bannerbannerbanner
Название книги:

Мама из ниоткуда

Автор:
Оксана Гринберга
Мама из ниоткуда

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Стефан, ну зачем ты так?! – возмутился бородач.

– Мало ли, – выдохнул тот в ответ с ненавистью, – вдруг она истанская шпионка, – и его рука скользнула на меч, – а ты, Джош, так не к месту решил проявить доброту и человеколюбие!

– Отличный способ шпионить, проплывая мимо и обозревая местность из реки, – не удержалась я. Но затем быстро добавила: – Какая из меня шпионка, посмотрите на меня?! Да и как мне шпионить, с ребенком-то на руках!

– Ребенок в этом деле не помеха, – резко отозвался светловолосый.

– Стефан, не мели чепухи! – вновь подал голос Джош.

– Ты прекрасно знаешь, чем это грозит! – накинулся на него Стефан. – Тебе, Джош, в первую очередь, а не мне!

– Стойте! – не выдержала я – Не стоит ругаться! Если позволите мне одеться и согреться, я докажу вам, что не вру и я – циркачка.

И уставилась на спасителей, дожидаясь их вердикта.

– Или все-таки не циркачка? – с сомнением произнес Стефан, после чего красноречиво уставился на мое обнаженное плечо, вылезшее из небрежно накинутого одеяла.

Признаюсь, я больше думала о том, как завернуть ребенка, чем о себе.

– Циркачка, – заявила ему, поправив одеяло. – И для подобных намеков я не вижу ни малейших оснований. Да, мой муж погиб, – я с легкостью «убила» мужа, которого у меня никогда не было, – но я ни разу не позволяла себе и не позволю никому и ничего лишнего.

…Если только взять чужую одежду и обувь из сундука, который обнаружился в почти доверху захламленной повозке. Это я себе позволила, потому что нам попросту некуда было деваться.

Оказалось, сундук с вещами принадлежал некой Зарине, которая отправилась в путешествие с Джошем и Стефаном, но в Истане их покинула. В детали мужчины вдаваться не стали, лишь добавили, что у нее был мальчик примерно такого же возраста, как моя дочь.

– Значит, мальчик!.. – пробормотала я, пробираясь через мешки и корзины с не пойми чем к вожделенному сундуку.

Зашипела, отбив руку о край чугунной сковородки, затем чуть было не порезалась, наткнувшись на связку острейших ножей, завернутых в простую тряпицу. После чего на меня щедро высыпались кабачки – мешок с ними развязался, и они красноречиво дополнили картину полнейшего бардака.

Наконец, на ощупь обнаружив мешок с мукой и еще один с крупой, я добралась до сундука, при этом волоча за собой девочку, которая совершенно не горела желанием со мной расставаться.

Усадив ее рядом, я строго заявила, что никуда не сбегу, после чего распахнула бесхозный сундук. Принялась в нем копаться, пытаясь разобраться в особенностях местной одежды.

– Значит, мальчику, – обратилась я уже громче к стоящему по другую сторону от полотняной стены Стефану. – Вообще-то, у меня девочка, но выбирать не приходится.

– Не приходится, – согласился со мной Стефан. Уверена, еще и оскалился, как без этого!

– Так что же случилось с вашей Зариной? – поинтересовалась я, продолжая рыться в сундуке. Нашла обувь для себя и для девочки. Немного великоватую, но выбирать не приходилось. – Ее что, убили по дороге?

Странным образом такой поворот событий меня нисколько не удивлял. Словно, увидев на небе два солнца и Кольцо, я напрочь утратила эту способность.

– Она нас покинула. Причем настолько спешно, что забыла кое-что из своих вещей, – усмехнулся в ответ Стефан. – Оказалось, работала на кое-кого из истанцев. – Затем добавил: – К большому нашему сожалению!

– Ах вот как! И что же она для них делала?

Отвечать он не стал, вместо этого пробурчал что-то невнятное – кажется, чтобы мы поторапливались, – и отошел от повозки.

Я пожала плечами, после чего достала из сундука пару бесформенного вида сорочек. Отложила их в сторону – решила все-таки начать с детской одежды, это казалось мне значительно проще.

Порывшись, выловила штанишки и длинную тунику, решив, что вполне сойдет. После чего сказала все время молчавшей девочке, что ей нужно переодеться в сухое, иначе она заболеет.

– Говорить я буду шепотом, тогда они нас не услышат, – добавила я, принявшись снимать с нее серое платье, отличавшееся от раздобытой туники только тем, что оно было чуть длиннее.

И еще промокшим насквозь.

Под ним оказалась заношенная почти до дыр сорочка. Стянув ее, я уставилась на худенькое тело девочки. Вздохнула – выражение «кожа да кости» теперь обрело для меня вполне зрительное воплощение, – после чего растерла ребенка куском материи, тоже обнаруженным в сундуке, подумав, что он вполне сойдет за полотенце.

– Как тебя зовут? – спросила я.

Девочка молчала, уставившись на меня круглыми глазами. Но я-то знала, что она умеет говорить!

– Ты должна мне довериться. Если ты ничего не скажешь, мне придется выдумывать все самой, и эти добрые люди могут и не поверить. А мне не хочется так рисковать. Мало ли, они бросят нас с тобой здесь, в горах, или же, того хуже, решат, что я истанская шпионка… – Тут я запнулась, да и девочка посмотрела на меня напуганными глазами. – Давай лучше сделаем так, чтобы они мне поверили.

– Кэрри, – тихо отозвалась девочка. – Меня зовут Кэрри.

– Кэрри, – улыбнулась я. – Очень красивое имя. Где твои родители, Кэрри?

– У меня нет родителей, – произнесла она тихо. После чего добавила вполне уверенным голосом: – Ты моя мама!

– Но я не могу быть твоей мамой, – отозвалась я мягким голосом. – Не знаю, что случилось с твоими родителями, но были же люди, которые о тебе заботились все это время. Что с ними стало?

Кэрри упрямо помотала головой, заявив, что таких нет.

Но я не спешила ей верить.

– Они, наверное, очень переживают. Думают, где же их маленькая девочка… Сейчас… Сейчас мы вытрем тебе волосы, а затем наденем вот эту тунику и штаны. Конечно, не фонтан, но ничего другого под рукой нет.

Кэрри смотрела на меня во все глаза.

– У меня нет никого кроме тебя, мамочка! – вот что она мне сказала, а затем подняла руки – на одной из них был длинный порез, – позволяя натянуть на нее тунику.

После чего обняла меня за шею.

И я вздохнула – ну вот что мне с ней делать?!

Так ничего и не решив – нужно было поспешить, потому что Стефан снова подошел к повозке и намекнул, чтобы мы поскорее заканчивали, – оделась сама.

Быстро догадалась, что сперва нужно натянуть сорочку, поверх которой надеть рубашку с множеством пуговиц по переду. Затем шла очередь нижней юбки и корсажа на шнуровке по бокам, а сверху надевалась еще одна юбка.

Все оказалось унылого серого цвета.

Наконец, с Кэрри на руках я выбралась из повозки, после чего заявила Стефану, что готова к разговору.

– Меня зовут Эва, – сказала ему и Джошу. – Эва Грегори. Это моя дочь Кэрри. – Русскую фамилию я решила немного видоизменить, подумав, что в полном варианте она прозвучит непривычно для местного языка. – Я гимнастка, выступаю с малых лет на цирковых подмостках. Мой отец был жонглером, а мама держала дрессированных собак и птиц, потому что в юности травмировала спину.

Затем вполне развернуто рассказала им о составе собственной труппы, умолчав о том, что два года назад она погибла в скалах Мармариса.

Ни разу не запнулась, потому что не врала. Разве только не упомянула, что этих людей давно уже нет в живых. Затем, попросив Кэрри ненадолго отпустить мою руку, разогрела спину и сделала мостик. Ловко поднявшись, изобразила еще и шпагат, выбрав для этого песчаный берег возле ручья.

Благо, короткая сорочка и широкие юбки позволяли подобное, надо было лишь немного их приподнять.

Можно было показать что-то из более сложных трюков, но я решила не усугублять. Какие времена, такое и представление, сказала я Стефану.

– Будет сцена и подходящая одежда, – добавила я, – тогда покажу и остальное из своего номера. Но не здесь и не сейчас.

Правда, на мою краткую и скромную демонстрацию Джош все равно изумленно хрюкнул, а Кэрри сделала несколько неуверенных хлопков. Я же снова встретилась взглядом со светловолосым.

– И что ты собираешься делать, циркачка? – поинтересовался Стефан. – Где будешь искать своих, которых, подозреваю, тоже смыло потоком?

На это я кивнула, затем прикусила губу, размышляя, что ему ответить.

Внутренний голос твердил, что оставаться одной в горах с ребенком нельзя. Мне обязательно нужно к людям – только так у меня появится шанс выжить и позаботиться о Кэрри до той поры, пока я не разузнаю, что произошло с ее родней.

Поэтому нам нужно путешествовать с этими двумя и еще полной повозкой с продуктами.

Но дело в том, что никто и ничего подобного нам не предлагал, и молчание затягивалось.

Ответить все же было нужно, да и Джош мялся у Стефана за спиной, поглядывая на меня страдальчески. Мне казалось, он хотел, чтобы мы с Кэрри поехали с ними – не бросать же нас одних?!

Но Стефан… Судя по его надменному лицу, тот явно ожидал, что я начну его умолять. Слезно просить о помощи, уговаривая нас не оставлять. И тогда, быть может, он смилостивится…

Правда, мы так и не договорили, и умолять его я не начала, потому что ущелье вмиг наполнилось топотом конских копыт – вот и все, мы больше в нем не были одни!

К нам приближался отряд – с десяток всадников. Лошади здоровенные, и мужчины им… гм… под стать.

Впереди на черном жеребце восседал могучий воин с темными, спадающими на плечи волосами. Позади него следовал знаменосец, а дальше человек семь-восемь остальных из отряда.

Темный штандарт развевался на ветру, и на миг я поежилась, потому что мне показалось, будто бы на нем был изображен пиратский флаг – белый череп на черном фоне. Впрочем, уже в следующую секунду я разглядела на знамени оскалившегося дракона.

Золотого дракона.

– ДерХарры! – произнес, словно выплюнул, Стефан.

– ДерХарры? – переспросила я.

Он, наверное, решил, что я ему не поверила, хотя поверить я могла во что угодно, имея в наличии два солнца и кольцо Сатурна над головой. Даже в сошествие местных богов конкретно в этом самом месте.

 

И Стефан, уставившись на подъезжавший отряд – в том, что они нас не минуют, у меня не оставалось ни малейших сомнений, – принялся мне объяснять.

– ДерХарры – правящая династия Бриарона. У них договор с Тарией, по которому тарийцы не только выплачивают им огромные суммы, но и признают за ДерХаррами право распоряжаться на своих территориях, как у себя дома. Тария пошла на такое, чтобы защитить свои земли от Белого Марева, потому что оно уже добрались до их границ. И еще, конечно же, от притязаний Истаны. Те тоже постоянно пытаются оттяпать у них кусок земли пожирнее и получше.

На это я кивнула, не сводя глаз с приближавшегося отряда. Заодно постаралась уложить услышанное в своей голове.

Если с притязаниями некой Истаны на куски территории пожирнее и получше все было более-менее понятно, то Белое Марево – что это вообще такое?!

Но Стефан объяснять не спешил, а напрямую расспрашивать я не решилась.

– Бриаронцы неплохо выполняют свою часть договора, – добавил он. – Истану они разбили, причем несколько раз, так что те уползли в свое логово зализывать раны. Белое Марево ДерХаррам тоже удается держать в узде. Так что тарийцы еще и в выигрыше, несмотря на драконовы условия договора.

– В выигрыше? – переспросила я, поймав себя на том, что мой взгляд упрямо возвращается к воину, который возглавляет отряд.

– По сравнению с остальными, кто столкнулся с Белым Маревом, можно сказать, что дела у Тарии идут отлично. Так же, как и у Бриарона. Повезло, что ДерХарры способны удерживать Хаос своей магией.

– Ты говоришь, магией? – снова не выдержала я, на что Стефан кивнул, словно в этом не было ничего необычного.

Значит, в Мире Кольца есть еще и магия, сказала я себе. Просто отлично!

Замерла, прислушалась к себе. Но кажется, я окончательно утратила способность чему-либо удивляться, и слово «магия» не вызвало у меня никакой реакции.

Мне оказалось все равно. Магия так магия, почему бы и нет?!

К тому же всадники были уже совсем близко, и я смогла получше разглядеть того, кто словно магнитом притягивал мой взгляд.

Глава 3

У мужчины оказалось красивое хищное лицо, смуглое то ли от рождения, то ли от длительного пребывания на свежем воздухе. Волосы цвета вороного крыла спадали на мощные плечи, но цвета глаз различить мне не удалось.

А вот то, что воин был отлично сложен, – это я поняла сразу же.

Еще немного посмотрев на его мускулистый торс и крепкие бедра, затянутые в черную материю штанов, я отвела взгляд, но все же призналась себе, что никогда раньше не встречала столь притягательных мужчин.

– Магия последних носителей Драконьего Дара, – произнес Стефан, словно этим можно было объяснить мой повышенный интерес к ДерХарру. Затем оглядел меня с ног до головы. – Дочку свою спрячь, – приказал мне, – и пусть сидит тихо! У нас есть документы на мальчика, а лишние вопросы нам ни к чему. Сама стой спокойно и молчи. Говорить буду я. – Затем добавил: – Но не думаю, что они нами заинтересуются. Проедут мимо, дальше в горы. Я слышал, что Белое Марево снова вышло из-под контроля, так что, наверное, отправились проверять свои метки.

На это я кивнула, хотя на миг мне стало жаль, что отряд проедет мимо, отправившись что-то там проверять в горах. Но тут же себя одернула – я прекрасно понимала, что подобные встречи в чужом мире до добра не доведут.

Пусть проезжают, сказала себе, а позже я обязательно расспрошу Стефана или же Джоша, что такое Белое Марево и чем оно настолько опасно.

Но не сейчас.

Потому что всадники уже были близко, и Стефан ошибся – они все-таки нами заинтересовались.

Подъехали – к этому времени я успела сунуть Кэрри в повозку и строгим голосом приказала девочке сидеть тихо как мышка. На это она уставилась на меня встревоженными серыми глазами, после чего кивнула. Забилась в уголок, сжавшись в маленький комочек, и я поняла, что Кэрри уже встречалась с опасностью.

Но выяснять у девочки ее прошлое не было времени: меня тревожило наше настоящее. Поэтому я выбралась из повозки и замерла у ее бока, пытаясь оценить обстановку.

Растерянный Джош тоже мялся неподалеку, предоставив Стефану возможность отвечать за нас всех перед тем самым ДерХарром, носителем Драконьего Дара. Остальные семеро из его отряда остановились неподалеку, но враждебности не проявляли, хотя и были обвешаны оружием с ног до головы.

Я совсем немного посмотрела на их мечи, после чего повернула голову и украдкой уставилась на ДерХарра.

Ничего не изменилось, он все так же притягивал мой взгляд. Быть может, потому что в нем оказалось слишком много всего… для обычного человека?

Идеально сложенный, со слишком правильными чертами лица, преисполненными благородства и уверенности.

– Кто такие? – поинтересовался он.

Называть себя не спешил, словно штандарт с золотым драконом давал ему право задавать любые вопросы на территории этой страны.

Тут я вспомнила слова Стефана – так и есть, он давал.

– Стефан Эсман и Джош Брокк, – с достоинством отозвался мой спаситель. – С нами наша служанка Зарина Коваль и ее сын Итон. Следуем из Риганора через Истану и Тарию в Волунию.

– Значит, из Риганора, – отозвался ДерХарр. Его голос прозвучал безразлично. Впрочем, я ошиблась, потому что он все-таки решил проявить любопытство: – И как дела в Риганоре?

– Плохо, – спокойно произнес Стефан. – Белое Марево захватило четверть страны и продолжает разрастаться, занимая город за городом. Наш тоже не стал исключением.

– Что за город? – подал голос один из отряда – здоровенный плечистый блондин, чьи светлые волосы были собраны в замысловатое плетение.

Он показался мне таким же крепким, как и его предводитель, словно они оба были сделаны из особо стойкой породы деревьев.

– Тамира. Там мы с компаньоном владели ресторацией «Бешеный Бык». Пожалуй, это была лучшая ресторация в Риганоре, – с достоинством в голосе произнес Стефан.

Воин с белыми волосами кивнул.

– Слыхал я о «Бешеном Быке», – произнес он, – и говорили о нем только хорошее. Значит, «Быка» больше не существует?

– Не существует, – согласился Стефан, – так же, как и Тамиры. Поэтому мы едем в Койю, что в Волунии.

– Собираетесь обосноваться там? – подал голос ДерХарр.

Подошедший Джош покачал головой.

– Нет, милорд! Нам хватило одного знакомства с Белым Маревом, чтобы больше никогда не захотеть с ним встречаться. Мы со Стефаном выбрали Амвеер, вашу столицу. Пожалуй, сейчас это самое безопасное место на земле, раз уж оно находится под покровительством крови и магии ДерХарров.

Последнее предложение мне показалось похожими на лесть, но судя по тону, Джош не собирался делать ничего подобного. В его устах это была простая констатация факта.

На это ДерХарр так же спокойно, даже безразлично кивнул, после чего неожиданно повернул голову и уставился на меня, выглядывавшую из-за бока повозки. На это я, признаюсь, застыла и растеряла почти все мысли: уж слишком пронзительным мне показался его взгляд.

Таким, словно меня просветили рентгеном, сделав «снимки» всех внутренних органов.

Правда, я серьезно сомневалась в том, что в них ДерХарр обнаружит что-либо для себя интересное. Да и что может быть интересного в служанке бывших владельцев бывшего «Бешеного Быка» Зарине Коваль?

Но ДерХарр почему-то не спешил отводить взгляд. Смотрел неотрывно, словно раздумывал. На миг мне даже почудилось, что в его глазах промелькнул интерес и теперь он размышлял, что со всем этим делать.

С этим самым интересом.

Наконец, он отвел глаза, а я заморгала, приходя в себя. Возвращаясь в привычный мир, в котором Стефан рассказывал, что они едут на состязания по кулинарному мастерству.

Конкурс для шеф-поваров «Золотой Колпак», проводимый раз в два года, считался одним из престижнейших в обитаемом мире. Потому что проходил он в Амвеере и курировал его сам Бенджамин ДерХарр, король Бриарона.

Правда, чтобы попасть под королевские очи, Стефану и Джошу для начала нужно будет побороться за место в финале. Отборочный тур пройдет в Койе уже через пять дней, и если они его преодолеют, то финальное действие перенесется в Амвеер.

Рассказав об этом, Стефан добавил, что они с партнером уверены в своих силах и мастерстве и собираются победить. Или же, на худой конец, занять второе или третье место, что тоже бы их вполне устроило. Финалисты получат приличную сумму, которую они собирались пустить в дело и заново открыть свое заведение.

Возродить «Бешеный Бык», но уже в Амвеере.

Те же, кто выиграет «Золотой Колпак», удостоятся не только высочайшей чести и признания в мире высокой кулинарии, но еще и двухгодичного контракта, по которому возглавят дворцовую кухню и станут готовить для короля Бенджамина и его семьи.

– Документы у нас в порядке, милорд! – добавил Стефан. – Паспорта, подорожные, визы… Есть также приглашение на «Золотой Колпак» на наше с Джошем имя.

Произнеся это, Стефан засобирался было отправиться к повозке и предоставить упомянутые документы, но ДерХарр качнул головой.

– Нисколько в этом не сомневаюсь, – произнес он, затем почему-то снова посмотрел на меня. – По какой дороге вы добирались из Риганора?

Стефан, пожав плечами, начал перечислять названия городов и мест, которые ни о чем мне не говорили. Вместо этого я продолжала исподтишка разглядывать ДерХарра.

Напряжение постепенно меня отпускало – потому что я была Зариной Коваль со своим сыном Итоном, и с моими документами все оказалось в полном порядке. К тому же в повозке стоял целый сундук с моими и детскими вещами, и это тоже придавало мне уверенности.

Тем временем разговор перекинулся на Белое Марево. Это было явно что-то опасное, которое, получалось, подобралось совсем близко к перевалу Узгур.

Стефан, не на шутку увлекшись, взял в руки острый камень и принялся чертить на земле план местности, показывая, по какой дороге двигались повозки, где именно их застал дождь и где, по последним сведениям, находилось то самое Белое Марево.

Тут Кэрри внезапно завозилась за стенкой повозки, а потом тяжело вздохнула.

– Что такое? – заглянув внутрь, шепотом спросила я у нее.

Но девочка привычно мне не ответила. Продолжала сопеть, а потом принялась всхлипывать, и я, рассудив, что никто убивать нас не собирается, полезла в повозку.

Последнее, что я услышала, задергивая за собой полотняную стенку, так это то, что отряд из Бриарона ищет каких-то там рингулов. Не встречалось ли нам по дороге их табора? Они должны быть где-то в этих местах…

На это Стефан ответил, что рингулов они не встречали. Тут полотняная стенка закрылась, отгородив меня от мира и от их разговора, и я обняла девочку.

– Ты можешь все-все мне рассказать, – сказала ей шепотом. – Обо всем, Кэрри, что с тобой произошло! Знай, я всегда буду на твоей стороне.

Сказала и почувствовала, как меня начинает обволакивать странное тепло – прошло всего ничего с момента, когда я впервые увидела девочку, выловив ее из реки, но странным образом я уже успела к ней привязаться.

Судя по тому, как она меня обнимала, горячо дыша мне в шею, она тоже. Только вот Кэрри почему-то не спешила открывать свои тайны. Вместо этого покачала головой, уставившись на меня казавшимися черными в полумраке повозки глазами.

– Не могу! – шепнула она. – Очень хочу, но я не могу, мамочка!.. Я дала клятву! – и снова принялась всхлипывать.

– Кому, Кэрри?! Кому ты дала свою клятву?

Но в ответ она лишь снова качнула головой.

Я попробовала еще раз – и так, и эдак. Пыталась ее убедить в том, что она может мне довериться. Но у меня ничего не вышло – неведомую клятву, данную неведомо кому, обойти мне так и не удалось.

Кэрри упрямо мотала головой и давилась слезами, поэтому мне ничего не оставалось, как только прижать ее к себе и постараться утешить.

Когда я вылезла из повозки, оказалось, все уже закончилось, и те, что с черно-золотым штандартом, успели отъехать на приличное расстояние. До меня все еще доносился стук копыт их лошадей, но последний из отряда как раз сворачивал за скалу.

– Его светлость герцог Маркус ДерХарр, – неожиданно произнес Джош, увидев, куда я смотрю. – Второй в очереди на престол Бриарона после Зигурта ДерХарра, потому что сына королевы Мадделин никогда не признают законнорожденным.

– И почему же не признают? – поинтересовалась я.

До этого я твердо решила, что мне стоит быть осторожнее и не задавать слишком много вопросов, демонстрирующих мое полное незнание местных реалий. Но то, что простая циркачка могла быть не в курсе семейных дел династии ДерХарров, не казалось мне чем-то странным.

– Потому что он незаконнорожденный, – усмехнулся Стефан. – В нем нет ни капли крови ДерХарров, так как их магию он не унаследовал. Так что если Эверт однажды сядет на трон, то в скором времени всему придет конец.

 

– Извини, я не расслышала, – все же не удержалась. – Чему именно придет конец?

– Бриарону и остальным, кто платит дань за то, чтобы ДерХарры не пропускали к ним Белое Марево. Когда их магия иссякнет, то оно доберется и до них.

– Но пока же их магия не иссякла и Белое Марево не добралось? – на всякий случай уточнила я.

– Еще нет. К тому же если посадят на трон Маркуса ДерХарра, то Бриарон ждут долгие десятилетия процветания. На наш с Джошем век как раз хватит, так что мы решили перебраться именно туда.

Я кивнула, потому что тоже… гм… решила перебраться именно туда.

К тому же мне нужно было думать не только о себе и собственном выживании в этом мире, но еще и о маленькой девочке с темными волосами и серыми печальными глазами.

– Возьмите нас с собой, – попросила я, обведя взглядом мужчин. – Прошу вас!

– И куда это, интересно, вас с собой взять? – с ехидцей в голосе поинтересовался Стефан.

– В эту… – Как же назывался тот город?! – В Койю, – отозвалась я, вспомнив то, о чем Стефан говорил с Маркусом ДерХарром.

В этой самой Койе должен пройти первый этап конкурса «Золотой Колпак». И если Стефан и Джош хорошо себя покажут, то у них будет шанс обосноваться в самом спокойном месте этого мира.

В Амвеере.

В этом наши с ними планы совпадали. Я тоже собиралась обосноваться в самом спокойном месте этого мира и не отказалась бы попасть туда вместе с ними. Но если нет, то буду добираться сама.

Вернее, с Кэрри, если не удастся найти ее родню.

– А как же цирк? – усмехнулся Стефан.

– А что цирк? – пожала я плечами. – Если кто-то из моих и выжил, то мы с ними встретимся в этой… Пайсе, вот! – Кажется, это был ближайший отсюда город, в который первым делом отправлялись повара. – Да и где мне сейчас их искать? Не полезу же я с ребенком в горы, если повсюду это ваше… Белое Марево!

– Наше? – склонил голову Стефан, и я поняла, что все-таки сболтнула лишнего. Впрочем, мои слова он истолковал по-своему: – По его воле мы с Джошем потеряли почти все, что у нас было. Город погиб за считанные дни. Нам пришлось бежать, спасая свои жизни. Поэтому денег нет, – холодно добавил он. – Джоша может разжалобить кто угодно, и по дороге в Пайсу он подберет всех хромых и бездомных котят вместе с циркачкой с ее странным дитем…

Его слова насчет «странного дитя» мне не понравились, но я нашла в себе силы сдержаться. И даже выдавить из себя улыбку, понадеявшись, что она не будет выглядеть, как оскал.

– Вот и хорошо, что подберет, – заявила я Стефану. – Это называется человеколюбием, и я уверена, что высшие силы этого не забудут.

Про бога или богов упоминать не рискнула, мало ли.

Стефан уставился на меня изучающе. Смотрел и смотрел, пока, наконец, не произнес:

– Возможно, мы не только подберем бездомных котят, но даже довезем их до Пайсы. На этом все. Чтобы успеть на отборочный тур, нам придется воспользоваться транс-переходником. Но денег на портал у нас не хватает даже на себя, так что бездомные котята останутся в Пайсе. Сами по себе.

Денег у меня тоже не было – я понятия не имела, как они выглядят в этом мире.

– Так и быть, – отозвалась я вполне покладисто. – Вернее, я буду очень рада. До Пайсы, так до Пайсы, и то хорошо!

А там, в этой самой Пайсе, уже будет видно.

– Но с одним условием, – ехидно добавил Стефан. – По дороге бездомные котята должны будут выполнять то, что мы им скажем. Только так им найдется место в повозке и еда у нашего костра.

– И что же они… гм… должны будут выполнять?! – поинтересовалась я.

– Носить воду, собирать хворост и помогать с готовкой, – начал перечислять Стефан. – Все то, что делала Зарина, пока нас не покинула.

Произнеся это, он уставился на меня с любопытством, словно у него появилась куда более интересная мысль, как разнообразить мои обязанности.

Но я покачала головой.

– Бездомные котята согласны носить воду, хворост и помогать с готовкой, а также навести порядок в вашей до ужаса захламленной повозке, – вот что я ему сказала. – И ничего больше!

Возможно, бездомные котята еще могли постирать их одежду в ручье, потому что от одного и другого бывших владельцев «Бешеного Быка» порядочно несло потом.

Я решила это сделать, но исключительно для собственного комфорта.

– Раз так, то поехали, – с облегчением произнес Джош, явно довольный подобным поворотом дела. – Нечего здесь рассиживаться! Скоро уже зайдет Одрион, – он взглянул на небо, и я задумалась, размышляя, о котором из двух солнц идет речь. Или же он говорил о спутнике с кольцом? – А там и до темноты рукой подать. – Затем подмигнул мне: – У меня кое-что есть для твоей девочки, захватил сладости в дорогу. Надеюсь, скоро она перестанет кричать по поводу и без, а то у меня до сих пор в ушах звенит.

На это я, кивнув, его поблагодарила, пообещав, что Кэрри обязательно перестанет, хотя ни в чем не была уверена.

После этого мы поехали. Лошади зашагали себе по дороге в сторону, с которой в ущелье появился отряд ДерХарра. Повозка, скрипя колесами, запрыгала, переваливаясь, по камням.

Стефан правил, усевшись на козлах и пристроив рядом с собой арбалет. Джош рылся в недрах повозки – перебирал, передвигал с места на место мешки, корзины и какие-то кувшины, а я взирала на бардак, прикидывая, с какого конца за него взяться.

Ясно мне было одно – разобраться в нем будет очень даже непросто.

Наконец, Джош выловил откуда-то деревянную коробочку. В ней лежало несколько печений и еще чудесного вида пряник в форме дракона, покрытый разноцветной глазурью. Именно его он и протянул Кэрри, но сделал это осторожно – похоже, опасался, что она снова начнет вопить.

Вместо этого девочка взглянула на меня вопросительно, словно спрашивала разрешения.

– Можешь взять! – улыбнулась я. – И не забудь поблагодарить дядю Джоша за его доброту.

И замерла, не зная, что от нее ожидать.

– Спа-спасибо, дядя Джош! – все же запнувшись на первом слоге, произнесла Кэрри.

Затем осторожно взяла пряник из его рук и тут же откусила кусочек.

Довольный, Джош устроился рядом со Стефаном, и они завели бесконечный разговор о дороге. Я осталась внутри, дожидаясь, пока Кэрри доест свое угощение.

Вскоре заметила, как у нее стали закрываться глаза. Повозка мерно покачивалась – ущелье мы уже миновали и теперь катили вниз по вполне сносной колее, так что очень скоро девочка устроила голову на моих коленях и уснула. Переложив ее на расстеленное между мешками, корзинами и баулами одеяло, я укрыла Кэрри плащом Стефана.

Какое-то время сидела рядом, разглядывая тонкие, изящные черты лица ребенка, думая о том, что однажды из нее вырастет настоящая красавица. Наконец, выбралась из повозки наружу, сказав мужчинам, что хочу немного пройтись.

Мне было о чем подумать, и лучше всего мне думалось на ходу.

Например, о том, каким образом меня угораздило очутиться – провалиться! – в чужой мир и сразу же обзавестись дитем не то шести, не то семи лет. Нужно будет узнать у Кэрри ее возраст…

И еще о том, что мне со всем этим делать.

О возвращении домой не шло и речи – сколько бы я ни ломала голову, у меня так и не появилось ни единой версии, как это сделать. Подсказок, несмотря на то, что я постоянно обводила глазами молчаливые горы или же бездушное небо, тоже нигде не было видно.

Если перенос и произошел по воле Высших Сил, то, закинув меня сюда, они тут же обо мне позабыли.

Это означало лишь то, что мне придется выживать в этом мире и делать это с ребенком на руках. Сперва добраться до города Пайсы, где попытаться раздобыть денег для нас с Кэрри на какой-то там транс-переходник, после чего отправиться с шеф-поварами в Койю на конкурс «Золотой Колпак».

Может, Стефан и будет не в восторге, но я уж как-нибудь уломаю его взять нас с собой!..

А там, глядишь, удастся перебраться в Амвеер, в самый безопасный город в этом мире, хранимый кровью и магией ДерХарров.

Именно туда и устремлялись мои мысли – в неизвестный, но несомненно прекрасный город, и чудились мне картинки одна краше другой. А еще эти самые мысли то и дело возвращались к мужчине, которого у меня никак не получалось выкинуть из своей головы.

Я думала о герцоге Маркусе ДерХарре, одном из последних из носителей драконьей крови в этом мире, втором в очереди на королевский престол Бриарона. И еще о себе – бездомном котенке со вторым маленьким котенком, сопящим сейчас на одеяле в повозке.


Издательство:
Автор