Название книги:

Lockdown

Автор:
Алекс Годман
Lockdown

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Season #1 Episode #1

– Андрей, у нас пиздец! – не поздоровавшись, со скрытыми нотками паники рявкнул Сергей Валерьевич, распахивая входную дверь и практически снося из проема Андрея.

– Ну здравствуйте… – показательно вежливо, сквозь зубы, ответил Андрей удаляющейся в гостиную спине в темно-синем костюме.

Шаркая тапочками, еще не отойдя ото сна, Андрей добрел по коридору до гостиной. Сергей Валерьевич стоял около бара и, поднимая бутылки этикетками почти к носу, читал содержимое.

– Не рановато ли, в… – Андрей замялся, понимая, что не в курсе времени. Посмотрел на айфон, отметив сообщение о 64-х пропущенных звонках – …в 11:20 утра.

– Нормально. – Сергей Валерьевич остановился на коньяке за 40 тысяч, налил добрую половину рокса и сел в кресло у камина.

– У нас пиздец.

– Это вы уже говорили. Но, может, это какой-то конкретный пиздец? Какие-то вводные, данные, факты? – Андрей присел в кресло напротив, смотря в окно во всю стену за спиной Сергея Валерьевича на залитый солнцем задний двор, отметив, что траву пора бы уже покосить.

– Шутник. Ты интернет вообще смотришь? Тебе же 39, почти молодежь! Даже я в 63 им пользуюсь и всегда в курсе новостей! А ты дрыхнешь! Опять бухал небось! – Сергей Валерьевич начал заводиться, вытирая испарину с лысой головы. Стакан с коньяком опасно дрожал во второй руке, от чего напиток шел волнами и практически доходил до кромки стакана. – Тебе за что такое бабло платят, Андрей? Чтобы ты все контролировал! На, смотри!

Андрей взял айпад Сергея Валерьевича. Там был открыт ютуб с рекомендованными видео.

– И что смотреть?

– Любой смотри! – зло отрезал Сергей Валерьевич.

Андрей тыкнул в ролик блогера с рецептами еды. Видео раскрылось и подгрузился рекламный ролик.

«Странно, что у него нет премиума», – успел в долю секунды подумать Андрей и перевел взгляд на отсчет секунд – «…блять, двадцать секунд».

В рекламном ролике сидел на белом ярком фоне в черной одежде человек в белой маске.

– «Не здороваюсь», – кивнув головой, сказал человек. – «Конечно, вы чувствуете, что власть многое не договаривает, а зачастую откровенно лжет своему народу, которому по идее и конституции должна служить. Ведь суть власти по конституции – это избранные народом менеджеры, которые управляют страной и ее ресурсами во благо своего народа. Но с самого начала этот постулат является фикцией, ширмой и враньем. Любой политик и чиновник, добравшись многочисленными обещаниями до власти, теряет связь со своими словами и преследует совершенно определенные свои личные цели. Мы решили показать, что будет, если все выбранные простыми людьми управленцы начнут говорить правду…» – 20 секунд прошло, но Андрей уже забыл про кнопку «Пропустить».

– «…и выполнять обещанное. К сожалению, зачастую их ложь, самообогащение, интриги и войны уносят или ломают каждый день жизни многих людей. Поэтому нам придется говорить на их языке и действовать этими же методами. Советуем прислушаться к данному заявлению всем власть имущим и воспринять наш манифест всерьез. Но, конечно, это вам решать».

Обращение кончилось и начался обычный видеоролик.

– И это вы рассматриваете серьезно? – пока еще в какой-то прострации выдавил очевидный вопрос Андрей.

– А ты нет? Ты не понял, что этот рекламный блок сейчас в любом видео! Не только Ютуба. Все видео ресурсы, хостинги, пиратские сайты – это везде! И не только у нас. Он, практически, на всех языках мира в зависимости от геолокации! – почти уже кричал Сергей Валерьевич. – Ты представляешь, что за организация могла взломать столько серверов крупных корпораций?! Какие это ресурсы! Или сколько стоит купить всю эту рекламу! Сколько бабла! Что они могут с этими ресурсами?! И главное – какую панику они могут посеять!

– И что уже есть? Какие наработки? Кто-то взял на себя ответственность? Что говорит «сам»? Какие данные? – мозг Андрея уже начал развивать свою обычную скорость мышления.

– А вот хуй! Нет никаких данных. Реклама блокируется уже почти всеми компаниями, но оно все равно появляется заново. И просмотры просто фантастические во всем мире. И это пиздец, Андрей. Или чья-то шутка. Было бы хорошо, если шутка. Но в ней тогда нет смысла. А смысл должен быть! – Сергей Валерьевич начал понижать тон, то ли смирившись, то ли успокаивая себя, то ли от безысходности ситуации.

Андрей смотрел на пепел в камине, не замечая его. Он пытался понять масштабность этой «шутки». Имея в подчинении все управление кибербезопасности, кучу программистов и завербованных хакеров и почти неограниченные ресурсы страны, в его голове не помещалось как можно взломать все видеоресурсы мира. То, что это был взлом, Андрей не сомневался, нет столько денег, чтобы купить всю видеорекламу. Даже в теории этот вариант не подходит. Это не прошло бы модерацию.

– Ясно, пора выезжать! – вскочив, процедил Андрей и пошел одеваться.

Сгоняя крякалками офисный планктон с левой полосы и пролетая с мигалками по встречке Андрей подстегивал водителя ехать быстрее, параллельно по телефону слушая доклады от подчиненных. Информации было крайне мало. Одни предположения.

Уже через полчаса Андрей подъезжал к офису.

– Вас Сергей Валерьевич по закрытой связи, – отрапортовал охранник с переднего сидения. Андрей взял трубку.

– Тут странная ситуация, – тихий голос Сергея Валерьевича очень напрягал. – Практически сразу после выхода этого видео один там политик америкосовский забыл, как зовут, и сделал заявление, что это все сделали наши хакеры, заявил ноту протеста и кучу всяких обвинений, призыв к новым санкциям, ну, и все в этом роде. И это-то привычно. Но дело такое, что спустя 24 минуты он умер. Кардиостимулятор практически сжег ему сердце, – голос уже почти перешел на шепот. – Об этом пока не известно СМИ, но, как бы… Есть ли вероятность, что это как-то связано с заявлением этого пидора в маске?

– Скиньте мне больше информации. Все что известно.

Просторный кабинет Андрея был набит руководителями разных подразделений. Он пробрался сквозь толпу и сел за во главе своего стола Т-образной формы. Гул и разговоры затихли.

– Итак, коллеги. Начинаем. Доклад по очереди.

– Подконтрольные СМИ сглаживают ситуацию, запустили всякую хрень про тестирование новой системы какого-то рекламного оператора, часть развивают тему, что это – завуалированная реклама и суть откроется позже. И еще кучу разных спокойных контролируемых теорий. Телеграм только не подчиняется.

– Там не так уж и много пользователей. Десять миллионов вроде?

– Кхм… Уже нет, – опустил глаза сотрудник. – Как пошло это видео, количество скачиваний увеличилось в два раза и продолжает расти в геометрической прогрессии.

– Блять. Придумайте что-нибудь! Чего там Комитет по Надзору просто так сидит, что ли?

– Мы сейчас блокируем все возможные видеоресурсы, включая Ютуб. Но это не реально сделать мгновенно. К тому же остаются разные обходы, типа, прокси и впн.

– Большинство прокси-серверов мы сами вбросили людям, чего тупишь?

– Да, но появилось множество частных. Мы сейчас взаимодействуем со всеми службами, но, пока, если честно, нет абсолютно никакой информации о том, кто это мог сделать и какие цели преследует.

– Андрей! – перебил доклад другой сотрудник в наушниках, не отрываясь от айпада. – Только что ИГ взял на себя ответственность за это!

– Ну уже что-то… – Андрей даже почувствовал легкое облегчение. – Как мы можем это красиво преподать с выигрышем для себя?

– Сейчас обсудим с пиарщиками.

– И вообще, давайте, решайте проблему! Доклад каждые полчаса!

Люди тихо вышли из кабинета.

Андрей открыл ноутбук. Писем и сообщений было слишком много. Прокрутив немного, он наткнулся на письмо от Сергея Валерьевича с информацией про умершего политика. Прочитав два раза, в голове не возникло никакой связи. Политик был уже стар, сердце было слабое, да и кардиостимуляторы дают иногда сбой, это не новость.

Через 20 минут в кабинет без стука ворвался тот же парень с айпадом.

– Почему без стука? – от неожиданности грубо вскрикнул Андрей.

– Извини, но тут какая-то хрень! – с бегающими от волнения глазами резко выпалил Витя. Виктор отвечал за информационный фон, поэтому всегда был в курсе того, что где происходит, просматривая множество ресурсов, в том числе закрытых и секретных. У него повсюду были свои информаторы, которые сливали ему новости и данные из разных уголков мира, в том числе правительственных и высокопоставленных слоев населения. – Короче, с ИГ шляпа!

– В смысле?

– Только что слили инфу с американской базы. У них одна ракета, стоящая на боевом дежурстве, после заявления ИГ сама без пуска операторов стартовала в неизвестность. Точнее в известность. В то место, откуда было запеленговано обращение об ответственности. Америкосы знают это место, ты же понимаешь. Там сотрудничество, то, се. Поэтому видеообращение особо не маскировалось. Уже привыкли все. Но теперь там все зачищено этой ракетой. Это как так?

– Это как так? – тупо повторил вопрос Андрей.

– И, как бы… это, слушай. Чисто предположить, если… в теории… Может есть связь и с Дениэлем Колином? Два раза – это уже не случайность.

Андрей вспомнил, что это имя из отчета про стимулятор.

– Ты откуда знаешь про него? Хотя похуй. Ты… понимаешь, что это? – прошипел Андрей. – Срочно! Никому из политиков, чиновников и никому вообще не делать никаких заявлений! Свяжись с Службой Госохраны! Доложи об этом! Пусть занимаются своей работой! Надо, чтобы все заткнулись пока что! Пока мы не поняли, совпадение или случайность!

– Понял! – уже убегая из кабинета крикнул Витя.

Андрей набрал Сергею Валерьевичу, сухо повторил последнюю информацию и попросил посодействовать с тишиной в эфирах.

За последующие два дня при странных обстоятельствах погибло еще 47 политиков в разных странах мира, которые не смогли промолчать и всегда, в принципе, были довольно отмороженными, кидая всю свою политическую жизнь разного рода заявления направо и налево.

 

Информации же об организаторах этой атаки – а это расценивалось теперь уже, именно, как атака – так никакой и не было. Верхушки стран рвали и метали. Но исключительно в закрытом режиме. Прессуя ежеминутным гневом все службы. Но к результату это не приводило. Несмотря на то, что, сглотнув желчь и неприязнь, все страны пошли на сотрудничество друг с другом, объединившись одной целью, найти даже малейшую зацепку не получалось. Не понимали они и повод. Где требования, если это террористы? Или это маскировка грабежа века? Или баловство хакерской группы? Или одного хакера? Развал устоявшегося государственного строя мира? Кем? Зачем? Версий было миллион.

Новостные ленты были сплошь и рядом в позитивном формате, пытаясь максимально отвлечь простой народ. Была сначала попытка заполнить новостной фон некими подстроенными авариями, чтобы и переключить людей на новую проблему и заодно замаскировать отключение некоторых неподконтрольных интернет-ресурсов. Казалось бы, обычная практика. Но человека, которому дали задание на выполнение, нашли через несколько часов мертвым без каких-либо насильственных действий.

И тут стало действительно страшно.

Через неделю и уже девяносто восемь смертей, контроль над народом и ситуации в целом начал угасать. Люди все больше стали требовать того, чего по идее должны по законам и конституции. Больше запросов, писем, звонков чиновникам и политикам. И это приходилось выполнять. Каждый боялся соврать или не сделать обещанное. И этим пользовались. Чиновники увольнялись пачками, отдавая свои закрома, чтобы выполнить требование. Прокладывали асфальт за свои средства, чинили больницы, школы. Даже уже уволившись, они боялись послать тех, кто вспоминал их предвыборные речи и грозился слить их итог в интернет.

И чиновников уже не хватает. Они бегут, как крысы с корабля. В некоторых регионах страны полное самоуправление. И не ясно к чему это приведет. Хорошо хоть, не полная анархия. Полиция и силовики все-таки на местах. Хотя и здесь появилась проблема – все теперь только по закону.

Им тоже страшно. Их теперь не использовать в своих делах.

После внезапной кончины одного из проповедников, который призывал, что спасет тех, кто вступит в его секту, резко стали таять работники религии. Приходы временно закрылись.

Под разными предлогами перестали показывать ток-шоу по ТВ. Хоть что-то позитивное случилось.

А прошло всего 7 суток…

Андрей сидел дома в темноте и смотрел в стеклянную стену на свой участок с коротко постриженным идеальным газоном, подсвеченный теплым светом низких фонарей вдоль дорожки. В последнее время у него периодически вспыхивали кратковременные панические атаки, вызванные паранойей.

Он боялся будущего. Он тоже много врал и многое подстраивал в угоду государству и личным желаниям, чтобы сесть в это теплое кресло, которое было золотой жилой. Да, много приходилось отдавать покровителям, но много и оставалось в кармане. Очень много. И сейчас он надеялся только на то, что отсчет за вранье был с момента первого видео. Что не придут за всеми. Потому что все повязаны одной большой паутиной лжи.

От стука во входную дверь Андрей дернулся, пролив немного виски из стакана на стол. Айфон показал 23:34 – странное время для гостей.

Season #1 Episode #2

Он взял лежащий рядом на столе ПМ и снял с предохранителя, патрон уже как дня три он носил в стволе. И хотя Андрей не был оперативным сотрудником, но лучше потом объяснить и заплатить за незарегистрированный Макаров со стертым номером, чем быть мертвым. Тем более, с его постом решить эту проблему не составит труда. Не включая свет, он подошел к двери. И все равно чувствовал страх. Пистолет хоть и придавал некую видимость защиты, но лишь видимость. Андрей не тешил себя иллюзиями из фильмов и прекрасно знал, что пистолет не сильно спасает от профессионалов, хотя и увеличивает немного шанс выжить.

Встав сбоку от двери, Андрей нажал на кнопку видеофона. В экране высветилось искаженное ярко-белое лицо Сергея Валерьевича. Андрей почувствовал облегчение и с шумом выдохнул. Убрал ПМ за пояс, накрыв майкой.

– Андрей, я слышу тебя за дверью, открывай.

– Добрый вечер, Сергей Валерьевич, поздновато вы сегодня, – открыв три замка, приоткрыл дверь Андрей.

– Пошли поговорим, – Сергей Валерьевич вошел в прихожую и, не разуваясь, пошел в сторону гостиной. – Чего темно-то так?

– Спать собирался, – соврал Андрей, закрыв дверь на все замки.

Сергей Валерьевич, не включая свет, сел в кресло у камина спиной к окну. Андрей прошел, взял со стола недопитый стакан виски и сел напротив. Тело Сергея Валерьевича представляло лишь силуэт в свете уличных фонарей и Андрей не видел его лица. Пауза затянулась.

– Налей и мне тогда уж, – разрушил тишину Сергей Валерьевич, – Коньяка.

Андрей, нехотя встав, подошел к бару.

– Сегодня было закрытое совещание, – продолжил черный силуэт Сергея Валерьевича. – Нам дали максимум неделю, чтобы разобраться со всем этим дерьмом и выяснить кто это. Неделя, Андрей! «Сам» рвет и мечет. Все остановилось. Деньги остановились, Андрей. Все на ушах, но нечем похвастаться. Даже маску найти не можем. Видео разобрали на пиксели практически. Понятно, что помещение считать нереально, но глаза были открыты и мы не смогли их пробить. Сетчатка недоступна для анализа. И качество хреновое, да и может линзы еще. Да, и скорей всего это актер какой-то, вряд ли с него есть, что спросить. Что у тебя?

– То же самое. Видео разобрали – по нулям. Заминаем все утечки ситуации, где можем. Телек, понятно, молчит и все ок, но сложнее с интернетом. Все, кого контролируем, молчат и максимально уводят тему, перебивая внимание другими происшествиями.

Андрей подал бокал и сел в кресло.

– Остальных оперативно блокируем пачками. Телеграм, правда, растет, как на дрожжах, во всем мире. С ним тоже боремся, но без глобального отключения, его нереально заблокировать полностью. Да и остальным заблокированным помогают все эти ВПНы. Их тоже стараемся закрывать совместно с силовиками других стран. Но вы понимаете, это совсем не просто. Да и пользуется этим, в основном, молодежь. Те еще, блять, активисты. Старшее поколение, и это немалая часть, пока не в курсе происходящего. Но это не надолго, расскажут же и им. Готовим пару мероприятий для поднятия патриотизма. Есть вариант сплотить хоть какое-то население за нас, даже при плохом варианте развития. Главное понять, как они убирают людей так тихо. Чтобы было ясно от чего защищаться.

Черный силуэт поднес к черной голове бокал. Андрей не понял – пригубил он его или сделал большой глоток. Считать настроение Сергея Валерьевича из-за этого было довольно сложно.

– Есть предположение, что взломали не сами видеоресурсы, а более глобально. – продолжил Андрей. – По сути, весь интернет контролируется одиннадцатью компаниями в разных странах. Они дублированы еще одиннадцатью компаниями для безопасности. Есть версия, что взломали часть из них или все. Это намного проще и логичнее, чем ломать видеохостинги во всем мире. Мы с ними связываемся и только сегодня две из них вышли на диалог. Но сложность в том, что они слишком закрытые. Нам, конечно, помогают правительства других стран, это ведь и в их интересах, но все равно диалог идет очень туго. Они отмороженные фрики и не хотят показать, что могут зайти под контроль властей, не смотря ни на какие бумаги и предписания. Ну и плюс боятся показать, что у них, возможно, есть дыра.

– Ясно… Есть, что поесть? – Сергей Валерьевич протянул пустой бокал Андрею.

– «Залпом выпил, очень нервничает», – отметил Андрей, беря бокал.

Поставив бокал на барную стойку, Андрей в полутьме поднялся на второй этаж в спальню. В кровати, укрывшись лишь от шеи до талии, спала Алиса. Густые шоколадного цвета волосы закрывали лицо. Андрей коснулся рукой за плечо девушки, вдохнув приятный аромат кожи.

– Алиса… Алиса! – она открыла глаза, сонно отвела волосы с лица. – У нас гость, сделай нам перекус под виски и коньяк. – девушка, еле видно, кивнула.

Андрей спустился вниз, плеснул еще коньяка в бокал, протянул Сергею Валерьевичу.

В возникшей тишине послышались легкие шаги босыми ногами по лестнице. Силуэт головы Сергея Валерьевича повернулся почти в профиль в сторону дверного проема и замер. Андрей обернулся – в проеме в свете уличного освещения стояла Алиса лишь в одних стрингах, потирая глаза ладонями.

– Алиса, у нас гость! – смущенно резко и громко окликнул Андрей. Девушка, убрав растрепанные волосы с лица, посмотрела на Андрея, на тень Сергея Валерьевича и спокойно, развернувшись, ушла в темноту дома.

– Ну, и, действительно, зачем такое великолепное тело прятать? – с заигрывающими нотками произнес Сергей Валерьевич. – Давно вместе?

– Года два уже, – Андрей все еще был смущен. – Не понимаю, что она нашла тут. Ведь ей всего 24. Денег не просит, по дому постоянно что-то делает, тусить не ездит, меня постоянно ждет до поздней ночи, утром провожает, мозг не выносит, молчалива. Хотя, казалось бы, с таким телом – туси да отрывайся.

– Прямо вот не просит денег? – в голосе послышались нотки удивления.

– Ну, только то, что даю сам. А даю я, на всякий случай, впритык, чтобы не развращать.

– Странная, согласен. Проверял ее?

– Конечно. Ничего не нашли подозрительного.

– Повезло, что ли? – засмеялся Сергей Валерьевич. – Моя уже 20 лет все тянет и тянет из меня. И ладно б только деньги, но и мозг маленькой ложечкой выедает. Хотя, может, у тебя все впереди.

– Зависть – плохое чувство. – пошутил Андрей.

Алиса вошла в гостиную уже в майке Андрея, лишь наполовину прикрывающую подтянутую попу, неся поднос с кухни. Поставила поднос с закусками на журнальный столик между креслами и, задержав взгляд на секунду на Андрее, будто хотела что-то сказать, отвела взгляд и вышла из гостиной. Легкие шаги босых ног прошлепали вверх по лестнице.

Сергей Валерьевич сварганил бутерброд из багета, прошуто и сыра. Выпил коньяк, закусил.

– Ладно, какие у нас перспективы с этой всей жопой?

– Может выполнять обещанное? Хотя бы немного, – Андрей вдруг понял, что неудачно пошутил.

– У тебя совсем крыша съехала? Я этот гребанный костюм с галстуком ношу 35 лет не для того, чтобы быть слугой! И никто его не носит для этого! И всю систему мы строили не для того, чтобы какая-то группка даунов диктовала нам, что делать и как себя вести! – взорвался громким шипением Сергей Валерьевич. – Ты нюх потерял что ли, Андрей? Ты такое никому никогда не говори, иначе моментально вылетишь нахрен из команды! И домики свои на что будешь обслуживать? На метро давно не ездил? И Алиса твоя сразу свалит! Ты все потеряешь. Понял? Если с такими мыслями будешь мириться! И, уж, тем более озвучивать! – силуэт поднес к голове бокал и Андрей понял, что коньяк был выпит залпом. Пауза затянулась.

– Ладно, Андрей, итог таков: у нас 7 суток. – уже спокойным голосом продолжил Сергей Валерьевич. – Потом я даже не знаю, что нам устроят. У всех карт-бланш на любые действия, которые могут привести к результату. Это нам дал «Сам». Так что меньше бухай, больше занимайся вопросом. Нужен какой-то значимый результат, который можно показать. Тогда может быть, и я подчеркиваю, «может быть», нам дадут еще время. Не подведи меня. Здесь, – Сергей Валерьевич протянул руку с белым конвертом, – флешка, тут все контакты всех необходимых служб, к которым можешь обращаться без меня, они помогут во всем, что скажешь. Мне каждые три часа доклад: любой доклад, есть ли что-то или нет. А, если есть, что сказать, то немедленный.

Сергей Валерьевич встал, подошел к бару, налил еще полбокала коньяка.

– И настоятельно рекомендую такие вот мысли не озвучивать никогда. Мы здесь власть! И шантажировать нас невозможно! Ясно?

– Да…

– Вот и славно. Не подставляй меня. Я тебя вытащил на это место и мне не нужны пересуды за спиной, что мой человек теряет берега.

Он выпил одним глотком коньяк и пошел к двери.

Андрей встал, чтобы проводить. За дверью на улице все это время стояли два охранника. Сергей Валерьевич, не попрощавшись, пошел в их окружении к Майбаху.

Обычно Сергей Валерьевич ездил только с двумя охранниками, но теперь было аж два джипа сопровождения.

– «Ссыт» – подумал Андрей и почему-то получил какое-то злорадное удовольствие от этого наблюдения.

Он закрыл дверь на все замки, подергал на всякий случай ручку и засов. Постоял пару секунд, прислушиваясь к звукам снаружи. И подергал дверь еще раз.

– «И я ссу» – уже с некой грустью отметил Андрей.

Айфон показал 1:27, но спать совершенно не было желания, не смотря на сильно загруженную физически и морально последнюю неделю и предстоящие дела завтра.

 

Андрей вернулся за барную стойку, выложил на стол ПМ, долил еще виски.

– Андрей, – от неожиданности уже второй раз часть виски оказалась на столе. В проеме стояла опять в одних стрингах Алиса. – Ты спать пойдешь?

– Позже, – вытирая алкоголь бумажным полотенцем, ответил он. – И не подкрадывайся так больше.

Алиса равнодушно пожала плечами и растворилась в темноте.

– Андрей… Андрей… – нежный голос прорывался откуда-то извне. Осталось еще совсем немного, чтобы Андрей достал руками этот черный сгусток материи, за которым так долго охотился. Он уже почти дотянулся, уже почти чувствовал его кончиками пальцев, но никак не мог сделать последний рывок и…

– Андрей, проснись! – он открыл глаза. Склонившись над ним, стояла Алиса, щекотя лицо кончиками волос.

– «Черт, еще бы пару секунд, и я бы достал!» – проскользнула улетающая мысль, еще не понимающая, что это был сон.

– Ты уснул в кресле. Не удобно ведь. – Алиса, со свойственной ей логикой и спокойствием, посмотрела ему в глаза, чмокнула в щеку и пошла в сторону кухни.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделиться: