Название книги:

Девушка в розовом платье

Автор:
Генри Ким
Девушка в розовом платье

001

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Ты говорила, что живёшь рядом, – осторожно начал я.

– Ооо, нет-нет-нет, ко мне нельзя, – открестилась та.

– Я только перебинтую руку и уйду, – уговаривал я, – я не собираюсь у тебя ночевать.

– Ко мне нельзяяя! – чуть ли не прокричала она. – Жди скорую.

– Я уйду на следующую остановку, если ты её вызовешь. Мне не нужны проблемы. Или пойду за тобой, когда ты отправишься домой.

– Я вызову полицию!

– Тогда у нас обоих будут проблемы.

– Ну, и поделом мне, дуре!

Минут десять мы спорили, пока я не победил в споре, однако она сумела меня задеть.

– Посмотри на меня! Я идеально красива этим вечером. Специально для тебя! Зачем ты превратил отличный вечер во всё это? Зачем врать, притворяться?!

– Я думала ты другой. А ты всего лишь наивный мальчик, у которого в жизни всё хорошо. Захотел – ударил официанта, захотел – обманул девушку. Ты делаешь только то, что тебе нравится, да?

Она плакала, указывая удаляющимися каблуками мне путь. Я, спрятав руки в карманы, шёл за ней следом. Была уже ночь, и поднялся сильный ветер, но холоднее всего было внутри груди. Мы шли по набережной, а река волновалась где-то там внизу. Ни людей, ни машин, только один раз нам попалась хохочущая парочка, садящаяся в такси. Когда мы проходили мимо, Нина посмотрела на них сквозь слёзы и сглотнула. Больше я не решался положить ей руку на плечо.

Иногда она смеялась и называла себя дурой, и я понимал, что довёл её до истерики. Я понимал, что она перебарывает себя, что ставит заботу выше ненависти, выше своего желания. Она могла бы бросить меня на этой скамье, могла заказать такси, могла купить минералки и туалетной бумаги и швырнуть мне в лицо, мол, на, обрабатывай. Но она сквозь слёзы тащила меня к себе домой. От осознания её жертвы и своего скотства мне становилось тошно, но в то же время я погружался в какую-то щемящую душу меланхолию, которая словно затягивала поры моей сухой потрескавшейся повседневности.

Ситуация, происходящая между нами, мнилась мне такой ненормально прекрасной, словно одни милые животные поедали других милых животных, казалась причудливой гармонией природы, невообразимо печальной и необъятно просторной. Это была жизнь, полная чувств и необъяснимости материй, жизнь, сводящая с ума, и наводящая на мысль, безжалостная и беспомощная, единственная жизнь, дарованная без исключения каждому. Жизнь, именованная случаем.



– Веди себя прилично, – пригрозила она мне, сжав здоровую руку.

Мы стояли на лестничной площадке, и она открывала дверь квартиры. Её щёки покрывали разводы от потёкшей туши, а мою руку – короста из потёкшей крови. Была уже ночь, и она прислонила палец к губам, когда мы вошли. У неё была большая квартира. Коммуналка. Множество комнат по обе стороны коридора, в каждой из которой жили люди. Когда мы аккуратно ступали на пол, доски скрипели, и по звукам было понятно, что идут минимум двое. Сжав зубы, Нина довела меня до своей комнаты и открыла ключом дверь. Она успела обрадоваться, что нас никто не заметил, перед тем, как включить свет. После щелчка выключателем она вскрикнула.

Спящий на её кровати человек зашевелился.

– Зачем свет? Выключи, я только легла, – сонным голосом пробормотал кто-то, кутаясь в одеяло.

– Лиза? Ты что тут делаешь? – удивилась Нина, подходя к кровати. – Чего ты у себя не спишь?

– Ммм, мой урод опять нажрался, от него перегаром несёт, – жалобно, но сонно проговорил голос, но вдруг стал чище. – Ты чего вернулась? Я думала, ты на свидание с ночёвкой поехала.

Нина залилась краской. Наверняка, оттого, что это было сказано при мне.

– Я просто предполагала, – угасающим шёпотом произнесла она.

Лиза приподнялась на кровати и посмотрела девушке в лицо. Тушь чёрными полосами растеклась по щекам. Лиза продрала глаза и всполошилась.

– Что случилось, моя девочка? – потянула она к ней свои руки, заставила присесть на кровать, и, увидев меня, спросила, – а это кто?

Нина с сожалением посмотрела на меня, вонзив осуждающий взгляд в свои ладони. Ими она размазала тушь к вискам, и, всхлипнув, ответила:

– Ему надо руку перебинтовать. Подрался.

После небольшой паузы Лиза с явным неудовольствием приподнялась на локте, и свесила ноги с кровати.

– Найди ты уже мужика себе, – прокряхтела и голосом и телом ещё молодая и голосом и телом соседка, вставая. – И получше.

Она смерила меня предупреждающим взглядом, будто я собирался сделать что-то плохое. Нина ничего не ответила, но её губы горестно сжались. Нежные розовые губы.

– А незачем искать уже, – задрав голову, изрёк, как глашатай, я. Гордость ударила мне в голову, заставляя высказаться. Лоб Нины заполнился морщинами.

– Помолчал бы уже, – огрызнулась соседка, уходя – разбудил, так хоть молчи.

Эта фраза показалась мне заготовленной.

– Иди, промой руку, – отмахнулась от меня девушка. – За дверью налево.

Я нашёл ванную, где стал мыть руки и лицо. Засохшая кровь под тёплой водой закапала свежей краской. Лицо не было даже поцарапано, с него так и не сбили спесь. Скорее, я чувствовал себя идиотом. Как я буду добираться до дома ночью? Пешком или на попутках? На такси я не собирался тратить ни копейки. Я ненавидел такси. Сидя на заднем сидении, у меня неизменно возникало ощущение, что мне оказывают услугу.

Вернувшись в комнату, я обнаружил, что девушка уже распаковала бинт, достала ножницы, йод и ватные диски.

– Закатывай рукав, – скомандовала она.

Нежными розовыми губами она еле слышно проговаривала свои действия, и я любовался ей, даже с размазанной по лицу тушью. Вся эта мазня на лице совершенно не подходила к её платью.

– Я так и не сказал тебе, что ты красивая, – уверенно проговорил я. Мне ни капли не было грустно, я оставался мужчиной, желающим и недалёким. Мужчиной, который хотел остаться у девушки на ночь.

Она дёрнула в стороны губы, и залила мне йод прямо в рану. На мгновение меня затрясло. Зашипела жидкость в ране или слюна у меня во рту, я так и не понял. Остальной процесс оказания первой помощи прошёл без осложнений.

Затянув узелок у меня на руке, она сказала, что пойдёт умыться. Не успела девушка подойти к двери, как та раскрылась, и перед ней предстала соседка.

– Забыла сказать, – глянула она на сидящего с глуповатым видом и перебинтованной рукой меня, – ты мне обещала платье это дать померить. Дай сейчас, а то, ещё замараете его ненароком.

Даже со спины я увидел, как щёки девушки покраснели. У этой соседки, несомненно, была способность смущать. Тогда я решил, что в отношениях девушки краснеют по любому поводу. Нина раскрыла шкаф, достала футболку и шорты и вышла из комнаты, с недовольством вытолкнув соседку из проёма. Я остался в комнате один.

Пока Нины не было, у меня появилась возможность осмотреть комнату. Милая бело-розовая отделка стен – единственное, чем можно было похвастать. В комнате был беспорядок. Неглаженые вещи и грязная посуда. Тапочки на полке и сохнущий на батарее бюстгальтер. Размер меня удивил.


Издательство:
Автор
Поделиться: