Название книги:

Уникумы Вселенной – 2

Автор:
Юрий Иванович
Уникумы Вселенной – 2

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 2
ШЕСТЬ ТЫСЯЧ ЛЕТ НАЗАД, БЕНЗИК

Во второй раз на поверхность совершенно седой старик выбрался ближе к вечеру. Но теперь все его тело покрывали грязно-серые куски ткани, пряча под развевающимися краями ноги в отличных гвардейских сапогах и верхним пологом защищая голову от пекущего солнца и назойливых насекомых. На боку под одеждой висела холщовая сумка с самыми необходимыми лекарствами. Больше никаких вещей, оружия или продуктов старик не взял, хотя выбор у него был преотличный. Но благодаря огромному жизненному опыту в голове его укрепилось убеждение, что оружие при встрече с озлобленными людьми его не защитит. Вещи моментально отберут, а за продукты в данной ситуации вообще могут убить. Вокруг царили смерть и разрушение, даже отыскать питьевую воду вряд ли было возможно. Да и не для того облаченный в неброские ткани человек вышел на поверхность из подземелий, где ему хватило бы всего на долгие годы.

Бывшему невропатологу императорского госпиталя Бензику Яруги теперь больше собственной жизни необходимы были союзники. Причем не те люди, которые пойдут за ним после новости о хорошо спрятанных запасах продуктов, а те, которые согласятся на создание исключительно дисциплинированного, основанного на взаимном уважении коллектива. При первом беглом осмотре вокруг останков императорской часовни Бензику не удалось увидеть ни одного живого человеческого силуэта, но он твердо верил, что хоть кто-то в огромной столице Хардийской империи выжил. Опять-таки, тот же опыт подсказывал, что в настоящее время сильные и наглые возжелают отобрать последнюю пищу у слабых – и тем самым сделают первые шаги к собственному одичанию. А там недалек час, когда и сами сильные вцепятся друг другу в глотку, забыв о том, что для выживания в экстремальных условиях необходима полная кооперация в действиях и осознанное сотрудничество. С такими «сильными» он общаться не хотел.

Теперь оставалось только найти тех людей, в которых сохранились все наилучшие человеческие качества, и не наткнуться на тех, кто уже стал на путь превращения в зверя.

По логике вещей, находиться в разрушенной столице никто бы не захотел – из-за непереносимого запаха разлагающихся останков и гниющих растений. С другой стороны, за городскими окраинами могло быть еще хуже. Тут все-таки любой имел больше шансов отыскать в развалинах и оружие, и пропитание. Да и определенная привязанность любого живого существа к постоянному ареалу своего обитания обязательно скажется.

Поэтому недавно знаменитый на всю Хардийскую империю врач стал осторожно накручивать круги, расходящиеся от вновь замаскированного валуном выхода. Вначале он не встретил ни одной живой души. И только через час до его слуха донесся протяжный стон из-под нескольких десятков деревянных балок, настеленных между двумя каменными обломками. При ближайшем рассмотрении стало заметно, что там создано некоторое подобие временного жилища. Посторонние предметы, растения и трупы были убраны с небольшой площадки, а перед темным входом тлели вполне горячие угли. Наверняка дымом здесь пытались отпугнуть как смрадный запах, так и витающую в атмосфере инфекцию. Встав прямо за кострищем, Бензик вытянул руки вперед, показывая, что он совершенно безоружен, и крикнул в глухую тьму:

– Эй! Есть там кто?

Стон тут же стих, и повисла напряженная тишина, нарушаемая лишь гулом многочисленных мух. Видимо, старика долго и внимательно разглядывали. Но вот наконец раздался женский голос:

– А ты кто такой?

Пришелец полностью приоткрыл на короткое время лицо и представился:

– Я один из главных врачей императорского госпиталя.

– Врач?

Кажется, ему не поверили, но столько надежды вдруг послышалось в этом вопросе, что Бензик непроизвольно и открыто улыбнулся:

– Конечно врач. Я слышал стоны, может, нужна моя помощь?

– Нужна!

После короткого бормотания невидимых спорщиков из подобия жилища вышла пожилая женщина с импровизированным копьем в руках. Острый кинжал на конце упругого прута смотрелся слишком серьезно, чтобы отнестись к нему пренебрежительно, к тому же он был окровавлен. Женщина внимательно осмотрела окрестности, а потом потребовала:

– Подними свои накидки!

И только после того, как с некоторым облегчением заглянула в широко раскрытую сумку, пригласила:

– Заходи, там у меня сын очень плох.

Внутри сооружения было собрано несколько обломков кровати, пара матрасов и несколько чудом сохранившихся предметов кухонной утвари. Грязный оборванный мальчик лет десяти остался сидеть у входа с другим копьем, а женщина подвела невропатолога к лежащему мужчине:

– Это мой сын.

– А ребенок?

– Соседский… Нас трое только со всей улицы в живых осталось… – Судорожный всхлип пронесся по всему телу женщины, но она быстро взяла себя в руки и, покусывая губы, стала рассказывать: – Сын в первые дни практически не спал, разыскивая наших родственников и сооружая это убежище. И вчера до того обессилел, что упал и сильно подвернул ногу. Еле дополз сюда. Потом свалился от недосыпания, и мы думали, что ему станет легче. Но сегодня с самого утра боль усилилась до невозможности, нога распухла, он не может встать. Что с ним?

Бензик с профессиональной ловкостью осмотрел ногу и почти сразу же вынес диагноз:

– Сильный вывих лодыжки. Если немедленно не вправить, будут нежелательные осложнения.

Голос женщины опять чуть не перешел в плач:

– Доктор! Помогите! Мы для вас что угодно!..

Тот просто от нее отмахнулся и повернулся к кусающему губы мужчине:

– Ну что, дорогой, потерпишь? Учти, обезболивающего укола у меня нет.

– Потерплю, – прорычал мужчина.

– Тогда вначале прими вот эти таблетки: после того, как боль начнет утихать, ты сразу уснешь на несколько часов.

Как ни странно, нашлось немного вполне чистой на вид воды, которая помогла запить противовоспалительные таблетки. А потом от врача поступила команда для обеспокоенной матери:

– Садитесь прямо на него и как можно сильней держите. Мне не хочется остаться с проломленным черепом.

Затем он долго и осторожно ласкал опухшую ногу, приноравливаясь к удобному захвату. Во время рывка мужчина взвыл раненым волком и почти сразу потерял сознание.

– Что с ним? – подал голос обеспокоенный мальчик от входа.

– Теперь все будет хорошо, – уверенным голосом пообещал Бензик. – Подайте мне вон те палки и несколько тряпок. Вот так, отлично. Теперь сделаем шину, а через несколько дней можете ее снять. Но еще неделю пусть старается ногу беречь и наступать на нее со всей осторожностью. Договорились?

Женщина тяжело вздохнула и напомнила:

– Какая тут может быть осторожность? Ведь видите, что творится!

– Разве в столице не осталось никаких структур управления?

От такого вопроса даже мальчик привстал со своего места. Было видно, как глаза подозрительно заблестели и у него, и у женщины. Пришлось спешно выдать заранее придуманное оправдание:

– Я ведь только час как вошел в город. А во время цунами находился на плато. Сам чудом спасся среди скал, а вот все мои попутчики и товарищи погибли. Думал, что здесь найду хоть какую-то крепкую власть.

Женщина от такого рассказа расслабилась и с незатухающей болью в глазах стала жаловаться:

– Да какая тут власть может быть. Император и все его придворные погибли сразу во дворце. Первые лица столицы, вся знать и главные гвардейские чины тоже погибли под океанскими волнами. Поговаривают, что наследник престола вместе с молодой невестой и несколькими телохранителями прорвался через храм в катакомбы, но пока от них ни слуху ни духу. Зато теперь каждый, кто имеет меч, шляется по развалинам и пытается отнять последний прогнивший сухарь.

– Разве никто не пытается навести порядок? – разочарованно выдавил из себя Бензик.

– Почему же нет, пытаются. Но тут ведь что получилось. Оказывается, после первой волны разрушения, когда все стены рухнули из-за пропажи пузырита, за молодым принцем в катакомбы устремилось большое количество гвардейцев, телохранителей и прочих людей с площади. Да вот только их в древнем храме встретили осатаневшие от злости жреческие воины. Скорей всего, они первый отряд во главе с молодым принцем к тому времени или прозевали, или уничтожили. А потом и на отставших гвардейцев оружие повернули. Внутри началось целое сражение – и продолжалось до тех пор, пока первое цунами с запада не остудило горячие головы. Вроде и там при первом потопе в катакомбах полегли тысячи жрецов, их защитники, сторонники. Пострадало также множество гвардейцев. Но все-таки очень много и в живых осталось, а когда волны прекратились, они все опять наружу выбрались. Расчистили площадь перед храмом и стали оказывать спешную помощь оставшимся в живых людям. Вернее, помощь оказывали только гвардейцы и присоединившиеся к ним гражданские лица. Утверждают, что этим сборным отрядом командует какой-то иностранец.

Причем делает это так решительно, что все ему подчиняются беспрекословно.

– Иностранец? – переспросил старик. – Из Египта, что ли?

– Да нет, из Хрустального города.

– Хм! Как же так? Неужели их посол остался в живых? Или это кто-то из военных?

– Опять не угадали! Да и все этому удивляются и не верят. Но наш Массум лично его видел. – Женщина кивнула на притихшего мальчугана. – И утверждает, что одет тот в парадный мундир капитана дальнего плавания. Правда, мундир уже довольно потрепанный и окровавленный. Но зато машет этот иностранец мечом так, что никакому гвардейцу не снилось. Наши-то вояки ведь в последние годы все больше с пузыритовым оружием баловались, а настоящим железным мечом орудовать разучились.

– Так что с возрождением правопорядка? – Бензик решил вновь вернуть разговор в нужное ему русло.

– Ну вот, только этот отряд стал оказывать помощь пострадавшим, как им в спину предательски ударили жреческие воины. И при этом выкрикивали, что уничтожат всех ущербных, которые до сих пор не пали в геенне огненной. Часть этих безумцев сожгла и залила невинной кровью временный лагерь с ранеными, который построили рядом с площадью. Часть попыталась прорваться в город. Тяжелые жертвы были также и у гвардейских сил вместе с ополчением. В тяжелом бою религиозных фанатиков удалось почти всех загнать обратно в храм, так что теперь там сооружены две баррикады. К всеобщему ужасу, несколько фанатиков прорвались сюда и зверствуют по околицам. Убивают в слепом бешенстве всех, кто остался в живых. Это не считая местных мародеров и насильников. Вот потому мы так и боимся.

 

Старик скорбно закивал: действительность оказалась намного хуже его самых пессимистических предположений.

Мало того что город не подлежит восстановлению даже в далеком будущем, так еще и недовольное жречество сковало противостоянием единственные возможные силы правопорядка. Нет чтобы личным примером и авторитетом возглавить борьбу за спасение родного города, так они еще и сами поставили себя на одну ступеньку с мародерами и озверевшими убийцами.

– Понятно. Вижу, здесь ни о какой власти вообще речь не идет.

– Как это ни печально… Разве что сборный отряд во главе с тем самым капитаном порядок наведет… – Женщина прислушалась к мерно посапывающему сыну и удивленно воскликнула: – Да он спит!

– Так и должно быть.

– Ох! Что бы мы без вас делали, доктор! Спасибо вам огромное. Хотите, оставайтесь жить с нами? Места хватит!

– Да нет, все-таки моя помощь нужна всем. И я не теряю надежды построить хоть какое-то подобие госпиталя.

Женщина задумалась:

– Тогда вам надо идти к храмовой площади. Только там может оказаться хоть кто-то с толикой власти, способный помочь в этом деле. Да и вы обязательно пригодитесь, среди гвардейцев много раненых.

– А как там улицы? Пройти можно?

– Да что вы, какие улицы? Всюду теперь такие завалы, что обходить некоторые места по большой дуге надо. Да и опасно просто так прохаживаться…

– Но ведь у меня ничего нет, – развел Бензик руками. – Впрочем, от проводника я бы не отказался.

Неожиданно от входа послышалось решительное предложение:

– Я вас проведу!

– Да ты что, Массум! – так и вскинулась женщина. – Там ведь такое творится!

– Ну и что? Я там уже десяток раз пробирался, все ходы-выходы знаю.

Старик с некоторым недоверием посматривал на мальчугана, особенно на его короткое копье.

– Детям лучше не рисковать…

– Да он за себя постоять может, – не удержалась от похвалы хозяйка временного жилища. – Не смотрите на его росток: сам лично двух мародеров за последние два дня на тот свет отправил.

Малец смутился:

– Да они подраненные были…

– Ну что ж, раз ты такой орел, то веди! Бензик решительно встал и попрощался с женщиной, напоследок давая указания по уходу за больным. На солнечный свет он вышел первым, расслышав, как Массум сзади твердо обещает:

– Я только туда и обратно. К ночи вернусь обязательно.

Глава 3
НАШЕ ВРЕМЯ, ЧИНКИС

После того как легендарный и самый знаменитый чистильщик немного переварил в собственном сознании суть завещания великого Фетиуса, пришлось возвращаться в действительность. Его корабль уже давно достиг цели и теперь висел на очень высокой околоземной орбите. Причем все вспомогательные приборы глобального опознания давно сработали, разведывательные автоматические зонды приступили к своей привычной деятельности, а бортовой компьютер начал составлять тематические каталоги, принимать и расшифровывать поток данных, поступающих с хорошо видимой и прослушиваемой планеты. Приступил к изучению старой знакомой и хозяин корабля.

В который уже раз цивилизация на планете возродилась полностью. Да так возродилась, что вызывала уважительное удивление. Краткоживущие приматы застроили мегаполисами все континенты, кроме покрытого льдом, заселили почти каждый клочок суши и некоторые водные пространства, опутали планету сетью наземных и воздушных магистралей и все это накрыли плетением висящих на орбитах спутников. Причем спутников не только для связи или передачи изображения, но и несущих ядерное, лазерное и химическое вооружение. Последний факт заинтересовал цорка в первую очередь. Потому что поступающие анализы бортового компьютера показали: все оружие, находящееся на орбите, земляне приготовили не для защиты от опасности извне, а для уничтожения друг друга. Разве что немногие смертельно опасные орбитальные устройства могли сеять смерть во все стороны. К ним относились, прежде всего, несколько космических станций, имеющих на своих бортах управляемые ракеты с любым комплектом боеголовок, да парочка оригинальных лазерных установок, замаскированных под огромные телескопы.

Именно с изучения вопроса непомерной гонки вооружений Чинкис и начал свою исследовательскую деятельность, справедливо полагая, что все остальное приложится по ходу дела. Подобное исследование показалось самым интересным. И действующий монарх Аларастрасии принял окончательное решение потратить несколько сотен часов, прежде чем хоть что-то предпринимать в отношении приматов. Он дал себе слово действительно постараться отыскать в своих извечных врагах хоть толику того самого разума, который возможно распространять по Вселенной. Теперь следовало только тщательно во всем разобраться. И он сразу наткнулся на архиважное противоречие.

За всю карьеру чистильщика ему всего лишь несколько раз довелось столкнуться с цивилизациями, в которых превалировал один вид разумных и которые при этом так целеустремленно пытались уничтожить себе подобных. Как правило, все другие сообщества, как только осознавали безмерное пространство космоса, тут же консолидировались и навсегда забывали про внутренние распри. Выход в большую Вселенную требовал от любых разумных существ тотальной кооперации и сотрудничества. Тем более, если они все относились к одному виду. Тогда как на Земле сложилось парадоксальное, весьма взрывоопасное политическое противостояние. На первый взгляд – без всякого стратегического повода. Продуктов питания должно было хватить всем, ресурсов для промышленности – тоже, да и мест для заселения имелось в избытке. Зато почти повсеместно причиной взаимной ненависти могло послужить различие в окраске кожи, иной разрез глаз или назойливое воспевание хвалы одному из кровавых божков противоборствующей религии.

Немного разобравшись в хитросплетениях межгосударственных отношений, Чинкис схватился за голову: «Да их и уничтожать не надо! Только устроить одну, максимум две безобидные провокации – и вся планета превратится в единый, выжженный радиацией и ядовитыми газами кратер. После этого не то что шесть тысяч лет, а все сорок тысячелетий сюда ни одному чистильщику прилетать не понадобится. А что представляют собой их правительства?! Неужели они ни разу не пытались между собой договориться? Неужели настолько погрязли во лжи и взаимной ненависти? Такое впечатление, что среди них специально затесались мои коллеги и с наслаждением дожидаются, когда сталкиваемые лбами народы схватятся за ядерные дубинки. Да… Такое мироустройство никого не оставит равнодушным! Вот где можно развернуться ученым психологической, социальной направленности. Может, и правда стоит уничтожить завещание Фетиуса, чтобы никогда приматы, подобные землянам, не вырвались в великий космос? Страшно себе представить, что будет, если из этой звездной системы в разные стороны устремятся ненавидящие друг друга праправнуки ныне здесь живущих – реками уничтожающей все и вся экспансии. Да они за невероятно короткое время буквально разорвут в клочья собственную галактику!»

В этот момент на одном из экранов промелькнул короткий отрывок весьма популярного анимационного фильма, а бортовой компьютер дал подстрочный перевод. Ухватив его суть, Чинкис не удержался и захохотал вслух:

– Да вся их планета – кошмар. Вот этот самый ужас, летящий на крыльях космической ночи! Если не похлеще… Придется вас, обезьянки, хорошенько прощупать!

За неимением других собеседников, Чинкис в дальних полетах довольно часто общался вслух сам с собой. Порой даже разыгрывал маленькие сценки с несколькими участниками. Чтобы скрасить томительное одиночество, так поступал не только он, но и большинство его коллег по профессии. Вот и сейчас он ласковым голосом Деда Мороза пропел:

– А мы к вам с подарочками! – и сам себя спросил детским голоском:

– Дяденька, а это не очень больно? После чего нахмурил брови и заговорил, словно вдумчивый родитель:

– Хм! Или вы, детки, научитесь преодолевать собственный страх, или… вымрете! Третьего не дано! Вернее, третьего я и сам не допущу.

Пальцы цорка забегали с отточенной быстротой по клавишам главной панели своего непобедимого межзвездного корабля. Исследования исследованиями, но забывать о собственной безопасности никогда не стоит. Пусть даже вокруг технически отсталая цивилизация. Знаменитый чистильщик решил обезопасить себя и свою намеченную миссию самым тщательным образом. И вскоре все околоземное пространство оказалось напичкано не только приборами для шпионажа размером с пылинку каждый, но и миниатюрными орудиями убийства и тотального уничтожения всего живого. То есть в любой момент Чинкис мог дать команду кодовым словом, после которой цивилизация на Земле исчезнет – чуть ли не навсегда.

После этого он позволил себе плотный обед, интенсивное купание с массажными процедурами и смену боевой формы на домашнее одеяние из мягкой ткани. Таким образом Чинкис как бы сбрасывал боевую ипостась и отождествлял себя с мирным исследователем.

А потом снова расслабленно уселся перед экранами, выключил поднадоевший прибор Нона, который и так пищал еле слышно, и подмигнул в сторону голубой планеты:

– Ну что, приматы, посмотрим, как вы будете реагировать на внешнюю угрозу. Посмотрим, пощупаем, надавим где надо. В том числе и где не надо. Пусть я потрачу массу своего бесценного времени, но эксперимент обещает быть интересным. Что? Вы уже зашевелились, как взбешенные муравьи? Так это отлично. Что и требовалось доказать для жертвенного алтаря великой науки. Что бы вам еще подбросить? Ага, кстати! Что вы там устраиваете на своих представлениях? В том самом цирке? Ну-ка, посмотрим…

И его руки вновь запорхали над клавиатурой, отправляя своим неодушевленным разведчикам дополнительное задание.

Ответная реакция на планете началась все-таки с некоторым опозданием. Вернее, силы обороны самых мощных государств заметили гостя из космоса довольно быстро и по привычным для себя нормам поведения постарались скрыть это известие от всего населения планеты. Да вот только все равно слив информации получился огромный, необратимый, скандальный и совершенно для власть имущих неожиданный. Чиновники как-то упустили из виду неимоверное количество частных обсерваторий, а потом заткнуть им рты уже не было никакой возможности. В первые же часы находящиеся на ночной стороне земного шара астрономы одновременно заметили чужой космический корабль. Солнечный свет освещал объект на фоне темной Венеры слишком явно. Пришельца сфотографировали, увеличили каждую деталь до нужных размеров, классифицировали по моментально придуманной терминологии, и тут же великолепные снимки с бесчисленными комментариями через Интернет распространились среди всего пятимиллиардного населения. Первая информационная бомба в начавшемся эксперименте взорвалась с невиданным эффектом.

Если раньше любой обыватель имел право подозревать в расплывчатых снимках летающих тарелок фотомонтаж, то теперь все с мельчайшими подробностями могли рассмотреть продукт творения чуждого разума. Причем такой продукт, которому на Земле уже давно имелся совершенно идентичный внешне аналог. Оказалось, что космический пришелец размерами и формой почти со стопроцентным совпадением соответствовал знаменитой скульптуре Сфинкса. Вот только структура у него не являлась каменной, а определенные изгибы металлического корпуса и кошмарные по сложности навесные устройства совершенно отвергали любые сомнения в том, что это не что иное, как смертельное оружие.

За несколько часов фотографии облетели всю планету. Обсуждали только их. Вся остальная деятельность цивилизации оказалась практически парализованной стихийными митингами, демонстрациями, воззваниями, погромами и поджогами. Как ни странно, но сам факт нахождения на орбите представителей чужого разума чуть не привел к глобальной войне. Остановилось большинство фабрик и заводов, перестали дымить некоторые теплоэлектростанции, коллапс наземного транспорта был почти стопроцентным, все авиакомпании отменили готовящиеся рейсы. Паника и тупость военачальников или временных лидеров в некоторых горячих точках планеты привела к тому, что с новой силой вспыхнули ожесточенные кровавые столкновения. Хотя и эти всплески, на счастье, оказались очень короткими. Главные представители всех без исключения религий и конфессий выступили с воззваниями к своей пастве. Эти воззвания тоже были полярными: от призыва соблюдать полное спокойствие до истерических воплей о конце света и грядущем Армагеддоне.

 

И все это успело произойти за ничтожно короткое время.

Человечество готовилось к неизвестному. Вернее – совсем не готовилось. При виде творящихся на планете безобразий Чинкис то возмущался во весь голос, то с сардоническим смехом сползал на пол из своего кресла. Глядя, как растерянные правительства в бессилии отступают перед разрастающимися беспорядками, знаменитый чистильщик даже позволил себе восклицания наподобие такого:

– Кошмар! Неужели ни один из них не догадается просто взять и спросить у меня: «А что, собственно, вам от нас надо?» Вместо этого эти недоумки объявили в войсках тревогу, открывают шахты со своими самыми секретными ракетами. Что из этого следует? Только то, что детский возраст ими уже преодолен. Потому что ребенок сразу интересуется: «Дядя, ты чего уставился?» Значит, они находятся в периоде юношеского максимализма: «Все прекрасно знаем сами. «Нет!» – общенью с дураками!» Жаль… Могут сорвать все мои добрые намерения. А ведь в кои-то веки я решился на ломку всего своего мировоззрения – и надо же, наткнулся на таких бестолковых приматов. Если так подумать да хорошенько вспомнить, то их далекие предки выглядели гораздо организованнее и сплоченнее. Ну-ка, просмотрю свои старые архивы! Вдруг что полезное для данного случая отыщется. Как говорится, на сон грядущий…

И коронованный представитель далекой аларастрасийской цивилизации углубился в неисчерпаемую базу корабельных данных.


Издательство:
Эксмо
Метки:
Поделиться: