Название книги:

Уникумы Вселенной – 2

Автор:
Юрий Иванович
Уникумы Вселенной – 2

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Когда все выбрались на берег, Донтер провел последний инструктаж, Бензик Яруги сделал несколько дополнений о внутренних переходах храма, и отряд отважных лазутчиков поспешил в последний и самый важный свой бой. Первые столкновения произошли в непосредственной близости к поверхности. Но и там удача оставалась на стороне нападающих. Им удалось поодиночке уничтожить более двух десятков защитников подземной твердыни, прежде чем тем удалось поднять мало-мальски существенную тревогу. Да и то легковооруженные разведчики мчались за теми, кто поднимал шум, по пятам, заставляя их замолкать в предсмертном хрипе и бульканье крови.

А когда первые воины отряда во главе со своим командиром ворвались непосредственно в храм, на пути у них появился всего лишь десяток защищающих баррикаду жреческих воинов. В тот же момент один из подчиненных Донтера поднял охотничий рожок и умело протрубил боевой сигнал атаки. На другой баррикаде его прекрасно услышали – и с отчаянным ревом сорвались со своих мест и понеслись на последний штурм. Скорее всего, именно этот рев да еще наличие в тылу противника заставили почти всех жреческих воинов в храме побросать оружие, пасть ниц и тем самым показать, что они сдаются. И только пяток жрецов, восседавших до этого возле храмовых статуй, бросились на воинов сводного отряда с яростным слепым фанатизмом. Их прирезали без всякой жалости или благодушия. А во внутренние помещения храма устремился поток ополченцев для зачистки последних очагов сопротивления. Капитан грузно сел на ступеньки храма и протянул Бензику раненную в двух местах правую руку. Пока врач делал перевязку, Донтер никак не мог успокоиться и не скрывал своей эйфории от победы:

– Мне до сих пор не верится, что все кончено! И вы даже не представляете, как вы нам помогли. Да и не только нам, вы спасли весь город. Уже сегодня днем мы бросим все свои силы на спасение людей и на наведение порядка. Вот увидите, что бы ни случилось в дальнейшем, самый главный свой бой мы уже выиграли.

– Да, согласен, – вздохнул старик, опускаясь с кряхтением на ступеньку. – Но вы его выиграли еще раньше, в тот самый день, когда объединились.

– Все равно самое трудное уже позади. Мое предположение, что Харди будет со временем отстроен, теперь переросло в твердую уверенность.

– Я бы поостерегся так рано радоваться. Капитан сразу насторожился:

– Вы что-то знаете о новых опасностях?

– Пока еще нет. – Бензик передернул плечами. – Как и любой из нас. Но вот предположить некоторые дальнейшие события могу. В первые дни люди заняты выживанием. Как и мы здесь. Но потом они начнут собираться в стаи и рыскать в поисках пищи, оружия и одежды. А где всегда был самый лакомый кусочек благосостояния? Конечно, в столице империи. Так что следует приготовиться к скорому приходу вполне организованных банд. И вряд ли они захотят включиться в мирное строительство. Скорее, наоборот, попытаются в силу своих звериных инстинктов его захватить.

– Да… – У Донтера явно ухудшилось настроение. – Вы умеете внушить оптимизм. Сразу виден врачебный опыт в познании человека.

– К сожалению, опыта большого не надо. Достаточно просто выйти наружу и осмотреться. Да и здесь… – Старик с содроганием указал на лежащий невдалеке труп. – Это каким же нигилизмом надо обладать, чтобы в такой тяжкий для всего человечества час заставлять убивать себе подобных?

– Увы, тут мне тоже ничего не понятно, – признался капитан. – Не силен я в религиях.

– Не только религии в тяжкий час виноваты, – продолжал Бензик. – Но и признанные народные лидеры, знать, командиры. Ведь не могли они все погибнуть поголовно. Где они? Попрятались или забыли о своем призвании?

– Скорее всего, забыли.

– Может, и так, но гораздо хуже будет, когда они возглавят самые удачливые и организованные разбойничьи шайки. И эти шайки войдут сюда со всех сторон.

– Действительно, страшная картина.

– Ну не настолько она страшна, если горожане успеют возвести стены, хотя бы вокруг Предзакатной площади, а в самом храме можно организовать неприступную крепость.

– Наверно, так и сделаем. Эх! – Донтер ожесточенно почесал левой рукой свою курчавую шевелюру. – Если бы еще заранее знать, с какой стороны и когда нам будет грозить опасность. Ведь невозможно держать всех взрослых и здоровых мужчин в постоянном дозоре и оцеплении. Если хотим чего-то достичь, придется первую неделю круглосуточно работать как волам…

Врач осмотрелся и заговорщически приблизил свои губы к уху капитана:

– Насчет этого можете не волноваться. Обещаю вам обеспечить такие сведения в любое время.

Мужественный воин чуть отстранился и посмотрел на тщедушную фигурку старика с недоверием:

– Так вы еще и прорицатель? Или провидец? Я в этих обозначениях путаюсь.

– Да нет, что вы! Ни то и ни другое! Если бы я обладал такими свойствами или умениями, то предупредил бы Хрустальный город заранее о грядущей беде. Уж там бы придумали, как обезопаситься.

– Хорошо бы… Вот только кто бы вам поверил?

– Теперь уже скрывать нет смысла, поэтому могу признаться. Тем более вам, как бывшему жителю этого сказочного города. Мне удалось в молодости лично познакомиться с одним умнейшим человеком, который в последние годы являлся одним из ведущих. И я постоянно отправлял ему в последнее время свои доклады, заметки и рассуждения о здешней жизни.

Капитан даже привстал от озарения:

– Ну да, если вы были лично знакомы с самим Юниусом и мисс Абелией, то уж их шефа, господина Тассона, наверняка знали?

– Совершенно точно! И даже передавал ему при оказиях фигурки различных зверей в его знаменитую коллекцию.

Донтер долго качал головой:

– А сколько я ему этих зверюшек со всего мира привез… Эх, жаль, что всего этого уже нет…

Плечи его поникли от навалившихся печальных воспоминаний, и теперь уже Бензику пришлось поддерживать своего более молодого товарища и сподвижника. Он похлопал капитана по плечу и перешел на более дружественное обращение:

– Не время грустить! У нас еще масса важных дел! В том числе и в ближайший час. Надо послать маленькие отряды в те места, где были склады лекарств. Да и в подвалах больших аптек должно много чего сохраниться в целости. Ну а потом я просто буду требовать, чтобы ты уснул до самого обеда. Договорились?

– А куда я денусь? – не столько спросил, сколько подтвердил капитан. Встал на ноги и протянул левую, здоровую руку своему хилому на вид компаньону. – Тогда поспешим в лагерь – раздавать последние приказы и выбирать себе спокойное место для дневного сна.

Глава 9
НАШЕ ВРЕМЯ, ЧИНКИС

Какая-то ракета все-таки смогла стартовать в космическом пространстве и на минимальной скорости приближалась теперь к величественно парящему в космосе Сфинксу. Сигнал малой тревоги привлек Чинкиса совершенно случайно: не обрати он на него внимания, защитные службы корабля сами бы предприняли нужные действия. Скорее всего, они постарались бы отклонить траекторию ракеты, у которой и так кончилось топливо для корректировки, а потом деструктировать взрыватель и отправить в дальний вакуум.

Да только чистильщик решил немного изменить тактику – и показать другие возможности своего оружия. Поэтому он стал тщательно вычислять инициаторов «коварного» нападения. Космическая станция, которая выпустила ракету с очень дальней точки орбиты, практически и сама не имела топлива для маневров. Именно потому земляне и решили атаковать корабль аларастрасийской цивилизации с почти безнадежной дистанции. Наружные помощники провели моментальное опознание агрессора – им оказалась все та же полицейская империя. Коронованный представитель цорков не сдержал восклицания:

– Что за безобразие тут творится! Неужели эти наглецы еще ничего не поняли? Мало им двух уроков? Ладно, обойдемся с ними более жестко!

На ракете имелось вполне мощное по земным меркам ядерное вооружение. И когда она пролетела половину намеченного пути, цорк задействовал программу преждевременной инициации. Да еще при этом выбрал строго рассчитанное место для взрыва.

Такой грандиозной вспышки в околоземном пространстве земляне никогда не видели. Плоский блин мерцающего пламени на несколько мгновений перекрыл собой сияние солнца на дневной стороне планеты, да и на другой стороне стало светлее. Сильного ущерба для атмосферы не было, но вот все спутники, висевшие на том участке небосклона, так и посыпались на матушку-планету. Причем, по неприятному совпадению, почти все спутники связи, коммерции и наблюдения оказались принадлежащими все тем же сторонникам активной конфронтации. Вот на этот раз они и в самом деле зашлись в истерическом вопле о том, что всей земной цивилизации наступает конец.

На этом фоне весьма положительно прозвучало обращение другого президента, из противоборствующего лагеря. Эти самые русские запоздали со всеобщим обращением буквально на пять минут и явно не были причастны к запуску злосчастной ракеты. О чем в первых словах и заявил по телевидению выступающий президент. Его речь одновременно транслировалась и в сторону непоколебимо висящего на дальней орбите Сфинкса. Лидер Российской империи отмежевался от ястребиных планов заокеанских конкурентов и с ходу предложил начать конструктивный диалог с целью выяснения общих позиций пришельца и попытаться выяснить у него причину такого долгожданного для всех россиян визита.

Такое развитие событий Чинкису понравилось больше. Еще не дослушав обращение до конца, он твердо решил откликнуться и провести первые переговоры. Даже начал спешно готовить соответствующие предварительные отрывки своей речи и выбирать наиболее подходящий для начала фильм про великий космос. Естественно, без всяких намеков на роль цорков в уничтожении неугодного приматообразного разума. Так сказать, чисто познавательный фильм для не умеющих еще разговаривать посетителей детского сада. Просто самые красивые и величественные места. По задумке чистильщика, такие кадры должны были если не объединить всех землян в едином порыве, то уж всяко заставить хорошенько задуматься о своем ближайшем будущем.

 

Вот тут и произошло самое непредвиденное. Особенно для российского президента. Коротко мигнул, а потом и насовсем погас свет, и трансляция из столицы прекратилась на полуслове. Недоумевающий цорк тут же потребовал отчета от своей наземной разведки – и через четверть часа вся подноготная случившегося предстала перед ним со всеми подробностями.

Оказалось, что спецслужбы противника уже давно подготавливали сразу несколько независимых друг от друга операций на случай спешного устранения как руководства противоборствующих сил, так и частичного их отключения от основных средств радиовещания и телевидения. То ли опасались подобного случая, то ли готовились к глобальной войне, но как только поняли, что кто-то другой выходит на контакт с инопланетянами, дали команду к атаке своим затаившимся террористам. В итоге начавшихся диверсий вся русская столица лишилась электричества, и благо еще, что дело происходило в начале дня. Сам президент и его помощники спаслись только потому, что частично предвидели негативную реакцию на такое свое обращение ко всему миру. И предприняли чрезвычайные дополнительные меры собственной безопасности. В частности, просто сменили обычное для таких воззваний место.

После этого русским пришлось потратить слишком много часов как на восстановление правопорядка в собственной столице, арест и розыск всех причастных к диверсиям, так и на гашение нескольких страшных пожаров на собственных электростанциях. Да и линии электропередачи и подземные кабели пришлось проводить заново. Диверсанты в этом вопросе постарались от всей души – во вспомогательные туннели взрывчатки не пожалели.

В общем, русские надолго выпали из эфира. Как потом оказалось, почти до вечера. Зато совсем неожиданно и с самой громогласной рекламой попытались влезть в большой эфир их конкуренты. Заокеанский президент, после бурных, продолжительных фанфар и искрящихся по экрану фейерверков, появился перед всем миром со своими растопыренными ушами и улыбкой счастливого Буратино. Поскрипывая зубами, Чинкис все-таки решил послушать второе обращение, но и тут получился полный конфуз. Сразу после нескольких первых предложений изображение поплыло пятнами, сместилось, а потом и вовсе исчезло. Затем наглухо пропал звук.

Чистильщик от мелькнувшего у него предположения весело расхохотался. Скорее всего, на противоположном континенте планеты только что произошел аналогичный случай. Пошла в ход ответная диверсионная акция. Оставалось только дождаться подведения итогов: кто кому нанес наибольший ущерб. Опять пальцы коронованного представителя Аларастрасии забегали по панели управления.

И тут выяснилось самое странное: второе обращение конкурентов просто-напросто заглушили. Причем так, что его не смогли ни посмотреть, ни прослушать даже в собственной стране. И заглушили такими невероятными средствами, что Чинкис впал в легкую панику: таких средств подавления и на его корабле не существовало. Чтобы так плотно перекрыть весь эфир и все телевизионные каналы, требовалась мощность по крайней мере нескольких земных электростанций. Или нечто невероятное по сложности и техническому решению.

Вскоре бортовой компьютер выдал предполагаемый радиус действия неизвестных приборов, и тогда знаменитый чистильщик запричитал вслух:

– Что же здесь происходит? И чем эти русские воспользовались? Месть – штука, конечно, хорошая, но откуда у них такие невиданные технологии? Это превосходит все разумные пределы, честно говоря. Мне тоже заокеанские ястребы не нравятся, но…

И в этот момент он услышал позади себя легкий женский смех, а затем и тихие, словно разбавленные серебром слова:

– Мне они тоже не понравились.

Чинкис прошел через такие тернии и космические приключения, что уже давно считал себя полнейшим флегматиком. И если допускал какие-то крайности в стрессовых ситуациях, то только в виде разговоров с самим собой. А тут, впервые в своей немыслимой по длительности жизни, он почувствовал, как у него по спине струями потек пот. Как все тело окаменело и сжалось чуть ли не вдвое. Как от страха и непонимания он – впервые в своей практике великого чистильщика неугодного разума – замер, словно парализованный. Причем настолько парализованный, что его палец так и не добрался до красной кнопки аварийного выхода в темпоральный режим.

Несмотря на свалившийся на него ужас, он все-таки прекрасно осознавал, что женский голос несется к нему именно из-за спины. Не просто через какую-то акустическую систему или простые динамики, но именно отсюда, из его корабля. То есть объект вторжения находился в его святая святых – рубке управления самым защищенным кораблем во Вселенной. И ни единый прибор на агрессора не среагировал.

После внушительной паузы обладательница женского голоса решила все-таки дать некоторые пояснения по поводу своей первой фразы:

– Ну сами посудите: эти снобы вмешиваются во все дела, которые происходят на планете, а потом еще удивляются, когда им жестко указывают на дверь. Провозгласили только себя, любимых, истинными поборниками справедливости, а другие голоса не просто глушат, а вообще пытаются устранять грязными физическими методами. Кому такое понравится?

Очень, очень медленно Чинкис повернулся с креслом на четверть оборота и только тогда рассмотрел свою неожиданную гостью. Это оказалась обыкновенная самка приматов, укутанная в какие-то легкомысленные ниспадающие тряпочки и восседающая на удобном кресле из ивовых прутьев. Столь несуразного элемента мебели никто из цорков у себя на боевом корабле не знал ни в какие времена. Незваная женщина появилась в рубке вместе со своим дурацким креслом! Через спинку кресла водопадом свежести и приятного блеска свешивалась изумительная по длине грива волос светло-золотистого цвета. Причем грива настолько длинная, что половина волос лежала на палубе, внося еще больший диссонанс в строгий интерьер рубки боевого корабля.

Еще несколько минут Чинкис лихорадочно пытался выбрать наиболее правильное продолжение для своих действий. Выхватить плазменное оружие и прожечь незнакомку, отдать команду бортовому компьютеру на стерилизацию боевой рубки или сделать вид, что ничего особенного не произошло, и просто рассмеяться… Но в последнем случае пришлось бы признать за собой психическую неуравновешенность, которая и привела разум к таким ощутимым галлюцинациям. Как это ни странно, но и у цорков случались нервные срывы, которые порой приводили к самым катастрофическим последствиям. В истории имелось и несколько упоминаний о таких срывах среди чистильщиков. В парочке случаев так и не смогли отыскать истинные причины случившегося. Все списывали на неизведанные космические излучения.

Но тут вроде ничего неопознанного рядом не пролетало. Ничем смертельным Чинкис не облучался, да и вообще никакой стрессовой ситуации не было. А значит, от дикого хохота, бессмысленной стрельбы и бесцельной стерилизации помещений Чинкис решил воздержаться. Хотя бы на короткое время. Вместо этого он выбрал четвертый вариант поведения и, восстановив нормальное дыхание после свалившегося на него испуга, с некоторым сомнением спросил:

– А вы, собственно, откуда тут появились? Женщина опять беззаботно рассмеялась:

– Какая разница, откуда конкретно я сюда перенеслась? Или это важнее всего?

Цорк потряс гривой и несколько раз сморгнул, чтобы пристальнее рассмотреть каждую деталь во внешности незнакомки:

– Хорошо, тогда я спрошу несколько иначе: откуда вы родом?

– Ну, раз вы находитесь возле этой планеты, то могли бы и сами догадаться, что гости к вам могут нагрянуть только с Земли.

– Ага… Действительно… С чего это я стал так плохо соображать? – Чинкис невероятным усилием воли сдержал повторный позыв выхватить из поясной кобуры оружие. – Не сочтите за наглость, если поинтересуюсь: чьи конкретно интересы на этой самой Земле вы представляете?

– Честно говоря, пока еще не решила. Скорее всего, свои собственные. Хотя, как я уже говорила, этот ушастенький Буратино мне все больше не нравится. Если уж симпатизировать, так это тем, которые обратились к вам первыми. А вам кто понравился?

– Хм… Кажется, наши вкусы в этом сходятся. Правда, мне не понравилась ответная реакция этих русских. Слишком невероятным способом они заглушили своих конкурентов.

– Да нет, это не они. – Женщина одним из своих тоненьких пальчиков задумчиво провела по бархатной коже щеки. – Это я решила оборвать ханжеское выступление. Во всех остальных мирах обитатели одной планеты так не поступают. Да что говорить об одной планете – в огромных звездных системах, где таких миров, как этот, порой десятки, не бывает и сотой части таких безрассудных конфликтов.

После этого у Чинкиса неожиданно разболелась голова и он пожалел, что в данный момент у него нет под рукой знаменитого на всю Аларастрасию венка из сукрисанских алмазов. Сейчас его оживляющее и мобилизующее действие очень бы пригодилось. Потому что он понял: перед ним не кто иной, как представитель самой мощной силы во всей Вселенной. Тех самых приматов, до которых вечно живущие и вездесущие цорки так и не добрались и никогда уже не доберутся. Но вот сами эти приматы могут переместиться куда угодно, когда угодно и с кем угодно. Хоть к самой звезде Малтри. И сотворить там все, что им заблагорассудится. Весь неимоверный опыт великого чистильщика буквально вопил, что вести себя с гостьей следует сверхосторожно и супервежливо и только одна-единственная попытка применения оружия может закончиться очень для него плачевно. А скорее всего – и для всей аларастрасийской цивилизации.

Коронованный член Высшего совета от такого вывода в своих рассуждениях даже на некоторое время впал в коллапс. Если сидящее перед ним существо так легко телепортирует в любое место и глушит какие угодно возмущения или волны в эфире, то что может случиться, если вдруг на Аларастрасию подадутся два таких существа? А если три? Четыре? Где-то на пятом бурная фантазия Чинкиса наткнулась на глухую стену, по которой крупными буквами пролегала надпись: «Для цорков и четырех таких приматов хватит!» Потом владелец непобедимого прежде корабля присмотрелся и увидел еще одну надпись на этой монументальной стене, чуть помельче: «С запасом!»

Тут же пришли на память просмотренные совсем недавно видеокадры с участием самого знаменитого в истории аларастрасийской цивилизации общественного деятеля. Мысли немного изменились, хотя так и продолжали катиться в трагическую безысходность: «А что означает этот визит? Только то, что великий Фетиус был прав полностью. Если наша цивилизация не изменится – нас уничтожат. Причем уничтожат так быстро и походя, что вся наша история уместится в одном слове. Ну, может, в нескольких. И еще не факт, что нам дадут время измениться. Вот сейчас она просто спросит, готовы ли мы сотрудничать с приматами, и если я не отвечу ей со всей твердостью и уверенностью…»

Кажется, гостья заметила слишком большую скованность пришельца из далекого космоса. Некоторое время она тоже бесцеремонно его рассматривала, а потом игриво спросила:

– Вы всегда такой гостеприимный? Чинкис с трудом сглотнул:

– Э-э? Даже не знаю, что ответить… Честно говоря, мне впервые выпала такая честь, как просто лицезреть постороннее лицо на моем корабле. Поэтому очень не терпится спросить: как к вам обращаться?

– Как? Да можете обращаться точно так же, как и земляне! – опять развеселилась женщина. – Богиня Пеотия! Правда, красиво звучит?

– О-о! Конечно! Только вот мне как-то прежде с… хм… богинями встречаться не доводилось. Всегда считал их досужими выдумками религиозных мздоимцев.

– Ха-ха! Тут вы правы! Просто мы с вами, как личности с научным складом ума, прекрасно понимаем, что все дело заключается в наших умениях, которые разумным, стоящим в начале своей эволюционной лестницы, пока не подвластны. На все нужно время.

– Согласен с вами, уважаемая… богиня! – Хоть с некоторой заминкой, чистильщик все же заставил себя с легким наклоном головы произнести именно такое обращение. – Но у меня сразу же возник вопрос: почему именно вы снизошли до наблюдения за этой скандалящей и неуравновешенной цивилизацией?

– По той простой причине, что мне интересно.

– Из чего я могу сделать вывод, что лично вы, богиня, родились на этой планете в далекие доисторические времена?

– Можно и так сказать.

– А когда именно?

Данный вопрос был для Чинкиса принципиально важен. Ведь следовало выяснить тяжесть обвинений, которые могут возложить на его плечи. Все-таки цивилизацию на этой планете лично он уже уничтожал дважды, и трудно надеяться на снисхождение, если сидящая перед ним самка приматов сумела пережить обе всепланетные катастрофы. Или находилась в те времена в отлучке, а по возвращении заставала только смерть и запустение. Но Пеотия не стала отвечать конкретно.

 

– Это не столь важно. – В который уже раз ее полупрозрачная ладошка совершила многозначительное кругообразное движение. – Лучше постарайтесь скрупулезно обрисовать мне причину вашего здесь присутствия.

Такая конкретная постановка вопроса уже намекала на крупные трудности в последующих переговорах. Но хоть внутреннее чувство опасности так и вопило об осторожности, коронованный член Высшего совета Аларастрасии не смог удержаться от некоторых выводов:

– Насколько я понимаю, вам уже известно о моей деятельности. И мое нынешнее поведение вас, богиня, удивляет. Но вот если бы я стал действовать точно так же, как и прежде, вы бы меня остановили?

– Скорее всего, да! – подтвердила Пеотия. А затем с каждым последующим словом в ее голосе стала усиливаться ледяная бездна космического холода: – Но если я с вами продолжаю мило беседовать, то это не значит, что я дала вам право не отвечать на конкретные вопросы! И учтите на будущее: я повторять дважды не собираюсь, моя доброта не бесконечна!

Напоследок ее голос достиг такой мощи, что в замкнутом пространстве боевой рубки Чинкис осознал себя полуоглохшим. И второй раз в его жизни по спине от страха и растерянности перед неминуемым потекли струйки противного холодного пота. Здесь бы даже младенец понял, что шутки кончились и в любой момент может последовать наказание. Какое именно, никто бы не взялся предсказывать. Проверять это на собственной шкуре один из самых великих, знаменитых и непобедимых исследователей космоса явно не собирался. Он подавил свое любопытство и дал себе слово отвечать как на духу. Хотя и начал с немного сумбурного, но вполне искреннего извинения. Хорошо, что хоть язык не перестал повиноваться:

– Прошу простить, ваша божественность, мою глупую бестактность и заверяю, что на любой ваш вопрос теперь буду отвечать с той подробностью, которая вас удовлетворит. Прошу также учесть мою явную растерянность, потому что подобное чудо красоты и совершенства мне приходится созерцать впервые.

Кажется, такая уважительная лесть со стороны цорка Пеотии понравилась, и она просто милостиво кивнула, разрешая продолжить. Нельзя сказать, что гордость знаменитого уничтожителя неугодных цивилизаций безропотно относилась к тому, что приходится раболепно пресмыкаться перед никчемной представительницей приматов, но сознание члена Высшего совета, наследника завещания великого Фетиуса, сумело поставить барьер между эмоциями и здравым смыслом. Чинкис тут же перешел к изложению стоящей перед ним задачи.

Впрочем, сначала он отдал короткую команду своему электронному помощнику, и вскоре перед гостьей оказался изящный столик с легкими закусками и угощениями.

– Прошу вас, попробуйте наши деликатесы! Например, этот торт из слив Плиута готовила моя супруга собственными руками. А этот стоунхейджский ром у нас на планете ценится больше всего за уникальный, непередаваемый букет приятных ощущений во время и после распития.

Как ни странно, богиня принялась поглощать угощения с завидным аппетитом. О возможности отравления своего божественного тела она, скорее всего, даже не задумалась. Тогда как сам хозяин корабля о такой попытке мимолетно подумал.

«Если бы ее не стало, я бы имел больше времени для обдумывания и создания резервных комбинаций моего поведения. Жаль, что на кухне и в баре моего корабля такие ловушки не предусмотрены. Ведь никто не мог предположить, что возможен такой визит. Хорошо еще, что я понимаю: полное и сиюминутное самоуничтожение ни к чему не приведет. Все вопросы с этой богиней мне придется решать сейчас, до самого конца».

На всех кораблях чистильщиков имелись системы полного самоуничтожения, применяемые в случае возможного захвата в плен корабля или неожиданной смерти пилота. В таком случае после взрыва во все стороны космоса разлетались миниатюрные мини-бакены, передающие только одну фразу: «Я погиб!» Силы глубокого рейда со временем обязательно перехватывали такой бакен, вычисляли скорость и направление – и спешили несколькими эскадрами в ту точку Вселенной для свершения кровавой мести. В данном случае, даже самоуничтожившись, Чинкис только оттянул бы гибель аларастрасийской цивилизации. Зато оборвал бы всякую возможность для дальнейших переговоров. Если Пеотия и погибнет при взрыве, наверняка другие подобные ей приматы отомстят без всякой жалости и лишних рассуждений. Вон они как злятся и леденеют, когда начинают сердиться. А что может случиться с таким приматом, как Пеотия, если она впадет в ярость? Фантазии у Чинкиса не хватало, чтобы предугадать все негативные последствия, но здравый смысл еще наличествовал. Поэтому он приступил к подробному и откровенному описанию тех причин, по которым он находился возле планеты Земля.

Основательно изложил свои приоритеты исследователя космоса и основные задания чистильщиков. Потом представился как коронованный представитель наивысшей власти планеты Аларастрасия. С некоторым волнением и грустью рассказал и даже продемонстрировал то самое завещание великого Фетиуса. И под занавес своего обширного доклада поведал о своих терзаниях и сомнениях, которые завершились твердым и осознанным убеждением кардинально изменить все основы жизни аларастрасийской цивилизации. Именно для этого он и решил войти в тесный контакт с представителями данной планеты Земля и установить с ними дружеские и взаимовыгодные отношения.

Надеясь, что первый опыт впоследствии положительно скажется на установлении контактов с остальными приматами.

Не отвлекаясь от дегустации угощений, Пеотия слушала очень внимательно. И когда чистильщик выжидающе замолк, еще некоторое время усиленно размышляла в тишине. Но сразу своего мнения не высказала, а вместо этого начала с более простой темы:

– Как ни странно, но на планете Стоунхейдж мне както удалось побывать. Правда, пробовать напиток раньше не доводилось. Этот джин, кажется, делают из мельчайших семян, растущих на гигантских деревьях?

Чинкис уже устал удивляться, поэтому только пробормотал:

– Совершенно верно, ваша божественность!

– И, кстати, можете обращаться ко мне просто «Пеотия». – Она опять была в хорошем настроении и игриво улыбалась. – Или еще проще: мадемуазель. Я ведь еще так молода и совсем-совсем незамужняя.

– О-о-о!.. – Теперь уже цорк находил слова с трудом. Если эта самка приматов «молода и не замужем», то что собой представляют их ветераны? Но один комплимент из себя выдавить смог: – Это для меня большая честь.

– Да нет, мне кажется, мы где-то равны по иерархии. Ведь вы смело можете требовать к себе обращения «ваше императорское величество». Верно?

– Ну… в некотором роде… Но для вас, Пеотия, я с удовольствием готов откликаться на короткое имя Чинкис.

– Хорошо, мне всегда нравилась неофициальная обстановка. Особенно в таком узком кругу и при таком чудесном угощении.

– Несказанно рад, что оно вам понравилось.

– Особо хочу отметить этот ваш торт. Растение, подобное тому, что пошло на начинку, мне никогда прежде не встречалось. Где оно растет?

– На планете Плиут, звездная система Аргары, галактика ЗТН семьсот тридцать шесть УВ.

– Хм… Понимаете, – немного растерялась гостья, – ваши координаты мне ничего не говорят, поэтому лучше просто покажите на карте звездного неба.

– Без проблем! – Чинкис с некоторым злорадным предвкушением решил проверить хоть какие-то возможности самовольной гостьи. Он быстро включил пространственный проектор и стал водить указкой: – Это не так уж далеко от этого места. Всего двадцать четыре единицы вот в этом направлении. Видите красивую галактику в форме гигантского краба? Теперь увеличиваем крайнее звездное образование в виде правой клешни… Почти в самом центре данного участка. Вон та синяя звезда и есть Аргара.

Но богиня опять оказалась на высоте своего небесного происхождения:

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Метки:
Поделиться: