвони мне. Я буду у себя.

Виктор попрощался с ребятами из дежурной части, направился к себе в кабинет.

***

Абрамов уже успел подняться к себе на этаж, когда его догнал в коридоре постовой.

– Виктор Николаевич! Вас срочно просит зайти к себе заместитель министра Феоктистов.

«Началось в деревне, утро!», – подумал он и посмотрел на постового.

– Сейчас зайду, – произнес Абрамов. – Только брошу свои вещи и сразу же к нему.

– Хорошо, – ответил постовой и направился обратно на свой пост.

Виктор вошел в кабинет и снял с себя кожаную куртку. Поправив галстук, он направился к Феоктистову. В приемной заместителя министра стояло несколько начальников Управлений министерства, которые о чем-то разговаривали между собой. Абрамов поздоровался с ними и, открыв дверь кабинета Феоктистова, вошел в кабинет. В кабинете, Феоктистова, находился министр. Виктор остановился около двери и по-военному доложил ему о своем прибытии.

– Проходи, Абрамов, – произнес министр. – Давно я тебя не видел. Как, мне уже доложили, ты с утра уже побывал в дежурной части и по всей вероятности уже знаешь о преступлении в Мензелинске. Преступление серьезное и требует серьезного подхода к его раскрытию. Я даже не припомню случая, когда вот так запросто убивали по столько человек. Похоже, МВД России взяло на особый контроль ход раскрытия этого преступления. Насколько я знаю, тебе приходилось неоднократно бывать в Мензелинске и местных работников милиции, ты хорошо знаешь.

Слушая министра, Абрамов начинал потихоньку понимать, с чем связан этот внезапный для него вызов. Виктор, молча, стоял и слушал министра. Бросив на него мимолетный взгляд, он продолжил:

– Абрамов! У тебя большой опыт в раскрытии подобных преступлений, и мы, посовещавшись с Феоктистовым, решили направить туда тебя. Сегодня вечером, туда в Мензелинск прибывает заместитель Главного Управления уголовного розыска МВД Харитонов, с которым, насколько я знаю, ты тоже хорошо знаком. Если мне не изменяет память, вы с ним вместе были в Дагестане с оказанием практической помощи. Так, что собирайся в командировку и выезжай прямо сейчас. Вечером доложишь мне, свое виденье этого преступления. Можешь звонить в любое удобное для себя время.

Он закончил говорить и посмотрел на Абрамова, стараясь догадаться, о чем он все это время думал.

– Можно вопрос, товарищ министр? Скажите, почему я, а не начальник Управления уголовного розыска или его заместитель, по борьбе с преступлениями против личности? Опыта работы у них достаточно. Вы же знаете, что в последнее время я снова занимался организацией оперативной работы.

Лицо министра, еще минуту назад излучавшее доброту и сочувствие, моментально изменилось. Лицо его окаменело, а в голосе послышались металлические ноты.

– Это, с каких это пор, мои приказы начинают не выполняться, а обсуждаться? Ты, думаешь, Абрамов, что я не знаю, кто и чем у нас занимается в министерстве? Раз я сказал, что поедешь ты, значит, поедешь ты. Так нужно для дела. Отпадет необходимость твоего присутствия там, вернешься обратно в министерство и будешь дальше заниматься своей работой. Надеюсь, ты понял меня?

– Понял, товарищ министр.

– Раз понял, тогда иди и выполняй мой приказ! – произнес министр.

Виктор, молча, развернулся и вышел из кабинета.

***

«Надо же, как повезло, – подумал Виктор, шагая по коридору министерства. – Думал, что министр забыл о его существовании, полгода никаких встреч и вопросов, а нет, кто-то ему напомнил обо мне. Все понятно, я ему нужен лишь только потому, что туда приезжает Харитонов. Если бы не он, никто бы обо мне и не вспомнил».

Абрамов вошел в кабинет и стал складывать все свои документы в сейф. В том, что ему предстоит длительная командировка, он уже к этому моменту, не сомневался. Раскрыть подобное дело, не так просто, как кажется на первый взгляд. Люди рискнувшие совершить подобное преступление, наверняка, к нему тщательно готовились. Это не по пьянке убить соседа, с которым весь вечер пили водку.

Неожиданно зазвонил телефон. Взглянув на него, Виктор понял, что ему звонит заместитель министра Феоктистов.

– Да, Михаил Иванович, я слушаю вас, – произнес Абрамов.

– Зайди ко мне.

– Хорошо, – ответил ему, Абрамов.

Виктор закрыл дверь и направился в кабинет Феоктистова. Спустившись этажом ниже, он уверено вошел в его кабинет. В кабинете Феоктистова, развалившись в кресле, сидел начальник Управления уголовного розыска Вдовин Анатолий Герасимович.

– Садись! – предложил ему Феоктистов, указывая рукой на стул. – Есть разговор.

Виктор присел на предложенный им стул и приготовился слушать.

– Вот, что, Абрамов, – начал он. – Ты на меня не обижайся, это я подсказал министру, чтобы он направил тебя в Мензелинск. Я долго думал, кого можно направить туда, кто может организовать там работу по раскрытию этого преступления и невольно остановился на твоей кандидатуре. Ты, Абрамов, человек с достаточно большим опытом и только ты сможешь там организовать работу в нужном нам русле. Сам понимаешь, преступление неординарное, семь трупов и один, тяжело раненный. Такие преступления совершаются не каждый день.

– Ты, Виктор Николаевич, – неожиданно для Абрамова в разговор включился Вдовин, – являешься там лицом нашего министерства и поэтому, я прошу тебя, не урони это лицо в грязь.

Виктор посмотрел на него и невольно улыбнулся. Заметив эту улыбку, Вдовин произнес:

– Я, что тебя, Виктор Николаевич, не понимаю. Я, что-то не так сказал, что вызвал у вас улыбку?

– Почему же, Анатолий Гаврилович. Вы сказали, наверняка, правду. Только мне от вашей правды, не тепло и не холодно. У моей жены, через два дня день рождение, а я вдруг, уезжаю из Казани. Почему бы вам, не послать вместо меня Яшина? Пусть поработает, проявит свое мастерство? Пусть покажет это мастерство не на словах, а на деле? А, в отношении лица и грязи, вы загнули. Я никогда еще не падал лицом в грязь. Если вы думаете по-другому, то я буду очень рад, если вместо меня поедите вы.

 

– Вы, же знаете, это не мое решение, а решение министра, – произнес Вдовин. – Если бы была моя воля, я бы сам поехал в Мензелинск и поработал бы там над этим убийством.

Абрамов снова невольно ухмыльнулся, над его словами.

– Жалко, что этих слов не слышит министр, – произнес он. – Это бы ему, наверное, понравилось. Вдовин едет в Мензелинск, чтобы там показать, как нужно работать по раскрытию этого убийства.

– Хватит пререкаться, Абрамов! Не строй из себя шута! – произнес заместитель министра. – Короче, перед тем, как докладывать министру, ты должен сначала доложить мне, чтобы я был в курсе всех событий и решений. А, там я сам ему доложу, так, что звони мне, а не ему.

– Как скажите, товарищ заместитель министра, – произнес Абрамов. – Надеюсь, мое представление на звание уже находится в Москве?

– Да, я его подписал у министра еще на той неделе, – ответил мне Феоктистов. – Так, что уезжаешь ты Абрамов подполковником, а вернешься в Казань, уже полковником.

– Разрешите отбыть в командировку, – произнес Виктор.

– Давай, удачи тебе, Абрамов, – ответил Феоктистов и посмотрел на мрачное лицо Вдовина.

Тот поднялся с кресла.

– Доброй дороги, – произнес Вдовин.

Абрамов встал со стула и направился к двери.

***

Собрав дома все необходимые для командировки вещи, Виктор направился к двери. Оглянувшись назад, он увидел жену, которая стояла посредине комнаты и смотрела ему вслед. Около нее, прижавшись к ней, стояла дочка.

– Виктор, позвони домой, как только доберешься до места. Я буду ждать твоего звонка.

– Хорошо, – коротко ответил он. – Не переживай, все будет хорошо. Я обязательно позвоню. Единственно, что жалко, это то, что я уезжаю накануне твоего дня рождения.

Он вышел из подъезда дома и направился к ожидавшей его автомашине. Виктор еще раз, оглянулся назад. В проеме окна он заметил стоявшую жену и дочь, которые махали ему рукой. Он махнул им рукой и сел в автомашину.

– Насколько суток едим? – поинтересовался у него водитель.

– Не знаю, Игорь, может на десять, может на месяц. А может и больше, – ответил он ему.

Выехав на Сибирский тракт, они миновали артиллерийское училище и свернули на улицу Космонавтов. Вскоре замелькали последние городские дома. Они быстро выехали на трассу Казань – Набережные Челны и помчались в сторону Челнов.

– Ну, что, Игорь? Давай, гони. Нужно приехать в Мензелинск до обеда. Мне вечером нужно еще докладывать министру, а для этого мне необходимо будет не только во всем разобраться, но и во все вникнуть, – произнес Абрамов.

Игорь вдавил в пол педаль акселератора, и машина устремилась вперед, обгоняя по пути тихоходные рефрижераторы и КамАЗы.

Через два с половиной часа, они въехали в Набережные Челны и, минуя город по объездной дороге, устремились в сторону Мензелинска. Дорога на Мензелинск была в ужасном состоянии. Кое-где, полотно дороги было уже отремонтировано и это усыпляло бдительность водителя. Игорь, словно заправский гонщик, умело вилял среди ям и местами, почему-то взбухшего, словно нарыва, асфальта. От небывалого напряжения, его лоб покрыла испарина.

– Игорь, осталось совсем немного. Сбрось скорость и отдохни от напряжения, – посоветовал ему Виктор, обращаясь к водителю.

– Здесь не расслабишься, – произнес он. – Не та дорога, чтобы расслабляться, Виктор Николаевич.

Проехав еще минут тридцать, они выехали на сравнительно хороший участок дороги. Машина, снова увеличив скорость и словно ласточка, устремилась вперед.

Абрамов закрыл глаза и стал перебирать в своей голове случаи с подобным количеством убитых. Если на памяти министра и его заместителя ничего подобного не было, то в его памяти хорошо зафиксировался случай связанный с расстрелом сотрудников фельдсвязи.

***

Это произошло лет пять назад. Поздно вечером в отдел специальной связи МВД позвонил бывший сотрудник этого отдела Глухов Сергей. После своего увольнения, он с постоянной регулярностью стал посещать место своей бывшей работы. Несмотря на действующий запрет, сотрудники отделения всегда открывали перед ним двери, так как тот, всегда появлялся там, прихватив с собой, как минимум, бутылки три водки. Никто из сотрудников отдела никогда не докладывал руководству отдела о его посещениях, так как все они считали, что он делает это из добрых побуждений.

Еще работая в отделе, Глухов случайно столкнулся на рынке с бывшим своим одноклассником, который только что вернулся из мест лишения свободы.

– Привет Серега! Как дела? Я смотрю, ты в «красные командиры» выбился. Погоны золотые нацепил?

– Да, это так, Олег. Не придавай этому особого значения. Я работаю обычным почтальоном, только развожу не обычную почту, а служебную. А, погоны, это так, внешний антураж.

– Может, угостишь старого школьного товарища, если тебе это не западло?

– Пойдем, посидим где-нибудь, поговорим о жизни.

Они купили по дороге две бутылки водки и проследовали в столовую.

– Смотри Серега, словно и не было этих пяти лет вдали от дома. Все так же, как и в последний раз. Те же столы, картины.

– А, что здесь может измениться? Контингент все тот же, алкаши.

Они сели за свободный стол. Сергей купил два вторых и, взяв два пустых стакана, разлил водку.

– Ну, Олег! Давай, выпьем за нашу встречу.

Они выпили и стали закусывать.

– Сергей! Раз ты таскаешь секретную почту, то наверняка, имеешь оружие?

– Да. Когда мы перевозим с напарником мешки с почтой, нам выдают пистолеты. Мало ли, что может произойти. Правда, мне еще не приходилось ни разу пользоваться оружием, так, как ни каких налетов на нас не бывает.

– Это хорошо, – произнес Олег и внимательно посмотрел на Глухова. – Кому нужны ваши бумаги, это же не деньги. Вот если бы вы перевозили деньги, тогда другое дело.

– Не знаю. Может, ты и прав Олег. Ты знаешь, мне эта работа, уже вот здесь, – он провел ладонью своей руки по своему горлу. – Так, света белого не видишь, да еще начальник смены достал. Все ему не так. Ты, знаешь, если бы не эти погоны, я бы его, как таракана задавил.

– Да. Вот никогда бы не подумал, глядя на тебя, что жизнь у тебя хуже моей. А, я вот в отличие от тебя, человек вольный. У меня нет расписания и распорядка дня. Живу, как хочу.

– Я бы не стал утверждать, что ты живешь лучше меня. Ну, спишь ты, сколько хочешь. Ну и что? А, проснешься, нет денег. Может ты и специалист по чужим карманам, но это большой риск. Поймают, ладно посадят, а то отобьют все почки, вот и мучайся без денег всю оставшуюся жизнь.

– Вот здесь ты прав Сергей. Без денег плохо. Я бы один раз рискнул так, чтобы потом лишь купаться в этих деньгах.

– Никак у тебя уже появилась королева, которую ты хочешь обобрать?

– Да, есть на примете кое-что. От силы полчаса работы и живи, как хочешь.

– Так, что тебе мешает это сделать?

– Оружие нужно и больше ничего.

Они допили водку и разошлись в разные стороны.

***

– Привет, Серега, – услышал Глухов у себя за спиной знакомый голос Олега. – Как живешь на царских харчах?

Он обернулся. Перед ним стоял Олег и приветливо улыбался ему.

– Вот случайно проходил мимо твоей конторы.

Сергей не верил ни одному слову Олегу, но не стал этого показывать. Он, молча, протянул ему руку, и они поздоровались. Настроение у Сергея было плохое. Вчера он немного опоздал на работу, за что получил привычный втык от начальника смены. Небольшое замечание в его адрес, вылилось в большой скандал между ними, в результате которого он написал рапорт об увольнении с работы.

– Ну, что Серега? Пойдем, обмоем твою волю.

Они купили водки и направились в известную им столовую.

– Слушай, братан! Неужели ты все это вот так и оставишь? Человек тебе плюнул в душу, растоптал ее своими кирзовыми сапогами, а ты вот так возьмешь и утрешься?

– А, что я могу сделать? Набить ему морду?

– Почему только это? Нужно сделать так, чтобы он надолго запомнил тебя. Чтобы его с треском выкинули с этой работы. А, самое главное, чтобы к тебе было невозможно докопаться.

– Согласен, только я пока не представляю, что и как сделать. Если ты знаешь, то подскажи.

Они уже выпили одну бутылку водки и были изрядно пьяны. Сергей достал из пакета новую бутылку водки и, взболтнув ее, открыл крышку и стал разливать по стаканам.

– Да, есть одна мысля, – произнес Олег, – но, для этого нужна смелость, потому, что кроме тебя этого сделать больше никто не сможет.

За столом повисла пауза. Несмотря на принятую водку, Сергей моментально протрезвел, так как хорошо понял, куда гнет Олег.

– Да, ты, что Олег? За это светит большой срок.

– Если попадешься, а если нет, то твой начальник точно вылетит с работы. Ты сам подумай Серега, как ты можешь еще его наказать? Может у тебя есть какие-то другие варианты?

– Пока не знаю, не думал об этом.

– Ты же хорошо знаешь, где твой начальник хранит ключи от оружейного ящика. Сделаешь слепок, откроешь ящик и возьмешь лишь его пистолет.

– Нужно подумать, как вообще снять этот слепок. Ведь ключи хранятся в специальном ящике, и просто так ты их не возьмешь.

– Вот ты и думай, если не хочешь, чтобы тебя считали тряпкой, о которую каждый может спокойно вытереть свои ноги.

Они допили водку и разошлись. На следующий день, Глухов купил литр водки и отправился по месту своей бывшей работы. Несмотря на то, что это была не его смена, сотрудники отдела спокойно пропустили его в служебное помещение.

***

В этот холодный осенний вечер, он, снова купив литр водки, направился в отдел. Остановившись около двери, он выбросил недокуренную сигарету и лишь после этого нажал на звонок. Ему долго никто не открывал дверь и он уже собрался уходить, когда неожиданно для себя услышал за дверью чьи-то шаркающие шаги. Дверь открылась. На пороге стояла уборщица.

– Тебе кого, Сергей? – поинтересовалась она у него. – Ребята еще не подъехали, я в конторе одна.

– Привет, тетя Валя. Я с твоего разрешения подожду ребят. Не мерзнуть же мне на улице, ожидая их приезда.

– Извини меня, Сережа, но я тебя не могу пустить в помещение. Ты сам знаешь, что посторонних пускать нельзя.

– Это кто посторонний? Я, что ли? Да, я работал тогда, когда о тебе и речи еще не было. А, ты мне, посторонний.

Он не заметил, как за его спиной остановился УАЗ, из которого вышли трое сотрудников отдела.

– Что за шум, а драки нет? – поинтересовался один из сотрудников.

– Да, вот опять Сергей в гости пришел, – произнесла уборщица. – Не сидится человеку дома. Опять с водкой пришел.

– Да, ладно тетя Валя. Рабочий день уже закончился. Пусть посидит у нас, отдохнет от своих дел.

– Я, что? Дело, ваше. Неспроста, он шляется сюда.

– Все, все, тетя Валя. Убралась? Вот и иди домой.

Они вошли внутрь отделения связи. Разделись в прихожей и, стараясь не следить, прошли в комнату отдыха. Сергей достал из сумки водку и поставил ее на стол.

– Ну, что мужики, разомнемся немного.

– А, что? Я не против этого, – произнес один из них.

Через минуту на столе появилась закуска и стаканы. Сергей разлил водку по стаканам и они выпили.

Вскоре подъехало еще два экипажа. Кто-то из сотрудников сбегал в ближайший магазин и на столе появились новые бутылки с водкой. Глухов встал из-за стола, и молча, направился в коридор.

– Сергей, ты куда?

– Я, сейчас вернусь. Мне нужно в туалет.

Возвращаясь из туалета, он прошел мимо комнаты отдыха и толкнул дверь начальника смены. Как не странно, дверь оказалась не закрытой. По всей вероятности ее закрыть забыла уборщица, которая убиралась в отделении. Сергей вошел в кабинет и сразу же направился к столу. Он быстро открыл ящик стола, где обычно находились ключи от оружейной комнаты. Однако, ключей на месте не было. От этой неудачи, лоб его покрылся предательской испариной.

– Ты, что здесь делаешь? – услышал он за спиной вопрос.

Глухов резко развернулся. Перед ним стоял один из сотрудников.

– Просто так вошел. Решил посмотреть, как живет у вас новое начальство.

– Ты, что искал в столе? Ключи? Так вот они, – произнес он и, достав их из кармана брюк, он помотал ими перед глазами Глухова..

Лучше бы он этого не делал. Глухов схватил со стола массивную хрустальную пепельницу и с силой опустил ее на голову сотрудника. Тот тихо охнул и упал на пол. Из рассеченной головы, потекла кровь. Сергей схватил ключи и метнулся в соседний кабинет, в котором находилась оружейная комната. Он быстро открыл дверь и, схватив из пирамиды два пистолета, стал быстро набивать магазины патронами.

Он осторожно вышел из оружейной комнаты и направился в комнату отдыха, где за столом сидели другие сотрудники отделения.

– Сергей, ты, где был так долго? – спросил его один из сотрудников.

 

Он, молча, достал из-за пояса пистолеты и с двух рук начал расстреливать бывших своих товарищей по службе. Несмотря на то, что Сергей был не трезв. Он стрелял неплохо. Каждая выпущенная им пуля, находила свою жертву. Моментально, стены комнаты отдыха покрылись пятнами крови, а по линолеуму ручьями заструилась кровь. Расстреляв все патроны, он вернулся в оружейную комнату и снова начал снаряжать магазины пистолетов патронами.

Сергей снова вошел в комнату отдыха и одиночными выстрелами, он стал добивать раненных товарищей. Убедившись, что живых уже нет, он взял свою сумку и направился в оружейную комнату. Открыв сумку, он начал укладывать в нее все имеющееся в наличии оружие и боеприпасы. Сумка оказалась довольно тяжелой и он, закинув ее за плечо, направился с ней на улицу. Подходя к выходной двери, он услышал у себя за спиной какой-то непонятный для него шорох.

Поставив сумку с оружием на пол, он вытащил из-за пояса пистолет и снова направился в комнату отдыха. Постояв минуту другую и не заметив ничего такого, что могло бы привлечь его внимание, он вышел из комнаты и направился дальше по коридору. Остановившись около двери кабинета начальника смены, он ударом ноги открыл дверь и, держа пистолет в руке, медленно вошел в кабинет. И здесь, ничего нового он не увидел. На полу в застывшей луже крови, в неподвижной позе лежал исполняющий обязанности начальника смены капитан Хайруллин.

Вдруг до его слуха вновь донесся шорох. Он вышел из кабинета и последовал дальше по коридору. Вот и последняя дверь, а вернее небольшая каморка, в которой размещалась уборщица. Он осторожно толкнул ее стволом пистолета. Дверь со скрипом открылась. На полу сидела тетя Валя. От страха она стучала своими вставными челюстями.

– Ну, что, тварь старая? Думала, что я тебя не найду?

– Сережа!!! Не убивай меня. У меня на руках маленькая внучка. Кто ее воспитает, если меня не будет? Я честное слово даю, что я никому не расскажу, что здесь произошло. Христом, Богом прошу, пощади!!

Он поднял пистолет и выстрелил ей прямо в лицо. Кровь окрасила стены коморки. Сергей резко повернулся и направился к выходу. Подняв с пола сумку с оружием, он вышел из помещения.

На улице шел мелкий осенний дождь. Сильные порывы ветра безжалостно срывали с деревьев остатки листвы. Осмотревшись по сторонам, он направился к одной из служебных автомашин. Открыв ключами дверь автомашины, он положил в салон тяжелую сумку с оружием. Он достал из багажника канистру с бензином и направился обратно в отделение связи. Опорожнив канистру, он вышел на крыльцо и закурил. Сделав несколько глубоких затяжек, он приоткрыл дверь и швырнул окурок внутрь помещения. Несколько услышав, а сколько почувствовав хлопок внутри помещения, он бросился к машине.

Он не сразу сумел запустить двигатель автомашины. Наконец, двигатель заработал и машина тронулась. Оглянувшись назад, он увидел, что из окон комнаты отдыха вырываются языки огня.

«Вот и все», – подумал он.

Машина, набрав скорость, устремилась вперед.

***

Он остановил машину около дома Олега и, заглушив двигатель, не спеша подошел к входной двери. Насколько он помнил, у Олега никогда не было дверного звонка, и он не стал искать этот звонок, а просто забарабанил кулаком в его дверь.

– Кого еще черт несет? – услышал он полупьяный голос своего товарища.

– Олег! Давай, открывай дверь! Это я, Глухов.

Похоже, Олег был не один, до Сергея донесся недовольный женский голос. Наконец дверь приоткрылась и в проеме показалась взлохмаченная голова Олега.

– Ты меня извини Сергей, но я не один. У меня баба.

– Это хорошо, что не мужик, – в тон ему произнес Глухов. – Ты не переживай, я не надолго. Есть разговор.

Они прошли на кухню и сели на расшатанные и старые стулья.

– Олег! Мне нужны деньги. Я хочу уехать из Казани.

– Что случилось? Почему ты хочешь сорваться из Казани.

Сергей выпустил дым в потолок и, нагнувшись поближе к уху Олега, произнес:

– Я только что на старой своей работе завалил двенадцать человек.

У Олега от удивленья глаза стали походи на два пятака.

– Как завалил?

– А, вот так, взял и завалил. У меня в машине десятка два пистолетов. Ты говорил, что тебе нужен ствол. Вот возьми от меня на память.

– Ты, что меня за лоха держишь? Зачем мне паленый пистолет. Ты из него больше десятка офицеров положил, а теперь приехал ко мне и предлагаешь мне его взять? Я не лох! Потом от этого ствола не от мажешься. Ты. знаешь, что бывает за убийство мента? А, я, знаю. Поэтому, Сергей, извини меня, но я бы хотел, чтобы ты, ушел от меня. Мне от тебя ничего не надо. Я и раньше при разговоре с тобой шутил, а ты оказывается, все это принимал за правду. Денег у меня нет, я не работаю и оружия твоего мне не надо.

Сергей схватил его за ворот рубахи и подтянул его к себе. Олег почувствовал, как в его живот уперся ствол пистолета. В глазах Глухова вспыхивали нехорошие искры.

– Значит, ты сука шутил? Да, я тебя юморист вшивый, сейчас по стенке размажу.

Внутри у Олега, что-то произошло. Он почувствовал, как по его штанинам потекло, что-то горячее.

– Что, сволочь! Обоссался от страха?

Олег, молча, закивал головой. Высохший во рту язык отказывался подчиняться ему.

– Скажи, спасибо бабе. Если бы не она, я бы тебя прямо здесь замочил, пес смердящий.

Он резко развернулся и, хлопнув дверью, вышел на улицу. В ту же секунду из комнаты выскочила подруга Олега и устремилась к окну.

– Ты, что сука, хочешь, чтобы он вернулся? Закрой окно и больше не выглядывай. Будет лучше, если ты совсем забудешь об этом вечере.

На улице раздался шум заведенного двигателя. Сверкнув по окнам светом фар, машина скрылась за углом дома.

Он тихо опустился на стул и смахнул с лица обильные капли холодного пота. Впервые в своей жизни, он говорил с человеком, от которого пахло смертью.

– Олег, куда он поехал? – поинтересовалась у него женщина. – Может, стоит позвонить в милицию, рассказать им все, что здесь произошло?

– Ты, что совсем с ума сошла? Какая милиция? Ты знаешь, мне масть не позволяет этого сделать.

– Ты, что Олег? Какая масть? Ведь он был готов тебя убить!

Олег оттолкнул ее в сторону и прошел в комнату. Он достал из комода чистое нательное белье и переоделся.

Глухов затормозил свою автомашину около железнодорожного вокзала. Что делать дальше он не знал. Домой ехать не имело смысла, там наверняка, уже сидела засада. Раскаяния за содеянное преступление, он не испытывал. Взяв из машины сумку с оружием, он вошел в здание вокзала. Осмотревшись по сторонам, он направился в ту часть помещения, в которой находились автоматические камеры хранения. Найдя пустую камеру, он положил в нее сумку, набрал код и, опустив в щель пятнадцатикопеечную монету, закрыл дверь камеры. Услышав лязг замка, он для уверенности дернул дверцу и, убедившись, что она плотно закрыта, направился на перрон.

***

Здание полыхало. Очнувшись от угарного газа, который медленно наполнял каморку, тетя Валя, слабеющей рукой толкнула дверь. Из коридора на нее обрушился жар, запах горелой плоти. Она сразу догадалась, что ползти в ту сторону было бессмысленно. Она машинально похлопала ладонью руки по карману и, нащупав там связку ключей, достало ее. Теперь нужно было открыть запасную дверь, которая находилась в ее каморке. Сколько она возилась с этой дверью, она не знает. Время потеряло для нее свое значение. Перед ее глазами стояла маленькая внучка, которая звала ее к себе. Наконец, замок поддался. Она толкнула дверь рукой и когда та открылась, она выползла на улицу, где потеряла сознание.

Абрамова поднял с постели дежурный и сообщил о нападении неизвестных лиц на отделение специальной связи МВД. О том, что оно горит, Виктор понял сразу.

– Коля! Ты мне скажи, сколько там было человек и есть ли живые?

– Пока ничего не знаю. Там все полыхает, и войти в здание пожарные не могут. Вот локализуют пламя, тогда будет ясно, сколько там было людей.

– Как с машиной?

– Выходите, машина у вас будет минут через пятнадцать.

– Хорошо.

Абрамов быстро привел себя в порядок и вышел на улицу. Погода была ужасной. Сильный порывистый ветер проникал через его пальто, словно на нем не было никакой одежды. Постояв минуту-другую, он вынужден был зайти обратно в подъезд дома. Вскоре показалась дежурная машина. Он выскочил из подъезда дома и стрелой бросился к ней.


Издательство:
Автор
Поделиться: