Название книги:

Путешествия Алисы Селезневой

Автор:
Кир Булычев
Путешествия Алисы Селезневой

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 9
Самоубийца

Алиса рассказала обо всем ребятам, а кассету вставила в видеофон.

Корабль был огорчен.

Он надолго замолчал и даже перестал помогать Пашке и Аркаше советами. Словно его больше не интересовала собственная судьба.

Но работать он не мешал, просто вдруг превратился в самый обыкновенный безмолвный корабль.

Алисе было жалко его. Конечно, у каждого человека своя судьба. И кораблю не разобраться в человеческих отношениях. Но Алисе почему-то казалось, что Гай-до – это щенок, который привязался к своему хозяину, а тот переехал на другую квартиру и решил, что обойдется без щенка, потому что он может испортить ковер. Вот и бегает щенок по улице и никак не поймет, за что его так обидели.

Аркаша привез из Москвы затравку кораллита. Это материал, из которого часто строят на Земле дома. Он состоит из живых кораллов, которые могут расти на воздухе. Если сделать кораллиту форму или опалубку, а потом поливать его питательным раствором, микроскопические кораллы начинают буйно размножаться, заполняя форму плотной массой, которая крепче любого бетона и легче ваты.

Пашка с Аркашей сделали из пластиковых листов заплату на корпус Гай-до, а затем нарастили ее кораллитом.

Кораллит быстро затянул пробоину. Получилось не очень красиво, но крепко. Даже в космос не страшно подняться, хотя надежнее сделать заплату металлическую. Но для этого надо перелететь в Москву, в школьную мастерскую. Там есть приборы и станки, с помощью которых можно починить Гай-до.

Подготовка к перелету заняла еще три дня.

Все эти дни Гай-до упрямо молчал.

Впервые он заговорил утром четвертого дня, когда москвичи прилетели на свалку, чтобы перегнать корабль к себе домой.

Пока Аркаша с Павлом сидели у Джамили, оформляя документы – ведь все корабли на учете и просто так забрать оттуда корабль нельзя, – Алиса включила пылесос, привезенный из дома, чтобы прибрать на мостике и в каюте.

Она так отвыкла от того, что Гай-до разговаривает, что вздрогнула, когда услышала голос корабля.

– Алиса, – сказал корабль, – я вам не советую лететь в Москву.

– Ой! – сказала Алиса. – Ты заговорил! Как хорошо!

– Я решил покончить с собой. И не хочу, чтобы в этот момент вы оказались внутри меня.

– Ты с ума сошел! – ответила Алиса. – Так не бывает! В истории космонавтики еще не было случая, чтобы корабль покончил с собой.

– Это будет первый случай, – сказал Гай-до, – потому что я первый в мире разумный корабль, которого так жестоко обманули. Я не хочу больше жить.

– Это из-за Ирии?

– Я желаю ей счастья, – сказал Гай-до. – Но я ей не нужен. И она этого от меня не скрывает. Она даже не хочет обо мне вспоминать. Она не хочет вспоминать ни о чем, что связано с ее прошлой жизнью. Значит, я должен исчезнуть. А вдруг она вспомнит обо мне и начнет разрываться между мною и этим проклятым Тадеушем. Она разрушит семью, забудет своего ребеночка. И все будут страдать. Нет, я не могу этого допустить. Поэтому я должен погибнуть.

– Как же ты собираешься это сделать? – спросила Алиса.

– Несложно, – сказал печально корабль. – Я возьму курс на ближайший астероид, разгонюсь до субсветовой скорости и врежусь в него. От меня ничего не останется.

– И ты твердо решил? – спросила Алиса и неожиданно для себя заплакала.

– Твердо, – ответил кораблик.

– Как жалко!

– Мне тоже нелегко.

Алиса ничего не могла с собой поделать. Она почти никогда не плакала, а тем более нельзя плакать, если тебе уже скоро двенадцать лет и ты облетела половину галактики. Но представьте себе, как маленький, никому не нужный корабль Гай-до устремляется к пустому холодному клыкастому астероиду, чтобы найти мгновенную смерть в его скалах.

И в этот момент вернулись веселые, запыхавшиеся Пашка с Аркашей.

И увидели, что Алиса сидит в кресле пилота с пылесосом в руках и безудержно рыдает. А вторя ей, из динамика над пультом доносится еще чей-то тихий плач.

– Кто тебя обидел? – бросился к Алисе Пашка. – Скажи, и я его убью!

– Может, тебя скорпион укусил? – спросил Аркаша.

– Нет, но у меня горе.

– Какое?

– Гай-до не хочет больше жить. Он решил разбиться об астероид.

– Чепуха какая-то, – сказал Пашка. – Так не бывает.

– Почему не бывает? – сказал Аркаша, который уже все понял. – Если ты дал разум машине, если ты научил ее чувствовать и переживать, то несешь за нее ответственность. А что сделала Ирия? Она нашла свое счастье и забыла, что этим отняла счастье у другого. Я не знаю, что бы я сделал на месте Гай-до.

– Спасибо, – сказал Гай-до. – Так хорошо, когда тебя понимают.

– Гай-до, миленький, постарайся не умирать, – сказала Алиса, глотая слезы. – Я буду о тебе заботиться.

– Она в самом деле опечалена? – спросил Гай-до.

– Еще как! – сказал Пашка. – Я бы этой Ирии голову оторвал.

– Послушай, Гай-до, – сказал разумный Аркаша, – может быть, вместо того чтобы разбиваться об астероид, ты поищешь другой смысл в жизни? Ты еще молодой, тебе летать и летать…

– Не знаю, – всхлипнул корабль. – Я не вижу этого смысла.

– Неправда, – возразил Пашка. – Смысл есть. Смысл в том, чтобы нам всем вместе победить в гонке.

– А потом? – спросил кораблик.

– А потом придумаем. Полетим с тобой в галактику. Будем воевать с космическими пиратами. Найдем странников. Дел на всю жизнь хватит.

Гай-до замолчал. Задумался.

Алиса вытерла слезы. Ей было неловко перед друзьями, хотя никто ее не осуждал. Все они за эти дни привыкли к кораблику, как к живому существу.

– Давайте я слетаю к этой Ирии, – сказал Пашка. – Я ей все выскажу по-мужски.

– Зря стараешься, – сказала Алиса. – Она не поймет. Нет смысла.

– Нет смысла, – повторил кораблик. – Но есть над чем задуматься. Слезы… детские слезы…

И он снова замолчал.

– Что теперь? – спросил Аркаша. – Возвращаемся домой?

– Нет, – твердо сказала Алиса. – Я его здесь не оставлю. Или он летит с нами и будет жить в Москве, или я останусь здесь.

– И умрешь от голода и жажды.

– Не умру, – сказала Алиса. – Джамиля меня поймет.

– Погодите! – воскликнул кораблик. – Алисе не надо здесь оставаться. Я лечу с вами в Москву. Я решил жить, потому что видел, как из-за моих несчастий плакала эта чудесная девочка. Значит, я все-таки не один на свете.

– Не один, – твердо сказал Пашка, который испугался, что затея с гонками рухнула. – Мы с Аркашей тоже тебя не оставим. Будешь четвертым членом экипажа. Честное слово!

– Спасибо, – сказал Гай-до. Еще подумал и добавил: – Когда вылетаем? Мне надо сменить в мозгу шестнадцать кристаллов.

– Чем скорее, тем лучше, – ответил Аркаша.

– Тогда за работу! – ответил кораблик бодрым голосом.

Глава 10
Я с вами не полечу!

Они попрощались с Джамилей, у которой сидели биолог по случайным мутациям и специалист по сельскохозяйственным вредителям. Они и прилетели из Лондона искать этот таинственный серый мяч, который ребята видели на свалке. Пашка решил было задержаться и вместе с ними ловить серый мяч, но Аркаша посмотрел на него так строго, что Пашка смешался и сказал, что он пошутил.

Через Средиземное море летели не спеша, невысоко, чтобы Гай-до посмотрел Землю. Он ведь ее толком еще и не видел. Средиземное море ему понравилось, но красоту храма Парфенон кораблик не оценил. У него были свои понятия о красоте, которые не имели ничего общего со вкусами древних греков.

Зато Москву корабль одобрил. И небоскребы, и чистоту на улицах, и даже самих москвичей.

Школьная техническая площадка расположена между учебным зданием и футбольным полем. На площадке есть мастерские, небольшой ангар для летательных аппаратов, полигон и склад. Когда Гай-до снизился, там как раз возились первоклассники, которые разбирали старый спутник на практических занятиях по истории космонавтики. Малыши загалдели, окружили кораблик, он им понравился, и они не скрывали своего удовольствия. Оказалось, что и Гай-до не лишен тщеславия. Он медленно поворачивался вокруг оси, чтобы малыши могли его получше разглядеть, и Алисе даже захотелось засмеяться, но она сдержалась, чтобы не обидеть Гай-до. А тот сказал ей:

– Приятные ребята, из них выйдет толк. Когда-нибудь я с ними займусь.

Потом пришел Лукьяныч, бывший механик на грузовых кораблях, человек ворчливый, но добрый – даже трудно представить себе, сколько поколений учеников школы занималось у него космической техникой. Его слово было решающим. Пашка даже побледнел, так ему хотелось, чтобы экзамен прошел успешно.

Лукьяныч долго ходил вокруг Гай-до, заглянул внутрь, посидел в пилотском кресле. Гай-до молчал, он договорился с Алисой, что пока не будет показывать, что он разумный, а то начнутся всякие разговоры, расспросы… Ведь для Лукьяныча все равно, разговаривает корабль или нет. Лукьянычу важны ходовые характеристики.

Лукьяныч вылез из Гай-до и сказал, покручивая сизый ус:

– Работа мастера!

Это было высокой похвалой конструктору корабля. Но потом Лукьяныч добавил:

– Вам его не довести до кондиции.

– Почему?

– Гонки идут не в открытом космосе, а частично в атмосфере. В этом вся загвоздка. Корпус побит, погнут, дыру вы заделали кое-как. Разогнаться как следует не удастся.

– А вы поможете? – спросила Алиса.

– Не помогу, – сказал Лукьяныч. – Послезавтра уезжаю на практику с седьмыми классами. А восстанавливать его надо на заводе. Сами понимаете.

С этими словами Лукьяныч ушел, оставив космонавтов в полном отчаянии. Потому что если Лукьяныч сказал, что корпус не восстановить, значит, не восстановить.

Они забрались в Гай-до, и Аркаша спросил:

– Ты слышал, что он сказал?

– Слышал, – ответил Гай-до. – Но я постараюсь.

– Что ты сможешь сделать! – воскликнул в сердцах Пашка. – Не надо было под ту ракету соваться!

 

– Глупо, – заметил Аркаша. – Откуда он знал, что по нему будут стрелять?

– Может, в самом деле поговорить на космическом заводе? – спросила Алиса. – Попросить их.

– Ничего не получится, – сказал Аркаша. – На заводе свой план, они и так не справляются, вон сколько нужно кораблей! А к ним приходят дети и говорят: почините нам игрушку.

– Я не игрушка, – сказал Гай-до, – вы слышали, как профессор Лукьяныч сказал, что меня делал мастер?

– На прошлом далеко не уедешь, – заметил Пашка. – А наши соперники уже выходят на финишную прямую. Я звонил сегодня утром в Шанхай. Ван и Лю говорят, что почти готовы.

– Но я же прилетел сюда из Сахары! – сказал Гай-до.

– На малой скорости. И то ты плохо держал курс, сам знаешь.

– Знаю, – убитым голосом сказал Гай-до. – А я так хотел быть вам полезен.

– Мы тебя не упрекаем, – сказала Алиса. – Просто не повезло.

– Заколдованный круг получается, – сказал Аркаша. – Если бы ты был в полном порядке, мы обогнали бы всех и на обычном топливе. Если бы у нас было какое-нибудь особенное топливо для разгона в атмосфере, мы бы обогнали всех и в таком виде.

– Топливо… – повторил Гай-до. – А что, если… Нет, для меня эти воспоминания слишком тяжелые.

– Какие воспоминания? – быстро спросил Пашка.

– Воспоминания о планете Пять-четыре, где госпожа Ирия встретила этого Тадеуша.

– А что там было?

– Может, ничего и не было.

– Гай-до, – строго сказал Пашка, – или ты сейчас все рассказываешь, или остаешься навсегда на этой площадке, и пусть с тобой играют первоклассники.

– Я же вам рассказывал, – произнес нехотя Гай-до, – что мы нашли Тадеуша возле базы странников.

– База странников! – Пашка подскочил в кресле и чуть не стукнулся головой о потолок.

– База очень старая.

– Они все старые, – сказал Пашка. – Все равно туда не заберешься.

– Ах, вы такие забывчивые, друзья мои! – вздохнул корабль. – Я же видел там цистерны с горючим. А если я их видел, значит, они были видны.

– Я помню, – сказал Аркаша, – ты говорил, что вход был разрушен землетрясением.

– Значит, – сказал Гай-до, – предохранительный механизм, который уничтожает базу, если туда попадает посторонний, вышел из строя.

– Повтори, – сказал Пашка торжественно.

– Вышел из строя.

– Чего же ты молчал! – закричал Пашка. – Мы немедленно летим на планету Пять-четыре, забираем горючее странников… и, может быть, сокровища!

– Нет, – сказал Аркаша, – я категорически возражаю. Мы должны сообщить об этом в Верховный совет Земли. Туда снарядят экспедицию. Этим должны заниматься взрослые.

– Очень разумно, – сказал кораблик. – Я преклоняюсь перед вашей разумностью, Аркаша.

– Я тоже преклоняюсь, – сказал Пашка. – Я думаю, Аркаше пора возвращаться к ботаническим опытам. Квадратный арбуз – вот цель жизни!

– Это почему? – обиделся Аркаша. – Нельзя сказать правду, чтобы ты сразу не накинулся.

– И никаких гонок, разумеется, не будет, – сказал Пашка.

– Почему же?

– А очень просто, – ответила за Пашку Алиса. – Потому что мы должны будем в первую очередь отдать в Верховный совет нашего Гай-до. Его будут там расспрашивать и проверять. Может, он больной. Может, его так повредило ракетой, что он начал придумывать разные фантазии.

– Правильно! – подхватил Пашка. – И потом, конечно, Гай-до разберут на части.

– Не надо! – закричал кораблик.

– И уж конечно, ему никогда не подняться в космос.

– Не надо!

– А потом на планету Пять-четыре полетит экспедиция, в которую ни за что не возьмут ни одного легкомысленного ребенка. Туда полетят профессора и академики, а потом напишут миллион статей о возможном применении отдельных предметов… А мы прочтем об этом в газетах.

– Что же ты предлагаешь? – спросил Аркаша.

– Совершенно ясно, – сказала Алиса, – Пашка предлагает полететь туда самим.

– Полететь туда самим, поглядеть хоть одним глазком на сокровища странников. Я живу на свете только один раз! – Тут Пашка встал в гордую позу, чтобы все поняли, что живет он не зря. – Я не знаю, сколько подвигов и великих открытий я успею совершить. Но когда мне говорят: «Гераскин, ты можешь!» – я бросаю все дела и иду!

– Мне нравится, как говорит Павел, – сказал кораблик. – Я его понимаю. Но, к сожалению, я должен возразить: это путешествие может оказаться очень опасным.

– И мы вообще не долетим, – добавил Аркаша. – Это же настоящее космическое путешествие с большим прыжком. Его категорически запрещено делать человеку, не имеющему диплома космонавта. И вы подумали, что скажут наши родители?

– Отвечаю по пунктам, – сказал Пашка. – Во-первых, мы долетим, потому что полетим туда не на обыкновенном глупом корабле, а на нашем друге Гай-до. Он сделает все, что нужно. Ты сделаешь, Гай-до?

– Сделаю, – сказал кораблик.

– Второе. Никому мы ничего не скажем. Потому что нам, конечно, запретят лететь. А родители наши сойдут с ума от страха за своих малышей. При всех положительных качествах они совершенно отсталые, как и положено родителям.

– Я с вами не играю, – сказал Аркаша.

– Я и не ждал, что ты согласишься, – сказал Пашка. – Для этого требуется смелость, а смелость дана не каждому. Но ты должен дать слово, что будешь держать язык за зубами.

– Я не могу дать такого слова.

– Тогда мне придется тебя обезвредить, – сказал Пашка.

– Попробуй.

– Я найду подходящее подземелье и заточу тебя на то время, пока нас не будет.

– Ладно, мальчики, – сказала Алиса. – Хватит ссориться. А то вы наговорите глупостей, а потом будете целый месяц дуться друг на друга.

– Скажи, Алиса, – вступил в разговор кораблик, – а наш друг Паша в самом деле намерен провести в жизнь свой страшный план и посадить Аркадия в подземелье?

– Нет, – ответил за Алису Аркаша. – У него нет под рукой подходящего подземелья.

Аркаша повернулся и ушел.

Пашка бросился было за ним, но потом махнул рукой.

– Беги, предатель, – сказал он.

– Он никому не скажет, – сказала Алиса.

– Я знаю, – ответил Пашка. – Все равно обидно. Пошли, Алиска, нам надо придумать, что сказать предкам.

Глава 11
Фестиваль на Гавайях

Они попрощались с Гай-до и выскочили из него.

День был радостный, солнечный. На площадке перед кораблем стоял молодой мужчина и задумчиво рассматривал его.

Мужчина был Алисе знаком, но она никак не ожидала его тут увидеть и сразу не узнала.

– Тадеуш! – воскликнула она. – Вы что здесь делаете? А где Ирия?

– Здравствуй, Алиса, – сказал Тадеуш Сокол. – Ирия во Вроцлаве с ребенком. А я вот приехал в Москву по делам. У нас конференция. И думаю: разыщу тебя, узнаю…

– А это Паша, мой друг, – сказала Алиса. – Мы хотим с ним вместе полететь на Гай-до.

– Очень хорошо, – сказал Тадеуш. – Я рад.

– Значит, это вы – муж Ирии? – спросил Пашка строго.

– Ты угадал.

– Понятно, – сказал Пашка. Тадеуш ему не понравился.

Они замолчали, глядя на кораблик. Он стоял совсем рядом, но неизвестно было, слышал их или нет. А может, он и не узнал Тадеуша. А если и узнал, то не подал вида. Наверное, потому, что считал Тадеуша виновником всех бед.

– Я себя чувствую неловко, – сказал Тадеуш. – Но жизнь очень сложная штука. Вы это еще поймете. Потом.

– Я уже сейчас понимаю, – сказал Пашка.

Тадеуш только улыбнулся.

Алиса подумала: «Он не так уж и виноват. Это все Ирия решила». Чтобы не молчать, она спросила:

– А вы на планете Пять-четыре не видели базы странников?

Пашка толкнул Алису в бок: замолчи!

– Базу странников? – удивился Тадеуш. – А разве она там есть?

– Нет, – сказал быстро Пашка. – Наукой установлено, что там нет базы странников.

– Впрочем, – сказал Тадеуш, – если бы я выбирал самое дикое место, чтобы спрятать базу, лучше, чем Пять-четыре, не найдешь.

– Вы так и не помните, кто на вас напал? – спросила Алиса.

– Нет. Это случилось очень неожиданно. Хотя, если задуматься, у меня в тот день было странное ощущение, словно за мной кто-то следит. Неприятное ощущение. Там водятся серые шары, большие, как… футбольный мяч. Один такой шар от меня буквально не отставал.

Тадеуш замолк. Алиса вдруг вспомнила мяч на свалке.

– Вот такой? – Она показала руками.

– Да, примерно такой… Простите, мне пора идти. До свидания, ребята. Напишите мне, как прошли гонки. До свидания, Гай-до.

Гай-до ничего не ответил.

Они попрощались с Тадеушем у школьных ворот. Его ждал флаер.

Тадеуш помахал сверху рукой. Алиса помахала в ответ. Пашка махать не стал.

– Где бы добыть оружие? – сказал Пашка. – В такую экспедицию безумие лететь невооруженным.

Алиса только отмахнулась. Она оставила Пашку на перекрестке и пошла домой.

Нельзя сказать, что она была довольна собой. Она отлично понимала, что Аркаша прав: детское легкомыслие – лететь на неизвестную планету, искать базу странников. Надо обо всем рассказать отцу. Тогда прощай, Гай-до, прощайте, гонки, прощай, Большое Приключение. Но как трудно от этого отказаться! А что, если Аркаша обо всем расскажет? Тогда она ни в чем не будет виновата. Все получится само собой. Нет, лучше, если Аркаша промолчит. В конце концов, что тут особенного? И она и Пашка бывали в космосе, они уже не дети, им по двенадцать лет. Гай-до не обыкновенный корабль. А если открыть сокровища странников – это редчайшая удача!

Алиса почувствовала, что сзади кто-то есть.

Она быстро обернулась и увидела, что по дорожке следом за ней катится серый мяч.

Поняв, что его увидели, мяч резко изменил направление и покатился к кустам.

– Стой! – крикнула Алиса. – Еще чего не хватало!

Кусты зашуршали. Алиса раздвинула их, но ничего не увидела.

Может, показалось? Тадеуш говорил про серый шар, вот и чудится всякая чепуха.

Алиса не заметила, что серый мяч как бы растекся, превратился в серую пленку и обвил дерево, слившись с его корой.

«Пойду домой, – решила она. – Надо будет придумать, куда отправиться на несколько дней так, чтобы не удивить родителей».

Вечером ей повезло. Позвонила папина знакомая и стала рассказывать, какой замечательный фестиваль народных танцев всей планеты начинается на Гавайских островах. Она щебетала полчаса, а потом спросила:

– Почему бы вам туда не слетать?

– Мне некогда, – ответил профессор Селезнев, которому это щебетание уже надоело.

– А Алисочка? – воскликнула знакомая. – У нее же каникулы.

– Сомневаюсь. По-моему, она всерьез увлеклась космическими гонками, – сказал отец.

– Почему же? – сказала Алиса. – Гонки еще только в августе. Я с удовольствием слетаю на фестиваль.

А когда она сказала о фестивале Пашке Гераскину, тот заявил, что с детства только и мечтал наслаждаться народными танцами.

Мать его отпустила на Гавайи. Только умоляла не сражаться с акулами.

На следующее утро мать застала его в тот момент, когда он опустошал холодильник. Глядя честными голубыми глазами, Пашка сказал матери, что не выносит гавайской пищи и потому вынужден тащить с собой на фестиваль целый мешок копченой колбасы, сыра, масла и консервов.

Мать спросила:

– Может, у тебя живот болит?

– У меня железное здоровье, – ответил Пашка.


Издательство:
Издательство АСТ
Поделиться: