Название книги:

Алиса в Стране чудес

Автор:
Льюис Кэрролл
Алиса в Стране чудес

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Скачки наперегонки


Странное общество собралось на берегу: птицы с перепачканными в грязи перьями, животные со слипшейся шерстью. Все они вымокли так, что с них стекала вода, и вид у всех был мрачный и несчастный.

Первым делом надо было, конечно, решить, как поскорее обсохнуть. Птицы горячо спорили об этом; Алиса тоже принимала участие в обсуждении, причём общалась со всеми запросто, как будто знала их всю жизнь. И это совсем не удивило её. Она даже пыталась спорить с попугаем Лори, но тот возмущённо заявил: «Я старше тебя и потому знаю больше». Алиса не могла вот так просто согласиться с этим, не имея понятия, сколько ему лет, но Лори самым решительным образом отказался назвать свой возраст, и после этого, уж конечно, им не о чем было говорить.

– Хватит спорить! Все замолчите и слушайте меня, – строго провозгласила Мышь, которая, по-видимому, пользовалась в этом обществе особым уважением. – Я быстро вас высушу!



Все послушно расселись вокруг неё. Алиса с интересом ждала, что же будет дальше. Она не сомневалась, что наверняка простудится, если платье её не высохнет в самое ближайшее время.

– Итак! – важно сказала Мышь. – Уселись? Вы сразу высохнете от моего рассказа, так как более сухой материи я не знаю. Попрошу абсолютной тишины: я начинаю! Вильгельм Завоеватель пользовался поддержкой папы римского. Папа благословил его, и вскоре Вильгельм был признан англичанами, так как они остро нуждались в сильном руководителе и вожде. Он же был известен своими завоеваниями и победами. Эдвин и Моркар, графы Мерсии и Нортумбрии…

– Уф! – Лори дрожал с головы до лап.

– Простите, – ледяным тоном произнесла Мышь. – Что вы изволили сказать?

– Ровно ничего! – ответил Лори поспешно.

– Значит, я ошиблась: мне показалось, что вы чем-то недовольны, – заметила Мышь. – Итак, я продолжаю. Эдвин и Моркар, графы Мерсии и Нортумбрии, приняли сторону Вильгельма, и даже архиепископ Кентерберийский Стайджент, известный своей преданностью отечеству, нашёл это благоразумным и дальновидным.

– Нашёл что? – спросила Утка.

– Нашёл это, – ответила Мышь раздражённо. – Ты, надеюсь, понимаешь, что значит «это».

– Я отлично понимаю, что значит «это», когда сама что-нибудь нахожу, – заметила Утка. – Это обыкновенно лягушка или червяк. Но я-то спрашиваю, что нашёл архиепископ.

Мышь оставила вопрос без ответа и торопливо продолжала:

– Нашёл это благоразумным и сам отправился с Эдгаром Ателингом навстречу Вильгельму Завоевателю, чтобы предложить ему корону. Вильгельм поначалу вёл себя скромно, но дерзость норманнов… Ну как ты себя теперь чувствуешь, душенька? – вдруг повернулась к Алисе Мышь.

– Я всё такая же мокрая, – с грустью призналась та, – ни капельки не высохла. Ваша сухая материя мне что-то не помогает.

– В таком случае, – торжественно проговорил Додо, вскочив с места, – предлагаю почтенному собранию принять более радикальные меры и… отложить заседание.

– Говори понятнее! – прервал его Орлёнок. – Я не понимаю и половины твоих учёных слов, и, по-моему, ты сам мало что понимаешь. – Он отвернулся, чтобы скрыть усмешку, а некоторые из присутствующих так и вовсе захихикали.

– Я хотел сказать, – обиженно заметил Додо, – что мы быстрее просохнем, если устроим скачки наперегонки.

– Что такое – «скачки наперегонки»? – спросила Алиса.

– Чем объяснять, лучше мы тебе покажем.



И Додо приступил к делу. Прежде всего он выбрал подходящее место, очертил круг и расставил всю компанию по окружности. Потом предложил, чтобы кто-нибудь прокричал: «Раз-два-три – начали!» – но никто его уже не слышал. Всем так хотелось побыстрее обсохнуть и согреться, что каждый был рад бежать и прыгать куда угодно и сколько угодно. С полчаса Додо пытался призвать расшалившуюся ватагу к порядку и в конце концов прокричал:

– Стоп!

Все окружили его и загалдели.

– Кто же победил? Кому достанется приз?

Додо не мог вот так с ходу решить, кто же самый быстрый, и надолго задумался, приложив коготь ко лбу, а участники скачек с нетерпением смотрели на него и ждали.

– Победили все, и приз получит каждый! – заключил наконец Додо.

– А кто же будет выдавать призы? – крикнули все хором.

– Конечно, она, – указал Додо на Алису.

– Призы! Призы! – загалдели звери, бросившись к Алисе.

Она растерялась и, не зная, что делать, опустила руку в карман. К счастью, там обнаружился пакетик с конфетами, не промокший в солёной воде, и Алиса решила, что это и будут призы. Пакетик был маленький, и всем досталось лишь по одной конфетке, а самой Алисе и вовсе не хватило.

– Как же так? – возмутилась Мышь. – Она тоже должна получить приз!

– Бесспорно, – согласился Додо и спросил Алису: – Нет ли у тебя ещё чего-нибудь в кармане?

– Только напёрсток, – грустно ответила она.

– Давай его сюда, – распорядился Додо.

Все окружили девочку, и Додо торжественно вручил ей напёрсток, сказав при этом:

– Просим тебя принять эту изящную вещицу!

Со всех сторон раздались восторженные крики и рукоплескания.

Церемония эта показалась Алисе очень глупой, но все смотрели на неё так серьёзно, что она не решилась рассмеяться.



Не зная, что сказать в ответ, она молча поклонилась и взяла напёрсток, стараясь выглядеть серьёзной.

Затем всё общество принялось за конфеты. При этом не обошлось без обид и недовольных возгласов. Большие птицы жаловались, что даже вкуса не распробовали, а малыши попытались проглотить конфету целиком, поперхнулись, и их пришлось хлопать по спине. Когда с конфетами было покончено, все снова уселись в кружок и попросили Мышь рассказать что-нибудь ещё.

– Вы обещали поведать свою историю, – напомнила Алиса, – и объяснить, почему вы так не любите животных… на «ка» и «эс». – Она не решилась сказать «кошек» и «собак», да и то, что сказала, произнесла шёпотом, чтобы снова не обидеть Мышь.

– Эта история длиннее моего хвоста, да и печальная очень, – тяжело вздохнула Мышь, обернувшись к Алисе. – Но, выслушав её, не спешите называть меня хвастуньей: но помните только, что и я способна на мужественные поступки.

– Нам всем очень интересно, – вежливо сказала Алиса, окинув взглядом хвост Мыши, – но всё же название «хвастунья» вам очень подходит, и я понять не могу, почему оно вам не нравится.

Слушая рассказ Мыши, Алиса всё время смотрела на её хвостик, вот почему история представилась ей в таком виде:



– Ты, кажется, вовсе не слушаешь! – возмутилась вдруг Мышь, взглянув на Алису. – О чём это ты думаешь?

– Нет-нет, что вы, я слушаю внимательно… Вы дошли до пятого важного момента… если не ошибаюсь.

– Скорее до очень важного узла…

– У вас узел на хвостике? – воскликнула Алиса и предложила: – О, давайте я помогу вам его развязать!

– Не дам! – отрезала Мышь и поднялась, намереваясь покинуть компанию. – Ваше предложение просто оскорбительно!



– Я вовсе не хотела вас обидеть, – взмолилась Алиса.

Мышь только проворчала что-то в ответ.

– Пожалуйста, не уходите – доскажите свою историю! – воскликнула девочка.

Все остальные присоединились к ней, но Мышь оставалась непреклонна.

– Как жаль, что Мышь покинула нас! – сказал Лори, когда рассказчица скрылась из виду.

А старый краб, воспользовавшись случаем, назидательно сказал юному крабу:

– Вот так-то, мой милый! Прими во внимание этот урок и никогда не проявляй нетерпения!

– Уж кто бы говорил, папаша, – дерзко ответил юный краб. – Вы сами способны вывести из себя кого угодно, даже устрицу!

– Ах если бы Дина была здесь! – воскликнула Алиса. – Она бы живо вернула её назад.

– А кто такая Дина, смею спросить? – проговорил Лори.

– Это наша кошка, – с гордостью ответила Алиса, всегда готовая поговорить о своей любимице. – Она замечательно ловит мышей! А за птицами как охотится! В мгновение ока может поймать и съесть!

Слова Алисы сильно взволновали всё общество.

– Мне пора домой! – заявила старая Сорока. – От холодного воздуха у меня может заболеть горло.

А Канарейка дрожащим голосом принялась звать птенчиков:

– Скорее, дети! Вам давно уже пора спать.



У всех тут же нашлась какая-нибудь уважительная причина, чтобы уйти, и через несколько минут Алиса осталась одна.

– Видимо, я напрасно упомянула о Дине, – со вздохом проговорила она. – Никто здесь, похоже, не симпатизирует кошкам, а ведь другой такой хорошенькой кошечки не найдётся во всём свете! Ах, моя милая Дина! Неужели я никогда не увижу тебя?!

Тут бедная Алиса снова заплакала, вдруг почувствовав себя такой несчастной и одинокой!

Через некоторое время поблизости раздались шаги, и Алиса обернулась, решив, что это Мышь передумала и возвращается обратно, чтобы досказать свою историю. ♦


Билл в доме Кролика


Но это была не Мышь, а Белый Кролик. Он медленно брёл назад и озабоченно оглядывался по сторонам, словно искал что-то. Алиса услышала, как он бормотал себе под нос:

– Что-то скажет Герцогиня? Ах вы, бедные мои лапки! Ах, мои усики и бедная моя шкурка! Она велит меня казнить – это так же верно, как то, что хорёк – это хорёк! И где только я мог их потерять?

 

Алиса сразу поняла, что Кролик ищет свои перчатки и веер. Решив помочь ему, она огляделась вокруг, но ни веера, ни перчаток нигде не было видно. Всё странным образом изменилось с тех пор, как она упала в пруд. Зал с низким потолком, стеклянный столик, маленькая дверца – всё куда-то исчезло.

Заметив Алису, Кролик сердито крикнул ей:

– Что ты тут делаешь, Мэри-Энн? Беги сию же минуту домой и принеси мне веер и пару перчаток. Живо!

Алиса до того изумилась, что тотчас же побежала в ту сторону, куда показывал Кролик, даже не попытавшись ничего объяснить.

«Он, наверное, принял меня за свою горничную! – думала она. – Как же он удивится, когда узнает, что это не так. Я, конечно, постараюсь принести ему веер и перчатки, если только найду их!»

И только она это подумала, как увидела симпатичный маленький домик с блестящей медной дощечкой на двери, на которой было изящно выгравировано:

«Б. Кролик».


Алиса вбежала в домик, не постучавшись, и бросилась вверх по лестнице. Она ужасно боялась, что встретится с настоящей Мэри-Энн и та прогонит её из дому прежде, чем удастся найти веер и перчатки.

– Как странно, что мне приходится исполнять поручения какого-то Кролика! – возмущённо произнесла Алиса. – Так, пожалуй, скоро я и у Дины буду служить на посылках!

И Алиса представила себе, как это будет.

«Мисс Алиса, идите скорее одеваться, пора на прогулку», – скажет ей няня. «Я сейчас не могу, – ответит Алиса. – Дина велела мне сидеть до её прихода около вот этой щёлочки и сторожить, не появится ли мышка».

– Правда, если Дина вздумает так распоряжаться, – сказала Алиса, – то её вряд ли станут держать в доме.

С этими словами Алиса вошла в маленькую чистенькую комнатку; около окна стоял комод, а на нём лежали веер и две-три пары белых парадных лайковых перчаток. Алиса схватила одну пару и веер и уже собралась уходить, как вдруг увидела возле зеркала пузырёк. На нём не было ярлычка с надписью «Выпей меня», но Алиса всё-таки вынула пробку и осторожно приложила пузырёк к губам.

«Я уже знаю: если что-нибудь выпить или съесть, – рассуждала Алиса, – непременно случится что-нибудь необыкновенное. Посмотрим, что будет, если я попробую содержимое этого пузырька. Хорошо бы чуть-чуть подрасти – надоело уже быть такой крошкой».

Алиса и в самом деле стала невероятно быстро увеличиваться в росте. Не успела она выпить и половины пузырька, как почувствовала, что голова упирается в потолок, – даже пришлось пригнуться, чтобы не сломать себе шею. Она поспешно поставила пузырёк на место.

«Ну и огромная же я! Как же выбираться из домика? И зачем я столько выпила?»

Но ничего уже нельзя было исправить, и Алиса продолжала расти. Скоро ей пришлось стать на колени, потом сесть на пол и, наконец, лечь, упершись локтём в дверь. Однако она росла и росла. Ей даже пришлось просунуть руку в открытое окно, а одну ногу поместить в камин.

«Что же делать, если я вырасту ещё? А, будь что будет!»

К счастью для Алисы, действие волшебного напитка закончилось, и она наконец перестала расти. Но это её не очень-то обрадовало – она не представляла, как выберется из домика Кролика, и чувствовала себя совершенно несчастной, что, конечно, можно понять.

«Как хорошо было дома, – думала бедная девочка. – Там я не становилась то больше, то меньше, и кролики и мыши не командовали мной. Напрасно я полезла в кроличью нору, хотя… здесь так много интересного! Когда читала волшебные сказки, мне казалось, что в жизни такого не бывает, а теперь вот всё это происходит со мной. Про меня можно было бы книжку написать. Вот когда вырасту, обязательно напишу…

Впрочем, о чём это я? Куда ж ещё-то расти?» – с грустью заметила Алиса.

Поразмышляв над своим незавидным положением, она вдруг испугалась:

«А что, если я никогда не стану взрослой? Нет, это, конечно, вовсе не плохо – я никогда не буду старой. Да, но зато придётся всю жизнь учить уроки. Нет уж, благодарю!»

– Ну, какая же я глупая! – вдруг воскликнула Алиса. – Ну разве можно здесь учить уроки? Тут даже и для меня-то места едва хватает, а учебники вообще некуда положить.

Так она продолжала разговаривать сама с собой, как вдруг до неё донёсся голос Кролика. Алиса прислушалась.

– Мэри-Энн! Мэри-Энн! – кричал Кролик. – Принеси наконец мои перчатки, сию же минуту!

Потом лёгкие шаги послышались уже на лестнице. Испугавшись, что Кролик войдёт и увидит её, Алиса задрожала так, что затрясся весь дом: она совсем забыла, что стала теперь гораздо больше Кролика, а потому и бояться нечего.

Между тем Кролик поднялся по лестнице и попытался открыть дверь, но в неё упирался локоть Алисы, и войти ему не удалось.

– Придётся лезть в окно, – сказал Кролик.



«Ну, уж нет!» – решила Алиса и, когда услышала, как Кролик подбирается к окну, высунула руку и сжала пальцы в кулак, как будто собиралась схватить его.

Она, конечно, его не поймала, но услышала слабый жалобный писк и звон разбитого стекла.

– Пат! Пат! – послышались вопли Кролика. – Где ты там?

– Я здесь, хозяин, – ответил незнакомый голос. – Яблоню окапываю.

– Поди-ка лучше сюда да помоги мне! – сердито проговорил Кролик.

До Алисы донёсся звук какой-то возни, а потом снова звон разбитого стекла.

– А теперь скажи мне, Пат, что это такое в окне?

– Рука, хозяин.

– Рука? А ты видел когда-нибудь такие ручищи, что едва помещаются в окно?!

– Видеть не видел, но это всё-таки рука.

– Ну, ей тут совсем не место. Ступай и убери её!

Наступило продолжительное молчание, а потом до Алисы донёсся шёпот:

– Нет, я не могу, хозяин, не могу!

– А я приказываю тебе, трус ты этакий!

Алиса опять высунула руку и попыталась кого-нибудь схватить. На этот раз послышался визг обоих – неизвестного Пата и Кролика, – и снова зазвенело разбитое стекло.



«Да что там происходит? – задумалась Алиса. – Интересно, как они собираются вытаскивать меня отсюда! Торчать здесь совсем не хочется».

Некоторое время было тихо. Потом послышалось тарахтенье колёс садовой тачки, и несколько голосов заговорили разом:

– Где же ещё одна лестница?

– Я принёс только эту, другая у Билла.

– Тащи её сюда, Билл! Поставь вот к этому углу!

– Нет, нужно сначала связать обе лестницы: они слишком короткие.

– Ну вот теперь хорошо.

– Иди сюда, Билл, держи вот эту верёвку!

– А крыша-то выдержит?

– Смотрите, черепица шатается, берегите головы!

Раздался страшный треск и грохот.

– Кто это сделал?

– Должно быть, Билл!

– А кто полезет в трубу – ты?

– Ну уж нет, полезай сам!

– И не подумаю! Пусть лезет Билл.

– Иди сюда, Билл! Твой хозяин велит тебе лезть в трубу!

«Значит, они решили проникнуть в дом через трубу, – догадалась Алиса. – И, похоже, всё взвалили на бедного Билла! Не хотела бы я быть на его месте… Камин, правда, тесноват, но просунуть туда ногу и наподдать этому Биллу я как-нибудь сумею!»

Алиса просунула ногу в дымоход как можно глубже и прислушалась и, как только в трубе зашуршало и завозилось, что было силы пнула ногой.



В трубе послышались шорох и писк, а потом раздались громкие крики:

– Глядите-ка! Это Билл!

– Держите его! Он упадёт! – подал голос Белый Кролик.

На несколько мгновений воцарилась тишина, а потом снова заговорили все сразу:

– Поддерживай ему голову!..

– Дайте ему выпить! По глоточку, по глоточку!

– Что с тобой, старина?

– Что случилось?

– Давай выкладывай всё начистоту!

Потом до Алисы донёсся слабый дрожащий голос – наверное, Билла:

– Сам не пойму… Спасибо, теперь мне лучше, но я ещё никак не приду в себя… Знаю только, как что-то огромное как двинет меня, я и вылетел из трубы словно пробка!

– Точно, так всё и было, старина! – закричали все.

– Придётся поджечь дом! – послышался решительный голос Кролика.

Услышав такое, Алиса крикнула что было сил:

– Не вздумайте, а то позову на помощь Дину!

Её слова возымели должный эффект, и наступила глубокая тишина.

«Что они теперь придумают? – гадала Алиса. – Будь они поумнее, разобрали бы крышу».



Через минуту снаружи снова послышался шум, и Кролик сказал:

– Одной тачки, полагаю, будет достаточно.

«Одной тачки чего?» – забеспокоилась Алиса и очень скоро всё узнала. Град мелких камешков полетел в окно, и несколько даже попало ей в лицо.

Возмутившись, она громко крикнула:

– Советую вам прекратить!

И снова всё затихло, а Алиса с удивлением увидела, что упавшие на пол камешки превращаются в пирожки.

«Попробую-ка я съесть один, – подумала она. – Наверняка что-нибудь произойдёт с моим ростом. Больше расти уже некуда, значит, я начну уменьшаться».

Она съела пирожок и с радостью заметила, что действительно стала меньше. Когда рост её стал почти нормальным и уже можно было пройти в дверь, Алиса выбежала из домика и увидела целую толпу животных и птиц, собравшихся под окном вокруг Билла. Бедный Билл – маленькая ящерица – лежал на земле. Две морские свинки поддерживали его и поили из бутылки.

Как только Алиса показалась, все бросились к ней, но она пустилась наутёк и скоро очутилась в густом лесу.

«Первое, что необходимо сделать, – это обрести свой рост, а второе – найти дорогу в чудесный сад. По-моему, это очень хороший план», – размышляла Алиса, пробираясь сквозь лесную чащу.

План и в самом деле был хорош; единственное затруднение состояло в том, что Алиса положительно не знала, как привести его в исполнение. В то время как она с беспокойством оглядывалась по сторонам, пытаясь выбраться на дорогу, у неё над головой вдруг раздался отрывистый лай. Алиса с испугом подняла взгляд.

Сверху на неё смотрел огромный щенок и протягивал лапу, пытаясь её потрогать.



– Ах ты, мой миленький! – проговорила Алиса как можно ласковее и хотела было свистнуть, но в последний момент передумала, сообразив, что если собака голодна, то, пожалуй, может запросто съесть её, несмотря на все задабривания.

Алиса, не задумываясь зачем, подняла с земли палочку и протянула щенку. Тот взвизгнул от радости, подпрыгнул и с восторгом набросился на палочку.

Алиса, опасаясь, как бы огромный щенок не придавил её, спряталась за высокий чертополох, но когда отважилась выглянуть, то увидела, что щенок снова кинулся на палку, но не удержался на ногах и опрокинулся на спину. Алиса, отлично сознавая, что при теперешнем её росте играть со щенком всё равно что с лошадью, и опасаясь, что щенок может затоптать её лапами, снова укрылась за чертополохом. А пёс с громким лаем то кидался на палку, то отпрыгивал от неё. Наконец, умаявшись, он сел в отдалении и, высунув язык и тяжело дыша, полуприкрыл свои огромные глаза.

Алиса решила воспользоваться удобным случаем и бросилась бежать со всех ног. И только когда совсем выбилась из сил, остановилась. Теперь лай собаки был едва слышен.

– А всё-таки миленький был этот щеночек! – сказала Алиса, прислонившись к цветку и обмахиваясь листочком. – С удовольствием выучила бы его разным штукам, не будь я такой маленькой… Ах, совсем забыла, что мне нужно прежде всего вырасти! Но как? Наверное, нужно что-нибудь съесть или выпить. Только вот что?

Да, вопрос был важный, и Алиса стала внимательно рассматривать растения и цветы вокруг, но никак не могла решить, что же ей съесть или выпить, чтобы вырасти. И тут она увидела гриб величиной с неё. Осмотрев его со всех сторон, Алиса захотела взглянуть и на шляпку гриба, для чего встала на цыпочки и, к своему удивлению, увидела большую гусеницу, сидевшую на грибе со сложенными крошечными лапками и преспокойно курившую кальян, не обращая ни малейшего внимания ни на что вокруг. ♣



Издательство:
Public Domain
Поделится: