Название книги:

Путешествия Алисы Селезневой

Автор:
Кир Булычев
Путешествия Алисы Селезневой

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 7
Гай-до рассказывает

На следующий день Алиса и ее друзья с утра вернулись в Сахару.

Аркадий взял в лаборатории приборы, чтобы исследовать корабль и понять, насколько серьезно он поврежден. Павел вез с собой инструменты, чтобы наладить на корабле вентиляцию. Алиса захватила на всех еду и русско-китайский словарь. К тому же по дороге они спустились на окраине Афин у рынка, купили там апельсинов, маслин и целый ящик ранних овощей и фруктов.

Джамиля встретила гостей из Москвы как старых знакомых. Она даже не садилась завтракать – ждала их. Так что овощи из Афин пригодились. А русско-китайский словарь привел ее в восторг.

Конечно, Джамиля не верила, что корабль можно починить, но ей нравилось упорство в других. Она даже разрешила перелететь на флаере к самому кораблику, что обычно на свалке не разрешалось.

Флаер мягко опустился возле Гай-до.

Алиса первой выскочила из него.

Было еще прохладно, солнце невысоко поднялось над скалами и грело мягко, по-московски. По небу медленно плыли перистые облака. В колючих кустах, что росли между кораблями, щебетали птицы.

– Здравствуй, Гай-до, – сказала Алиса. – Мы вернулись.

– Доброе утро, – откликнулся кораблик. – Я рад вас видеть.

Алиса не заметила ничего странного в ответе кораблика. Но Аркаша был внимательнее.

– Ого! – сказал он. – Когда ты научился говорить по-русски?

«И в самом деле! – сообразила Алиса. – Ведь еще вчера кораблик разговаривал с нами на космолингве».

– У меня было время проанализировать ваши вчерашние разговоры, – ответил кораблик. – Вы сказали достаточно слов, чтобы я научился. Чего только не сделаешь за длинную пустынную ночь!

– Молодец! – сказал Пашка, выгружая из флаера инструменты. – А я никак английский выучить не могу.

– Наверное, у вас другие интересы, – вежливо сказал корабль.

– Интересов у него миллион, – улыбнулась Алиса.

Аркаша включил лазерную камеру и пошел вокруг корабля, снимая его со всех сторон, чтобы сделать потом голографическую копию.

Только он шагнул за корабль и скрылся из глаз, как раздался его крик:

– Это еще что такое!

Из тени выкатился серый мяч и быстро покатился прочь.

– Опять! – сказала Алиса. – Он тебя не укусил?

– По-моему, у него нет рта.

– Обязательно надо будет с Джамилей поговорить, – сказала Алиса. – Это какая-то мутация.

– Я полезу внутрь, – сказал Пашка, вытаскивая из флаера ворох инструментов. – Посмотрим, что можно сделать.

– Погодите, – сказал корабль, – вы в самом деле хотите меня отсюда взять?

– Мы еще не знаем, – сказала Алиса, – можно ли будет тебя починить.

– Мне бы хотелось, чтобы вы меня починили, – ответил корабль. – Я постараюсь вам помочь. Поднимитесь ко мне на мостик. Я покажу, как наладить информационный дисплей. Я расскажу вам грустную историю моей жизни.

Алиса с Пашкой пробрались к пульту управления, и Гай-до сказал им, как открыть бортовой шкафчик, где хранилась запасная трубка к разбитому дисплею. Вдвоем они за полчаса привели дисплей в порядок.

– Слушайте… – сказал Гай-до, когда дисплей загорелся зеленым цветом. На нем появилось изображение пожилого лысого человека с сиреневыми глазами. – Вы видите знаменитого конструктора Самаона Гая с планеты Вестер… – начал свой рассказ Гай-до. – Ему очень хотелось, чтобы у него родился сын…

Гай-до закончил долгий рассказ вопросом:

– Люди, ответьте мне: почему она покинула меня и не вернулась? Может, она погибла?

– Скорее всего, – сказал Аркаша, – Ирия Гай жива и здорова. Но погибла для науки. Она предпочла ей и тебе обыкновенного мужчину.

– Но это предательство! – воскликнул корабль.

– Не укоряй ее, – сказала Алиса. – Может, это любовь. Я читала, что ради любви люди совершали странные поступки. Ты не слышал про Ромео и Джульетту?

– Нет, – сказал корабль. – Они тоже конструкторы?

– Это случилось очень давно, – сказала Алиса. – Они погибли…

– Не путай, – прервал Алису Пашка. – Как можно из-за какой-то любви забыть о друге и о работе? Я эту Ирию презираю. Забыть ее надо.

– О нет! – возразил корабль. – Я ее никогда не забуду!

– Надо взять себя в руки, – сказал рассудительный Аркаша. – Если это любовь, то она скоро пройдет.

– Ты наивный, Аркаша, – сказала Алиса. – Ты еще никогда не любил.

Аркаша внимательно посмотрел на Алису и спросил:

– А вас, девушка, не Джульеттой зовут?

Пашка расхохотался, а корабль обиженно замолчал, потому что не очень приятно слушать смех, когда рассказываешь о своих чувствах.

– Ты очнулся только здесь? – спросила Алиса.

– Да.

– А почему ты скрыл от людей, что ты разумный?

– В первые недели я потерял дар речи. Ум мой работал еле-еле. Я тяжело болел. Меня осматривали инженеры, но они решили, что я погиб где-то в глубинах космоса, и меня принесло к Земле звездными течениями. Так что я стою здесь как неопознанный обломок, который не представляет интереса для науки.

– А почему ты молчал, когда к тебе вернулась речь? – спросил Пашка.

– Я о многом передумал. Я не знаю, кто на меня напал и почему. Может быть, у вас на Земле есть злобные люди, которые уничтожают гостей?

– Ты с ума сошел! – воскликнул Пашка.

– А вдруг это был заговор против моей госпожи? Вдруг кто-то не хотел, чтобы я ее нашел? Сначала я решил выздороветь, а потом уже действовать. Пока что я начал заращивать дыру в борту. Еще неделю назад дыра в моем боку была вдвое больше. Я не бездельничаю, не сдаюсь на милость судьбы.

– И тут ты увидел нас, – сказал Пашка. – И решил нас использовать.

– Это вы решили меня использовать. Наверное, мне повезло. Если вы меня почините, я сделаю все, что вам нужно, а потом полечу дальше, искать госпожу Ирию.

– Правильно, – сказал Пашка.

– Неправильно, – возразил Аркаша.

– А в чем дело?

– Неужели ты не понял? – ответила за Аркашу Алиса. – Первым делом мы должны найти Ирию Гай.

– Что я слышу! – прошептал корабль. – Неужели в вас столько благородства?

– Это естественно, – сказал Аркаша. – Если у тебя несчастье, мы должны помочь.

– Но ведь я совсем чужой, и к тому же не человек, а корабль.

– Какая разница! – воскликнула Алиса. – Ты переживаешь, как самый настоящий человек.

– Погодите, погодите, – сказал Пашка, – что за спешка? А где гарантии, что этот катер не бросит нас, как только найдет свою госпожу? Мы тут будем стараться, трудиться и останемся без гоночного корабля.

– Как тебе не стыдно! – сказала Алиса.

– Паша прав, – сказал корабль. – Хоть и печально, что он плохо обо мне думает. Я даю слово, что буду вам честно служить.

– Не слушай Пашку, – сказала Алиса. – Ты лучше расскажи все, что знаешь об Ирии, чтобы нам легче было ее отыскать.

На дисплее возникло лицо молодой женщины. Лицо было красивым, решительным, волосы подстрижены очень коротко, на щеке небольшой шрам.

– Ее легко отличить от остальных женщин, – произнес Гай-до. – Она всегда ходит в мужской одежде, говорит редко, но метко, иногда даже употребляет грубые слова. Шаги широкие, спина прямая, любимые занятия: стрельба из пистолета, верховая езда, бокс и поднятие штанги… Ладони мозолистые, отлично обращается с рубанком и топором, владеет приемами смертоносной борьбы вейко. Это самая мужественная женщина во всей галактике, и лишь по недоразумению она родилась не мужчиной.

– Вот это да! – сказал Пашка. – Хотел бы я иметь такую сестру.

– А что ты знаешь о Тадеуше? – спросила Алиса.

– Тадеуш – он и есть Тадеуш. – В голосе корабля прозвучало презрение. – Обыкновенный биолог, таким не место в галактике, даже за себя постоять не может.

На дисплее показалось лицо приятного молодого человека, голубоглазого, курчавого, скуластого, с грустными глазами.

– Он очень обыкновенный, – сказал корабль. – Такой обыкновенный, что даже смотреть не на что.

– Тадеуш, – сказал Аркаша. – Наверное, из Польши.

– Не играет роли, – твердо ответил кораблик. – Он недостоин моей госпожи.

Глава 8
Сад под Вроцлавом

На следующий день Пашка с Аркадием с утра снова улетели в Сахару, а Алиса отправилась в центральный информаторий, чтобы разыскать Ирию.

Оказалось, что это не так просто.

Во-первых, никакой Ирии Гай на Земле не было.

Женщин же по имени Ирина, Ирия, Ира и Ираида жило на планете слишком много. А какая из них нужна, не угадаешь.

Стали искать Тадеуша.

Но в Польше обнаружились триста двадцать тысяч восемьсот четыре Тадеуша самого разного возраста, и из них несколько тысяч побывали в космосе, потому что, как известно, поляки любят путешествовать.

Тогда девушка, которая занималась поисками Ирии, попросила Алису подождать, пока она свяжется с Управлением космической разведки. Алиса пошла к автомату с мороженым, выбрала себе трубочку сливочного, покрытого ананасовым желе с тонкой хрустящей леденцовой корочкой. Не успела она доесть мороженое, как девушка позвала ее.

– Кое-что проясняется, – сказала она. – В Управлении мне сказали, что один Тадеуш Сокол числится в списках космобиологов по беспозвоночным. Он летал в экспедицию к системе Прокл, был ранен, лечился, полтора года назад вернулся на Землю. Сейчас живет возле города Вроцлав в поселке Стрельцы. Вот координаты.

Девушка нажала на кнопку, и из-под дисплея вылетела карточка со всеми данными. На обороте карточки было написано, как долететь из Москвы до поселка Стрельцы во Вроцлавском воеводстве, с расписанием подземки, аэробуса и координатами флаерной станции.

Алиса доела мороженое и взяла на стоянке флаер. Конечно, флаером лететь до Стрельцов немного дольше, чем добираться подземкой. Но подземка идет только до Вроцлава, а там надо пересаживаться. На флаере можно не спеша долететь прямо до нужного дома. Заложи в него карточку, полученную в информационном центре, остальное он сам найдет.

 

Настроение у Алисы было отличное, она предвкушала, как обрадуется Ирия, узнав, что ее кораблик на Земле.

Флаер сделал круг над поселком. Справа виднелись небоскребы и соборы Вроцлава, далее начиналась зеленая зона – деревья были покрыты молодой листвой, лес был светлый, пронизанный солнцем. Алиса опустила флаер на поляне и пошла через лес к нужному дому. Она не спешила. Уж очень ей тут понравилось. В лесу было свежо, из травы поднимались ландыши. Алиса рвала заячью капусту и жевала кислые мягкие листочки. В траве зашуршал ежик и смело вышел на прогалину, не обращая на Алису внимания. На иголках у него были смешно наколотые листья. Алиса догнала ежика и сказала:

– Какой ты неаккуратный!

Ежик фыркнул, обиделся и шустро побежал прочь.

Алиса засмеялась.

Светило солнце, ветер был упругий, но не холодный, шумели листвой березы.

По тропинке от поселка шла женщина в сарафане. Она катила перед собой детскую коляску. В коляске лежал совсем маленький малыш, держал в руке погремушку и так внимательно смотрел на нее, словно решал математическую задачу. Алиса поздоровалась с женщиной, спросила по-русски, как зовут малышку.

– Ванда, – сказала женщина. Может, женщина и не знала русского языка, но каждому ясно, что у тебя спрашивают, если смотрят на твоего ребенка и притом улыбаются.

– Скажите, – Алиса вынула информационную карточку, – как пройти к дому Тадеуша Сокола?

– Тадеуш Сокол? – повторила женщина тихим, очень нежным голосом.

Алиса залюбовалась ею. Она была такая воздушная и нежная. Длинные пышные волосы легко касались загорелых плеч, сарафан мягкими складками прилегал к стройному телу. У женщины были странные глаза сиреневого цвета в длинных черных ресницах.

– О! – сказала женщина. – Тадеуш Сокол. Это есть мой муж.

«Ой! – испуганно подумала Алиса. – Я и не подозревала, что столкнулась с трагедией. Значит, этот самый Тадеуш полюбил другую женщину и прогнал женщину-мужчину, которую ищет кораблик Гай-до. А вдруг Ирия с горя покончила с собой?»

– Я провожу? – спросила женщина.

Она повернула коляску и пошла по тропинке. Алиса за ней. Женщина раз или два обернулась, с тревогой глядя на Алису, словно настроение Алисы передалось ей.

Шагов через сто перелесок кончился, и перед ними открылся тихий поселок маленьких разноцветных домиков, окруженных садами. Женщина покатила коляску к крайнему дому. В саду загорелый мужчина в закатанных до колен штанах красил известью стволы яблонь.

– Тадеуш! – позвала женщина.

Мужчина выпрямился и радостно улыбнулся женщине.

Он спросил ее что-то по-польски. Женщина ответила, обернулась к Алисе.

Алиса сказала:

– Здравствуйте. Простите, что я не знаю польского языка, но мне нужно обязательно поговорить с Тадеушем Соколом по очень важному делу.

– Хорошо, девочка, – ответил Тадеуш, ставя кисть в ведро и вытирая руки. – Ты можешь говорить здесь?

– Мне хотелось бы, – сказала Алиса, чувствуя себя неловко, – поговорить с вами наедине.

– Хорошо, – сказал Тадеуш. – Пошли в дом.

Он сказал что-то своей жене, та осталась в саду, а Тадеуш провел Алису на веранду. Он был мало похож на Тадеуша с дисплея. Алиса не узнала бы его, встретив на улице. И понятно – Гай-до помнил его больным, чуть живым.

Тадеуш сел в соломенное кресло и показал Алисе на второе.

– Ты хочешь молока? – спросил он.

– Нет, спасибо, – сказала Алиса. – Я к вам на минутку.

– Откуда ты?

– Меня зовут Алиса Селезнева. Я живу в Москве, но прилетела я к вам со свалки.

– Очень приятно, – сказал Тадеуш, но было видно, что он удивился. – А что тебя привело на свалку?

Алиса посмотрела в сад. Молодая женщина снимала с веревки детские ползунки.

Алиса ужасно стеснялась и потому говорила сбивчиво:

– Он ее любит и ради нее преодолел половину галактики. Он думает, что вы всему виной. Но теперь, когда я все поняла, то я, конечно, ничего не скажу, но что вы с ней сделали?

– Я ничего не понимаю, – сказал Тадеуш. – Объясни спокойно.

– Зачем объяснять? Я думаю, что вы все понимаете. Куда она улетела? Домой? Она ничего с собой не сделала?

– Может, тебе принести валерьянки? – спросил Тадеуш.

– Пожалуйста, не надо вилять и обманывать, – сказала Алиса. Она начала сердиться на этого биолога. Виноват, а сидит на веранде и еще предлагает валерьянку. – Обойдемся без валерьянки.

Тадеуш кинул встревоженный взгляд на жену, но та не смотрела в их сторону.

– Что я ему скажу? – спросила Алиса. – Он же при смерти. У него вот такая дыра в боку.

– Дыра? – биолог вскочил. – У кого дыра?

Он сказал это так громко, что жена услышала его голос и поняла: на веранде происходит что-то неладное.

В мгновение ока она вбежала на веранду. И замерла, переводя взгляд с Тадеуша на Алису.

– Ничего не понимаю, – развел руками Тадеуш. – У кого-то дыра в боку, кто-то еще из-за меня погиб, а кого-то я, по-моему, убил.

Биолог говорил на космолингве, языке, который Алиса отлично понимала.

Молодая женщина смотрела на Алису.

«Ну что ж, – подумала Алиса. – Я хотела быть деликатной и щадила их чувства. Они сами этого не хотят».

– Я скажу всю правду, – произнесла она решительно. – Ваш муж был на планете Вестер. Это было давно, почти два года назад.

– Я знаю, – сказала молодая женщина.

Тадеуш на секунду скрылся внутри дома и вернулся, держа в одной руке флакон валерьянки, в другой – стакан с водой.

– Он был ранен, и за ним ухаживала одна женщина по имени Ирия Гай. Это совсем особенная женщина. Она скорее мужчина, чем женщина, она изобрела и построила корабль Гай-до.

– Знаю, – коротко ответила молодая женщина.

Ее длинные волосы ниспадали на плечи, и сзади их подсвечивало ласковое польское солнце. И оттого эта женщина показалась Алисе красивой, как принцесса из сказки. Ей было очень жаль огорчать такую милую женщину. Но раз уж она начала говорить, останавливаться было поздно.

– Эта Ирия улетела за Тадеушем на Землю. Может быть, она его любила, а может, просто пожалела. Я не знаю.

– Любила, – сказала молодая женщина.

– Тем хуже, – вздохнула Алиса. – Потому что я ищу эту женщину, а оказалось, что он уже женился на вас. Все так запуталось, и я не знаю, что теперь делать. Но мне надо отыскать Ирию Гай. Хотя, может быть, он, – Алиса показала на Тадеуша, – ничего вам про нее не рассказывал.

– Ты права, – сказала молодая женщина и вдруг улыбнулась. – Он ничего мне про нее не рассказал, потому что я и есть Ирия Гай. И на мне он женился.

– Нет! – ахнула Алиса. – Вы не можете быть Ирией Гай. Ирия Гай совсем другая. Она почти мужчина, так ее воспитал отец. Она гоняет на скутерах и занимается штангой. Она обожает рубить деревья.

– Я немного изменилась, – сказала Ирия Гай.

– Разве изменилась? – произнес Тадеуш и сам выпил валерьянку. – Я думал, что совсем не изменилась.

– Но вы совсем другая, – сказала Алиса. – Он мне рассказывал… и даже показывал ваш портрет. У вас даже взгляд другой.

– Кто обо мне рассказывал? – спросила Ирия.

– А у кого дырка в боку? Кто так любит мою жену? – нервно спросил Тадеуш.

– Конечно, Гай-до, – сказала Алиса.

– Корабль? – спросила Ирия. – А как ты могла его увидеть?

– Он так волновался, что полетел на Землю вас искать. Мы его нашли на Земле. На свалке.

– На какой свалке?

– На свалке космических кораблей. В Сахаре. Его обстреляли по пути к Земле, и он чуть было не погиб. Но все-таки долетел. Потому что хотел вас увидеть.

– Глупенький кораблик, – сказала Ирия Гай.

И в этот момент в саду заплакал ребенок. Ирия кинулась с веранды, подхватила малышку на руки и стала укачивать.

– Теперь я все понял, – сказал Тадеуш, – а сначала я даже испугался.

– Я тоже запуталась. Ваша Ирия не похожа на Ирию. А теперь я смотрю и вижу – конечно же, это Ирия, только она изменилась.

– Тадеуш, – послышался из сада голос Ирии, – поставь греть кашку.

– Сейчас, – откликнулся Тадеуш и убежал на кухню.

Алиса осталась на веранде одна.

Всего она ожидала, но не этого. В саду плачет ребеночек, Тадеуш разогревает кашку… А как же космос? А куда делась героиня, которая больше мужчина, чем женщина?

Героиня поднялась на веранду. На руках она несла ребеночка.

– Посмотри, – сказала она Алисе, – Вандочка – удивительное дитя. У нее уже зубик прорезается.

Алиса посмотрела на малышку: совершенно обыкновенный ребенок.

– И что мы будем делать с Гай-до? – спросила она.

– С кем? – удивилась женщина. – Ах, с кораблем? Но ты же сказала, что он на свалке.

– Вам его не жалко?

– Жалко? Конечно. Тадеуш, где же наконец кашка?

– Иду-иду, – откликнулся Тадеуш. Он прибежал на веранду, держа за ручку красную кастрюльку.

– Гай-до прилетел сюда из-за вас. Его чуть не убили, – сказала Алиса.

– Я его помню, – сказал Тадеуш. – Очень забавное кибернетическое устройство. Имитация человеческого поведения. Твой отец был чудак.

– Мой отец был великий чудак, – ответила Ирия. – Правда, мне из-за этого пришлось нелегко. Я потеряла детство. В то время как мои счастливые сверстницы играли в куклы, я твердила логарифмы и осваивала рубанок. Вспомнить ужасно!

– А Гай-до говорил, что вам это нравилось.

– Я любила отца, – ответила молодая женщина, – и слушалась его. К тому же я не знала другой жизни.

– Славный старина Гай-до, – сказал Тадеуш, размешивая кашку, чтобы малышка не обожглась. – Помнишь, как вы меня нашли? Я ему очень благодарен.

– Значит, ты благодарен мне, – сказала Ирия. – Ведь я построила этот катер.

– Тебе я благодарен всегда, – ответил Тадеуш. – А ему за то, что он вытащил нас с той проклятой планеты, когда нас хотели убить.

– Но ведь не он два месяца сидел рядом с тобой в больнице?

Алисе показалось, что Ирия немного сердится на Тадеуша. «Так бывает, – подумала она. – Люди чувствуют себя виноватыми, а сердятся на других».

– Может, слетаем на свалку, навестим его? – сказал Тадеуш.

– Лучше Алиса пришлет нам его фотографию, – ответила Ирия, – я не хотела бы оставлять Вандочку. В конце концов, корабль – это корабль. Не больше. Он связан с моим прошлым. Честно говоря, это прошлое мне кажется страшным сном. Лучше бы его не было. Только здесь я поняла, что создана не для приключений и бокса, а для того, чтобы качать детей и вышивать. Оказывается, я отлично вышиваю. Ты умеешь вышивать, Алиса?

– Нет, – сказала Алиса. – Я учусь стрелять из лука.

– Стрелять из лука – не главное в жизни, – засмеялась Ирия, прижимая к себе ребеночка.

– Не знаю, – сказала Алиса. – Мне кажется, что главное в жизни – это наука и приключения.

– Раньше я тоже была глупой. Теперь меня ничто не оторвет от дома. Ты будешь с нами обедать? У меня суп с клецками. Очень вкусный.

– Нет, спасибо, – сказала Алиса. – Меня друзья ждут. Мы хотим починить Гай-до.

– Зачем? Лучше постройте новый корабль. Гай-до свое отлетал.

– Нет, – не согласилась Алиса. – Второго такого корабля нет. Но он так переживал из-за вас!

– Знаешь что, – сказала Ирия сердито, – я бы на вашем месте отключила его динамик. Кораблю незачем разговаривать.

– Мы этого никогда не сделаем. Мы с ним уже почти подружились. А что сказать, если Гай-до будет спрашивать, нашла я вас или нет?

– Что? – Ирия задумалась. Потом сказала: – Тадеуш, подержи ребенка.

И быстро ушла в комнату.

Тадеуш спросил:

– Ты сказала, что у него дыра в боку. Что случилось?

– Кто-то напал на Гай-до, когда он подлетал к Солнечной системе.

– Напал? И выстрелил?

– Да. Он не знает кто и почему. Его подобрал наш патрульный крейсер, и он очнулся уже на свалке.

– Странно, – сказал Тадеуш.

Тут на веранду вышла Ирия.

Она протянула Алисе маленькую плоскую кассету.

– Отдашь эту видеопленку Гай-до. Он сам скажет тебе, куда ее вставить. Тут я передаю ему привет и говорю, что у меня все в порядке, прошу, чтобы он забыл обо мне. Я больше никогда не буду летать. Я счастлива на Земле.

Ирия и Тадеуш вышли проводить Алису к калитке.

Алиса лесом добежала до флаера.

Через два часа она была уже в Сахаре.


Издательство:
Издательство АСТ
Поделиться: