Litres Baner
Название книги:

Изгои

Автор:
Igazerith
Изгои

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

На душе стало мерзко и тяжело. Дыхание сбилось, выходя наружу неровными струйками пара. Язык пытался что-то сказать, но губы не пускали наружу голос, расходясь в кривом танце.

– Всё нормально, Автера, мне надо было выговориться, слишком долго я держала это в себе, – всё ещё слегка подрагивающий, но уже успокоившийся, голос Лары расслабил сознание, – Я здесь костьми лягу, но не дам повториться тому ужасу, – твёрдо прогудела девушка, – У меня друзья в Сабархаде, они не могут умереть.

– Никто не умрёт, Лара, – успокаивающе проговорил Табирус, – Теперь у нас есть андроиды, по крайней мере, один, так что…

– Если выживем, приглашаю всех в Сабархад на увольнительные выходные, познакомлю вас с Арбико и Магомедом, это близнецы, они вам точно понравятся, – неожиданно весело предложила Лара, – даже тебе, Автера.

Приятные эмоции распустились в горле, подошли к губам, нарисовав лёгкую улыбку. Как же хотелось всегда так общаться. Больше никаких грязных слов.

– Ребят, я, может, полный нудила и придурок, но нам же нужно ещё этих дружочков разговорить, – Табирус кивнул головой в сторону пленных.

– Забей, Таб, – отмахнулся Тайлер, – Мы что тут, профессиональные дознаватели что ли? Лично я – нет. Я бы болтал бы с этим грустняшкой, пока Кресты бы не привалили, чтобы хоть как-то снять напряжение. Пытать я никого не собираюсь, я вам не цепной пёс, которому можно сказать «фас» и он накинется. Если Хагнеру нужно, чтобы они начали говорить то, что ему нужно, пускай сам им язык развязывает, а я пас. Я в армию шёл не для того, чтобы людей пытать, а чтобы защищать их.

– Сильно сказано, брат, – усмехнулся Сатрий.

– Нечего было пасть разевать, я себя всё-таки уважаю и животным не считаю, – хмуро кинул Тайлер в сторону пленника.

– Конечно, ведь связанного человека любой может унизить, – ещё кривее ухмыльнулся Сигма.

– Вот именно, – твёрдо отрезал Тайлер, вставая на ноги, – Пойду, проведаю, как там Том, – уходя, кинул Паркви.

Огонь вился в хаотичном танце, потихоньку снижая даруемое, собравшимся вокруг него людям, тепло. Холодный ветерок шевельнул волосы на голове, выдавив на шее мурашки.

– Я тоже пойду пройдусь, – глядя на костёр, проговорил Табирус, – Надо для огня деревяшки понабирать.

На воздух всё сильнее напирал землистый запах. Холод начинал кусать за уши и подбородок. Скользящее движение пододвинуло тепло ближе. Неаккуратные ноги смяли молодой цветок, недавно познавший жизнь. Фиолетово-жёлтые лепестки порвались и стёрлись в дырки под жёсткой подошвой берец. Любимые цветы матери…

Центавра стояла высоко в небе, озаряя своей голубизной поляну зелёной травы с единственным деревом на ней. Свежая земля ровным горбом накрыла яму под собой. Поверх хрупких комков почвы лежали прекрасные цветы с фиолетовыми лепестками. Одинокая женщина с настрадавшимся лицом и брюнетчатыми потрёпанными волосами полулёжа разместилась на траве возле могилы. Каменная плита надгробия сверкала свежей надписью:

«Ибрад Автера

47.3021-22.3058»

Маленькая Кикки устало бродила за спиной, всматриваясь в небо. Сегодня должно быть затмение. Приятный ветер гулял по лицу, щекоча загривок. Произошло. Небо в несколько мгновений потемнело, родная звезда спряталась за чёрным пятном. Голубой свет растёкся самым тёмным оттенком фиолетового спектра.

– Смотри, как красиво, мама, – отвлечённо кинула Кикки.

Валисса медленно повернулась к дочери. Измотанное тоской, лицо затекло слезами. Женщина даже не плакала, горечь сама выходила наружу. Маленькая дочь не видела этого, она смотрела в потемневшее небо. Голова Валиссы нехотя поднялась наверх.

– И правда… – лёгкая, выдавленная из последних сил, улыбка нарисовалась на потресканных губах, – Красиво… – шёпот женщины унёс тёплый ласкающий ветерок, растворив слова в воздухе.

Усиливающийся холод пробудил сознание Кикки от воспоминаний. Костёр доживал свои последние минуты. – Сегодня же затмение, – задумалась Кикки, – Так… странно, – лёгкий морозец ущипнул за нос, ещё раз напомнив о реальности.

– О чём задумалась, девочка? – голос Сатрия долетел до ушей.

– Я просто… – растерянно начала Кикки, – Я тебе не девочка, – Утяжелив голос, проронила девушка.

– Да ладно тебе, вы же все тут неплохие ребята, – ухмыльнулся Сатрий, – Не обрастай щетиной.

– Что ты хочешь от меня? – надавила Кикки.

– Ладно, ты меня раскусила, – Сатрий откинул голову назад, разминая шею, – Я страшно хочу курить, не поможешь?

– Я не курю, и сигарет у меня нет, – отмахнулась Автера.

– Зато у меня есть, вон в том рюкзаке, – Сигма ткнул воздух носом в направлении своих вещей, – Будь добра, помоги связанному человеку в этой нужде.

Кикки какое-то время сомневалась, бегая глазами по Сатрию, но всё же решила дать прикурить пленнику. Лара спокойно и молчаливо наблюдала за ситуацией, держа руку на предохранителе винтовки. Автера вставила сигарету в губы Сатрию, поднесла горящую веточку, нагретую в увядающем костре.

– Ты просто чудо, девочка, – довольным голосом проговорил Сатрий, выпуская клубы табачного дыма в воздух, – Мы с тобой теперь лучшие друзья, мать твою.

– Это вряд ли, – угрюмо отозвалась Кикки, начиная сожалеть о своём поступке.

– Это ты зря, девочка, я довольно хороший и верный друг, – с ухмылкой кинул пленник, – Сатрий Сигма, если угодно, – мужчина сделал лёгкий кивок в знак знакомства и благодарности.

– Девочка, – грубо отрезала Кикки.

– Ха, да мы точно лучшие друзья, – рассмеялся Сигма.

– Кури молча и не приставай ко мне, – раздражительно проговорила Автера.

– Как скажешь, подруга, – подмигнул Сатрий.

За спиной послышались приближающиеся шаги. Табирус с кучей веток в руках. В следующее мгновение воздух наполнился свежим жаром, слегка обжигая лоб. Пришлось отодвинуться от костра на старую позицию.

– А где, кстати, ваш андроид? – задумчиво обратился Сатрий ко всем сразу, – Всегда хотел посмотреть на военную модель, а то в Пербелюсе не так чтобы много их там встретишь, – мужчина сделал последнюю затяжку и выплюнул бычок в костёр вместе с едким дымом, – Андроидов в целом, я имею ввиду. Их там невероятно мало и все нелегальные, в основном те, что для более… естественных потребностей, – усмехнулся контрабандист.

– Увижу Железяку – дам знать, – ответил Табирус, медленно опуская очередную ветку в огонь.

– Железяка? Это что, прозвище такое? – заинтересованно спросил Сатрий.

– Типа того, – ещё одна ветку ушла с треском в костёр, – Машка дала, когда активировали андроида.

– Она у вас тут за техника? Эта Машка? – интерес в голосе мужчины заметно вырос.

– Да, она тут… – веточка в руках Табируса едва коснулась огня, когда он застыл, прекратив свой ответ, – Ах ты, сука, скотина паршивая! – веточка резко вылетела из руки, небрежно упав в огонь.

Табирус Пагиатти быстрым шагом подскочил к связанному Сатрию Сигма, одной рукой взял за воротник, другую сжал в кулак над лицом пленника.

– С тобой тут по-человечески обращаются, и ты, сука, решил, что можно нам на уши присесть, а мы ничего и не заметим? – кулак Табируса впечатался в скулу Сатрия, колыхнув волосы на голове, – Вынюхиваешь тут, сука, всё про нас! – очередной удар пришёлся носком берца по животу пленного, – Решил свалить, так ещё и андроида с собой прихватить вздумал, сука?! – обратная сторона ладони наотмашь врезалась в щеку Сигмы.

– И это… человеческое… отношение? – откашливаясь, выдавил Сатрий.

– Да ты, сука пиратская, должен радоваться, что тебя на месте не пристрелили! – сильный толчок в грудь опрокинул контрабандиста на спину, – А, может, ты ещё и Крестам подлизываешь? Узнаешь что тут, да как, а потом им трофей ещё и принесёшь? – Табирус сел сверху на Сигму, схватив того за воротник куртки, – Что… – начал, чуть ли не криком, Табирус, потом, немного поразмыслив, продолжил, – Хотя знаешь, что? Хочешь бежать? – Пагиатти встал на ноги, поднимая за собой пленника, – Давай, беги, ну же.

Табирус Пагиатти направил дуло своей «ФЛ-301» в лицо Сатрию Сигма, снял винтовку с предохранителя, дослал патрон в патронник, звякнув металлом. Кикки Автера напряжённо наблюдала за ситуацией, то и дело, прыгая глазами с Табируса на Сатрия. Лара из Альдерстоуна щёлкнула предохранителем и аккуратно, не создавая лишнего шума, дослала патрон в патронник, повернула ствол винтовки, лежащей на коленях, в сторону Сатрия. Всё вокруг застыло на этой сцене. – Не глупи, пацан, опусти ствол, – нервно пронеслось в голове Альберта Хагнера, наблюдавшего за картиной через окно здания.

– Я не побегу, стреляй, если хочешь, – надавил Сатрий холодным голосом, хотя сердце у самого колотилось аж в ушах.

Лицо Сатрия давило тяжестью своей невозмутимости на душу. Ни один мускул не дрогнул. – Сука, что за псих?! – шаталась неуверенность в голове Табируса, – Он что, из Крестов? – страх мысленно поразил сердце, – Нет, на лбу же нет клейма. Сука, что же делать? Я же не могу просто его застрелить, как… не могу…

Холод начал кусать за пальцы, не прикрытые теплом перчаток. Уши заволокло густым туманом, заглушившим приближающиеся справа шаги. Серые глаза напротив лишь усиливали холод на душе.

– Сука… – выдохнул Табирус, опуская ствол винтовки.

Моментальный грохот разбил уши затяжным писком. Все мысли вылетели из головы. Страх, неуверенность, напряжение – всё это в одно мгновение покинуло разум. Мёртвые глаза Сатрия упали на землю, глядя в тёмное небо. Кровь багряным морем растеклась по зелёной траве, утоляя жажду земли. Сознание ещё не пришло в себя, как четыре выстрела прогремели справа громовым раскатом. Дерево, к которому были привязаны пленные, окрасилось алыми брызгами и мёртвыми лицами. Дуло крупнокалиберного пистолета «Дребтор» выдыхало лёгкую извилистую струйку порохового дыма.

– Красные Кресты уже близко, стройтесь, – небрежно кинул Альберт Хагнер, убирая «Дребтор» в кобуру.

Две дюжины солдат встали ровными линиями перед зданием пограничного поста «Альс». Внутри находились два связиста вместе с лейтенантом Эдвардом Кросби, и ещё три солдата: двое на восточном и западном концах здания и один у самого входа. Сержант Томмас Вуго занял обзорную точку вместе с рядовым Тайлером Паркви. Андроид военной модели, серии «R-E-32D», прозванный Железякой находился в засаде вместе со своим личным техником, ефрейтором Марией Водниковой. Лейтенант Гифос Сапцлеций и старший лейтенант Мальдара Прислез стояли в строю, рядом с солдатами, слушая последнее, перед грядущей битвой, обращение майора Альберта Хагнера. В воздухе висело напряжение, сердца пограничников бились в ритме боевых барабанов. Те немногие, кому удалось до этого дня столкнуться с Красными Крестами, сильно выделялись своими озлобленными, горящими ненавистью, лицами на фоне остальных сослуживцев. Страх, как и у всех остальных, наполнял их разум, но был далеко не на первом месте. Лара из Альдерстоуна, Альберт Хагнер, Марко Вульферт, Мальдара Прислез. Их глаза ещё не забыли увиденного когда-то давно, и вряд ли смогут.

 

– Огонь не открывать без моей личной команды, – Кикки только начала вслушиваться в затянувшуюся речь майора, – Сохраняйте спокойствие и трезвый рассудок, до сегодняшнего дня Красные Кресты не сталкивались с андроидами военной модели, да и никто из нас не видел Железяку в бою. Сказать можно точно: этот малый точно может куда больше, чем вы можете себе представить, – последующие слова растворились в ушах Кикки.

Страх высушил горло, глаза застыли в одной точке, не смея сдвинуться с места. Холод плясал на лице всё наглее и наглее. Тревожные мысли, не способные собраться в единую мысль, терроризировали разум. Сердце билось так сильно, что, казалось, сейчас разорвётся.

– И последнее, – хриплый, ставший родным, голос, дотянулся до ушей, – Никаких пленных. НИКАКИХ, – повторил, тяжело надавив голосом, Альберт, – Эти демонические отродья не скажут вам ничего, кроме каких-нибудь строк из Лесторы. Видите раненного креста – добивайте. Никакой пощады.

На этом Альберт Хагнер закончил своё обращение, позволив Мальдаре и Гифосу разойтись по позициям вместе со своими подчинёнными.

Не прошло и половины часа, как горизонт запылал огнями. До рассвета было ещё два часа. Оранжевый свет невероятного множества факелов становился всё ближе с каждым мгновением. Уши начали различать шаги сапог и звук металла. Ни единого слова. Тысячи людей шли огромным роем, не издавая ни единого звука своими голосовыми связками. Дыхание начало сбиваться от усиливающегося волнения. Земля дрожит, будто огромный титан, как в сказках из детства, ступает по ней. Неожиданно все звуки приближающейся угрозы стихли.

– Не нужно стрелять, люди Вердлосии! – донёсся крик из-за склона.

Факел принёс с собой поседевшее, покрытое щетиной, лицо с фиолетовыми глазами и постаревшим клеймом на лбу в виде креста. Кровожадным фанатиком его назвать было сложно. Мягкие черты лица отдавали старческой добротой, лёгкая улыбка лишь подчёркивала безоружность старика перед людьми с готовыми к бою винтовками.

– Тогда разворачивайтесь и уходите! – выкрикнул Альберт.

– Это невозможно, – с лёгкой добротой в голосе, ответил старик, – Я, Дарий Капце и мои братья и сёстры по вере требуем мирного прохода через ваш пост. Мы не тронем ни кого из вас, однако все средства дистанционной связи нам придётся у вас изъять, сами понимаете, – уголки губ Дария улыбнулись на полдюйма сильнее обычного, но, показалось, что старик чуть ли не смеётся, – А, и ещё одно. Андроида придётся тоже у вас изъять. Мы не приемлем такого извращения над природой человека и признаём недопустимым дальнейшее производство и распространение этих чудовищных созданий.


Издательство:
Автор
Поделиться: